bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Lawmen of Idaho. Part VI. Gunslinger. Coming Home.

Надо сказать, путешествие оказалось весьма полезным для нашего героя. Ничто так не помогает становлению характера и формированию личности, как ежедневный марш в двадцать пять миль, ночевки под открытым небом в компании людей, которые не читали ничего кроме порнографии и ценников в кабаках, а также разного рода встречи с интересной фауной – четвероногой, шестиногой, восьминогой и двуногой. Как мы помним, в NCR Билли заслужил репутацию стрелка. Именно по этой причине его взяли охранником в караван мистера Лесли. Нет, конечно, мнение Саймона тут тоже сыграло определенную роль, но будем смотреть на вещи трезво: будь Гарсия хоть трижды влиятельными людьми, они никогда не смогли бы навязать независимому торговцу откровенный балласт. Доллары NCR, конечно, хорошая валюта, но в Пустошах их покупательная способность не заменяет надежный ствол и крепкую руку, которая этот ствол держит. Словом, Билл получил свое место именно потому, что все знали: этот парень умеет обходиться с револьвером.

Тем более обидно было для нашего героя узнать, что даже самое лучшее оружие и самый лучший стрелок имеют, скажем так, предел своей полезности. Первую делегацию Мохаве по встрече гостей из Республики выслала небольшая, но активная община радскорпионов. Надо сказать, проводник каравана был человеком бывалым, и по некоторым признакам (разбросанным там и тут обглоданным костям, и разорванной одежде, в частности) сумел распознать засаду заранее. Охранники тоже оказались не лыком шиты, других в серьезные караваны не нанимают, словом, когда из лощины, потрескивая панцирями и клешнями, выскочили четыре бронированные твари, их встретил шквал огня. И вот тут Билли понял, что 357 магнум, так хорошо укладывающий в могилу вождей враждебных кланов, против толстого хитина не может сделать практически ничего. Билл выпустил двенадцать пуль, все двенадцать попали в цель, но все, чего ему удалось добиться – это отвлечь на себя внимание самого крупного хищника. Как мы уже говорили, радскорпион бежит чуть медленнее, чем здоровый молодой человек, поэтому, когда наш герой увидел, что на него несутся триста фунтов хитина, клешней и жвал, он сделал единственное, что ему оставалось, то есть бросился наутек. К чести молодого стрелка следует отметить, что, несмотря на некоторую новизну ситуации, он сумел сохранит ь самообладание. Билл не просто бросился в холмы, где, скорее всего, либо встретился бы еще с каким-нибудь чудовищем, либо просто потерялся. Нет, юный стрелок принялся носиться кругами вокруг каравана, пытаясь на бегу перезарядить револьверы. Тем временем, его товарищи расправились с тремя оставшимися тварями, которые, следует признать, были заметно меньше того, что гонялся за Биллом, и весело хохотали, глядя, как новичок прыгает туда-сюда, то и дело роняя патроны. Наконец, хозяина каравана приказал заканчивать балаган, и последний радскорпион скончался в страшных мучениях от попадания четырех кусков свинца двенадцатого калибра.

Пока остальные охранники, хихикая, собирали ядовитые железы убитых паукообразных, Билл нашел все потерянные на бегу патроны, перезарядил оружие и, как ни в чем не бывало, присоединился к товарищам. Стрелки, ожидавшие, что новичок начнет скандалить и лезть в драку, как всякий молокосос, попавший в смешное положение, были немало удивлены такой выдержкой и самообладанием. Похоже было, что этот молодой Гарсия и впрямь стоящий парень.

Если у кого-то еще оставались сомнения насчет юного стрелка, то через три дня они рассеялись полностью. На рассвете, когда сон особенно крепок, на лагерь напали дикие гули. Обычно радиоактивные людоеды держатся в стороне от нахоженных дорог, но когда в холмах становится мало пищи, они спускаются вниз, чтобы поохотиться на двуногую дичь. В предрассветных сумерках небольшая толпа гулей окружила лагерь. К счастью, часовой услышал чавканье и ворчание тварей и выстрелил туда, где в полутьме угадывалось какое-то шевеление. Выстрел поднял на ноги весь лагерь, но он же послужил сигналом для людоедов, которые осознали, что скрываться дальше бессмысленно, и с воем кинулись в атаку. Надо сказать, что охваченные пищевой лихорадкой гули практически не чувствуют боли и атакуют очень быстро и целеустремленно. В такой ситуации крайне важно стрелять точно, быстро и, главное, непрерывно. Один промах – и гуль может прорваться на дистанцию удара или укуса, и после этого победа достанется дорогой ценой. Если вообще достанется. Пустоши полны костяками стрелков, которые оказались недостаточно быстры. Естественно, спросонья люди стреляют не очень метко. Особенно из дробовиков. Особенно по набегающей толпе похожих на ожившие трупы людоедов. Четверо стрелков моментально опустошили стволы и магазины своих дробовиков, уложив только пятерых гулей. Казалось, что на этом история каравана Лесли закончится, но тут в бой вступил новичок. Билли выступил вперед, поднимая оба револьвера, после чего мистер Лесли и его служащие стали свидетелями самой потрясающей пальбы, которую они когда-либо видели. Молодой Гарсия стрелял с обеих рук, и каждая пуля ложилась точно в цель. Перед каждым выстрелом он взводил курок большим пальцем, но это нисколько не замедляло темп боя. Каждую секунду гремел выстрел, и каждая пуля била людоеда в голову. Пятерым этого хватило, у семи мозги сгнили настолько, что повалить их можно было только попав точно в мозжечок. Впрочем, своей стрельбой Билли выиграл достаточно времени, чтобы перезарядить две двустволки и набит в подствольные магазины охотничьих дробовиков по три-четыре патрона. Второй заход тяжелой артиллерии оказался удачнее первого, и вскоре все было кончено. Караванщики прикончили в общей сложности восемнадцать чудовищ, надолго обезопасив этот участок дороги. Билли подтвердил свою славу стрелка и заработал уважительное прозвище Малыш (Kid). Караванщики не знали, как много значит для юного Гарсия это имя – ведь именно так звали знаменитого стрелка и борца за справедливость, сражавшегося с коррумпированными властями незадолго до войны (наш герой не очень хорошо знал хронологию довоенной Америки).

Оставшийся путь до Нью-Вегаса прошел практически без приключений. Выгодно сбыв свой товар – медикаменты и удобрения – на Свободной Стороне, мистер Лесли отпустил своих ребят отдохнуть и развлечься. Поскольку такое злачное место, как Стрип столицы Мохаве предоставляло слишком много соблазнов, караванщик попросил старших охранников приглядывать за юным Гарсия. Впрочем, предосторожность оказалась напрасной: Нью-Вегас не мог предложить молодому стрелку ничего, что бы он уже не испытал в Нью-Рино (Билли хорошенько затвердил наставления старого браминбоя о вреде наркотиков и старательно избегал этой отравы). В конце концов, именно Биллу пришлось присматривать за своими старшими товарищами – он успел вытащить их из «Гоморры» прежде, чем те спустили за «Караваном» весь свой заработок.

Беда пришла, откуда не ждали. Товарищи как раз отмокали в «Атомном ковбое» после загула в Стрипе, когда двери заведения распахнулись, и в казино ворвались шестеро солдат NCR во главе с офицером. Слава мистера Гарсия распространилась далеко, и если в Метрополии это мало кого волновало, то на фронтире подобная известность, увы, сыграла дурную роль. Старинный друг семейства Томпсонов решил, что если Сенат не собирается проводить расследование обстоятельств схватки двух кланов, то граждане Республики могут взять правосудие в свои руки. К несчастью, этот друг оказался капитаном армии NCR. Узнав, что главный виновник падения Томсонов сидит в «Атомном ковбое» офицер взял с собой свой взвод и отправился за головой Билли Кида.

Приказав всем оставаться на своих местах, офицер, имя которого в дальнейшем нас интересовать не будет, навел револьвер на юного Гарсия и приказал тому сдать оружие. Билли совершенно спокойно спросил, отпустит ли офицер его товарищей, если он, Вильям Мария Гарсия, сдастся без боя. В этот момент капитан сделал ошибку, стоившую ему жизни. Надменно усмехнувшись, он приказал своему сержанту забрать оружие у всех четырех негодяев и отвести их в военную тюрьму при посольстве NCR, как арестованных в пособничестве убийце. Билли заметил, что его никто в убийстве не обвинял, и, в любом случае, его товарищи тут ни при чем. Капитан заметил, что был бы человек, а в чем его обвинить – всегда найдется. Это были его последние слова в этом мире: револьвер Билла покинул кобуру, и капитан скончался от пулевого ранения в лоб. Прежде, чем солдаты успели поднять оружие, двое из них были ранены в плечо и руку, что говорит нам о том, что Билл сохранил хладнокровие и не стремился к напрасным жертвам. Остальные побросали оружие. Гарсия приказал им забрать раненых и труп командира и проваливать – поздно вечером улицы Свободной Стороны могут быть опасны.

Когда солдаты убрались, Билл, его товарищи и вообще все посетители заведения стали решать, что делать дальше. NCR в городе, мягко говоря, недолюбливали,поэтому присутствующие были целиком на стороне Билла. Однако содержатели заведения – брат и сестра Гарреты, заметили, что старый Кромвель не оставит просто так убийство одного из своих офицеров. Билли нужно было бежать, и как можно скорее. Пути на восток и, наверное, на юг, были закрыты Легионом, на западе юноше, по понятным причинам, делать было нечего. Оставался север. Франчин Гаррет, испытывавшая слабость к красивым и отчаянным мальчикам, лично отсчитала Билли четыре сотни крышек (потом она содрала эти деньги с посетителей, так что в любом случае заведение в накладе не осталось), еще три сотни дали товарищи по каравану, которых тронула самоотверженность их юного друга. Получив от старого проводника мистера Лесли карту северных территорий и наставления о том, как правильно выбрать караван, к которому присоединиться, Билл вышел через задний выход и растворился в ночи.

Судьба хранила нашего героя (впрочем, если бы не хранила, мы бы про него ничего не написали). Билл без проблем выбрался из города, обошел армейские патрули и по 93-му шоссе направился на север. Следуя наставлениям старого следопыта, он остановился во втором от границы поселке, после чего дождался большого каравана и предложил свои услуги в качестве охранника. Следует сказать, караваны их Нью-Вегаса обычно отправлялись в неполном составе, поскольку охранники в столице Мохаве брали за свои услуги очень немало. Однако, если проскочить ставший сравнительно безопасным после прихода NCR южный участок шоссе, можно было добраться до независимых торговых поселений, где всегда хватало наемных стволов. Билл не стал заламывать за свои услуги слишком высокую цену, и без проблем устроился в караван с тканями и боеприпасами – вполне респектабельным товаром.

Путешествие на север обошлось без серьезных приключений. Лишь один раз Биллу довелось продемонстрировать свои выдающиеся способности. На караван напала пара молодых казадоров, а, как известно, этих тварей исключительно трудно сбить даже из автомата. Грозные насекомые почти прорвались к браминам, когда новый охранник уложил обоих шестью выстрелами из револьверов. Пораженные караванщики отметили, что каждая пуля попала точно в цель: первые две отстрелили насекомым крылья, вторые пробили торакс, а третьи (ну, то есть пятая и шестая) разнесли головы.

Восхищенный старший торговец сказал, что когда караван дойдет до Нью-Бойсе, он лично порекомендует Билла лучшему агенту ломерков во всем Айдахо. Купец сдержал свое слово, и через две недели представил Билла Питеру Доннахью. Питер, у которого был, так сказать, талант открывать таланты, немедленно распознал в юном Гарсия очень многообещающего молодого джентльмена, и немедленно устроил тому довольно выгодный, хотя и опасный контракт на охрану одного из нештатных транспортов Фарго. Бронированный автобус должен был доставить детали водооткачивающей установки на вновь открытую золотую шахту. Новый губернатор планировал реформировать финансовую систему штата, а для этого ему нужны были драгоценные металлы. Первая шахта, принадлежащая Легислатуре Айдахо, вот-вот должна была выдать золотоносную породу, но для бесперебойной работы ей требовалась помпа. Губернатор полагал, что отдельные джентльмены предпочли бы, чтобы шахта осталась мертвой, какой и была последние двести лет, поэтому транспорту была необходима охрана. Привлекать UWMWI к этой работе было нельзя по политическим причинам, поэтому охрану набрали из независимых мерков. Сам того не зная, Билл оказался в компании самых знаменитых наемников Айдахо. Достаточно сказать, что первые сутки он провел в кабине автобуса с Джонни Рагаззо. Чак Мориц сперва хотел кинуть жребий, чтобы решить, кто будет ride shotgun, но потом махнул рукой и признал, что ломать комедию не имеет смысла. Билл и Джон быстро нашли общий язык. Старому бандиту понравились честная простота юного стрелка, а узнав его историю (Рагаззо умел отличать, ложь от правды и знал, что юный Гарсия не врет), Джонни зауважал своего напарника. Биллу же пришелся по душе веселый нрав и оптимизм бойца с дробовиком. Первая половина путешествия прошла относительно спокойно, но начиная с третьего дня приключения посыпались на головы бойцов и сопровождающих установку инженеров, как из ведра. Чак Мориц позже признавался, что это был единственный случай в его карьере, когда он пришел к финишу без единого патрона для винтовки и с двумя последними в «Секвойе». Впрочем, нужно отметить, что последние двадцать патронов от своего репитера Чак отдал Малышу Билли, признав, что тот распорядится ими лучше. До конца путешествия дожили пять стрелков из восьми, причем все были ранены. В трех столкновениях с бандитами, двух стычках с дикими супермутантами и одной атаке дефкло, которых кто-то выгнал с гор на шоссе, бойцы уложили без малого три десятка противников разного цвета, размера и биологического вида.

Когда помпу монтировали в шахте, а раненые бойцы отлеживались в поселке на койках, Чак сказал Биллу, что он лишь один раз за свою жизнь видел, чтобы кто-то стрелял так быстро и метко. Билли, испытывавший понятную гордость за свое мастерство спросил у старого наемника, как звали того стрелка. Чак ответил, что это был гуль Джейсон Кларк, депьюти шерифа Алана Форда из Нью-Фоллз. Услышав это имя, Гарсия замер, как громом пораженный. Джейсон Кларк! Знаменитый стрелок, под именем Малыша Ринго ограбивший поезд с украденным у фермеров Канзаса золотом! Длинный Джек (конечно, после того дела в Канзасе ему пришлось сменить имя) вместе с Лысым Арчи и шестью другими стрелками защитивший от бандитов деревушку в Мексике! Правда в той битве его, кажется, застрелили, но наверняка мистер Кларк просто инсценировал свою смерть, чтобы продолжить свой путь по бескрайним равнинам Америки. И этот легендарный стрелок пережил ядерный Апокалипсис! Он жив до сих пор!

Как легко можно понять из предыдущего абзаца, Билл не разделял художественные фильмы и историю Америки, актеров и роли, которые они играют. Это не должно нас удивлять, подлинная история Америки и мира вообще сгорела в огне ядерной войны. Конечно, кое-где ученые по крупицам восстанавливали память человечества, но таких чудаков было немного, и результаты их исследований широкой публике были практически неизвестны. Словом, нет ничего удивительного в том, что оправившись от ран юный Билл не стал возвращаться в Нью-Бойсе, а с очередным караваном направился прямиком в Нью-Фоллз. Конечно, может возникнуть вопрос: а почему юный Гарсия вообще хотел увидеться с Кларком? Ответ, на самом деле, прост. Билли надеялся, что старый стрелок поможет ему разобраться в жизни. Как мы уже говорили, юный Гарсия практически не получил формального воспитания, и всю свою систему ценностей и взглядов на жизнь вынес из книг и голодрам о Диком Западе. Билл стал стрелком – быстрым, метким и смертоносным, в точности, как герои его детства. Вот только это почему совсем не облегчило ему жизнь. В свои семнадцать лет он застрелил девять человек, и если последние шесть были, очевидно, бандитами, нападающими на путников, то капитан армии NCR и Томпсоны… С ними все было сложнее. Билл чувствовал, что на него словно положили огромный камень. Оказалось, что путь стрелка всегда отмечен могилами, и юный Гарсия не знал, сможет ли он идти дальше вдоль таких мильных столбов. Но Джейсон Кларк шел этой дорогой как минимум двести пятьдесят лет, и наверняка знал, как нужно себя вести, чтобы по утрам не хотелось посмотреть в ствол своего револьвера. Билли наделся, что старый стрелок поделится с ним этим знанием.

Поскольку за работу Фарго и Легислатура заплатили щедро, большую часть пути Билл проехал на одном из бронированных автобусов уважаемой компании (рейс раз в неделю, средняя скорость во время следования – 16 миль в час). Дальше пришлось пешком. Билли так спешил увидеть своего героя, что шел от темна и дотемна, останавливаясь лишь для недолгого сна в поселках или развалинах. Наверное, его действительно вела судьба, потому что стоило ему задержаться в пути хоть на несколько часов, и юный Гарсия опоздал бы навсегда…

Билл пришел в Нью-Фоллз ранним сентябрьским утром. Стояло знаменитое американское индейское лето (даже с учетом постъядерного изменения климата этот период осени с завидным постоянством приходил на север в первой половине сентября). Уже на подходе к городку юноша заподозрил неладное: ворота в стене, окружавшей поселение, оказались проломлены, кое-где над домами поднимались густые столбы дыма, явно не из очагов. На улицах было пустынно, хотя в это время жителям уже следовало бы выходить на работу. Билл постучался в несколько хижин, но хотя внутри явно сидели люди, ему никто не ответил. Пройдя по короткой улице от ворот до городской площади, Билл увидел рядом с большим домом (низ – довоенный бетон, верх – бревна, листовая сталь и пластик, натасканные из каких-то руин), в котором, судя по сделанной с ошибкой надписи, размещался городской совет, небольшое каменное строение. Стены маленького домика были изъязвлены пулями и следами лазерных лучей, над пробитой дверью висела вырезанная из жести большая белая звезда (тоже простреленная) и надпись: «Шериф». Билл почувствовал, что у него сильнее забилось сердце. Джейсон Кларк, конечно, был десперадо, но он всегда стоял за справедливость и за людей (во всяком случае в обеих картинах, которые видел Билл). Судя по всему, в городе произошло что-то плохое, и раз дом шерифа пострадал, то шериф, наверняка, выступил против этого плохого. Следовательно, шериф – хороший парень (в книгах, которые читал Билл, так было далеко не всегда), а значит Джейсон Кларк, его депьюти, был рядом со своим начальником и сражался в этом доме. Боясь, что он опоздал, Билл подбежал к двери и забарабанил в нее кулаками. В двери на уровне лица открылось небольшое окошко, и в нос юному Гарсия уперся ствол пистолета. Срывающийся от ненависти и отчаяния девичий голос посоветовал мерзавцу прощаться с жизнью, и Билл понял, что жизни ему действительно остались секунды, не больше. В отчаянии он выпалил фразу, которую выучил в детстве: «Ластима, сеньорита!» (Lástima, señorita). Разумеется, герой комикса просил прекрасную мексиканку сжалиться над ним из-за того, что сгорал от любви, и Билл запомнил эти слова в надежде когда-нибудь поразить ими девушку, в которую будет влюблен. Но сейчас он боялся того, что его сердце окажется разбито не в переносном, а в самом прямом смысле.

Судя по всему, особа за дверью когда-то слышала испанскую речь, причем от того, кому доверяла целиком и полностью, потому что ствол пистолета исчез, и его места заняло девичье лицо. Лицо было не слишком красивое и очень испуганное, в больших черных глазах билось отчаяние, но при всем этом Билли ощутил какое-то высокое благородство и отвагу в гордом взгляде девушки. Не дожидаясь, пока хозяйка дома снова наведет на него ствол, Билл приподнял шляпу и с изысканной вежливостью представился. Ничто не стоит нам так дешево, как хорошие манеры. Обезоруженная обходительностью незнакомца девушка пробормотала в ответ свое имя и затем, чуть громче, добавила, что является депьюти шерифа Нью-Фоллз Алана Форда. Билл заметил, что ему говорили, что депьюти мистера Форда – это некий Джейсон Кларк. Девушка, которую звали Эбигэйл Брук, устало ответила, что Джейсон – это старший депьюти, но, к сожалению, он ранен, как и сам мистер Форд. И вообще, мистер Гарсия, у нас тут сложная ситуация, так что если хотите остаться живым – идите отсюда подальше.

Произнеся эти слова девушка посмотрела в лицо пришельцу и вздрогнула: глаза молодого незнакомца (сквозь окошко Эби видела только голову человека, но даже в рассветных сумерках было ясно, что тот очень юн) сверкали, лицо выражало благородство и решимость. Мы, честно говоря, не знаем, что нужно делать с лицом, чтобы оно выражало благородство, но у Билла это получилось. Билл сказал, что прошел три штата для того, чтобы увидеться с мистером Кларком, и будь он проклят, если какая-то ситуация заставит его отступить. Эби ошеломленно спросила, что мистеру Гарсия нужно от Джейсона, и, услышав в ответ, что мистер Гарсия хочет стать учеником мистера Кларка, молча отодвинула засов. В конце концов, рассудила девушка, они все по уши в таком дерьме, что присутствие одного сумасшедшего хуже не сделает. Войдя в дом, Билл быстро осмотрел комнату: простой стол, стойка с оружием, сейф, старый компьютер и железная клетка у дальней стены, после чего спросил у мисс Брук, в чем заключается сложность ситуации, и где мистер Кларк и мистер Форд. Девушка ответила, что буквально накануне городок подвергся нападению банды рейдеров. Банда была сравнительно небольшая, человек двадцать, но главарь, Плосконосый Рик, и его лейтенант Симми – оба носили силовые доспехи. Возможно, и этого было бы недостаточно для того, чтобы одолеть Нью-Фоллз, но, к сожалению, накануне Джейсон Кларк свалился с серой лихорадкой, и они с шерифом Фордом и posse горожан не смогли уничтожить бандитов. Шериф был ранен, вставший с постели, но по прежнему больной, Кларк ранен тоже, пять горожан убито, и хотя с наступлением темноты бандиты отошли, чтобы не воевать ночью в незнакомом городе, было ясно, что утром они нападут снова. Горожане, видя, что даже железный Форд не устоял, испугались и разошлись по домам. И она осталась одна. Мистер Форд сказал ей, чтобы она уходила в свой город, но… Эби замолчала, а потом отвернула полу своего красного пальто и показала латунную звезду на рубахе.

Билл слушал девушку и чувствовал, что его голова становится легкой, как в детстве. Это было то редкое и удивительное чувство, которое испытываешь, когда то, что ты считал невозможным, вдруг происходит с тобой на самом деле. На город напали бандиты. Шериф ранен. Его депьюти ранен. Его отважная и прекрасная (ну, может не совсем прекрасная, но у этой девушки явно золотое сердце, чистая душа, и глаза, кстати, очень красивые) вторая депьюти собирается в одиночку встретить негодяев. И тут появляется одинокий всадник, незнакомец, готовый встать за справедливость… У Билла словно гора свалилась с плеч – впервые Дорога Стрелка вывела его из мрачных глухих ущелий на широкую, залитую светом равнину. Он встанет за справедливость. Его револьверы защитят людей. Даже если это будет последнее, что он сделает в этой жизни, Билл Гарсия станет настоящим Стрелком Одиноких Пустошей.

Билл повернулся к Эби и, сняв шляпу, попросил привести его к присяге. Поймав непонимающий взгляд девушки, наш герой объяснил, что он готов стать депьюти, но поскольку шериф Форд ранен, привести к присяге нового служителя закона должна мисс Брук. Словно во сне, Эби достала из стола толстый том учебника по криминалистике. Положив руку на книгу, Билл произнес слова старинной клятвы, которую он слышал в фильме «Шериф города-призрака». Эби подала юноше алюминиевую звезду, которую тот благоговейно приколол на рубаху. И как раз вовремя, потому что с улицы донесся нарастающий лязг. Толкнув дверь, Билл вышел навстречу своей судьбе.

Банда Плосконосого Рика насчитывала пятнадцать человек, включая самого Рика и его лейтенанта Симми (пятерых Форд, Кларк и горожане накануне все-таки упокоили). Подонки сгрудились у входа на площадь, как раз напротив здания городского совета. До них было футов двести. Осмотрев рейдеров, Билл отметил, что большинство вооружено самодельными пистолетами и ружьями – смертоносными на близкой дистанции, но практически бесполезными на расстоянии больше шестидесяти футов. Бандиты, конечно, имели устрашающий вид, их доспехи топорщились шипами, с поясов свисали черепа, скальпы и высушенные уши. Однако Билл хорошо запомнил урок старого Чака Морица, который после первой схватки с бандитами сказал: «Первым делом стреляй в главаря, потом того, кто встанет вместо него, остальные разбегутся сами». Проблема заключалась в том, что Плосконосый Рик был вооружен плазменной винтовкой, а Симми держал в руках смертоносный brush-gun, репитер калибра 45-70. На дистанции 150 футов они оба имели явное преимущество перед револьверами Билла.

Юный Гарсия понимал, что бандиты пока не нападают только потому, что не знают, сколько человек им противостоит. Рано или поздно Рик пошлет пару подонков на разведку, после чего они пойдут на приступ. Отсидеться в доме Билл даже не надеялся – человек в силовом доспехе легко разломает каменную стену. Стрелок понимал, что все должно решиться в одной короткой перестрелке. Спокойным, размеренным шагом Билл двинулся в сторону рейдеров. Бандиты не стреляли. Их дело казалось выигранным, и рейдеры были не прочь немного поломать комедию и слегка развлечься перед тем, как встряхнуть городишко по-настоящему. Примерно за семьдесят футов до противника Билл остановился и крикнул рейдерам, что те арестованы. На секунду над площадью воцарилось молчание, после чего банда разразилась хохотом. Скрипя доспехами, Плосконосый Рик спросил: кто именно тут такой смелый, что собирается арестовать пятнадцать вооруженных людей. Билл назвал себя, сообщив также, что является депьюти шерифа Форда. В ответ Рик издевательски заметил, что вынужден не согласиться с мистером Гарсия по поводу своего ареста. Более того, у него есть встречное предложение: он сам арестует мистера Гарсия, мистера Кларка, мистера Форда, если тот жив, и эту черномазую лягушку Брук. И если мистер Гарсия сдастся без боя, то ему, а также Кларку и Форду гарантируется быстрая смерть без особых мучений. Что же касается мисс Брук, то если в городишке найдется достаточно виски, то ей гарантируется, что она, наконец, утратит девственность. Пока бандиты ржали над остроумной шуткой своего главаря, Рик старался понять, чего добивается этот мальчишка с револьверами. В сущности, Плосконосый мог закончить комедию одним-двумя выстрелами из своей плазменной винтовки, но спокойствие молокососа нервировало бандита, заставляя предположить, что он упускает что-то важное.

Тем временем, Билл просто стоял посередине площади. Он знал, что в эту минуту сотни глаз смотрят на него сквозь щели в стенах. По всем канонам, по всем книгам, фильмам и комиксам выходило, что сейчас наступает решительная минута, после которой простой человек либо станет отсиживаться в своем доме, надеясь, что гнев бандитов обойдет стороной именно его хижину, либо выбежит на помощь своим храбрым защитникам и решит исход битвы. Глубоко вздохнув, Билл крикнул, что раз у мистера Плосконосого такой взгляд на эту проблему, то он, депьюти Билл Мария Гарсия, вызывает негодяя Плосконосого Рика и его заместителя Симми на поединок, если те, конечно, не трусы.

Плосконосому Рику было глубоко плевать, что какой-то мальчишка называет его трусом. Но вот то, что его назвали негодяем (villain)…Рика называли подонком, ублюдком, скотом, мистер-пожалуйста-не-надо, мазефакером и массой других слов, на которые богат язык людей, выживающих в постапокалиптической Америке. «Негодяй» - это было… Ново. Ново и неожиданно, и вообще как-то возвышало. Рик вдруг подумал, что неплохо бы смыть с доспеха засохшую кровь и вообще почистить от ржавчины. И побриться. Потому что Негодяй – это не какой-то там мазефака. Это совсем другой класс. Словно завороженный, Рик сделал шаг в сторону Билли. Депьюти двинулся навстречу, но не прямо, а по часовой стрелке (у Рика были часы – он снял их с одного шибко умного торговца довоенным хламом). Симми, не понимая, что это нашло на главаря, пошел следом за Риком. Многие горожане потом клялись, что слышали невесть откуда доносившуюся мелодию:



...хотя это, наверное, придумали уже после. Рик шел на своего противника, прикидывая расстояние, и пытаясь понять, чего добивается мальчишка с револьверами, ведь не мог же он в самом деле надеяться пробить броню, рассчитанную на защиту от лазерного луча…

Билл шел навстречу врагам, чуть обходя их по кривой, так, чтобы вынудить поворачиваться вправо. Людям, вооруженным винтовками, сложнее разворачиваться в правую сторону, особенно если они носят силовой доспех, приводы которого скрипят и воют, показывая, что их давно не перебирали. Билл знал, что его револьверы не смогут пробить броню рейдеров, но этого и не требовалось. Дело в том, что самой высокотехнологичной частью силового доспеха является шлем, в котором скрыты система наведения, осветительное устройство, радиостанция и прочие сложные приспособления. Естественно, они ломаются в первую очередь, и поскольку рейдеры, как правило, не следят за своим оружием, шлемы у них приходят в негодность и заменяются самодельными касками, оставляющими лицо открытым.



Для обычного человека попасть с пятидесяти футов навскидку в лицо, да еще полуприкрытое решеткой, дело невероятное. Но Билл был уверен в себе.

Рик понял, что ему надоело это представление. До нахального мальчишки оставалось каких-то пятьдесят футов, и главарь, подняв винтовку, начал разворачиваться в сторону депьюти Гарсия. Плосконосый Рик так и не понял, что произошло. У бедра нахального щенка вдруг полыхнуло и в то же мгновение что-то со страшной силой ударило Рика в лицо, сделав его из Плосконосого Безносым. Впрочем, бандит этого уже никогда не узнал. Симми успел вскинуть винтовку, когда вторая пуля наглого щенка поразила его в лоб. На мгновение мир замер, затем два трупа в силовых доспехах со страшным грохотом рухнули на землю.

Билл знал, что у него в запасе есть несколько секунд. Выпрямившись во весь рост, он во всю мощь выкрикнул заготовленные заранее несколько слов, после чего, прыгая из стороны в сторону, начал отступать к дому шерифа. Люди, знакомые с творчеством Джима Вайна, несомненно, узнали бы слова, которые тот произнес перед жителями шахтерского городка, призывая их дать отпор бандитам. Но таких людей в Нью-Фоллз не нашлось. Зато все наблюдавшие за поединком увидели, что молодой стрелок, вместо того, чтобы бежать со всех ног в укрытие, отходит пятясь, стреляя по врагу из двух револьверов.

Самодельные гладкоствольные пистолеты и ружья на дистанции свыше шестидесяти футов имеют отвратительную кучность, но когда тринадцать человек без передышки палят в одну сторону, хоть один выстрел придется в цель. Первая пуля ударила Билла в левое плечо. Револьвер выпал из ослабевшей руки, и юный Гарсия понял, что, скорее всего, перезарядить оружие ему не удастся. Он знал, что в правом револьвере осталось еще два патрона и принял решение употребить их с толком. Опустившись на колено, он тщательно прицелился и убил ближайшего бандита выстрелом в голову. В то же мгновение вторая пуля пробила Биллу бедро, а третья скользнула по черепу, контузив юношу. Билл пошатнулся и упал на спину. Он хотел поднять револьвер, но руки не слушались. В ушах звенело, и молодой Гарсия не услышал, как в домах распахивались двери и на улицу выскакивали вооруженные чем попало горожане – в точности, как в финальной битве «Замечательной восьмерки». Внезапно небо перед туманящимся взором Билла перечеркнула струя огня, затем вторая и третья. Над юным Гарсия склонилось ужасно изуродованное, но, тем не менее, знакомое лицо. Странное дело, Билл сразу его узнал. Приподняв голову, молодой человек просипел, что очень рад видеть мистера Кларка живым и, кажется, почти здоровым, потому что им надо о многом поговорить… На этих словах Билл потерял сознание.




Итак, встречаем: Вильям Мария Гарсия, известный также, как Билли Кид. Разумеется, он выжил. Во-первых, потому что мисс Брук не позволяет вот так просто умереть своим пациентам, а во-вторых, потому что герои вестернов ведь всегда остаются живы, не правда ли? К тому же, ни одна из пуль не задела жизненно важные органы, хотя плечо и нога иногда ноют перед сменой погоды. Билл был представлен шерифу Форду на пятый день после боя, когда мисс Брук решила, что Алану уже можно разговаривать. Старому шерифу досталось сильнее, да и возраст дал о себе знать, поэтому выздоравливал он медленнее, чем новый депьюти. А вот с Джейсоном Билл поговорил, как только очнулся. Надо сказать, Кларк проявил известную мудрость и такт и не стал разубеждать Билла относительно своих похождений до войны. В конце концов, когда ты живешь жизнью героя, твое прошлое тоже должно быть геройским. Кларк подтвердил, что Путь Стрелка – это путь смерти, поэтому единственный способ пройти его, не глядя по утрам в ствол револьвера – это поставить свое оружие на службу Закону. Нет, не людям. Люди, вообще говоря, бывают разные. Закон же всегда один, если, конечно, у тебя хватит сил ему следовать. Это, надо признать, непросто.

Биллу восемнадцать, но выглядит он гораздо старше, потому что Путь Стрелка – это тяжелый путь, а Путь Закона – еще тяжелее. Росту в юном Гарсия шесть футов без половины дюйма, весит же он сто семьдесят пять фунтов. Сложение имеет худощавое, волосы светлые. Билл довольно красив, но глубоко запавшие глаза придают его лицу тревожное и суровое выражение.

posta04

Билл неплохо образован и при случае довольно красноречив, хотя с незнакомыми людьми сдержан. Юный Гарсия весьма наблюдательный человек, поэтому Форд часто доверяет ему осмотр места преступления.

Билл безмерно уважает Форда (Джейсон не без основания полагает, что юноша неосознанно относится к шерифу, как к отцу, внимания которого Биллу всегда не хватало):



...боготворит Кларка (к немалому смущению последнего) и, кажется, немного влюблен в Эби, чего молодые люди пока не осознают.



В общем и целом, он неплохо вписался в команду.



Форд надеется, что когда-нибудь Билл сам станет где-нибудь шерифом – все данные для этого у парня есть.

Билл одевается скромно, но со вкусом. Вооружен парой револьверов, подаренных братом, ножом и гранатами (на случай, если попадется противник, для которого пули 357 магнум недостаточно). Модель – Reaper Bones, фляга, нож и граната – Wargames Factory.




Вот и закончена очередная глава, которая по первоначальному замыслу должна была состоять из одной части. Ага, из одной. К сожалению, когда я начинаю писать, меня вечно куда-то несет. В общем, пора бы уже переходить к следующей части, которая будет называться «Изгой и ведьма». Ее героев вы уже видели. Посмотрим, насколько растянется эта история…
Tags: fallout, fallout new vegas, idaho, miniatures, old west, postapocalypse, США, добрые милиционеры, дружба - это магия, мифология, мужское, слабоумие и отвага, юные школьницы
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments