bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Girls and Panzer. Part V.

Джуди бодро крутила рукоять горизонтальной наводки, поворачивая орудия в сторону длинного дома, где вечером пировали рейдеры. Сандра приказала не стрелять без команды, но, кажется, она сейчас была занята управлением, так что принимать решение все равно придется Джуди. В подсвеченной зеленым рамке перископа метались люди, то и дело вспыхивали выстрелы. Пули и лазерные лучи со звоном и шипением били в броню, и Джуди расхохоталась, захваченная странным ощущением собственной неуязвимости. Внезапно двери длинного дома распахнулись и на пороге показалась гигантская фигура в силовом доспехе. Джуди криво ухмыльнулась и начала наводить башню на дверной поем. Кинг повернулся назад, внезапно в его руках оказалось длинное громоздкое устройство. В открытом сверху лотке пусковой установки лежал короткий пузатый снаряд. Джуди похолодела. Полковник собирался стрелять из «Толстяка»! Мисс Джонсон не знала, какой толщины броня у танка, но была уверена, что прямого попадания мини-ядерной бомбы не выдержит даже она. Яростно повернув в последний раз ручку горизонтальной наводки, девушка опустила стволы орудий. Кинг водил пусковой установкой, прицеливаясь, и Джуди, торопливо совместив центр светящейся зубчатки с фигурой в стальном скафандре, нажала на спуск. В последнюю секунду, вспомнив, как чуть не ослепла, когда четыре лазерные вспышки разнесли расстреливавших ее рейдеров, Джуди закрыла глаза. Раздался оглушительный грохот, танк качнулся, словно сделанный из картона накренился, и замер с заглохшим двигателем. Оглушенная мисс Джонсон не слышала, как внизу неумело, но бешено ругалась Сандра, вставляющая в гнезда приемника новые батареи вместо израсходованных. Наконец, мотор снова загудел, танк рванулся вперед, проломил стальную стену и с гулом и лязганьем ушел в ночь.

Так пала империя Джорджа Кинга. Две трети рейдеров погибли вместе со своим императором и его лейтенантами во время взрыва взведенного мини-ньюка, свалившегося с направляющей пускового устройства когда разорванный пополам Полковник рухнул на землю грудой жареного мяса и горелого металла. Из уцелевших еще половина погибла, подавляя мятеж рабов, которые решили, что теперь самое время поменяться местами с бывшими хозяевами. Девятнадцать оставшихся бандитов зазимовали в развалинах Кингсбурга, а весной, собрав самый дорогой товар, двинулись в Боннерз Ферри и поступили на службу к Рику Четырнадцать дюймов. Рик отправил на север экспедицию подобрать оставшееся, но оказалось, что большую часть снаряжения и оружия утащили в начале лета подошедшие к крепости канадцы. Впрочем, оставшегося Рику хватило для того, чтобы перевооружить своих бойцов и еще сильнее укрепить столицу рейдерского севера. На этом, пожалуй, история Северных Пустошей Айдахо для нас заканчивается. Пока, по крайней мере. Ведь наша повесть называется «Девушки и танк», не правда ли?

Тип 45-4 полз по ночному лесу, распугивая зверье с различным количеством ног непривычным видом, шумом и запахом. Сандра держала скорость три мили в час – достаточно, чтобы уйти до рассвета от Кингсбурга миль на пятнадцать, и в то же время не настолько высокую, чтобы порвать гусеницу о какой-нибудь особенно острый валун. Дорога из Боннерз Ферри в крепость братства была хорошо натоптана, по ней проходили даже запряженные браминами телеги. Увы, танк был в два раза шире любой повозки, поэтому приходилось быть осторожной. Удивительное дело, но Сандра уверенно справлялась с гигантской, сорокатонной машиной. Говорят, каждый человек чуть ли не от рождения является мастером в каком-то деле. Правда, абсолютное большинство за всю свою жизнь так и не находят, в каком именно. Бывает хуже, человек понимает, что стал мастером в предмете, который не только никому не нужен, но и самого мастера от него воротит. Сандре повезло. Оказалось, она родилась механиком-водителем танка, и не какого-то, а китайского.

Как только мисс Коллинз поймала себя на подобной мысли, она немедленно остановила машину. До рассвета было еще полтора часа, и судя по спидометру они удалились от крепости на каких-то десять с небольшим миль. Но когда твое воображение начинает говорить тебе, что ты – мастер, ты – великий, самое время остановиться и прилечь отдохнуть, иначе в перегноегенератор ты отправишься в закрытой коробке. Вполне возможно даже в нескольких. Так говорил ее наставник-инженер в Убежище 24, и Сандра привыкла доверять старику.

Девушка вылезла из кресла механика и подергала Джуди за свисающую с места стрелка босую ногу. Бывшая рейдерша сползла с боевого сиденья и осторожно спустилась на пол танка. Вообще говоря, в настоящем танке боевое отделение было загромождено ограждением орудия, ящиками с батареями орудий и много еще чем. Однако киношники все это выкинули, чтобы не мешало снимать фильм, поэтому в огромной машине с экипажем восемь человек стало на редкость просторно. Большая часть освещения в танке вышла из строя во время взрыва. В тусклом красном свете аварийной небьющейся лампы девушки смотрели глядя в лицо друг другу. Глаза Сандры и Джуди блестели и обе одновременно поняли, что плачут. Покачнувшись, Джуди шагнула к мисс Коллинз и крепко обняла ее. Сандра обхватила своими перемазанными в засохшей крови и смазке руками спину бывшей рейдерши и женщины громко заплакали. Не в силах стоять, обе опустились на колени, затем, не разжимая объятий упали на стальной пол, и плакали, пока не заснули.

Когда Сандра прснулась, было уже одиннадцать часов утра. В танк, предназначенный для преодоления зоны ядерных ударов, свет не проникал, но стрелки часов на левом борту показывали, что солнце давно встало. Тело ломило от сна на стальной решетке. Впрочем, мисс Джонсон, кажется, это нимало не стесняло – бывшая рейдерша сладко посапывала на полу. Стараясь не разбудить подругу, Сандра взобралась на место командира танка и повернула перископ. Вокруг лежал лес, прямо перед ними – дорога, погони видно не было. Вдалеке, в том направлении, откуда они приехали, в осеннее небо поднимался густой столб черного дыма, и Сандра заключила, что обитателям Кингсбурга, сколько бы их ни осталось, сейчас не до сбежавших рабынь. Сделав такой вывод, мисс Коллинз спустилась и растолкала Джуди.

Мисс Джонсон проснулась с трудом. Странное дело, на нее – такую бывалую и яростную, завоеванная в ночном бою свобода оказала какое-то странное действие. Джуди не знала, что делать дальше. Она так и сказала Сандре, пока обе завтракали банкой довоенных консервированных бобов (запах ужасный, что во время еды, что через много часов после, вкус тоже не очень, зато питательно). Когда ей было пятнадцать лет деревню Джуди сожгли рейдеры. С тех пор она восемь была наложницей сперва одного, затем другого главаря, ну и последние полгода – да ты сама знаешь. Джуди сама стала рейдершей и, если честно, на совести у нее немало черных дел. Может быть тем, что мы сделали вчера ночью, часть этих преступлений удалось искупить. Что мы сделали вчера ночью? А ты взрыв слышала? Это мы взорвали сраного Кинга и всю его сраную империю к сраному царствию небесному! Серьезно! Гад взорвался на собственном мини-ньюке, а с ним – вся его сраная шайка!

Мисс Коллинз спокойно заметила, что тут стало как-то слишком много сраного, возможно из-за бобов – они наводят на такие мысли. То, что Кинга больше нет – это хорошо. Его людоедская империя больше не угрожает миру. Что же касается того, куда им двигаться? Ты, кажется, сказала, что с юга? И там у вас была обычная фермерская деревня? И таких было много, особенно еще дальше на юг, к этому, как его, Нью-Бойсе? Вот туда мы и двинемся.

Джуди задумчиво облизала ложку и сказала, что ей эта идея не очень уж нравится. На юге, как и на севере, всем заправляют мужики, а ты сама видела, что это за сволочь. Сандра подумала и возразила, что у нее под землей мужчины были нормальные. Потом она вспомнила бывшего товарища, что вырвал у нее миску с едой и потом рубил топором рабов, и поправилась: в большинстве нормальные. Встречались, конечно, и говнюки. Но и бабы, надо признать, тоже бывают очень всякие. В любом случае, им нужно будет встраиваться в какое-то общество. Судя по тому, что тут творится, человек у вас на поверхности в одиночку ни черта не стоит. И даже вдвоем не стоит. Джуди робко заметила, что, возможно, им вообще не нужно никуда встраиваться. Ведь у них есть настоящий железный дом, который ездит сам (с этими словами она похлопала по решетчатому полу). Сандра вздохнула и принялась объяснять, что, во-первых, дом ездит не сам, а на батареях, и, кстати, надо посчитать, сколько мы там стащили, и как далеко можем уехать. Во-вторых, все машины имеют какой-то ресурс, после выработки которого их нужно очень сильно ремонтировать. Она не знает, каков ресурс у танка, но подозревает, что сильно меньше, чем у устройств, которые стоят на месте. Словом, железный дом в любой момент из самоходного может стать несамоходным. В-третьих, скоро зима, и в железном доме, видимо, будет адски холодно, да и жрать нечего.

Пораженная таким логическим рассуждением, Джуди согласилась, что, наверное, надо искать какое-то общество, и, в любом случае, на юге есть хоть какой-то закон. Хотя мужики все равно сволочи. Сандра тактично согласилась, и женщины начали разбирать содержимое баулов с трофеями. Через час выяснилось, что батарей и ячеек у подруг почти на четыре сотни миль хода, если, конечно, не устраивать стрельбу. Кроме того, в трофеях оказались два десятимиллиметровых пистолета, несколько гранат, короткое лазерное ружье, несколько стимпаков и шприцев с универсальным противоядием, сколько-то банок консервированного довоенного джанкфуда (от одной мысли, что им придется питаться только едой, изготовленной двести лет назад, Сандру затошнило), а также три комплекта униформы, несколько пар ботинок, сколько-то армейского белья… В общем, разбирая последний баул Сандра не выдержала и наорала на Джуди, указав, что нужно быть последней идиоткой, чтобы рисковать жизнью из-за барахла. В ответ мисс Джонсон хладнокровно возразила, мол, босиком и в коротких штанах особенно не набегаешь, тем более – осень подступает, и вообще, ты чего так завелась? Сандра обдумала слова подруги и признала, что, пожалуй, та права. Возле дороги нашлась глубокая лужа с довольно чистой и, как показал счетчик Гейгера, нерадиоактивной водой. Девушки по очереди (одна стоит на страже с пистолетом) помылись и переоделись в свежую форму. При этом Джуди варварски разрезала майки защитного цвета так, чтобы те оставляли открытым живот. На немой вопрос Сандры мисс Джонсон гордо ответила, что такая майка – символ свободной женщины. Мисс Коллинз пожала плечами, но майку надела. Забравшись в танк, подруги заняли свои места: Джуди – в башне, Сандра – за рычагами, и китайский танк, волею судеб оказавшийся вдали от Родины и в пространстве, и во времени, двинулся на юг.

Мы не будем утомлять читателя описанием путешествия подруг по северным пустошам. Движение по разбитым древним дорогам и хайвеям со скоростью четыре мили в час по десять часов (с перерывом на обед) в день нельзя назвать захватывающим приключением. Подруги старались объезжать населенные пункты, потому что на севере все деревни и поселки либо принадлежали рейдерам, либо платили им дань. Лишь дважды им пришлось пообщаться с местным населением. Первый раз, когда нужно было пересечь старинный железнодорожный мост – единственный на десятки миль путь через глубокое ущелье. Банда, державшая форты из разбитых машин по обе стороны от моста проявила редкое благоразумие, когда выехавший из леса чудовищная повозка на стальных лентах остановилась перед воротами, и усиленный мегафоном голос вежливо попросил убрать сраную баррикаду к сраным чертям. Главарь рейдеров судорожно кивнул и приказал очистить оба конца моста. Все тем же ревущим механическим голосом повозка сказала: «Спасибо, говнюки», и осторожно пересекла мост, зацепив только одну хижину. Второй раз случился, когда Сандра, доведенная до ручки джанкфудом постановила, что им обязательно нужно что-то свежее. Танк въехал в небольшой фермерский поселок, и Джуди через мегафон оповестила жителей, что на них накладывается небольшая контрибуция. После приглушенного яростного спора механический сарай на колесах уточнил: не контрибуция, в обмен на мясо фермерам будет выдано две пары отличных довоенных ботинок. Устрашенные жители поселка завалили танк копченым мясом, кукурузой и даже выдали канистру с молоком брамина. Словом, путешествие протекало практически без приключений. Ах да, однажды танк атаковала стая голодных дефкло – по всей видимости, самая северная стая дефкло в Америке (и именно по этой причине оголодавшая до потери инстинкта самосохранения). После того, как первый удар самца доминанта снес фару и переднее крыло танка, Сандра в ужасе крикнула Джуди: «Огонь!», чем уменьшила поголовье гигантских ящеров-мутантов на семь штук, а запас хода машины – на сорок миль.

Отношения женщин, запертых в железном ящике почти 24 часа в сутки может представить себе каждый, и, разумеется, представить неправильно. Сандра так выматывалась за рычагами, что у нее совершенно не оставалось сил для скандалов на пустом месте. Джуди же прошла слишком суровую жизненную школу, чтобы не ценить живую душу, с которой она завоевала себе жизнь, свободу и будущее. Каждый вечер, когда Сандра со стоном валилась на застланный мешками и выделанными шкурами (серьезно, это были самые дорогие ботинки в Северном Айдахо!) пол танка, Джуди осторожно разминала напряженные плечи, руки и ноги, потом готовила ужин кормила и поила уставшую подругу и, накрыв одеялом, укладывала спать. Собственно, если говорить совсем уж откровенно, Джуди не просто ценила в мисс Коллинз родственную душу. Бывшая рейдерша, будем называть вещи своими именами, испытывала к Сандре те чувства, которые иногда возникают у женщин, которые слишком часто сталкивались с мужским скотством. Правда, когда однажды ночью Джуди попыталась (довольно осторожно и даже деликатно) просунуть руку туда, куда ее обычно суют в таком случае, Сандра очень мягко, с едва заметным звяканьем стали в голосе, попросила ее этого не делать. Джуди-рейдерша, наверное, не обратила бы на это внимание и попыталась получить то, что ей хочется, силой, благо физически мисс Джонсон была куда крепче Сандры. Но Джуди-освободившаяся-из-рабства такого себе позволить не могла, поэтому она послушно убрала руку, поцеловала Сандру в щеку и, отвернувшись, изо всех сил постаралась не заплакать. На утро Сандра пояснила, что, в общем, слышала о такой форме отношений, и, пожалуй, даже согласна, что на мужчин ей сейчас смотреть не хочется, но сама пока к подобному не готова. Хотя, если будет готова, Джуди окажется в списке кандидатур первой. Окрыленная этим признанием, мисс Джонсон решила ждать, когда бывшая подземница окажется готова.

Словом, путешествие проходило довольно спокойно. Танк уже вышел на 95-е шоссе, став первой гусеничной машиной после вездеходов 101-й группы, что крошила его бетон за последние двести лет. Подруги уже проехали руины Уайт Бёрд и Люсила. Дорога была странно пустынной, ни один караван не встретился нашим подругам, что в это время года выглядело более, чем странно. К сожалению, ни Сандра, и Джуди никогда не бывали так далеко на юге и не знали, как живет цивилизованная часть штата. Запас батарей подходил к концу, и Сандра уже начала беспокоиться о том, сумеют ли они доехать до того самого общества, которое обе чаяли найти в южном Айдахо. Рано утром 28-го октября женщины вышли из танка, чтобы умыться. Первой на часах стояла Джуди. Сандра нагнулась над лужей, чтобы набрать воды, когда над ней что-то свистнула, послышался глухой удар, сзади сдавленно вскрикнула Джуди, и тут же один за другим прогремели четыре выстрела. Сандра выпрямилась и едва не закричала от ужаса сама. ОТ леса к танку бежали какие-то жуткие фигуры в шкурах, с перемазанными белой краской лицами. Джуди сползала по крылу танка, из ее плеча торчала стрела с черным оперением.

Подхватив подругу, Сандра потащила ее под танк. Топот босых ног и жуткие вопли зазвучали совсем близко. Надсаживаясь, девушка вдернула потерявшую сознание Джуди в нижний люк и с силой опустила крышку на лезущую вслед жуткую белую харю. Защелкнув замок, Сандра принялась ощупывать подругу. Сверху по броне затопали, Джуди с трудом открыла глаза и взглядом указала подруге наверх. Сандра осторожно опустила раненую на поли вытащила из сумки две гранаты. Приоткрыв бойницу в двери башни, Сандра выдернула чеку, хладнокровно досчитала до трех и выбросила первое стальное яйцо наружу. Раздался взрыв, по броне застучали осколки, кто-то душераздирающе закричал, и топот прекратился. Осторожно приоткрыв командирский люк, Сандра вытолкнула наружу вторую гранату и тут же захлопнула крышку. Грянул второй взрыв. Сандра плюхнулась на место стрелка и прильнула к прицелу. Чудовища в шкурах убегали к лесу. Сандра понимала, что делает глупость, но внизу, на днище танка хрипела раненая в плечо Джуди Джонсон, первая кандидатура, если Сандра когда-нибудь передумает. Развернув башню, мисс Коллинз хладнокровно взяла упреждение и нажала на спуск. Четыре струны света превратили убегающих каннибалов в кучки пепла. Увы, теперь у Тип 45-4 хода осталось лишь на двадцать миль.

Сандра спустилась вниз и осторожно раздела Джуди, срезав одежду вокруг раны. Стрела прошла насквозь, жуткого вида зазубренный наконечник торчал из спины над лопаткой. Сандра осторожно отрезала наконечник и вытащила страшный снаряд. Кожа вокруг раны почернела, кровь вытекала черная, с каким-то резким, тошнотворным запахом, и мисс Коллинз поняла, что стрела отравлена. Осторожно перевязав подругу, Сандра ввела ей две дозы универсального противоядия и вколола два стимпака. Укрыв Джуди, Коллинз села рядом и стала ждать, пока лекарство подействует. Прошел час, Джуди стало хуже. Противоядия, разработанные двести лет назад, были бессильны против отравы, изобретенной каннибалами. Сандра поняла, что единственная надежда для Джуди – это найти врача из местных, который умеет лечить подобные раны. Усевшись за рычаги, еле сдерживая подступающие слезы мисс Коллинз двинула машину вперед.

Она проехала десять миль. За прошедшие два часа состояние Джуди ухудшилось, у бывшей рейдерши начался жар, от раны шел гнилостный запах. Сандра плакала уже открыто, наверное, именно поэтому она не сразу заметила стоящего на дороге человека. Лишь когда до того оставалось футов сорок, мисс Коллинз вдруг поняла, что прямо перед лобовой броней ее танка кто-то стоит. Сандра резко взяла рычаги на себя. Машина замерла, и девушка получила возможность рассмотреть незнакомца. Крепкий, широкоплечий, на вид лет пятидесяти пяти-шестидесяти, с короткой седой бородой, он был одет в длинное черное пальто и черную же широкополую шляпу. Через грудь незнакомца шел патронташ с огромными, начищенными латунными гильзами. На земле перед мужчиной лежало оружие: обрез двустволки чудовищного калибра и электропила. Но больше всего поразила Сандру книга, пристегнутая к поясу человека. То был толстый, потрепанный том с простым крестом на кожаной обложке. В постъядерной Америке книги обычно старались убрать подальше, чтобы уберечь такое сокровище от огня, непогоды и воров, но человек гордо выставлял свою книгу напоказ, как оружие или броню.

Незнакомец развел руки в традиционном жесте миролюбия. Сандра приоткрыла передний люк и наставила на мужчину пистолет. Несколько секунд оба молчали, затем мужчина опустил рука, вздохнул и сказал, что его зовут Иеремия Салливан и ему очень нужна помощь. Голос у человека был твердый и спокойный, серые глаза – ясные, а взгляд – прямой и открытый. В другое время Сандра, конечно, не сочла бы, что это все заслуживает особенного доверия. И негодяй может говорить спокойно, смотреть ясно и вообще выглядеть, как джентльмен (а незнакомец выглядел именно, как джентльмен, во всяком случае, как этих джентльменов представляли себе в Убежище 24). Но Сандра очень устала, ей было страшно, и на дне танка за ее спиной умирала Джуди Джонсон. Поэтому Сандра шмыгнула носом и сказала, что ей бы самой не помешала помощь. Иеремия Салливан кивнул и ответил, что, возможно, они смогут помочь друг другу. Медленно нагнувшись, мужчина поднял оружие и повесил его на ремнях по бокам, после чего подошел к лобовой броне танка и нагнулся к амбразуре, через которую на него смотрела Сандра. Несколько секунд оба разглядывали друг друга, затем Салливан принюхался и помрачнел. Сандра вздрогнула. Иеремия спросил, кто ранен и как давно. Мисс Коллинз ответила, что ранена ее подруга, два часа назад. Мужчина выругался и сказал, что времени осталось немного. Видя, что Сандра вот-вот заревет, мужчина добавил, что в шести милях отсюда есть врач, и если доставить раненую туда минут за сорок – ее можно будет спасти. Проблема лишь в том, что это место в шести милях – поселение в развалинах Риггинса, новая колония, и оно осаждено людоедами. Он вышел на север в надежде встретить патруль рейнджеров и привести помощь, но рейнджеров нет, зато есть вот этот великолепный трактор, и кажется даже с пушками. Так может быть мисс, не знаю, как вас зовут, мы сможем помочь друг другу? Врач у нас действительно хороший, самоуверенный сопляк-безбожник, конечно, но лечит отлично. Просто нам очень нужны пушки. Следующего штурма колония может не выдержать.

Сандра, пораженная тем, что незнакомец совершенно спокойно опознал танк, как трактор с пушками, сказала, что ее зовут Сандра Мишель Коллинз, пушки есть, но если они доедут до вашего Риггинса за сорок минут, стрелять будет нечем. Впрочем, если и за час доедут, заряда тоже не хватит. Салливан спросил, чем стреляют эти великолепные пушки, и получив ответ, что для стрельбы нужны термоядерные батареи, улыбнулся: в Риггинсе таких было аж восемь. Колонисты вышли из Гарден Вэлли, и блудница Клэр снабдила их припасами в достатке. Сандра вздохнула. Она понимала, что если этот человек окажется не тем, за кого себя выдает, для нее все закончится очень плохо. Но на полу умирала Джуди, и мисс Коллинз осознала, что если ей не удастся спасти подругу, то остальное уже значения не имеет. Сандра открыла люк, и Иеремия Салливан с трудом протиснулся в танк.

Надо сказать, мистер Салливан мгновенно освоился в машине. Приказав (именно приказав!) Сандре двигаться, Салливан склонился над раненой Джуди и осторожно осмотрел ее рану. Покачав головой, он укрыл девушку снова и ловко влез в башню. Услышав потрескивание механизма горизонтальной наводки, Сандра крикнула, чтобы Салливан не думал стрелять. В ответ Иеремия успокаивающе заверил девушку, что стрелять и не думал, потому что нет ничего хуже палить из оружия, которое не знаешь, но примериться никогда не помешает.

На то, чтобы дойти до Риггинса у Сандры ушло тридцать минут. Поселение, выстроенное на окраине разрушенного войной древнего поселка, было окружено хлипкой стеной из всякого хлама. Ворота представляли собой просто лист пластика, закрепленный на веревках. Проезд был слишком узкий, и Сандра снесла конструкцию напрочь, подождав несколько секунд, пока часовые соскочат и отбегут в сторону. Когда танк остановился на площади, его моментально окружили встревоженные поселенцы. Откинув кормовой люк, Иеремия Салливан вышел на моторное отделение и громовым голосом приказал всем идти по местам, а ему сюда доставить носилки, вызвать Роберта, этого щенка Айвэна и быстро нести все термоядерные батареи. Да шевелитесь, ублюдки, если хотите жить!

Ублюдки немедленно зашевелились, и толпа рассосалась. Несколько человек побежали вынимать батареи из генераторов, а от палатки с грубо нарисованным красным крестом подошел молодой человек в страшно заляпанном халате врача и темных очках. Салливан соскочил на землю, обнял очкарика и сказал, что рейнджеров нет, зато есть трактор с пушками, а для тебя работа, парень, женщина, ранена в плечо, отравленной стрелой, и где, наконец, этот надутый индюк Роберт?

Человек в халате устало ответил на объятия Салливана и сказал, что Роберт ранен, носилки сейчас будут, стол как раз свободен, он сейчас только отдохнет пару минут, а то руки дрожат, а трактор с пушками называется танк, и танк – это хорошо.

Услышав, что какой-то Роберт ранен, Салливан помрачнел, потом махнул рукой людям с носилками и приказал поставить их перед лобовой броней машины. Стонущую Джуди осторожно вытащили через нижний люк и унесли в палатку с крестом, за ней ушел доктор, которого звали Айвэн Браун. Салливан велел мисс Коллинз оставаться возле танка, потому что сейчас принесут батареи, а он сам пока сходит проверит посты, раз Роберт выбыл из игры. Сандра спросила, что будет с Джуди, и Иеремия успокаивающе похлопал девушку по плечу, повторив, что Браун, конечно, злоязыкий безбожник, но, видит Бог, лучший врач к северу от Нью-Бойсе. Переломив свой обрез, старый воин вложил в стволы по латунному снаряду и отправился к северной стене поселка. Принесли батареи, и Сандра принялась проверять заряд, прикидывая, какую поставить на мотор, а от каких запитать орудия. Выходило, что заряда хватит на пять миль хода и шесть выстрелов из каждого ствола. Об этом Сандра и сообщила Салливану, который вернулся с обхода. Седой воин кивнул и сказал, что пришла пора мисс Коллинз показать, как нужно стрелять из этих пушек. Сандра кивнула и уже хотела лезть в танк, когда Салливан поднял палец, призывая к молчанию. Откуда-то издалека донесся глухой удар, затем еще один, и еще. Иеремия помрачнел и сказал, что это барабаны каннибалов, а значит до атаки осталось полчаса, не больше.

Оставшиеся тридцать минут ушли на то, чтобы объяснить мистеру Салливану, как нужно брать упреждение, почему нужно стрелять только одиночными, что нажимать и крутить. Осмотрев башню и машину изнутри, Салливан вызвал трех молодых колонистов. Первого он посадил в сиденье левого стрелка крутить барабан горизонтальной наводки башни, второго – на место заряжающего, оборудованное шаровой установкой, в которую приспособили автоматическую винтовку, третьего – на место переднего стрелка, за такую же установку, в которую поставили настоящий пулемет. В танке сразу стало тесно, но тихо. Молодые колонисты явно робели и Салливана, и мисс Коллинз и сидели молча.

В два час пополудни опушка леса взорвалась диким воем, и на поселок хлынула волна дикарей. По самым скромным подсчетам здесь было три сотни воинов – крепких здоровых самцов и самок. В Риггинсе, как заметил между прочим Салливан оставалось сорок пять защитников, пусть и неплохо вооруженных. Людоеды рассчитывали смести укрепления одним ударом, после чего, перебить колонистов в ближнем бою. Так бы, наверное, все и произошло, если бы навстречу орде каннибалов не выехал Тип 45-4. Вой мотора и лязг гусениц и сами по себе производили изрядный шум, но их перекрыл чудовищный рев мегафона, через который Иеремия Салливан начал выкликать какой-то жуткий стих про огонь с неба, разбитые колесницы и кары Господни. Ошарашенные, людоеды замедлили бег, а потом и вовсе остановились, не понимая, чего ждать от странной кричащей повозки. Убедившись, что враги встали, Сандра замедлила движение. Теперь танк полз со скоростью одной мили в час. Дикари, в возбуждении показывали на странного врага дубинками и луками. Внезапно Салливан прекратил свой странный крик-пение и коротко приказал парню слева разворачивать башню, продолжая крутить ручку, что бы ни произошло.

Дикари в изумлении смотрели, как огромный квадратный ящик на железной повозке начал поворачиваться, а четыре копья на передней стенке чуть опустились. Внезапно из мегафона раздался оглушающий рев: «Аллилуйя!», и из первого копья вырос луч алого света. Четверо людоедов рассыпались прахом, ящик повернулся еще. Снова раздалось «Аллилуйя!», и в этот раз в огненные обрывки обратилось уже шестеро каннибалов. В толпе людоедов послышались крики ужаса, и тогда Салливан заорал: «Вперед!» Сандра толкнула рычаги, посылая сорокатонную машину в прыжок со скоростью шесть миль в час, рядом с ней загрохотал пулемет, горячие гильзы посыпались на решетчатый пол. Танк врезался в толпу оцепеневших от ужаса людоедов, раздавив самых нерасторопных, из башни гремел жуткий боевой клич, красные стрелы жгли воинов в шкурах по три-четыре зараз. Пулемет в конце концов заклинило, но это уже не имело значение. Дикари в ужасе обратились в бегство, оставив на поле перед Риггинсом почти половину своей орды.

Под дружный приветственный рев колонистов танк вернулся в поселок. Сандра вздохнула, и опустила голову на приборную доску. Сидящий в соседнем кресле пулеметчик с робкой улыбкой протянул ей флягу с водой. Девушка устало кивнула в ответ. В передний люк постучали. Откинув броневую створку, Сандра поглядела в бодрое, ухмыляющееся лицо Салливана, которого колонисты почему-то называли «Преподобный» и невольно улыбнулась сама. Салливан ухмыльнулся еще шире и сказал, что только что подошел паренек от Айвэна, мисс Джонсон будет жить. А ты, дочь моя, пока посиди внутри, сейчас твой танк немного почистят, и можно будет вылезать. Сандра не сразу поняла, от чего предполагается почистить танк, а когда осознала – лишь слабо махнула рукой. Ей очень хотелось спать. С трудом выбравшись с места механика, она проползла под башню, легла на шкуры, на которых еще час назад металась в бреду Джуди, и забылась тревожным беспокойным сном.

tank right

tank back

Сандра проснулась, когда солнце клонилось к закату. Кто-то накрыл ее настоящим одеялом, и в танке, несмотря на вечерний холод октября было даже уютно. Осторожно выбравшись наружу, по-прежнему укутанная в одеяло, девушка подошла к палатке с крестом. Мистер Браун кинул Сандре и откинув полог, пригласил ее внутрь. Джуди спала на койке возле северной стены, ее дыхание было спокойным, лицо порозовело. На соседней койке спал высокий блондин с красивым, благородным лицом. Перехватив взгляд мисс Коллинз, Браун пожал плечами и прошептал, что, мол, раны одинакового типа, лечение схожее, так удобней. Сандра кивнула, так же шепотом поблагодарила врача и вышла наружу. Вокруг шумел, приводя себя в порядок после атаки, поселок. Люди укрепляли стены, женщины готовили еду на общей кухне, дети, выбравшись из хижин и палаток, бегали между взрослыми. Сандра глубоко вздохнула. Перед ней было то самое общество, к которому она стремилась с того момента, как вышла на поверхность. Это были люди, которым она хотела принести цивилизацию. Но сейчас, глядя на суровых мужчин с ружьями за плечами, на их раньше времени увядших, но сильных и по-своему красивых жен, на детей, что росли явно без всякого образования, Сандра подумала: а чему, собственно, она может их научить? Какие знания, сохраненные в Убежище 24, помогут этим людям? Какая наука? От этой мысли стало почему-то особенно горько, и Сандра всхлипнула. Сзади, у нее над плечом кашлянули. Это был не тот кашель, что рождается в холодный сырой день, нет. Так кашляют люди, которые хотят намекнуть, что кое-кому неплохо бы кое-с-кем поговорить. Повернувшись, Сандра увидела перед собой Преподобного Салливана. Иеремия кивнул девушке, как старой знакомой, и вдруг сказал, что как раз кончил отпевать погибших, и готов принять ее исповедь. Сандра ответила, что не знает, что такое исповедь. Салливан пожал плечами, объяснив: исповедь – это когда человек рассказывает Преподобному о своей жизни, а тот отпускает ему (ну, или ей, как в твоем случае), грехи. Сандра обдумала эту фразу и спросила: в чем выражается сам факт отпущения? Салливан улыбнулся и объяснил: это у всех по-разному, но обычно становится легче. И, кстати, у меня тут как раз горячий кофейник с настоящим невадским кофе…

Они пили горячий невадский кофе, и Сандра рассказывала Преподобному историю своей жизни. Иеремия умел слушать, и не просто слушать, но как-то неуловимо выражать сопереживание и сочувствие. Мало-помалу, Сандра рассказала ему все, даже то, что она сказала Джуди утром после той ночи, когда Джуди обнимала ее и трогала, ну, понятно где. При последних словах Салливан крякнул, отхлебнул из кружки, улыбнулся и махнул рукой. Наконец, рассказ завершился. Иеремия помолчал, потом сделал странный знак рукой, проведя ею крест-накрест, и сказал, что отпускает Сандре ее грехи. Мисс Коллинз молчала. Легче почему-то не становилось, и тогда она, наконец, выпустила из себя самое главное, то, что мучило ее с первого момента, как она оказалась на поверхности: «Мы вышли из убежища для того, чтобы принести людям Поверхности свет цивилизации, чтобы помочь им нашими знаниями, спасти их. Но какой в этом всем был смысл? Кому помогло наше знание? Кому нужен наш свет?» Салливан посмотрел на мисс Коллинз странным взглядом, покачал головой, и взяв девушку за руку, вывел ее на середину поселка, туда, где в вечерней тьме черной громадой высился Тип 45-4. Обведя рукой шумных колонистов, Салливан сказал: «Это – люди поверхности». Хлопнув по броне машины, Преподобный продолжил: «Это - цивилизация». Указав на стволы орудий, Иеремия закончил: «А это – свет. И если ты не привела цивилизацию к людям, и не спасла их ее светом, то я - безбожник». Перехватив растерянный взгляд Сандры, Саллливан расхохотался и сказал: «Право, дочь моя, ты слишком много думаешь о самых простых вещах. Браун может смеяться над тем, что я говорю, но Господь иногда ведет людей и спасает людей странными путями. И вообще, уже темнеет. Пойдем-ка, пожалуй, поужинаем, и я расскажу тебе о городе, где, наверное, вам с Джуди – самое место».


Sandra rightSandra backSandra leftSandra fas

fo35

Judi rightJudy fasJudy left

fo36

Girl und panzer 2
Tags: fallout, idaho, miniatures, postapocalypse, США, доброта, дружба - это магия, жизнь - это боль, комиссар, много скальпов, мужское, не зассали, резать по живому, танки, трактористы, юные школьницы
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments