bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Древнее. Такое древнее, что оно все на бумаге. И не просто на бумаге, а написанное от руки...

Этот масенький кусок я лет пятнадцать назад перебил в текст, но дальше заломало... Сейчас разбирал старые флэшки, искал файлы по одной старой печи, еще 2004 года, и случайно обнаружил это.

Симмар сдернул с плеча охотничий рог, поднес к губам… Огненная стена опала, словно кто-то прихлопнул ее гигантской рукой. Люди замерли, из тьмы раздался победный рёв, и Симмар закричал. Крыса с размаху ударил его по уху, вырвал рог и затрубил отход – лучники бросились вверх по склону, прочь от баррикады. Мартоль всхлипнул и наложил стрелу на тетиву, он чувствовал, что не имеет права бежать.

- Держись, брат!

Крыса стоял рядом с рыцарем: рот до ушей, меч висит на темляке на правом запястье, и только тоска в глазах показывала, что он боится смерти не меньше, чем юноша.

- Держись, мы их задержим!
- Вдвоем?
- Плохо вы о нас думаете, ваша милость! – Симмар и ветераны подбежали к своему командиру. – Господин, мы умрем с вами!
- Бегите! - бешено крикнул рыцарь.
- Поздно, - спокойно сказал Крыса. – Мартоль, у нас есть шанс, если мы подожжем этот хлам прежде, чем они разгонятся настолько, что не смогут остановиться.

Белые волки ростом с теленка кинулись к баррикаде. Мартоль схватил факел и ткнул в пропитанные земляным маслом деревяшки, Симмар и Крыса с нечеловеческой быстротой выпускали горящие стрелы, поджигая баррикаду по всей длине. Костры соединились, образуя огненную стену. Волки с громким воем пытались остановиться, пропахивая страшными когтями глубокие борозды, задние налетали на передних, толкая их вперед, в огонь.

- Бежим! – голос Мартоля сорвался на визг.

Семеро кинулись к валу. На полпути Симмар вскрикнул и упал, схватившись за бедро.

- Все, - он обломал стрелу с красным оперением. – Сильно, слишком сильно, кость перебили. Давайте без меня.
- Иди ты! – двое солдат подхватили его под руки.

Крыса пятился с последней стрелой на тетиве, Мартоль сунул лук в налучье и выхватил меч.

- Ахха! – Крыса присел, над головой свистнули две стрелы. – Это дикари!
- Стрелы отравлены! – обернулся на бегу один из лучников.

Мартоль отбил стрелу, увернулся от второй и принял две на грудную пластину. БУМ! Снова ударил невидимый кулак, прихлопнув баррикаду, во все стороны полетели горящие доски.

- Быстро, быстро!

Ещё двое схватили Симмара за ноги, раненый зашипел и дернулся от боли в пробитом бедре. Мартоль подхватил в левую руку чекан и бросился вдогонку за остальными, Крыса всадил последнюю стрелу в глаз ближайшей белой твари, перекинул лук в левую руку и поймал меч за рукоять. Мартоль несся изо всех сил, косясь через плечо. В двадцати шагах от вала он обернулся – Крыса отстал на пять шагов и на него летел гигантский зверь, белый, как кость.

- Крыса!!!

Мартоль взвился в воздух словно сокол с перчатки охотника. «Прыжок карпа» всегда давался ему с трудом, но сейчас на ногах словно выросли крылья. Перелетев через ошалевшего следопыта, он всадил в пасть чудовищу чекан. Оба рухнули. Оглушенный, чувствуя дикую боль в отбитых внутренностях, юноша вылез из-под трупа. Над ним вертелся Крыса, отбиваясь мечом и луком от двух волков, десять других уже замыкали кольцо. Опираясь на чекан, рыцарь поднялся на подкашивающихся ногах.

- Ну, чего ждете, гады? – прохрипел он.

Волки шагнули вперед…

- РРРААААА! – свирепый рев перекрыл могучее ржание.

Над волками навис огромный серый конь в развевающейся стеганой попоне, гигант в седле воздел чекан и тяжелую саблю. Зверь обрушился на волков, разя копытами, словно булавами, два волка рухнули, рассеченные богатырскими ударами, остальные отпрянули. Мартоль почувствовал, что его подхватывают за ворот, звенья кольчуги больно впились в кожу, левой рукой Аллот схватил за пояс Крысу. Благородное животное, не дожидаясь шпор, в два прыжка оказалось возле укрепления. Мартоль услышал крик: «Ловите!» и почувствовал, что летит, второй раз за эту ночь. Только Аллот, ради шутки подбрасывавший и ловивший одной рукой двухсотфунтовый камень, мог перекинуть рыцаря в доспехах через ограду высотой почти в копье! Чьи-то руки поймали Мартоля и осторожно поставили на землю.

- Ещё один!

Крыса приземлился не столь удачно: бросившиеся ловить мужики столкнулись, и следопыт, по-кошачьи извернувшись в воздухе, ухитрился упасть на четвереньки.

- Посторонись!

Тот, кто никогда не видел, как рыцарь на боевом коне берет препятствие, не в силах представить себе это величественнейшее из зрелищ. Земля дрогнула, когда серый зверь припечатал ее копытами величиной с тарелку.

- Что вылупились! – рявкнул Аллот на своих ошалевших бойцов. – По местам!

Это было, пожалуй, излишне. Люди стояли у низкого частокола, до боли сжимая древки копий. Волки кружили внизу, не подходя к укреплению ближе, чем на десять шагов.

- Мартоль, ты как? – не оборачиваясь, бросил Аллот. Голос из-под шлема звучал глухо.
- Кажется, сломал ребро, - юноша осторожно потер бок. – Доспех, конечно, спас… в какой-то мере.
- Я видел, как ты прыгнул. Этот парень обязан тебе жизнью. А где тот сивый дядя со шрамом?
- Он ранен, Аллот!
- А, так это его вы тащили? Что же, он и впрямь был в первом ряду. Передай ему мои извинения. Однако чего они ждут!

Мартоль, морщась от боли, взобрался на вал.

- Имран милосердный!

Белые волки стояли плотно, плечо к плечу. Земля уходила во тьму, словно засыпанная снегом.

- Тяжеленько нам придется, - Крыса, как ни в чем ни бывало проверял лук. – Я тут у наших охламонов стрелы подсобрал, раздал старшим в тройках. Вы стрелять сможете?

Мартоль пошарил у бедра:

- Кажется, я потерял лук. Крыса, их же тысяч десять, не меньше.
- Я поднял ваш лук там, внизу. На самом деле, эти твари не так уж опасны. Будь это настоящие, живые волки, нам пришлось бы туго. Ваше оружие.

Мартоль машинально взял лук. Привычная тяжесть смертоносного устройства из дерева, кости и сухожилий, успокаивала.

- Мартоль...

Рыцарь посмотрел на следопыта. Крыса протянул ему руку:

- Я ваш должник.
- Оставь, - пожал плечами юноша. – Какая разница? Сейчас ты, через пять минут я. Оставь. Отдай лучше стрелы.

Лучники встали за частоколом рядом с копейщиками.

- Не стрелять… Аргх – Мартоль закашлялся, схватившись за бок. – Крыса…
- Не стрелять без команды! – крикнул следопыт.

Волки шагнули вперед.

- Не стрелять!

Белая волна хлынула на частокол. Залп в упор снес первый ряд, задние прямо с еще шевелящихся трупов махнули на колья. Их приняли в копья, древки, сделанные из чего попало, ломались, волки падали на вал, сбивая людей. Ров был заполнен визжащими волками, пытающимися выбраться из-под сыплющихся тел. Лучники выпустили последние стрелы и взялись за тесаки, волков, проскользнувших между пиками, рубили в куски. Мартоль отошел назад – со сломанным ребром драться было тяжело. Ему подвели коня, подсадили в седло. На валу шла резня. Люди били пиками вниз, время от времени белая туша перелетала через колья и моментально разлеталась под ударами. Аллот держался вне боя, при нем находился отряд из самых сильных бойцов – его резерв. Гигант дважды проехал вдоль линии. Время от времени он подъезжал к валу и приканчивая белую тварь, ободряя людей.

- Пока, вроде, отбиваемся! – бодро крикнул Крыса.
- Что-то гасило огонь там, внизу, - Мартоль внимательно осматривал линию обороны. – Что-то словно кулаком пристукнуло. Я боюсь, оно пристукнет и сейчас, и тогда они прорвутся. Крыса, ты когда-нибудь слышал о таком?
- Это магия, черная магия, - пожал плечами Крыса.
- Магии не бывает, - машинально заметил рыцарь, глядя, как его лучники рубят визжащее белое чудовище.
- Белых волков-оборотней тоже не бывает, - согласился следопыт.
- Хорошо, бывает все. Чего нам ждать еще? Я не очень хорошо помню страшные сказки.

В одном месте через стену перемахнуло сразу несколько волков. Повалив и разорвав десяток лучников, они кинулись вверх по склону. Мартоль дал шпоры раньше, чем успел подумать, как он будет сражаться со сломанным ребром. Великолепный конь бросился вперед и точными ударами копыт раздавил одно из чудовищ. Шипя и кривясь от боли, Мартоль принял на чекан самого бойкого волка. На левом наруче сомкнулись страшные челюсти – рыцаря чуть не выдернуло из седла, тварь повисла на руке и тянула вниз. Мартоль отмахивался чеканом, пытаясь стряхнуть волка, конь бил всеми четырьмя копытами.

- Держитесь, господин! - На помощь командиру кинулись ветераны во главе со следопытом.

Волк, наконец, стянул Мартоля с седла и был тут же изрублен озверевшим от страха за товарища Крысой. Лучников осталось четверо – один лежал с разорванным горлом, второй перетягивал прокушенную голень. Рыцарь встал и поглядел на руку – на стальном наруче отпечатались следы клыков.

- На коня, быстро! – Крыса сунул ему в руку поводья. – В следующий раз может кончиться плохо!

Мартоль залез в седло и осмотрелся. На валу, казалось, наступило затишье.

- Где Аллот? – прохрипел он, держась за бок, который болел теперь нестерпимо.
- Вон, - Крыса указал луком.
- Надо его предупредить, - Мартоль тронул коня коленями.

Аллот обозревал поле боя. На фоне зарева от факелов он выглядел настолько внушительно, что одним видом укреплял мужество своих людей.

- Они отступили, - кивнул гигант товарищу.

Мартоль посмотрел вниз – неглубокий ров был завален трупами волков и ошметками человеческих тел. Твари отошли в темноту. Было удивительно тихо – из-за границы света и тьмы не доносилось ни звука.

- Не могли же они совсем уйти, - пробормотал Аллот.

Внезапно Мартоль понял, что должно произойти и волосы зашевелились у него под шлемом.

- Аллот, отведи людей вверх по склону!
- Зачем?
- Отведи людей! Ты видел, как они разнесли нашу баррикаду? Сейчас ударят по валу и раздавят твоих солдат!

Мартоль не видел лица Аллота, но когда тот заговорил, в его голосе было спокойствие обреченного:

- Если отдать такой приказ, они побегут.
- Они побегут, если их начнет разносить в клочья.
- Нет. К смерти они готовы. Но приказ об отходе посеет панику.
- Ты что, идиот, не понимаешь…

Мартоль не договорил - сила из тьмы ударила снова. В валу появилось сразу два пролома, земля вперемешку с человеческим и нечеловеческим мясом брызнула во все стороны. Люди в ужасе закричали – темнота ответила воем и улюлюканьем. Внезапно, перекрывая все, над склоном разнесся глубокий, чистый звук рога.

- Радуйтесь!

Аллот дал шпоры и поскакал к ближнему пролому, в который вливался, поглощая людей, белый поток. Мартоль застонал и направил коня к другой дыре. Там кто-то, видимо ветеран, сумел организовать какой-то заслон – люди, как сумасшедшие, рубили алебардами, кололи пиками, потерявшие оружие дрались кольями и обломками. Бой шел по всему валу. Ополченцы сражались насмерть – никто не отступал ни на шаг. Юноша подлетел к пролому, когда тонкая цепочка обреченных начала прогибаться, чудовищный нарыв давил белым гноем. Рыцарь с разгона врезался в толпу волков, твари не могли отпрянуть, на них напирали сзади, и он, забыв про рану и усталость, как заведенный рубил на обе стороны мечом и чеканом. Конь дрался наравне с хозяином – давил чудовищ копытами, рвал зубами, его неистовый визг заглушал крики и рычание. Мартоль глубоко въехал в стаю, кольцо вокруг него сомкнулось. Спасала лишь великолепная выучка и сила коня, которого он вырастил сам - благородное животное вертелось юлой, брыкалось, прыгало, вставало на дыбы, сея смерть. Бешеная атака рыцаря дала возможность воинам выровнять строй – постепенно они теснили волков назад, устилая землю, как снегом, белыми тушами. Раны ночных тварей не кровоточили. В конце концов, волки были выбиты за пролом, перед которым в несколько рядов встали ободренные успехом пехотинцы. Мартоль огляделся, ища Аллота. Гигант свирепствовал у самого вала, каждый его удар валил тварь, сзади напирал резерв – дезертиры из армии Танкреда и ветераны.

Внезапно волки снова отхлынули. Один из копейщиков обернул к Мартолю залитое кровью и потом лицо:

- Господин рыцарь, да они, вроде как, и неживые – кровь из них не идет, а ткнешь в такого – прямо как в дерево! И прут напролом, словно ни боли, ни смерти не боятся.
- Они умирают? – Мартоль снял шлем, подставляя взмокшую голову ночному ветру. – Чего тебе еще надо? Ну-ка, молодцы, тащите трупы к пролому, я послежу здесь.

Воины торопливо заваливали брешь телами, мешая мертвых волков с мертвыми людьми. Страшное укрепление выросло до груди человека. Мартоль въехал на вал – ров был полон мертвого мяса, белые туши, забрызганные человечьей кровью, устилали землю.

- Мы выиграли еще час, - Крыса стоял у стремени, вглядываясь во тьму.
- А мне показалось, прошло несколько минут, - пробормотал юноша.
- Полночь уже позади, но близится час Черного Барана, когда они станут сильнее всего.
- Значит, до рассвета еще часа три.
- Мартоль, ты жив! – Аллот подъехал к товарищам, конь ступал по трупам, как по земле.
- Почему они не нападают? – гигант снял шлем и вытер лицо платком. – Или мы их так здорово потрепали?
- Может быть, - Крыса длинно и замысловато сплюнул. – Похоже, главная орда все же погналась за войском, а на нас оставили тех, кто послабее.
- Как ты думаешь, они возьмут крепость?
- Не знаю. Там командует Танкред, а он очень хитрый и знающий сукин сын. Если успеет взять все в кулак, перемелет их в ущелье на подступах к перевалу. Каменным стенам эти фокусы не страшны.
- Послабее, - Аллот нервно дернулся в седле. – А кого ты назовешь сильными?

Крыса помолчал, рядом с ним ронял горящие капли смоляной факел.

- Я молю Творца, чтобы они не послали на нас Псов Бала. Или Многозубых, - он понизил голос. - Вы молоды и мало знаете, потому в вас нет страха. А в моей многой мудрости много печали.
Tags: postapocalypse, жизнь - это боль, много скальпов, мужское, мы все умрем, не Fallout, не зассали, не фоллаут, слабоумие и отвага, творческое, человечность, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments