bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Tentacles in the dark. Part V.

После этого путешествия Арчибальд Боуи Валдо и Эва Кайла Макдональд Младшая (полное ее имя никто и никогда не трудился произносить вслух даже на официальных мероприятиях, и девушка к этому привыкла) в глазах общества Нью-Бойсе стали официально считаться парой. Да, в Нью-Бойсе постепенно формировалось общество, и хотя лоумерки в него не входили, для наиболее уважаемых командиров, судей и членов их семей было сделано исключение. Ну а простые наемники просто одобрительно кивали и говорили, что Хитрый Арчи, прошу прощения, Змеиный Судья Валдо, своего не упустил, да и кто его осудит? Надо сказать, не все друзья Арчибальда с одобрением отнеслись к его выбору. Старый Мориц как-то обмолвился, что человеку правильнее все же подбирать себе спутницу из своего круга, иначе культурные различия и разница в общественном положении могут сыграть дурную роль в отношениях. Эва, конечно, хорошая девушка, но ведь она абсолютная дикарка, в то время как Валдо – образованный молодой человек с большим будущим. Как бы такая связь не повредила его карьере. Да и вообще непонятно, что он в ней нашел. Но тут даже верный Рагаззо возразил обожаемому шефу, заметив, что для того, чтобы быть хорошей женой, женщине совершенно не обязательно быть образованной, более того, это, пожалуй, даже вредит. Ну а что касается того, что Арчи нашел в мисс Макдональд, так тут все ясно. Во-первых: , во-вторых, задница у нее тоже что надо. Но мистер Мориц все-таки остался при своем мнении. И, как показало время, он оказался прав.

Дело в том, что по прошествии некоторого времени, а конкретно: трех месяцев, Арчибальд Боуи Валдо начал несколько тяготиться тем обстоятельством, что его отношения с Эвой не получают, так сказать, развития. Собственно, если быть совсем уж откровенным, он начал этим тяготиться с конца зимы. Нет, Змеиный Судья понимал, что его подруга – приличная девушка, и сразу в постель не прыгает. Но, с другой стороны, когда-то надо ведь начинать! Тем более, что будучи относительно честным человеком, после того, как в глазах людей они с Эвой стали считаться парой, Арчи перестал посещать некоторые дома Нью-Бойсе, где женщины известной профессии предоставляли неженатым (да и женатым тоже, что уж тут) мужчинам определенные услуги. И это при том, что в большей части этих домов мистер Валдо пользовался скидкой! А теперь выходило, что он отказался от абонемента там, и ничего не получил здесь. Это само по себе могло бы вывести из себя кого угодно, а ведь была еще такая вещь, как репутация! Нью-Бойсе, конечно, являлся крупнейшим городом на северо-западе США, но по сути он оставался всего лишь огромным поселком, в котором все обо всех всё знают. Когда о том, что твои отношения с девушкой не выходят за рамки платонических, говорят даже в твоем любимом кабаке – это, в конце концов, выведет из себя даже святого. А Арчи святым никогда не был. Боуи много раз пытался привести дело к счастливой развязке, перепробовал все способы (даже устраивал романтические ужины!), но, казалось, Эва просто не понимала, что он от нее хочет. Собственно, оставалось только одно решение, предполагавшее использование снотворного, но Арчи знал, что после такого он просто не сможет смотреть на самого себя в зеркало.

Примерно в те же дни, когда мистер Валдо уже совсем отчаялся, в гостинице «У мамаши Яо-гай» Эва помогала миссис Ковальски фон Блауберг Джонсон выбивать грязные матрасы. «У мамаши Яо-гай» была приличным заведением, поэтому примерно раз в два месяца матрасы там хорошенько лупили палкой, если надо было – набивали свежей соломой или шерстью – в зависимости от номера, а также просыпали едким порошком от насекомых. Раскладывая на перилах для просушки стопку тяжеленных, еще влажных от мыльной воды чехлов, Эва между делом грустно заметила, что мистер Валдо почему-то до сих пор не сделал ей предложение стать его женой. И ведь она видит, что Арчи действительно хочет быть с ней (понятие «любви», как высокого, чистого и вечного чувства для жителей Си-Атолл было чуждо). Так почему же он прямо не скажет, что готов взять ее в жены?

При этих словах мамаша Яо-гай внезапно почувствовала, что ей нужно присесть. Мадам Ковальски фон Блауберг Джонсон, в общем, была согласна с тем, что самой правильной и естественной формой отношений между мужчиной и женщиной является законный брак. Даже в постапокалиптической Америке предполагалось, что брачный союз – дело серьезное, он накладывает на мужа и жену определенные обязательства и вообще является наилучшим способом осуществить продление рода и вообще создать семью, как ячейку общества. Однако, как и в довоенном мире, мужчины послевоенного Айдахо в массе своей были те еще сволочи. Большинство из них, даже те, что выходили один на один против яо-гая, воевали с людоедами и торговали с Серыми Кроу, становились необычайно робкими и пугливыми, когда речь заходила о долговременных и, главное, закрепленных законом отношениях с женщинами. Ада знала, что Арчибальд Боуи Валдо здесь не исключение. Подцепить мужика - тут много ума не нужно. А вот для того, чтобы аккуратно подвести подходящий образец к решению провести с тобой остаток жизни, от девушки требуются терпение, ум и знание разнообразных женских хитростей. Нет, разумеется, бывает и наоборот: мужчина влюбляется, бегает за юбкой и ради нее готов хоть в церковь (в Нью-Бойсе их было целых две, хотя большинство браков заключались гражданским путем), хоть на толпу людоедов. Но с общим ростом культуры и благосостояния общества таких дураков, увы, становилось все меньше. Мужчины пошли разборчивые, каждый собирается дожить чуть ли не до пятидесяти. И Арчибальд Валдо – снова не исключение. Более того, он, пожалуй, чуть ли не образец такого разборчивого хитрого мужика. Мадам Ковальски любила Арчи, как собственного пятого ребенка, но понимала - он тот еще сукин сын, и ожидать, будто парень вот так ни с того ни с сего предложит Эве выйти за него замуж – несколько наивно. Особенно с учетом того, что мистер Валдо имеет далеко идущие жизненные планы, которые включают в себя, помимо прочего, удачную женитьбу на девушке из состоятельной и влиятельной семьи. Ада решила в ближайшее время обязательно объяснить это мисс Макдональд и рассказать, как надо себя вести с таким трудным экземпляром. Никуда он не денется, наш Хитрый Арчи. Увы, решение несколько запоздало и события пошли вскачь.

Вечером того же дня молодой судья Валдо сидел в «Голове Каннибала» и аккуратно потягивал стаканчик кленового рома. Белый псевдоклен, рощи которого встречались чем дальше на север, тем чаще, давал особый, густой сироп зеленоватого цвета. При правильном приготовлении эта жидкость превращалась в отличный сладкий напиток, который помимо этанола содержал и другие вещества, усиливавшие приятную эйфорию у пьющего. Побочным эффектом являлось чувство мрачной агрессии, возникающее у человека, который выпил чересчур много, поэтому бармены «Головы Каннибала» наливали кленовый ром далеко не всякому посетителю. Однако Змеиный Судья считался надежным, знающим свою норму, клиентом, поэтому в тот вечер Хитрый Арчи сидел в своем углу за столом, который клиентура бара признавала «местом Плохих Парней» и размышлял о деле, которое ему и его коллегам пришлось разбирать буквально днем, а также о тупике, в который зашли его с Эвой отношения. Судьбе было угодно, чтобы именно в этот момент в бар зашел Малыш Гибо – грубый и неотесанный ублюдок ростом шесть с половиной футов и весом двести пятьдесят фунтов. Гибо считался человеком опасным – он неплохо стрелял, бил сильно и умело и полагал, что не существует приемов настолько подлых, что их стыдно было бы применить в бою. В общем, как наш Валдо, только плохой и покрупнее. Словом, Малыш Гибо обладал ровно тем набором качеств, которые заставляли мерков среднего уровня уступать ему дорогу на пути к стойке бара. Помимо всего прочего, этот достойный представитель человеческого рода был приятелем того джентльмена, которого Арчи с коллегами днем отправили на виселицу (за дело, надо сказать). В тот день Гибо уже успел надраться, поминая своего приятеля, которого проклятые законники заставили сплясать последний зажигательный танец с капроновым ожерельем на шее (пеньку в 23-м веке производить не умели, поэтому обходились синтетикой). Естественно, завидев в углу одного из виновников этого прискорбного события, Гибо решил спустить пар и выместить злобу. Достоверно неизвестно, собирался ли этот мерзавец доводить дело до драки насмерть, однако посетители «головы Каннибала» решили, что, пожалуй, следует дать джентльменам место и слегка отступили от столика Арчи.

Надо сказать, Валдо, погруженный в глубокие раздумья, совершенно не обратил внимания на то, что к его столу подходит агрессивно настроенный пьяный буян. Или, вернее будет сказать, не обратил внимания на самого пьяного буяна, хотя присутствие последнего, без сомнения, отметил. Впрочем, в городе кобуру Змеиный Судья расстегивал всегда. Гибо, словно забыв о репутации своего предполагаемого противника, решил начать драку с традиционных угроз и поношений. В принципе, ничего плохого в этом не было, но в данном случае мистер Гибо избрал своей целью то самое медленное продвижение отношений между Арчи и Эвой, которое, в общем, ни для кого секретом не было, но о котором вслух старались не говорить. Особенно при самом мистере Валдо. Разгоряченный агавовой водкой, Малыш Гибо проявил чудеса красноречия, описывая причины, по которым Арчибальд Боуи Валдо до сих пор «не присунул длинной шлюхе». Отважный десперадо как раз перешел от притчи про кротокрыса и самку яо-гая к анекдоту про бобовый стручок в ведре, когда Змеиный Судья поднял голову и посмотрел ему прямо в глаза.

Надо сказать, Арчи не прислушивался к тому, что нес Гибо. Валдо знал, что полубандит-полумерк оскорбляет его, пользуясь известной общественности историей их с Эвой отношений. Но сами оскорбления Змеиный Судья пропускал мимо ушей. В этот момент его больше заботило другое: он осознал, что эта комедия с мисс Макдональд зашла слишком далеко и дальше так продолжаться не может. Или отношения вступают в определенную стадию, или они прекращаются. Что же касается Малыша Гибо и его чересчур длинного языка… Валдо знал, что сможет пристрелить пьяницу в любой момент. Гибо даже не потрудился расстегнуть кобуру, в то время как Арчи достаточно было лишь опустить руку. К тому же у Гибо на поясе был самодельный револьвер, курок которого нужно было взводить перед каждым выстрелом, а превосходный десятимиллиметровый пистолет Арчи стрелял самовзводом, предохранитель легко спускался большим пальцем, и патрон Валдо всегда держал в стволе. Но Арчибальд Боуи Валдо был Судьей лоумерков, а Судья не может позволить себе убивать пьяниц из-за нескольких слов. У Судьи есть репутация. Поэтому Валдо молча сидел, барабаня пальцами левой руки по столу, и смотрел прямо в глаза Гибо.

Позже, свидетели этой сцены говорили, что никогда не видели ничего страшнее. Змеиный Судья смотрел в лицо Малышу Гибо, его лицо ничего не выражало, а глаза… Глаза были абсолютно неподвижными и холодными – ну в точности, как у змеи. Сейчас мы не можем сказать, действительно ли задумавшийся Валдо выглядел так ужасно, что присутствовавший в кабаке Питер Доннахью даже слегка обмочился, или это сработала репутация Арчи, а люди уже потом сами додумали что было и чего не было. Факт остается фактом: разом протрезвевший Малыш Гибо вдруг начал шарить по поясу, но от страха никак не мог найти кобуру. К счастью, в этот момент вышибалы бара, наконец, опомнились, и, подскочив к дебоширу, огрели его дубинкой по затылку. Гибо рухнул на пол, а бармен, подойдя к столику Арчи, горячо поблагодарил судью за то, что тот воздержался, потому что вы же знаете, мистер Валдо, мы стараемся поднять уровень нашего заведения. Да и в конце концов, сегодня еще даже не суббота! Арчи спокойно кивнул, потом спросил: куда оттащили Гибо. Получив ответ, что на обычное место, Валдо положил деньги на стол и вышел из заведения. Мерки, решившие проследить, что судья сделает с наглецом, оказались разочарованы: Валдо всего лишь присел рядом с приходящим в чувство Малышом Гибо и тихо сказал несколько слов. После этого Арчи встал и ушел прочь не оглядываясь, а Гибо еще немного полежал, затем отправился на базар, завербовался в караван, уходящий в Мохаве, и навсегда покинул Айдахо.

Валдо тем временем шагал в сторону гостиницы «У мамаши Яо-гай». Писатель 19-го века сказал бы, что в душе молодого человека бушевала буря, но мы ограничимся тем, что сообщим читателям о намерениях нашего героя. Арчи был преисполнен решимости довести свои отношения с Эвой до сексуальной стадии, даже если ему для этого придется… Ну, не применить силу, конечно, но быть несколько поактивнее. К сожалению, когда молодой Судья, испуская пар из ушей, практически ворвался в гостиницу, мадам Ковальски на месте не оказалось. Старая женщина как раз удалилась проведать своих подруг, и вразумить Арчи было некому. Промчавшись по коридору, Валдо оказался перед комнатой, которую снимала Эва. Сквозь щели между досками пробивался свет, из-за двери доносилось мелодичное пение – Эва любила напевать себе под нос, когда что-нибудь шила, чинила или смешивала яды. Распахнув дверь, Арчи шагнул в комнату. Эва сидела за столом и действительно подшивала новую подкладку к своему наплечнику. Увидев Арчи, девушка удивленно и радостно улыбнулась и встала с табурета. Не теряя времени, Валдо подскочил к ней, сжал в объятиях и выпалил, что он устал, больше так не может, и либо они переспят сегодня, либо… Пафос был несколько снижен тем, что свою страстную тираду Валдо прорычал Эве прямо в грудь. Молодой человек не успел закончить свою речь, когда почувствовал, что его хватают за грудки. Ноги Арчи оторвались от пола и прямо перед его лицом оказалось мокрое от слез лицо мисс Макдональд. Несколько мгновений Эва молчала, глядя прямо в глаза Валдо. Казалось, ей не хватает воздуха, но девушка справилась с собой. Аккуратно поставив Арчи на пол, она молча указала ему на дверь. Так же молча, Валдо развернулся и вышел прочь. Все было кончено и, пожалуй, к лучшему.

Когда мамаша Яо-гай вернулась в гостиницу, она застала Эву в слезах. Собственно, рыдания были слышны еще с первого этажа – легкие девушки были дай Бог всякому. Расспросив зареванную мисс Макдональд, мадам Ковальски молча стукнула себя по лбу. Она опоздала с разъяснениями, и теперь уже вряд ли можно было что-то исправить. Не зная того, Валдо нанес Эве самое тяжелое оскорбление, которое только могла представить себе жительница Си-Атолл. У людей Морского Народа просто не существовало добрачных отношений. В силу того, что юноши и девушки вступали в брак в пятнадцать-шестнадцать лет, в таких отношениях просто не было необходимости. Для людей племени семья была всем. И мужчина, и женщина жили друг для друга и для своих детей. Измены были крайне редки – ведь в случае, если женщина уходила к другому, несчастному пришлось бы кормить сразу две семьи. Иной формы отношений Эва просто не могла себе представить. За те несколько месяцев, что она провела в пути в Нью-Бойсе, девушка научилась читать и писать, неплохо разобралась в том, как работает современное общество и его экономика, но в некоторых вопросах осталась поразительно наивной. Эва была уверена, что Арчибальд Боуи Валдо собирается жениться на ней, и когда хрустальная хижина ее мечтаний была самым грубым образом разрушена, мисс Макдональд показалось, что рухнул весь ее мир. Мадам Ковальски не знала, как ей утешить большую девочку, поэтому она просто сидела рядом с ее кроватью, пока Эва не перестала рыдать и не захрапела спокойным сном.

На этом наша история должна была закончиться. Со временем душевные раны Эвы и Арчи должны были затянуться, и жизнь Плохих Парней и беглянки с запада пошла бы своим чередом. Конечно, Джонни Рагаззо и Билли Элко были разочарованы тем, что старина Арчи упустил свой шанс, но у них хватало ума не лезть не в свое дело. Мадам Ковальски, которую жизнь научила не пытаться починить там, где об этом не просят, тоже ограничилась лишь моральной поддержкой маленькой Эвы. Однако судьбе было угодно выкинуть еще один фортель. В середине апреля, когда Каскадное озеро (Lake Cascade) окончательно очистилось ото льда, в Каскадном поселке (право, можно подумать, что кто-то из жителей Си-Атолл когда-то уже эмигрировал в Айдахо!) начали пропадать люди. Сперва с лова не вернулась лодка с двумя рыбаками. Затем пропал юноша, вышедший загнать на ночь браминов, что паслись на старом поле для гольфа на берегу. И, наконец, исчезла старая женщина, присматривавшая за детьми, которые играли у воды. В последнем случае у людей появились первые свидетели, правда, не слишком надежные. Малыши были перепуганы, и все, что от них удалось узнать – это что бабушка Грэйс увидела что-то в воде и велела всем бежать домой, а когда дети бежали к стене поселка, бабушка закричала, и все продолжали бежать, только старший Джимми повернулся, потому что он смелый, и видел, как в воду ухнуло что-то большое, почти как яо-гай. Мужчины, прибежавшие на берег, увидели лишь взбаламученную воду и поднятый со дна ил. Трава на берегу была содрана, но каких-то четких следов обнаружить не удалось.

Стало ясно, что в озере завелась какая-то опасная тварь, вопрос с которой нужно было решать, как можно быстрее: для поселка с населением в двести двенадцать человек гибель четырех жителей за каких-то четыре дня была серьезным ударом. И это не говоря уж о том, что люди попросту боялись выйти за стену. К сожалению, рейнджеров поблизости не оказалось. Поэтому, когда с юга, из города Сумасшедших Сук в поселок пришел «Old Home», пассажирами которого оказались небезызвестные Плохие Парни, жители Каскадного обрадовались необычайно. Вообще говоря, Чак Мориц со своим отрядом планировал доехать до Риггинса, чтобы присоединиться к большой охоте на каннибалов, по весне вторгшихся в земли Не Персе. Инджуны предложили союз людям 95-го шоссе, и старейшины пригласили несколько групп наемников присоединиться к ополчению. К сожалению, по независящим от них обстоятельствам, Плохие Парни опоздали на специально зафрахтованный для этой экспедиции броневой автобус «Фарго», и хотя «Old Home» довольно удачно подбросил их по дороге, было ясно, что к началу войны ребята Морица, скорее всего, не успеют. С учетом всего вышеперечисленного, Старый Чак счел допустимым вместо войны отправиться на охоту на опасного озерного людоеда. Мориц лишь высказал пожелание, чтобы им в помощь наняли опытного охотника. Старейшина ответил, что охотник, вернее, охотница, у них уже есть – три дня назад пришла с караваном с севера и согласилась помочь. Здоровенная баба с копьем. Правда уговаривать долго пришлось – как услышала, что тварь в озере, так нипочем не соглашалась остаться. Только когда про детей ей рассказали, решилась помочь.

При рассказе о здоровенной бабе с копьем, у Арчи как-то нехорошо заныло под ложечкой, но, поскольку отступать было некуда, он приготовился к не самой приятной для себя встрече. Охотницей действительно оказалась Эва. При виде Плохих Парней девушка смутилась, но быстро совладала с собой и кратко объяснила Чаку, что сперва полагала виновниками Грязекрабов или их Доминантов...



...но следы совсем другие. В общем-то, следов, как таковых, практически и нет – просто содрана трава, как будто что-то большое проехало пузом по земле. Такой след мог бы оставить гигантский слизень или червяк. Мориц кивнул и заметил, что людям до сих пор до конца неизвестно, сколько и каких тварей породил ядерный апокалипсис. Так что следует быть готовым ко всему. Сообща, охотники разработали план. Ловить тварь предполагалось на живца, для чего у жителей Каскадного реквизировали брамина (договорились, что в случае гибели животного его стоимость вычтут из гонорара мерков). Привязав животное на месте исчезновения последней жертвы, Плохие Парни и Эва засели в зарослях мутировавшего камыша и стали ждать.

Надо сказать, что перед началом операции Мориц отозвал Валдо в сторону и спросил: сможет ли он нормально работать, принимая во внимание все обстоятельства. Арчи спокойно кивнул, и Чак больше к этому вопросу не возвращался. Однако сейчас Змеиный Судья уже не был так уверен в своей готовности. Эва сидела рядом, буквально в тридцати футах. Хуже того, как всегда на охоту она надела свой наряд гарпунщицы, так что смотреть в ее сторону было просто невыносимо. Валдо с ужасом осознал, что, похоже, между ними ничего не кончено. По крайней мере с его стороны. Он по-прежнему хотел эту женщину. Внезапно Арчи понял, что другие ему, в общем-то, и не нужны. Даже если это будет полезно для будущей карьеры – не нужны и все. Он и к шлюхам то уже ходил совсем не так, как раньше. Ну, только когда совсем припирало. Да и то как-то после было противно, хотя раньше Хитрый Арчи за собой такой брезгливости не замечал.

Чудовищным усилием воли Валдо заставил себя сосредоточиться на работе – и как раз вовремя. Брамин, привязанный к бетонной глыбе, вдруг замычал и принялся рвать веревку, как сумасшедший. Эва крикнула, что в воде что-то есть. Подняв гарпун надо головой, она начала медленно приближаться к полосе желтой пены, обозначившей границу прибоя. Арчи уже собирался сказать девушке, чтобы та не выходила вперед, когда поверхность воды словно взорвалась, и в облаке брызг перед охотниками предстал хозяин Каскадного озера.



Позднее, сидя в штаб-квартире у очага, Мориц любил порассуждать, откуда мог взяться озерный монстр. В конце концов, осталось всего две версии: это была тварь, специально выведенная перед войной, вроде Дефкло или Ванаминго, или в день Великого Апокалипсиса кто-то перевозил по 95-му шоссе морских зверей для океанариума. Если в комнате присутствовал Рагаззо, то он добавлял, что зверек мог сбежать из аквариума одного и довоенных жителей Каскадного, а уже потом мутировать до черт знает каких размеров. Иногда Джонни демонстрировал удивительную для человека его облика и профессии эрудицию. Потом разговор сворачивал на обсуждение вопроса: была ли тварь единственной в своем роде, или через сколько-то лет жителям поселка придется повторять охоту.

Однако в тот достопамятный день охотникам было не до рассуждений. Между Плохими Парнями и чудовищем находилась Эва, поэтому стрелять они не могли. Билли выскочил из кустов и начал обходить тварь сбоку, чтобы пустить в ход свой пулемет. Арчи не мог как следует рассмотреть зверя – он видел только серую скользкую тушу, и копошащиеся щупальца.



Валдо крикнул девушке, чтобы она бежала обратно, но мисс Макдональд словно заморозили. Эва была готова сразиться хоть с дефкло, хоть с радскорпионом, хоть с толпой каннибалов, но щупальца в холодной черной воде – это было выше ее сил. Мисс Макдональд словно опять оказалась в ночном океане рядом с тонущей лодкой, опять увидела кошмарный клюв посреди кожаного капюшона. Эва вдруг перестала понимать, что происходит, она не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Девушка так и стояла с поднятым гарпуном, не двигаясь с места, и внезапно над берегом раздался тонкий, почти детский, то ли крик, то ли плач. Руки и ноги мисс Макдональд обвили толстые блестящие щупальца, и девушка скрылась под водой.

Арчи подумал, что, конечно, правильная женитьба очень важна для карьеры, да и получить кучу родственников, которых по крайней мере первые несколько лет придется обеспечивать – это то еще удовольствие. Он не помнил, сколько точно сестер и братьев у Эвы, но кажется их было не меньше пяти. Да и вообще, она почти на фут выше его, совершенно не воспитана, хотя, надо признать, довольно чистоплотна и аккуратна, и вряд ли поймет, кем хочет стать Арчи. Валдо вспомнил, как Эва, впервые увидев их со старым Чаком библиотеку, в суеверном ужасе спросила: неужели людям и впрямь нужно все это знать? Она до сих пор не понимала, откуда берется электричество, не смотря на все объяснения Валдо, носила эту дурацкую маску, чтобы отпугивать духов и вообще… ДА ПОШЛО ОНО ВСЕ К ЧЕРТУ!

Всем в Нью-Бойсе было известно, что мистер Валдо - очень умный молодой человек. Однако мало кто знал, как быстро умеет думать Змеиный Судья. Достаточно сказать, что на то, чтобы обдумать все вышеперечисленное и прийти к определенному соглашению с самим собой у Арчи ушло буквально полторы секунды, причем за это время он успел также выскочить из укрытия, схватить одно из извивающихся на земле щупалец и пригвоздить его ножом к коряге. Схватив второе щупальце, Валдо намотал его на руку и, упершись ногой в камень, с бешеной силой потянул тварь назад, на сушу. Надо сказать, чудовище имело на этот счет свое мнение. Оно только что поймало добычу и хотело спокойно перекусить на глубине. Выходить на землю по крайней мере в ближайшие четыре дня зверь не планировал, поэтому он изо всех сил потащил Валдо в воду. Однако Арчи не собирался сдаваться. С бешеным ревом, надсаживаясь, молодой человек дернул щупальце снова. Из воды показалась еще одна пара чудовищных конечностей. Одну из гибких рук немедленно прихватил Рагаззо и, по примеру Валдо, приколол своим кинжалом к остаткам довоенного причала. Затем Джонни схватил вторую конечность и тоже принялся тащить. Третье щупальце прибил к бревну томагавком Билли.



"Отдавай бабу, гад!"

Когда у тебя всего восемь рук, и три из них какие-то негодяи прибили к земле, а еще три никак не отпускают, разумнее всего выйти на берег самому и разобраться с мерзавцами, как следует. Тем более, что добыча, в общем, даже не трепыхается. Наверное, так рассуждал Хозяин Каскадного Озера, когда в праведном гневе, щелкая роговым челюстями, снова вылез на берег. В этом, однако, заключалась его стратегическая ошибка. Как только из воды взметнулась гигантская голова, увенчанная черным хитиновым гребнем, над ухом у Арчи ударил гром. Молодой Валдо оглох уже после первого удара, после пятого он уже даже не осознавал, что радостно вопит что-то неприличное прямо разорванную пасть и тухнущие красные глаза. Пуля 45-го калибра и сама по себе не подарок, а когда она еще находится в патроне 45/70 Govt и вылетает из десятидюймового ствола так и вовсе превращается в стихийное бедствие. Как только чудовище целиком высунулось из воды, Чак Мориц хладнокровно поднял свою «Секвойю» и поставил в этой истории жирную точку. Вернее, пожалуй, многоточие, но пули легли так кучно, что получилась огромная точка. Вернее – дыра. Сколько бы ни было мозгов в этой чудовищной голове – они превратились в кашу. Пока Чак перезаряжал револьвер, чтобы на всякий случай всадить в тварь еще пять кусков свинца, Арчи, стоя по грудь во взбаламученном иле, поднял на руках безжизненное тело Эвы так, чтобы голова девушки была над водой. Билли потом говорил, что Змеиный Судья ревел, как тот брамин на берегу, но Джонни Рагаззо сказал, что это были суровые мужские слезы, которых настоящие мужчины не стыдятся.

Освободив руки и ноги девушки от мертвых уже щупалец, друзья вынесли мисс Макдональд на берег, приподняв втроем дали вылиться из легких воде, после чего Джонни, велев Билли держать, если понадобится, дурака за руки, начал очень профессионально делать искусственное дыхание. На двенадцатом ударе Эва закашлялась, глубоко вздохнула, снова закашлялась, потом ее стошнило водой и илом. Приподняв голову, девушка обвела всех совершенно безумным взглядом и упала в обморок. От поселка уже бежали привлеченные выстрелами жители Каскадного.

Эва пришла в себя в постели старосты поселка. В забытьи ее мучали одни и те же кошмары: холодная вода, горящие глаза, щупальца, утаскивающие ее на глубину. Осмотревшись она увидела, что находится в довольно опрятной спальне весьма богатого по меркам Айдахо дома. Мисс Макдональд лежала на мягкой перине, набитой, судя по запаху, бигхорнеровой шерстью. Сверху ее укрывали теплые одеяла из выделанных шкур. Рядом, на стуле, сидел, опустив голову на грудь, очень знакомый светловолосый человек. Эва осторожно высвободила из-под одеяла обмотанную бинтами руку и погладила человека по колену. Арчи Валдо немедленно поднял голову и, глядя в лицо Эве совершенно ясными светлыми глазами четко сказал, что он просит прощения за то, что тогда произошло в «Мамаше Яо-гай». Он вел себя, как скотина и… Мисс Макдональд подняла руку ладонью вверх, и Арчи замолчал. Несколько секунд Эва молчала, затем тихо сказала, что ее, наверное, теперь будут мучить кошмары. И она очень хотела бы, когда такое случится, просыпаться не одна. Так что если Арчибальд Боуи Валдо так уж хочет…

Арчибальд Боуи Валдо поднял также обмотанную бинтами руку ладонью вверх, и теперь замолчала Эва. Глубоко вздохнув, Змеиный Судья спросил мисс Макдональд: согласна ли она выйти за него замуж?

На этом, пожалуй, наша история заканчивается. Остается сказать, что Старый Мориц, скрепя сердце, разрешил Эве занять одну из комнат в их доме, благо, там их еще штук пять. Предвидя неизбежный бардак, который воцарится в особняке, Чак заставил Арчи отремонтировать для него самую дальнюю комнату на верхнем этаже, чтобы было где спокойно посидеть в относительной тишине.



Встречаем: Эва Кайла Макдональд-Младшая из рода Макдональдов, Которые Убили Двухголовую Акулу, с острова Уидби, что в заливе Хуан де Фука, в стране Си-Атолл. Она дочь Дика Макдональда-Младшего и Элизабет Макдональд, а ее отчим Круз – трус, поэтому она никогда не будет носить его имя. Кстати, поскольку Элизабет Макдональд еще нет и сорока, Джонни Рагаззо любит шутить, что когда Арчи и Эва перевезут семью Макдональдов Младших в Нью-Бойсе, он женится на миссис Макдональд. Хотя, возможно, Рагаззо и не шутит. Впрочем, Эва не против - она любит Джонни и считает его смелым и благородным воином. Иногда она даже говорит ему это в глаза, и тогда Билли начинает странно хрюкать в своей маске, а Чак Мориц скупо улыбается и говорит, что теперь Джонни нужно соответствовать.

Рост мисс Макдональд - шесть футов одиннадцать дюймов. Вес - в общем, соответствующий. Впрочем, Арчи может носить ее на руках - проверено. Она его, кстати, тоже. Мисс Макдональд постепенно вписалась в общество Нью-Бойсе и даже научилась носить приличную одежду, но на работе, если есть время, старается переодеваться в привычный наряд гарпунерши. Эва умеет читать и писать, но до сих поро испытывает священный трепет перед объемами знания, скрывающегося в одной книге, поэтому считает Арчи и особенно Чака умнейшими людьми на свете. Эта постоянно повторяемая наивная лесть в конце концов растопила сердце старого Морица. Эва простовата, как и все ее соплеменники, но отнюдь не глупа. Веселая и непосредственная, она умеет, если надо, держать себя с подлинным величием, и в такие моменты Чак сравнивает ее с великим правительницами прошлого: Клеопатрой, Екатериной и Викторией. Эва хорошо разбирается в ядах - как морских, так и сухопутных, кажется, у нее к этому талант. В бою действует отравленными дротиками из электродов, гарпуном, к которому в ночное время прицепляется фонарь, и морским тесаком. В настоящее время замужем за Арчибальдом Боуи Валдо. Они решили не заводить детей до тех, пока не перевезут семью Эвы из Си-Атолл в Нью-Бойсе.




Эва – Kingdom Death, pin-up Survivor из того самого набора на восемь пластиковых фигурок.


Модель чудища – Privateer Press, Swamp Horror. Мне ее привез с американщины и подарил участник ВИФ-2НЕ КАО (к сожалению, я куда-то пролюбил записную книжку, где была записана его полный титул и даже с отчеством). Саму фигуру за наши грехи учил задувать сам Великий Ящер. Он начал, я продолжил, освоив на этом чудище аэрограф. Вотерэффект от Вальехо изображает илистую воду. Часть на момент фотосессии не успела высохнуть – так что это как бы страшные выделения монстра.
Tags: 45-70 govt, fallout, fallout new vegas, idaho, kingdom death, miniatures, nom-nom-nom, postapocalypse, вкусная и здоровая пища, куклы для взрослых, мужское, резать по живому, слабоумие и отвага, творческое, тентакли, фауна, юные школьницы
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments