bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Girls and Panzer. Part II.

Закончив с медицинской и санитарной обработкой, рабы принесли несчастным одежду – рубахи без рукавов из грубой ткани. Подол едва прикрывал колени, грубая ткань натирала обгоревшую кожу, да и сама рубашка больше напоминала мешок с дырками для рук и головы, но уставшие и испуганные рабы безропотно позволили обрядить себя в эти рубища. Затем надсмотрщик махнул кнутом, и в клетку внесли котел разваренной кукурузной каши с мясом гигантского муравья и ведро воды. Невысокий раб в одежде, которая включала в себя штаны, что, очевидно, говорило о достаточно высоком ранге в иерархии невольников, принялся накладывать половником разваренную кукурузу в деревянные миски. Один бывших членов Движения За Открытие Убежища, уже разобравшийся, как работает общество, которому они собирались принести цивилизацию, быстро покончил со своей порцией и молча выхватил миску из рук Сандры. Мисс Коллинз была так слаба и напугана, что даже не подумала сопротивляться, и парень быстро съел ее порцию, не обращая внимания на возмущенный ропот бывших товарищей. Надсмотрщики только посмеялись, особенно когда один из оставшихся верным принципам гуманизма подземников попытался наказать грабителя. Когда житель убежища, быстрее других усвоивший основы жизни на поверхности, закончил пинать бесчувственное тело, в клетку вошел хозяин фирмы в сопровождении двух надсмотрщиков. Расстегнув ошейник на шее парня, раньше других осознавшего, что человек человеку радскорпион, бизнесмен приобнял его за плечи и вывел наружу. Остальные рабы остались ждать своей участи.

Изможденные долгой дорогой, набившие животы непривычно тяжелой и жирной едой, бывшие жители Убежища 24 попадали, кто где стоял, и быстро уснули. Перед уходом один из рабов украдкой сунул Сандре кусок черствого хлеба и ломоть сушеной браминятины, продемонстрировав тем самым, что процесс утраты моральных ценностей может быть спонтанно обратим.

Несчастные члены Общества За Открытие Убежища проспали остаток дня, вечер и ночь, сказались потрясения и усталость. Даже шум разгульного торга и вечерней гульбы не разбудил тех, кто еще несколько дней назад считал худшим событием в своей жизни назначение на внеочередные работы в нижних уровнях под реактором. Хозяин фирмы по приведению новых рабов в презентабельный вид разбудил своих подопечных в семь утра. Торг начинался в одиннадцать - раньше никто из рабовладельцев и крестьян, набравшихся накануне в кабаках Боннерз Ферри не поднимался. Но это для покупателей, а товар следовало поднять пораньше, осмотреть - не заболел ли кто, рассортировать, почистить и выгулять в общий нужник. Продавцы помягкосердечней также кормили своих подопечных завтраком. Экономные предпочитали не тратиться – все равно через несколько часов двуногая скотинка перейдет к новому владельцу, так чего выкидывать зря деньги?

Бывших жителей Убежища 24 осмотрели давешние рабы-фельдшеры, двоим поменяли повязки, всем смазали ожоги, принесли воды – смыть кровь и грязь, а после накормили завтраком. Главарь банды, захватившей несчастных подземников в плен, вчера проигрался в карты. Бандиту срочно понадобились крышки, чтобы отдать долг, и он уступил добычу главе той самой компании, что оказывала косметические услуги принудительно завербованной живой силе. Кстати, коллеги по бизнесу, узнав о таком самоуправстве, испытали вполне понятное возмущение и переизбрали руководителя фирмы путем удара топором по затылку, но эти события выходят за рамки нашей истории. Словом, бизнесмен, который вчера просто приводил чужой товар в более-менее презентабельный вид, с утра решил вложить чуть-чуть больше средств и усилий в новых рабов, поскольку рассчитывал сбыть их одному заинтересованному покупателю…

В десять утра бывшие подземники – умытые, поевшие и справившие свои дела, услышали какой-то шум за занавесью, что отделяла их клетку от улицы. Во двор дома, где размещался «салон красоты» для рабов вошло несколько человек, судя по лязгу, и звяканью – вооруженных до зубов. Вой сервоприводов свидетельствовал, что по крайней мере один из пришедших носит силовой доспех. Гости говорили громко, их грубые, властные голоса наводили на мысль о людях, которые привыкли брать то, что им нравится, не спрашивая разрешения. Впрочем, в голосе хозяина, отвечавшего пришельцам, не было ни страха, ни подобострастия. Хозяин фирмы говорил с гостями спокойно и дружелюбно, как со старыми друзьями, или, скорее, как с проверенными покупателями.

Занавес распахнулся, и перед несостоявшимися мятежниками предстали самое необычные рейдеры из всех, что они видели за эти два дня. Собственно, если говорить о самой Сандре Мишель Коллинз, то она успела как следует разглядеть только тех, кто на них напал – когда их привели в Боннерз Ферри, девушка едва стояла на ногах, и ей было просто не до того, чтобы глазеть по сторонам. Но вот двое парней покрепче – рабочие-горняки, расширявшие Убежище, оказались достаточно выносливы для того, чтобы присмотреться к жителям города. Бандиты и охранники, как правило, были одеты довольно затейливо, даже вычурно. Их драные комбинезоны и куртки украшали цветные заплаты, набитые прямо на коже и брезенте грозные надписи и эмблемы. Рейдеры носили причудливые доспехи из кусков толстой кожи, пластика и металла, воротники их рубах были оторочены мехом, выбритые головы расписаны татуировками, волосы забраны в высокие гребни, косы или чубы. Некоторые раскрашивали бороды и пряди волос в яркие, кричащие цвета, пользуясь для этого довоенными химическими красителями для тканей. Другие наносили на лица вызывающий макияж и боевую раскраску. На каждом бандите были десятки украшений: ожерелий, колец, серег, браслетов, сделанных из пластика и кости, латуни и серебра. Некоторые носили на поясе высушенные головы и пальцы – законами города это разрешалось, главное, чтобы трофеи не воняли и не разносили заразу.

Однако покупатели, которые вошли во двор фирмы выглядели совсем иначе. Каждый носил военную камуфляжную куртку и штаны из синтетической ткани, довольно необычный гладкий шлем с наушниками, армейские ботинки и усиленный армейский боевой доспех с прикрытием ног и рук. Главарь, хотя, наверное, тут большое подойдет слово «командир», носил силовой доспех Т-45d, причем, в отличие от груды металлолома, в которую обычно превращалась механизированная броня у обычных бандитов, этот комплект выглядел почти полным, за исключением, правда, шлема. Рейдеры были вооружены одинаковыми автоматическими винтовками с толстым кожухом воздушного охлаждения на стволе – такие были приняты на вооружение как раз перед Великой Войной, главарь держал в руках тяжелое лазерное ружье. Словом, каждый мог видеть: эти ребята ухитрились найти нетронутый склад армейского снаряжения. Такие случаи были не редки – готовясь к мировой войне ССА запасли оружия на сотни лет, склады, базы, запасные бункеры покрывали страну густой сетью. Многие банды и отряды самообороны, что, в принципе, одно и то же, начали свой путь к славе, как правило, через небольшой геноцид,- с того, что нашли подобный довоенный тайник. Не стал исключением и отряд Джорджа «Полковника» Кинга.

Кинг был необычным бандитом. Дело в том, что у него была Мечта. Да-да, именно так, Мечта с прописной буквы. У простых рейдеров есть желания – тоже, кстати, простые: набить брюхо, хорошенько натрахаться, напиться, упороться, ну, и у эстетов – кого-нибудь хорошенько помучить, потому что когда запросы тела удовлетворены, о себе напоминает душа. Поэтому большинство банд живет от налета к налету и, рано или поздно, заканчивает свой боевой путь под пулями или клинками каких-нибудь героев, либо от того, что не рассчитали запас жратвы на зиму. Оно и к лучшему, потому что иначе от рейдеров было бы не продохнуть – поток идиотов и подонков, которым лень работать, не иссякает. А вот Джордж Кинг имел мечту – великую, и в чем-то даже возвышенную. Давным-давно, ну, если быть совсем точным – за десять лет до описываемых событий, в руки будущего «Полковника» рейдеров попала довоенная книга «Сто величайших правителей в истории». Надо сказать, довоенные книги в читабельном состоянии представляли собой великую редкость. Огонь, вода и время беспощадно расправляются с древними фолиантами Да-да, мы знаем, что эти «фолианты» - не более, чем напечатанный на станках мусор, но для жителей постъядерной Америки даже телефонный справочник представляет собой великое сокровище. Хотя бы в качестве растопки.

Большинство книг, которые можно найти в Пустошах, представляют собой обгоревшие брикеты спекшейся бумаги. За уцелевшими томами ведут охоту все, кому не лень: Идущие по Следам Апокалипсиса, Братство Стали и просто старатели, собирающие довоенные ценности для перепродажи. В общем, шанс, что книга о королях, вождях и президентах довоенного мира попадет в руки молодого рейдера был один на миллион. К несчастью, именно это и произошло. Как мы уже говорили, Джордж представлял собой редкий тип рейдера. Во-первых, он был гораздо умнее среднего бандита, настолько умнее, что до поры до времени довольствовался постом советника главаря банды, не претендуя на высший пост в иерархии работников дубины и дробовика. Во-вторых, Кинг задавался совершенно несвойственными рейдеру вопросами: откуда он пришел, куда уйдет и какую память оставит после себя в этом мире. Словом, остается только сожалеть о том, что Джорджа не загрызли в колыбели гигантские крысы, не сожрали в детстве дикие псы, а в отрочестве, когда он решил сменить профессию фермера на карьеру джентльмена с Большого Хайвэя, встретившиеся ему рейдеры не подвесили парня для забавы на крюк за ребро, а решили дать мелкому говнюку шанс (говнюк, надо сказать, полностью оправдал их ожидания). Люди, которые хотят оставить после себя какой-то след в этом мире, вообще принадлежат к категории самых опасных бедствий, а если такое желание сочетается еще и с мягко говоря антиобщественными принципами и полным отсутствием моральных норм, то получается такая гремучая смесь, перед которой меркнут подвиги самых жестоких мафиози Нью-Рино. Цезарь, между прочим, был как раз из таких. Джордж Кинг, правда, не собирался переделывать человечество – он просто не видел в этом ни смысла, ни пользы лично для себя. Но вот то, что память о королях, которые резали друг друга много десятков, если не сотен лет назад (мистер Кинг не получил формального образования и о летоисчислении имел довольно смутные представления), пережила Великий Огонь с Неба и дошла до его дней – это произвело на молодого бандита огромное впечатление. Кинг понял, что хотя первые два вопроса: откуда и куда, ответов, скорее всего, не имеют, то способ оставить о себе память в этом мире есть и довольно простой: надо отгрохать такую империю, чтобы и спустя сотню лет люди дрожали при звуках твоего имени. Словом, Джордж представлял собой тот особый тип маньяка, которому особенно идут усы щеточкой и аккуратная челка. Впрочем, поскольку с барбер-шопами в постапокалиптическом Айдахо было напряженно, Кинг ограничился традиционным, выкрашенным в красный цвет ирокезом, и могучими висячими усами.

Поскольку Джордж, как мы уже говорили, не получил классического образования, в его замыслы не входило слепое копирование государственного устройства империй прошлого. При этом Кинг был очень хитрым сукиным сыном. Он прекрасно понимал, что если начать по старинке собирать банды железом и кровью, то можно получить орду психопатов и живодеров, после чего, с высокой вероятностью, закончить, как Джек Дробилка. Для построения Империи нужна база, тот самый Лондон или Рим, с которого начнется расширение территории, покорение племен и прочие имперские дела. Джордж подумывал о том, чтобы подбить своего главаря отнять Боннерз Ферри у Рика Четырнадцать Дюймов, но по зрелому размышлению решил, что этот план имеет больше недостатков, чем достоинств. Во-первых, Рик довольно крепко засел в своем рабовладельческом оплоте, и чтобы выбить его оттуда потребуется объединить банды, а дальше – смотри судьбу Джека Дробилки. Во-вторых, Джордж полагал, что Империя должна строиться железом и кровью, а не крышками и хитростью. Кингу нужна была крепость, подлинное орлиное гнездо, в котором можно засесть, вымуштровать ядро армии, и откуда начнется покорение сопредельных территорий. И лишь когда под рукой будущего вождя соберется армия – обученная и дисциплинированная, только тогда этот вождь обрушится на всех, кто считает, что хитрость и крышки сильнее отваги и стали. В общем, нет ничего удивительного, что услышав о скрытом на границе с Канадой полуразрушенном мосте, на котором с войны застрял военный эшелон с оружием, Джордж начал подталкивать своего босса предпринять экспедицию к этому загадочному месту.

Надо сказать, железнодорожная сеть в ССА была развита куда сильнее, чем в привычной нам Америке. Атомные паровозы таскали составы по перегонам от океана до океана.




Самые густонаселенные районы могли похвастаться линиями магнитного монорельса. Война способствовала развитию железных дорог. Армия перевозила чудовищное количество вооружения, боеприпасов и снаряжения, при этом интенданты предпочитали, чтобы каждая дивизия тащила свое барахло возможно меньшим количеством обозов. Новые ветки тянулись через всю страну с востока на запад и с юга на север. После аннексии Канады ветки Объединенной Тихоокеанской железной дороги, заканчивавшиеся в Спокэйне, Вашингтон, и Уоллесе, Айдахо, объединились в мощную транспортную линию, протянувшуюся вдоль западного побережья Канады до Аляски.



На север днем и ночью шли составы с техникой, боеприпасами и войсками, на юг везли раненых, демобилизованных, а также поврежденную военную технику.



Но один из эшелонов был особенный.

Правительство ССА всегда уделяло большое внимание патриотическому воспитанию граждан Америки. И голодрамы, и радиопостановки, и комиксы – все работало на пропаганду. Затяжная Война за Ресурсы, экономический кризис, сопровождающийся инфляцией, эпидемия, унесшая жизни сотен тысяч американцев – все это расшатывало идеологические основы американского общества. Поэтому, чем тяжелее становилась жизнь, тем ярче сияли тринадцать звезд на знамени Соединеннных Содружеств. Даже в семейных развлекательных парках детям и взрослым напоминали о том, что долг каждого американца – сражаться с коммунизмом и всеми силами помогать своей стране и армии в борьбе за свободу.



В январе 2076 года правительство выдало заказ объединенной кинокомпании 21 Век Метро Голдвин Марвелл на производство колоссальной голоэпопеи из нескольких фильмов. Серия под названием «Солдаты Свободы» была посвящена героической американской армии. Продюсеры предполагали от Войны за Независимость, через конфликты с Мексикой и битвы на Великих Равнинах проследовать к двум грандиозным военным потрясениям 20-го века, и далее, от Войны в Корее, перейти к описанию Великого Противостояния с Коммунизмом. Первые два фильма – про оборону Бостона от англичан и освобождение Техаса были сняты буквально за полгода и имели грандиозный успех. Затем пришла очередь Мировых Войн, но после освобождения Анкориджа эти проекты на время отложили. Необходимо было осветить актуальные подвиги американских героев. Фильм, посвященный Битве за Аляску, обещал стать грандиозным событием в мировой голоиндустрии. В картине было задействовано тридцать тысяч статистов (из них двенадцать тысяч составляли японские иммигранты, изображавшие нескончаемые волны китайской пехоты), сто сорок танков, тридцать истребителей, десять стратегических бомбардировщиков и даже атомный линкор! Особую гордость продюсеров составляло то обстоятельство, что им удалось выбить в Пентагоне образцы трофейного вооружения, и рядом с «Першингами», «Шерманами» и атомными М-68 месили снег (настоящий и искусственный) китайские Тип 34, Тип 43 и Тип 45-4. Большая часть съемок проводилась зимой в Канаде, но завершающие сцены предполагалось доснять в павильонах в Голливуде.

Одним словом, в 2077 году в вереницы военных эшелонов, тянущихся с севера и на север, то и дело самым наглым образом вплетались поезда с киношным барахлом и реквизитом. Разумеется, ни армия, ни Соединенная Тихоокеанская не были рады тому, что им приходится пропускать без очереди нахальных представителей киноиндустрии, но, как мы не раз говорили, ССА времен войны были уже не столько демократическим, сколько авторитарным государством. В конце концов, интендантам удалось договориться присоединять отдельные голливудские вагоны к военным эшелонам, чтобы не ломать график. И вот, один из таких поездов, перевозивший на Аляску оружие, боеприпасы, индивидуальную пехотную броню усиленного класса и десяток новеньких силовых доспехов, 23-го октября вполз на гигантский стальной виадук в десяти милях к северу от бывшей американо-канадской границы. Поезд был на середине пути, когда небо озарилось вспышкой, яркой, как сотня солнц. Через несколько секунд докатилась ударная волна, и северный край моста рухнул в бездну. Поскольку тяжелогруженым эшелонам полагалось преодолевать виадук с малой скоростью, машинист успел затормозить. Впрочем, лично ему, а также сопровождавшей поезд команде военных и киношников это не слишком помогло – в течении нескольких часов половина умерла от проникающей радиации, а остальные превратились в диких гулей. На две сотни лет эшелон застрял над бездной.




Надо сказать, подвижной состав в Америке строить умели. Закрытый и запечатанный грузовой вагон мог веками сохранять свое содержимое от вредного воздействия атмосферы, особенно с учетом того, что и оружие, и униформа, и боеприпасы в свою очередь были хорошенько упакованы. Даже гигантский китайский зенитный танк Тип 45-4 – звезда пронзительной сцены, в которой американские орлы шли в самоубийственную штурмовую атаку сквозь частокол зенитных трасс, чтобы проложить дорогу бронепехоте, даже эта махина была плотно упакована в металлизированную синтетическую ткань и мирно дремала, дожидаясь принца, который ее разбудит.



В конце 23-го века северо-западная граница Айдахо была, мягко говоря, неспокойным местом. С востока и северо-востока в эти земли наведывались каннибалы, стремившиеся расширить свой ареал обитания. С севера и от побережья постоянно мигрировали племена бледнокожих дикарей. Эти потомки переживших ядерный апокалипсис канадцев не испытывали добрых чувств к наследникам ССА, и при первой возможности были рады напомнить, что оккупацию Канады не забыли и не простили. С юго-запада время от времени приходили военные отряды инджунов – в основном, за скальпами, потому что надо же молодым воинам как-то приобретать статус в племени, а с Людьми Долин вожди народов в последнее время старались поддерживать мир. Словом, экспедиция в поисках таинственного поезда выглядела делом опасным. Но когда Кинг представил своему боссу голографии, сделанные отважным старателем, что вернулся из похода к разрушенному мосту (единственный из пятерых членов группы, кстати), главарь решил, что игра стоит свеч.

Из тридцати пяти членов банды до моста дошло шестнадцать человек, последние боеприпасы истратили на то, чтобы очистить местность от бывших американских военных и членов съемочной группы, что по привычке всех гулей валялись под вагонами в легкой гибернации, ожидая, когда мимо пройдет какой-нибудь непутевый лорибу, бигхорнер, или, на худой конец, человек. Однако первый же вскрытый вагон убедил выживших, что жертвы того стоили. Переодевшись в добротную армейскую форму из плотной негорючей синтетической ткани, надев доспехи, способные выдержать удар пули 45-го калибра, вооружившись тяжелыми штурмовыми винтовками, рейдеры почувствовали себя чуть ли не богами. Можно себе представить, каким ударом для Джорджа стало объявленное во всеуслышание решение главаря вытащить сколько можно барахла, продать, а потом привести к поезду несколько караванов и потихоньку вытащить все остальное. Главарь еще расписывал, сколько крышек они загребут на этом товаре, как покутят в Боннерз Ферри, когда Джордж Кинг, двадцати трех лет от роду, зашел со спины и хладнокровно прострелил своему боссу голову.

Когда осуществляешь насильственную смену власти, главное – не дать народным массам опомниться. Тело бывшего главаря еще дергалось на залитой окаменевшим электролитом земле, когда Джордж Кинг начал свою коронационную речь. Обращаясь к своим коллегам, он начал с того, что назвал их братьями, чем сразу привлек внимание достойных джентльменов. Предыдущий босс обычно величал своих подчиненных ублюдками и говнюками. Возвысив голос, Кинг призвал рейдеров подумать о будущем. Ну, допустим, продадут они оружие и снаряжение по дешевке… Почему по дешевке? Парни, вы что, не знаете этих кровопийц торговцев и их босса Рика? Когда они давали честным ребятам правильную цену – хоть за добычу, хоть за двуногий товар? В общем, вот продали мы первую партию, потом вторую, а что дальше? А дальше Рик нас просто перебьет и отправит сюда своих головорезов, чтобы не платить посредникам за добро! Это (Кинг обвел рукой стройный ряд вагонов) – не товар. Это – наша жизнь. Настоящая жизнь! С этим железом, с этим оружием и доспехами, с нашей храбростью и моим умом мы завоюем себе настоящее будущее. Парни, мы станем королями Севера! Мы согнем в бараний рог и фермеров, и торговцев, и Рика – всех, кто встанет у нас на пути. Мы тряхнем жирный Юг так, что они там будут дрожать до самого Нью-Бойсе! И вот тогда парни, мы расслабимся по-настоящему!

В своей речи Кинг достиг невообразимых высот харизмы и красноречия. Он говорил так страстно и убедительно, что бандиты слушали его, раскрыв рты. Некоторым даже на мгновение показалось, что усы малыша Джорджа укоротились до маленькой, но почему-то совершенно несмешной щеточки над верхней губой, а смазанный охрой и бобровым клеем ирокез вдруг разгладился, почернел и лег на лоб оратора аккуратной челкой. Словом, по окончании пятнадцатиминутного выступления, банда была в руках Кинга.


Сука, опять растягивается. Ладно, вопрос такой. Имгур по-прежнему конит, похоже, я приношу несчастья фотохостингам. Если он сдохнет - будет крайне обидно, конечно, потому что перетаскивать я заманаюсь. В связи с этим вопрос: какой бы фотохостинг, позволяющий директлинк, выбрать? Для этой главы попробовал фотобакет, но что-то он мне ниалё.
Tags: fallout, idaho, miniatures, old west, postapocalypse, США, дружба - это магия, капитализм, не зассали, патриотизм, танки, творческое, тыщ-пыщ, человечность, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments