bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Girls and Panzer. Part IV.

Вот так Джуди Джонсон приняла участие в праздновании дня окончания торгов, причем совершенно бесплатно. Нельзя сказать, что ей это понравилось, но, увы, мнения девушки никто не спрашивал. К счастью, Рик полагал, что мэр должен воспитывать в жителях и гостях города приверженность к честной игре. При любой возможности. Одним словом, перед выходом на арену Джуди получила копье и кожаный доспех, а также два стимпака и три дозы Психо. Рик полагал, что это в какой-то мере компенсирует последствия развода и воспитательных мер, которые применили к преступнице ее бывшие коллеги и его собственные патрульные. Да и зрелище будет поинтересней. Женщины крайне редко выступали на арене – рабыни просто не имели для этого надлежащей подготовки, а участницы банд хорошо понимали, что против профессиональных бойцов, отчаявшихся рабов и разозленных Яо-гаев у них нет ни малейшего шанса. Словом, участие в боях осужденной преступницы обещало редкое и интересное представление. Рик разбирался в людях – такая уж у него была профессия. Одного взгляда на избитую, но яростно ругающуюся и вырывающуюся женщину с разбитым лицом господину мэру хватило, чтобы понять: эта баба покажет хороший бой.

Первые схватки, как всегда, происходили между рабами. Несчастных стравливали один на один, двое на двое, по пять с каждой стороны, и, наконец, устроили большую схватку уцелевших, в которой три победителя должны были получить свободу. Конечно, такой расход живой скотины выглядел несколько расточительным, но в этом году рейдеры пригнали рабов больше, чем требовалось. На юге, судя по всему, дела шли неплохо, и колонисты продвигались на север, чтобы основывать новые поселения, предоставляя таким образом парням из Дурных Земель больше возможности набрать товар. А в стране рейдеров фермеры постепенно начали осознавать, что подготовленный и опытный работник может сделать гораздо больше, чем раб-новичок, которого, к тому же, нередко нужно сперва обломать. Крестьяне начали переходить к патриархальной форме рабовладения, сберегая опытных сельскохозяйственных работников до следующего сезона, вместо того, чтобы продавать их осенью. Одним словом, на рынке образовался некоторый избыток живого товара, и лишнюю скотинку имело смысл куда-нибудь израсходовать. Помимо схваток между собой, изнеженных южан также немножко потравили гигантскими муравьями, собаками-людоедами и даже гордостью Рика: двумя радскорпионами и специально сберегавшимся для такого события Яо-гаем. Зверь, которого не кормили три дня, разорвал двух выставленных против него рабов, и господин мэр уже хотел приказать загнать его обратно в клетку, когда трибуны начали скандировать: «Джу-ди! Джу-ди!» Позже выяснилось, что разведенный супруг, желая раз и навсегда покончить со своей бывшей, подговорил своих бойцов кричать ее имя. Остальные рейдеры, уже наслышанные об утреннем побоище, с радостью подхватили этот клич. Возможно, тут была виновата мужская солидарность. Мужчины очень трепетно относятся к своим причиндалам, и всякий, кто покушается их отгрызть, вызывает у них лютую злобу.

В общем, подогретые кленовой водкой и всякими наркотиками зрители высказали недвусмысленное желание увидеть еще один бой Лысого Тедди, и Рик, скрепя сердце, вынужден был дать на это разрешение. Хороший мэр должен прислушиваться к желаниям сограждан. Не всегда, разумеется, а только в тех случаях, когда потакание таким желаниям не приведет к серьезным проблемам. Сумасшедшая баба, конечно, была хорошим бойцом, она прикончила всех, кого против нее выставляли, включая четырехфутового радскорпиона – и это все одним копьем! Но Рик полагал, что против пятисот фунтов зубов, когтей и ярости от зудящей расчесанной шкуры не устоит даже бешеная отгрызательница членов. Однако у бешеной стервы, кажется, были совершенно другие планы на этот счет. Как только Джуди выкинули на арену (для чего, между прочим, потребовались усилия четырех крепких мужиков), она первым делом сдернула с себя кожаный доспех. Бывшая рейдерша рассудила так: от удара лапы с шестидюймовыми когтями тонкая броня все равно не спасет, а вот дополнительная подвижность в схватке с Яо-гаем – это вопрос жизни и смерти. Подобрав выброшенное на песок копье, Джуди осторожно двинулась к своему гигантскому противнику. В отставленной левой руке женщина держала свои порядком потрепанные доспехи.

Надо сказать, Лысый Тедди отнюдь не горел желанием драться. Он только что плотно покушал одним из задавленных рабов и предпочел бы полежать в теньке, переваривая добычу. Однако вопли трибун, а также вечный зуд расчесанной кожи постепенно сделали свое дело. Метаболизм мутанта вбросил в кровь новую порцию адреналина, и Яо-гай пришел в то особое состояние духа и тела, в котором представители его вида легко и просто бросаются на стаю дефкло. К счастью для Джуди, сытный обед несколько отяжелил хищника. Первая атака Лысого Тедди вышла медленной и неуклюжей. Мисс Джонсон отскочила с пути разъяренного монстра, хлестнув при этом зверя кожаным доспехом по морде. Удар, и сопроводившая его могучая доза запаха свежей, живой человечины, раззадорили зверя еще сильнее. С бешеным ревом Лысый Тедди встал на задние лапы и пошел на женщину. Когда Яо-гай был в десяти шагах от Джуди, та швырнула ему в морду свой кожаный доспех. Тяжелая куртка с нашитыми полосами толстой кожи ударила зверя в нос, захлестнув голову рукавами. На мгновение Лысый Тедди ослеп. Воспользовавшись этим, женщина подскочила к чудовищу и ударила его копьем в грудь. Яо-гай взревел, а мисс Джонсон резко опустила вниз древко. Уперев деревянный шест концом в песок, Джуди наступила на него и пригнулась. Двигаясь за копьем, что рвало его внутренности, Яо-гай рванулся вперед, стараясь достать свою мучительницу. Копье сломалось пополам, и Джуди еле успела откатиться в сторону. Лысый Тедди несколько раз дернулся и затих. Из его спины на фут торчал обломок копья с наконечником, перемазанным черной, дымящейся кровью.

В полной тишине Джуди медленно встала. Пошатываясь, женщина обвела взглядом трибуны, подняла правую руку и, сжав ладонь в кулак, отставила средний палец. Трибуны взорвались. Одни рейдеры орали, требуя прикончить наглую суку, другие, в основном, те, кто помоложе одобрительно свистели и требовали отпустит ь мисс Джонсон. Чтобы предотвратить назревающую драку, Рик приказал немедленно убрать бабу с арены. Оставалось решить, что делать с мисс Джонсон дальше. О том, чтобы отпустить вот так, запросто, не могло быть и речи. Во-первых, значительная часть аудитории требовала ее смерти. Во-вторых, сам Рик был просто в бешенстве из-за смерти своего любимца. После недолгого размышления господин мэр велел объявить: отгрызательнице членов предстоит еще один, последний бой. Она будет сражаться с тем рабом, что дойдет до конца игр и будет объявлен победителем. Все сочли это вполне разумным решением, и мисс Джуди утащили в клетку – ждать своей очереди.

После серии боев – честных и не очень – среди рабов определился победитель – тот самый подземник, который раньше других понял, в чем состоит суть жизни на поверхности. Рик, приметивший парня еще с первой схватки, приказал выдать рабу крепкий, хоть и неприметный, кожаный доспех и настоящий стальной топор, так что молодой гладиатор продвигался вверх уверенно и почти без ранений. Господин мэр позаботился о том, чтобы подающий надежды боец не встретился с профессионалами – те, без сомнения, прикончили бы сильного и жестокого, но необученного бойца. Рик видел в парне большой потенциал и полагал такой исход нежелательным.

Словом, когда Джуди второй раз вытолкнули на арену, ее ждал серьезный противник. За прошедшие несколько часов, что мисс Джонсон отлеживалась в клетке, ей удалось если не восстановить силы, то, хотя бы, перевязать самые большие раны. Правда, на это ушла вся ее рубашка, но бывшая теперь уже рейдерша полагала стыдливость предрассудком, который случается с кем-то другим. Когда дверь в клетку отворилась, и надсмотрщик бросил внутрь кожаную безрукавку и короткий нож с широким лезвием, мисс Джонсон поняла, что наступил ее последний выход. Неторопливой, вальяжной походкой, призванной скрыть головокружение, Джуди вышла на арену и снова продемонстрировала трибунам отставленный средний палец, для верности повернувшись несколько раз, чтобы приветствие увидели все. Рейдеры ответили дружным воем, после чего на арену вышел противник мисс Джонсон.

Опытной бандитке хватило одного взгляда, чтобы понять, кто ей противостоит. Парень, в кожаном доспехе, бесспорно, крепкий, кровожадный и быстрый, но драться не умеет. Его оружие: тяжелый и острый топор, призвано наносить скорее эффектные, чем эффективные удары. С другой стороны, гладиатор был надежно защищен кожаной броней, а эффектный удар если попадает в цель, отправляет на тот свет ничуть не хуже, чем эффективный. Сама Джуди еле стояла на ногах, а ее оружие, мягко говоря, уступало в эффективности стальному топору. Не говоря уж об эффектности. Словом, бой предстоял трудный, но сдаваться без него мисс Джонсон не собиралась. Хотя бы потому, что в Пустошах сдавшихся щадить не принято. Так уж исторически сложилось.

Молодой раб вышел на арену и поднял вверх руку с оружием, приветствуя трибуны. Бывший подземник действительно схватывал все на лету, поэтому он поклонился в сторону ложи мэра и несколько раз махнул топором на все стороны, вызвав одобрительное гудение собравшихся. Парень уже понял, как важно в его работе заслужить приязнь толпы. А вот чего он не понял – так это необходимости держать ухо востро, когда имеешь дело с бабой, которая собирается выжить любой ценой и, которой глубоко плевать на одобрение зрителей. Выждав, пока гладиатор повернется к ней спиной, Джуди собрала в кулак всю волю и остатки сил, и, преодолев в несколько коротких неровных прыжков, расстояние до противника, как пушечное ядро всем телом ударила раба в спину. Довольно слабое и пошатывающееся, надо признать, но все-таки пушечное ядро.

Молодой гладиатор принял крики толпы, пытавшейся предупредить своего любимца, за поощрение и как раз развел руки в очередном приветственном жесте, когда в спину ему ударил кто-то не слишком сильный, но очень целеустремленный. Парень пошатнулся, и выронил топор. Джуди, обхватив противника руками и ногами, повисла у него на спине и яростно тыкала ножом в бока и грудь, пытаясь пробить кожаную броню. При этом сумасшедшая баба яростно визжала рабу прямо в ухо, перемежая нечленораздельные вопли чудовищными ругательствами и жуткими угрозами. На трибунах воцарилась тишина, рейдеры невольно прислушивались к крикам безумной воительницы, одни – из внезапно проснувшегося в них чувства прекрасного, другие – чтобы запомнить и употребить при случае.

К сожалению, нож Джуди был тупой, сама она изрядно ослабела, а броня гладиатора оказалась сделана на совесть. Словом, ни один удар не достиг цели, а вот гладиатор, оправившись от неожиданности, перехватил рук Джуди и выбил из нее оружие. Теперь оба были, можно сказать, на равных, только один – крепкий, полный сил мужчина, в толстой броне, неплохо подкреплявшийся между схватками, а вторая – избитая, израненная женщина, чья одежда едва прикрывала наготу. Словом, идеальное соотношение сил по меркам Северного Айдахо.

Лишившись орудия, Джуди решила попробовать задушить своего противника, но тот прижал подбородок к груди, не давая сжать шею. После нескольких неудачных попыток, раб, наконец, поймал Джуди за плечо и резким рывком сбросил женщину наземь. Не давая врагу опомниться, бывший подземник обрушился на нее сверху, собираясь вышибить дух из вредной бабы. Джуди успела сдвинуться в сторону, и удар, который, несомненно, переломал бы ей ребра, пришелся по плечу. Левая рука женщины повисла плетью, но в ходе этого маневра голова подземника оказалась слишком близко от лица мисс Джонсон. Понимая, что второй атаки ей не пережить, Джуди обхватила правой затылок гладиатора, и, дернув его на себя, пустила в ход оружие, которое сегодня уже доказало свою эффективность.

Над ареной разнесся дикий крик, переходящий в визг. Гладиатор заполошно размахивал руками, пытаясь оттолкнуть сумасшедшую суку, а та, выплюнув кусок щеки, перехватила врага зубами за шею и изо всех сил сжала челюсти. На арену хлынула свежая кровь, затем раздался глухой удар – бывший раб, наконец, угодил мисс Джонсон тяжелым наручем по макушке. Не разжимая зубов, Джуди свалилась без сознания, гладиатор скулил и пытался освободиться. Трибуны замерли. По всему выходило, что выиграл подземник, но победа выглядела как-то неубедительно. В этот момент к ложе Рика подошел, протягивая вперед пустые руки, одноглазый лейтенант мистера Кинга. Оглядев с ног до головы рейдера в тяжелом доспехе, но без всякого видимого оружия (даже ножны на поясе были пусты!) мэр кивнул своей охране, и та расступилась. Лейтенант нагнулся к Рику и сказал на ухо несколько слов. На несколько мгновений господин мэр впал в глубокую задумчивость, затем кивнул. Лейтенант повернулся и вышел из ложи, а Рик подозвал к себе распорядителя игр и выдал тому необходимые инструкции.

Через минуту на арену выбежали медики. Бесчувственной Джуди вкололи релаксант, разжали челюсти и утащили с арены. Распорядитель игр встал рядом с окровавленным, трясущимся гладиатором и под громкое «Бу-у-у-» трибун объявил его победителем, но добавил, что свободу тот не заслужил, поэтому до следующих игр останется в собственности господина мэра. Что же касается сумасшедшей бабы, то мистер «Полковник» Кинг выразил желание приобрести ее для какой-то своей программы, поэтому если кто не согласен – может обращаться к нему. Дураков не соглашаться с мистером Кингом не было, и на этом игры были объявлены закрытыми.

Наследующее утро Отряд Братьев двинулся в Кингсбург. Под охраной одинаково обмундированных бойцов в тяжелых армейских доспехах двигался целый караван запряженных браминами и рабами повозок из старых автомобилей. В крепость везли припасы, одежду, лекарства. В одной из повозок на мешках с псевдокукурузой ехала мисс Коллинз. На другой, в небольшой, но прочной клетке везли Джуди Джонсон. Собственно, бешеная сука даже после помощи, оказанной ей медиками мистера Кинга до сих пор пребывала в бессознательном состоянии, после введенных ей релаксантов, но Полковник привык предусматривать все. Кингу вовсе не хотелось, чтобы мисс Джонсон, придя в себя, атаковала его бойцов и закончила свои дни кучкой пепла, как бывает с теми, в кого попал лазерный луч, или зеленоватой светящейся лужицей, остающейся после убитых плазменным оружием. У Полковника на нее были другие планы.

Путешествие до Города Вагонов обошлось без эксцессов – дорога за прошедшие года стала наезженной, а все зверье: восьминогое, шестиногое, четвероногое и двуногое научилось уважать людей в оливковых панцирях поверх пятнистой шкуры. Когда мощные стальные ворота, представлявшие собой двери грузового вагона, разъехались в стороны, пропуская вернувшихся хозяев, мистер Кинг препоручил устроение запасов и новой рабочей силы своему лейтенанту, а сам повел мисс Коллинз к ее новому месту работы. По приказу вождя, бойцы давно уже расчехлили танк, и теперь он стоял под навесом из серебристо серой синтетической ткани. Полковник указал своей новой подчиненной на чудовищную машину и сказал, что отныне ее работой станет поставить этого зверя на ход.

Мисс Коллинз уже поняла, что на поверхности человек живет ровно столько, сколько он остается кому-нибудь полезен. Она оказалась полезна этому страшному гиганту в силовом доспехе. Если мисс Коллинз откажется выполнять его распоряжения – она вряд ли будет кому-нибудь нужна. Что случается с рабами, которые никому не нужны, Сандра видела. Мисс Коллинз внимательно осмотрела танк снаружи, после чего сказала, что ей нужно взглянуть на машину внутри, чтобы понять: возможно ли ее запустить в принципе. После этого она сможет сказать, какие материалы и инструменты ей будут нужны. И, в любом случае, она надеется, что мистер Кинг понимает: это дело не одного дня, и даже не одного месяца. Мистер Кинг ответил, что понимает, и что ему нравится деловой подход мисс Коллинз. Мистер Кинг выделяет в помощь мисс Коллинз двух своих бойцов – они будут выполнять всю тяжелую работу и в любое время дня и ночи донесут до мистера Кинга любые требования Госпожи Механик. На этом разговор был окончен. Мисс Коллинз получила в свое распоряжение двух неразговорчивых головорезов – на вид очень крепких, но судя по всему, не из породы интеллектуалов. Головорезы называли Сандру: «Босс», «Мисс Коллинз» и «Механик», но у девушки не было ни малейшего сомнения в том, что если понадобится, эти парни без колебаний свернут ей шею.

Мистер Кинг, тем временем, отправился ко второму из своих важных приобретений. Он заплатил за Джуди цену пяти хороших рабынь, теперь пришла пора объяснить сумасшедшей суке, для чего она понадобилась. Мистер Кинг был дальновидным человеком. Он знал, что настоящая империя – это так, которая переживет своего основателя. Следовательно, Полковнику нужен был продолжатель его дело, причем, разумеется, его крови. Попросту говоря – наследник. Мистер Кинг был неплохо образован и знал, что для того, чтобы получился наследник, нужны представители одного вида, но разных полов. При этом получившееся потомство будет похоже как на родителя-самца, так и на родительницу-самку. Словом, Джордж Кинг уже некоторое время пребывал в поисках женщины, которая могла родить ему подходящего принца. В мисс Джуди Джонсон он, кажется, нашел подходящую кандидатку на эту ответственную роль. Словом, как только Джуди окончательно пришла в себя от действия релаксантов (и была приведена в презентабельный вид рабынями Кингсбурга), Полковник подошел к ее клетке и разъяснил женщине, что от нее требуется. Мисс Джонсон внимательно выслушала полковника, после чего заранее попросила прощения за свои манеры: у нее скованны руки за спиной, поэтому, возможно, все будет выглядеть несколько неприлично. С этими словами мисс Джонсон повернулась к Полковнику спиной, сжала скованные руки в кулаки и отогнула на них средние пальцы. Мистер Кинг согласился, что ответ выглядит несколько фривольно, после чего объяснил, что от мисс Джонсон не требуется изображать из себя королеву, рожай сына – и катись на все четыре стороны, естественно, с приличным вознаграждением. Мистер Кинг настолько великодушен, что даже не будет настаивать на естественном оплодотворении (в конце концов, он не какой-то одержимый сексом мальчишка) – у него есть специалист, который сделает все чисто и аккуратно с помощью шприца. Мисс Джонсон подумала немного, после чего ответила несколькими тщательно подобранными выражениями, да такими, что случайно услышавший их одноглазый лейтенант выронил мешок с кукурузой, который тащил к амбару, а присутствовавшая при разговоре огромная сторожевая псина легла на пузо и заскулила. Кинг с олимпийским спокойствием заметил, что, в принципе, в таком случае можно ведь обойтись и без формального согласия мисс Джонсон. Мисс Джонсон согласилась, что, конечно, обойтись можно, но тогда она при первой возможности прикончит ублюдка в себе, если надо, вместе с собой. Кинг кивнул и сказал, что они вернутся к этому вопросу, после чего приказал своим специалистам как следует избить мисс Джонсон. Очень больно, но не причиняя вреда внутренним органам.

Когда мисс Джуди оправилась после экзекуции, Полковник пришел к ней и повторил свое предложение. Мисс Джонсон ответила так же, как и в первый раз. Кинг рассмеялся и отдал тот же приказ, что и в первый раз. Через неделю представление повторилось. И еще через неделю. И еще. Это стало своеобразной традицией, воскресным развлечением для всего Кингсбурга. Свободные и рабы бились об заклад: когда Бешеная Джуди сдастся. Выигрывали, неизменно, те, кто ставил против этого события. Для Кинга мисс Джонсон стала своеобразным вызовом, и сломать ее для будущего Императора Севера было делом чести.

Тем временем, мисс Сандра Коллинз разбиралась с внутренностями Тип 45-4. Голливудская упаковка оказалась выше всяких похвал – она сохранила машину в целости и относительной сохранности два века. Хотя машина принимала участие в съемках, экипаж на ней был военный, поэтому документация и инструменты хранились в относительном порядке. Тип 45-4 был трофейным танком, и руководство службы и прочие полезные наставления для него оказались переведены на английский только частично. Однако по этой же причине вся эта литература хранилась внутри машины, чтобы постоянно быть под рукой у экипажа. Словом, мисс Коллинз было с чего начинать. Осмотр машины показал, что ее атомный двигатель в порядке. Более этот двигатель имеет очень интересную систему питания. Поскольку, очевидно, с китайскими атомными батареями в довоенных ССА, несмотря на победный ход войны, было напряженно, для съемок танк переделали на американские источники питания. Одной термоядерной батареи – стандартного элемента питания мощных американских двигателей, танку хватало на шесть часов движения со скоростью 5 миль в час по ровной дороге – как раз на съемочный день.

Bildschirmfoto-2016-02-26-um-10.36.49

Переходник, обеспечивавший передачу тока, вырабатываемого американской батареей, на вход китайского электродвигателя был достаточно сложным устройством. Это оказалось связано главным образом с тем, что неизвестные проектировщики предполагали использовать в качестве источника питания не только термоядерные батареи, но и ряд других энергетических элементов, главным образом военного назначения: микроядерные ячейки, электронные батареи и ряд других боеприпасов. Вся это говорило о том, что устройство проектировали военные.

Часть контактов в электросистемах танка от времени пришла в негодность, многие детали также требовали замены. Ходовая часть была в полной исправности, как и основное вооружение машины: четырехствольная лазерная зенитка. Аккумуляторы орудий заряжались от двигателя машины. В принципе, орудия должны были питаться от собственных аккумуляторов – могучих батарей гигантского заряда, но киношники не собирались сбивать настоящие самолеты. Им вполне хватало внешнего эффекта – вспышки ионизированного воздуха на срезе ствола, поэтому орудия переделали на питание от двигателя. В принципе, если употребить заряд термоядерной батареи не на движение, а на выстрел, одного источника питания должно было хватить на очередь из четырех выстрелов из четырех стволов.

Неделя за неделей, мисс Коллинз постепенно разбиралась в устройстве старинной машины, отлаживая одну систему за другой. О ходе работ девушка прилежно докладывала Полковнику Кингу – три раза в неделю. Постепенно машина возвращалась к жизни. Первый раз удалось повернуть башню. Ожила большая часть проводки. После нескольких неудач Сандре удалось полностью восстановить переходное устройство для американских источников питания. Недели складывались в месяцы, приближалась осень, и конец работы был уже виден. Сандра не представляла, какой гигантский труд она проделала. По молодости, она не понимала, что сделала работу, за которую опытный инженер в одиночку скорее всего бы не взялся. Сандре было интересно применить навыки, полученные в Убежище, проверить себя. К тому же, уходя с головой в работу, девушка могла хотя бы ненадолго отвлечься от чудовищной действительности. Нельзя сказать, что Кингсбург был адом – на севере Айдахо хватало мест похуже (и это мы еще не говорим о землях людоедов!) И все же крепость рабовладельцев есть крепость рабовладельцев. Дважды Сандра становилась свидетелем казни непокорных рабов. Первого рейдеры просто расстреляли. Из второго решили сделать пример для остальных – и человека затравили боевыми псами. После этого Сандра три ночи не могла уснуть – ей слышались вопли несчастного, бешеное рычание и чавканье собак и гогот бандитов.

Для всех в Кингсбурге мисс Коллинз оставалась чужой. Бандиты видели в ней рабыню с особым статусом, прихоть Полковника, не более. Для рабов она была выскочкой, прислуживающей рейдерам. В общем, нет ничего удивительного в том, что Сандра начала разговаривать с мисс Джонсон. Клетка Джуди стояла недалеко от навеса, под которым расположился Тип 45-4. Однажды, когда свободные от службы рейдеры в очередной раз собрались посмотреть, как Джуди будет мыться (Кинг не видел смысла доводить мать будущего наследника до каких-нибудь жутких кожных болячек), Сандра молча подошла к клетке и накинула на нее часть танкового чехла. Пока рейдеры размышляли: что бы это могло значить, и не является ли выходка соплячки-механика признаком изменения политики Кинга в отношении бешеной суки, Джуди успела помыться и переодеться. Прежде чем рейдеры успели решить, как они будут реагировать на это нахальство, Сандра свернула чехол и забралась в танк. Когда девушка отходила от клетки, она услышала негромкое: «Спасибо».

С тех пор Сандра время от времени беседовала с Джуди о том о сем. Конечно, у нее было мало времени на разговоры, да и чего греха таить: мисс Коллинз очень боялась, что Кинг накажет ее за это. Тем не менее, каждый день девушка находила хотя бы пять минут на то, чтобы перекинуться парой словечек с Джуди. Впрочем, Кинг, узнав об этой связи, только посмеялся и велел лейтенанту оставить все, как есть. Полковник полагал, что боязливая и покорная мисс Коллинз сумеет повлиять на бешеную суку в правильном направлении.

Однако, мистер Кинг просчитался. Именно общение с Сандрой, пусть состоящее из коротких обменов дежурными фразами, помогало Джуди держаться. Мисс Коллинз не скрывала своего восхищения стойкостью Джуди, ее несгибаемой волей, а также тем, что при каждой экзекуции хотя бы один рейдер вываливался из кучи-малы, в которую превращался процесс стреноживания бывшей рейдерши, с прокушенной рукой или отбитой мошонкой. Нельзя сказать, что Сандра и Джуди хорошо узнали друг друга за эти месяцы. Скорее, каждая составила для себя в своем воображении образ подруги по несчастью. Мисс Коллинз видела перед собой героиню Пустошей – сильную, независимую и благородную. Свирепая Джуди считала Сандру наивной, нежной, запутавшейся девочкой, подземным цветком, вырванным из чудесного, тихого мира и брошенным в ад постъядерной Америки. В общем, обе женщины немного заблуждались друг насчет друга. И все же, ни у той, ни у другой в этом мире больше никого не было.

Словом, когда ненастной сентябрьской ночью мисс Джонсон услышала у двери своей клетки негромкое металлическое позвякиванье и поскрипыванье, она ничуть не удивилась. Бесшумно поднявшись с кучи веток, служившей ей постелью, женщина подкралась к решетке и ухватила Сандру за руку. Мисс Механик негромко вскрикнула и уронила часть своих инструментов, а Джуди очень тихо, но очень строго спросила: какого черта ты делаешь, Коллинз, тебе жить надоело? Сандра выдохнула, собрала упавшие инструменты и заговорила. От услышанного у Джонсон ёкнуло сердце. Оказывается, вчера мисс Коллинз, наконец, запустила двигатель танка и проехала сорок футов до стены, потом повернула и проехала триста футов вдоль стены, потом снова повернула, словом, наездила почти две мили. Джуди кивнула – из своей занавешенной чехлом клетки (Сандра выбила для нее эту маленькую привилегию) она слышала лязг и негромкое гудение двигателя. Машина работала, как атомные часы. На завтра были назначены полноценные испытания. Но никаких испытаний не будет. Сегодня за ужином Кинг произнес речь, в которой рассказал, как поведет Отряд Братьев на завоевание Айдахо. Это ужасно! Он собирается начать войну, убить сотни людей и обратить в рабство тысячи! И все из-за нее, Сандры Мишель Коллинз, ведь это она отремонтировала танк! Поэтому Сандра решила взорвать машину. На том ужине все рейдеры перепились. Даже часовые сейчас еле стоят на ногах, а Полковник, его командиры и прочие рейдеры валяются прямо под столом. Сандра никогда не видела Кинга таким несдержанным, хорошо, что она убежала подобру-поздорову, когда рабы притащили канистры с кленовой водкой. Она притащила внутрь несколько термоядерных батарей, и когда мисс Джонсон уйдет подальше, потому что твоя клетка, Джуди, совсем рядом с танком, Сандра их замкнет и взорвет танк к чертям… Собачьим!

На этом мисс Коллинз выдохнула и как-то сникла. Джуди заметила, что если Сандра взорвет танк, будучи в нем сама, она, без сомнения, погибнет. Сандра тихо ответила, что, наверное, это к лучшему. Жизнь на поверхности не для нее. Они все ужасно ошиблись. Мир наверху совсем не нуждается в цивилизации. Совсем наоборот, он готов эту цивилизацию растоптать. Она не сможет здесь выжить – это уже понятно. Лучше уйти быстро и без мучений… При этих словах Сандра тихо вскрикнула. Рука Джуди, державшая ее запястье, прекратилась в стальные тиски. Сандра почувствовала, что ее тянут вперед, прутья клетки больно ударили девушку по груди и внезапно перед ее лицом оказалось лицо сумасшедшей стервы Джуди Джонсон. Глаза бывшей рейдерши сверкали, он тяжело дышала. Вторая рука мисс Джонсон крепко ухватила Сандру за затылок, лишив девушку всякой возможности маневра. Сиплым голосом Джуди приказала бывшей подземнице прекратить этот дурацкий скулеж. Плевать на то, в чем нуждается мир. Плевать на цивилизацию. Вообще на все плевать. Сандра жива, прямо здесь и сейчас. Она здорова, сильна, много знает и умеет. Он может жить долгие годы. А многие люди – не могут. Тупая девчонка, ты что, не видела, сколько умерло тогда на арене? Поверь, в набегах погибает еще больше. Ты знаешь, сколько умирает от голода? Болезней? Сколько убивают людоеды? Все эти убитые хотели жить, пусть жизнь у них была не сахар. А ты, глупая ты бигхорниха, хочешь умереть? Сама? В глаза мне смотри! Сандра посмотрела в глаза Джуди и увидела в них неудержимую жажду жизни, несокрушимую волю, а также готовность откусывать члены всем, кто попытается эту жизнь отнять, а волю сломить. Помолчав несколько секунд Джуди добавила, что, к тому же, сам по себе взрыв танка ничего не решит. Ну, не будет у Кинга его игрушки, оружие, крепость и снаряжение-то останутся. Он все равно продолжить строить свою Империю. Сандра робко спросила: что же тогда делать? Джуди криво усмехнулась и ответила: ну, у них ведь есть танк, верно?

Сандра не сразу поняла, что имеет в виду бывшая рейдерша, а когда до нее дошло – слабо пискнула и помотала головой. Джуди усмехнулась еще страшнее, так, что один угол ее рта дотянулся чуть ли не до уха, а второй замер строго под носом. Мисс Джонсон сказала, что это их шанс. Для них обеих. Для Джуди – хотя бы частично исправить все то, что она натворила с момента, когда выбрала не умереть, как честная девушка, а стать наложницей главаря бандитов. Для Сандры это шанс прекратить бояться и начать пробивать свою дорогу в этом мире. Другого-то у них все равно нет. Сандра тихо сказала, что не уверена, сможет ли она убивать людей. Джуди вздохнула и успокоила подземницу: это, на самом деле, довольно просто.

В конце концов, Сандра позволила себя уговорить. Возможно тут сказалась сила убеждения мисс Джонсон, а может быть то, что впервые с того страшного дня, когда члены Движения оказались на поверхности, ее касались руки того, кто не желал ей зла, и даже наоборот, проявлял о ней пусть грубую, но заботу. Мисс Коллинз открыла клетку, и Джуди выскользнула наружу. В руке у бывшей рейдерши был остро заточенный кусок жести (Сандра понятия не имела, где Джуди его все это прятала). Коротко расспросив подземницу о том, как двигается танк и что для этого нужно, Джуди решительно, но очень тихо отправилась к вагону, в котором находился склад снаряжения. Часовой у склада действительно спал, прислонившись к стене. Джуди приказала Сандре встать слева от рейдера и по сигнал: «Хоп!» прижать его руки к телу. Словно во сне, мисс Коллинз подкралась к часовому, и, услышав негромкий хлопок, крепко обхватила его руками. Справа раздалось какое-то шевеление и внезапно сверху что-то страшно забулькало и захрипело. Сандру окатило чем-то красным, липким, и девушка с ужасом поняла, что это – кровь.

Несколько месяцев назад мисс Коллинз бы упала в обморок при одной мысли, что она держит человека, которого убивают заточенным куском жести. Но это было давно. К ужасу Сандры, Пустоши действительно изменили ее. Она даже не упала в обморок, только бурно выблевала, не отпуска, между прочим, зарезанного бандита. Когда рейдер перестал дергаться, девушки осторожно опустили его на землю. Сандра быстро открыла замок вагона и быстро влезла внутрь, затем втянула Джуди, которая еще не до конца восстановилась после последней экзекуции. Аккуратно прикрыв за собой дверь, мисс Коллинз зажгла маленький фонарик и осмотрелась. Они попали, куда нужно – в этом вагоне Кинг хранил снаряжение, которое могло понадобиться в ближайшие дни. Сандра быстро объяснила Джуди, что им нужно. Обе девушки сняли с полки тяжелые военные баулы и принялись набивать их атомными батареями, микроядернуми и электронными ячейками, патронами и медикаментами. Когда в каждом бауле было по шестьдесят фунтов, Джуди сказала, что на первый раз хватит, остальное заберут во вторую ходку. Девушки выбрались наружу и, сгибаясь под тяжестью груза, осторожно прокрались к танку. К счастью, китайские конструкторы предусмотрели в машине люк в днище, иначе подругам пришлось бы трудновато. Затолкав баулы внутрь, Сандра влезла в машину и принялась размещать батареи в гнездах, готовя танк к пуск. Джуди схватила пустые баулы и выбралась обратно. Сандра как раз закончила с батареями и теперь тестировала системы, когда снаружи послышались крики и выстрелы. Прильнув к перископу, мисс Коллинз с ужасом увидела, что от склада к танку, сгибаясь под тяжестью баулов бежит Джуди, а за ней, размахивая винтовками и шатаясь, гонятся четверо рейдеров. Джуди уверенно опережала пьяных бандитов и те, кажется, поняли это. Один из них громко скомандовал, остальные встали на месте, подняли оружие и выстрелили. Алые в темноте лазерные лучи прошили воздух в каких-то футах от мисс Джонсон, и, внезапно, Сандра почувствовала, что ее голова становится до странности легкой, а мысли – быстрыми и короткими. Руки девушки легли на рукояти управления башней…

Когда огромная квадратная башня танка, жужжа сервоприводами, развернулась навстречу бандитам, те замерли в тупом удивлении, силясь понять, что происходит. Четыре ствола вдруг опустились, и последнее, что увидели бойцы Отряда Братьев, были четыре яркие, как звезды, вспышки лазерных пушек.

Хрипя и задыхаясь, Джуди ввалилась в нижний люк и, надсаживаясь, втащила за собой баулы. Сандра с автоматической быстротой вставляла в гнезда преобразующего устройства термоядерные батареи. Не глядя на бывшую рейдершу, мисс Коллинз каким-то новым, лязгающим голосом приказала закрыть люк и лезть наверх. Снаружи медленно, но верно, разворачивался подлинный ад: кричали люди, выли и лаяли псы, звучали выстрелы и команды. Все также не поднимая глаз от органов управления Сандра крикнула Джуди, чтобы та села в кресло наводчика справа от пушек, взялась за рукоятку управления огнем, но не смела стрелять без команды. Бывшая рейдерша послушно уселась в дырчатое сиденье с низкой, только поясницу опереть, спинкой. Про себя женщина мельком подумала, что ее подруга по несчастью почему-то совсем не похожа на ту запуганную девочку, что собиралась покончить с собой полчаса назад.

Сандра вставила в гнездо последнюю батарею и положила руки на рычаги. Она не была уверена, что в горячке не наделает ошибок, оставалось надеяться на то, что автоматическая коробка передач старинного танка, которую она перебирала своими руками, не подведет. Сандра нажала кнопку включения двигателя, и вздрогнула от радости, когда машина отозвалась басовитым, низким гудением. Мисс Коллинз осторожно подала танк вперед. С той секунды, когда четверо рейдеров в ее прицеле разлетелись горящими лохмотьями, Сандра ощущала какую-то незнакомую, отрывистую четкость в мыслях. Убивать действительно оказалось легко, и самое страшное, эта легкость совершенно не пугала бывшую подземницу. Двинув правый рычаг вперед, Сандра развернула машину в сторону стены.
Tags: fallout, idaho, postapocalypse, жизнь - это боль, мужское, не зассали, танки, тоталитаризм, трактористы, юные школьницы
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments