bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Orphanage. Part IV.

Броня и оружие значат в бою очень много. Еще больше значит умение эту броню носить так, чтобы не замечать ее веса, а из оружия стрелять так, чтобы глаза сами искали цель, руки наводили на эту цель ствол, а пальцы плавно нажимали на спуск – и все это, желательно, без участия головы. Потому что пустить голову командовать в таких важных вещах, как перестрелка на коротких дистанциях – верный способ с этой головой расстаться. Голова в такие моменты занята более важными вещами – например пытается заглушить голос здравого смысла, который выбрал как раз этот момент, чтобы вернуться из астральной «Головы каннибала», и начать вопить: «Да вы что тут творите?! Пустите меня за руль, я прикажу ногам бежать отсюда побыстрее!» У настоящих бойцов руки работают сами по себе, исключительно на инстинктах и мышечной памяти. Мистер Валдо давно перестал втихаря хихикать над манерой старого Морица по часу в день выдергивать из кобуры «Секвойю» и убирать ее обратно. Равным образом, хитрому Арчи уже не казалось дурацкой привычка весельчака Рагаззо каждую свободную минуту играть с ножом, упражняться с пистолетом и перебирать патроны для своего драгоценного дробовика. Если вдруг из кустов на тебя вываливается озверевший Яо-Гай (эти твари почему-то всегда находятся в той или иной степени озверения) – очень здорово, когда руки досылают патрон, вскидывают оружие к плечу и разносят чудовищу башку короткой очередью прежде, чем мозг успевает спросить: «А что тут, собственно, происходит?»

Однако не менее важна в бою уверенность в своих силах, проистекающая из опыта десятка-другого побед. Человек, который хотя бы раз стоял над трупом убитого врага, и, вытирая холодный пот со лба медленно осознавал, что это не он лежит тут с раскроенной башкой, а тот говнюк, что собирался выпустить ему кишки – такой человек стоит гораздо больше, чем молокосос, ни разу не побеждавший в настоящей, смертельной драке. Пусть даже у этого молокососа мышцы, как у профессионального бойца из Нью-Рино, и плазменный пистолет от лучших оружейников Новой Калифорнии. Иногда случается даже, что боевой опыт и уверенность в себе компенсируют недостаток оружия и боеприпасов. Рассчитывать на такое, конечно, неправильно, но и не принимать в расчет тоже нельзя. Иначе можно закончить, как древнеамериканский генерал Кастер. Впрочем, о Кастере мы расскажем как-нибудь в другой раз.

Мистер Хитрый Арчи Боуи Валдо лишь год, как вышел из Убежища 79. Но этот год был под завязку набит разнообразными опасными приключениями, из которых наш герой вышел сухим, с полным набором рук, ног, глаз и даже пальцев. Данное обстоятельство говорит о том, что старый Чак Мориц оказался абсолютно прав, когда сказал: «У этого скользкого подземного сукина сына очень большой потенциал». Ну и да, полгода в банде Плохих Парней засчитываются за два года в любом другом отряде мерков. Особенно с учетом внезапно проснувшегося в старом Чаке желания учить, наставлять и вообще делиться опытом.

Под стать своему на-несколько-минут командиру были и остальные девять мерков. Эти парни, конечно, не ходили под рукой старого Чака, но не один год провели в лесах и пустошах постъядерного Айдахо, сражаясь с хищной фауной, хищными людьми и хищными нелюдями. И пусть всей защиты у ребят было – подбитые бигхорнеровой кожей кирасы из стали с капотов древних автомобилей (а у троих и вовсе одни лишь кожаные кирасы и наручи), а из оружия имелись лишь дробовики, самодельные револьверы и пара штурмовых винтовок, опыта и уверенности в своих силах всем десятерым было не занимать. Ну и не надо сбрасывать со счетов желание делать добро. В сочетании с виски и кленовым ромом желание делать добро – это страшная сила.

Словом, когда десять воющих, окутанных парами адреналина, мерков внезапно высыпали из-за угла – они вовсе не считали свое дело безнадежным. Эка невидаль – закованные в тяжелую армейскую броню люди с лазерными и плазменными винтовками! Подумаешь, пятидесятифутовый восьмиосный фургон, подобных которому в Америке уже двести с лишним лет не видели! Не в размере дело! Главное – умение! Грохот выстрелов перекрыл урчание двигателя. Улицу мгновенно затянуло дымом – часть револьверов, вышедших из местных оружейных мастерских, использовала в работе патроны с черным порохом, не говоря уж о дробовиках. От угла до трапа фургона было от силы восемьдесят футов – пять-шесть секунд для тренированного человека. Хорошо, десять-пятнадцать, принимая внимание кучи опасного мусора и коварно припорошивший их снежок. Ну, еще секунды три можно накинуть на то, что большинство мерков были опытными, выносливыми, но не слишком тренированными. В общем, у похитителей в черном хватало времени на то, чтобы оценить ситуацию, рассредоточиться и превратить нападающих в кучки пепла и светящиеся зеленые лужицы. К счастью для Арчи и его товарищей, у похитителей сдали нервы. Судя по всему, им не хватало настоящего боевого опыта, того самого, который приобретается, когда вокруг твоей головы свистят не байты виртуальной реальности, а вполне настоящие и осязаемые пули. Ночные налетчики, похоже, рассчитывали на легкую добычу, а им сначала пришлось подавить сопротивление мистера Аберкромби и старших воспитанников, затем на место преступления явилась толпа пьяных головорезов. От отряда, что должен был забрать пленников из церкви не было ни слуху, ни духу, зато какие-то дикари преследовали незадачливых похитителей по пятам, заставили бросить добычу, а вот сейчас, похоже, собирались довершить начатое.

Вместо того, чтобы спокойно встать на колено и использовать свое подавляющее превосходство в огневой мощи, налетчики заметались. Трое бросились вверх по трапу, кто-то, видимо, командир крикнул им остановиться. Но тут в начальника похитителей попало сразу четыре пули. Ну, или, возможно, пуля и несколько дробин. Словом, его бронекираса загудела от попаданий, и командир тоже потерял голову. Вскинув плазменную винтовку, он выпустил несколько зарядов в подбегающих наемников, и, как это нередко бывают у поддавшихся панике людей, ни в одного не попал. Бежавший справа от Арчи здоровяк выбрал именно этот момент для того, чтобы включить электропилу, которую он нес в левой руке наподобие мачете. Вообще, электропила - оружие своеобразное. Мало кто умеет применять его с должной эффективностью. Но нельзя не признать, что уступая обычному пожарному топору в эффективности, электропила на голову превосходит топор в эффектности. Особенно когда ею размахивает здоровенный бугай с татуированным лицом и прической в виде рейдерского гребня. Командир налетчиков выпустил оставшиеся заряды в плазменной ячейки и голосом, в котором проскальзывали истерические нотки, приказал оставшимся похитителям отступать в фургон. Девочка-подросток выбрала именно этот момент, чтобы зубами вцепиться в руку своему охраннику. Прокусить перчатку у нее не получилось, а вот отвлечь похитителя удалось вполне. Воспользовавшись этим, пленный мальчик вывернулся из рук своего охранника и подкатился под ноги налетчику, державшему девочку. Негодяй пошатнулся, выпустил свою добычу и решил, что с него хватит. Стряхнув сумасшедшую девчонку с руки вместе с перчаткой, он бросился по трапу вслед за остальными. Удачный выстрел раздробил ступню одного из похитителей, и тот, воя от боли, скатился с поднимающейся рампы в снег. Прежде, чем налетчик успел подняться, красный луч из недр фургона прошел через его голову, и несчастный ничком рухнул в снег. Последний солдат в черной форме прыгнул на рампу, когда та уже шла вверх, и кубарем скатился внутрь гигантской машины. Рампа с мягким стуком встала на свое место, и урчание двигателя сменилось ревом.

Понимая, что сейчас произойдет, Арчи крикнул своим людям укрыться в развалинах. Сам мистер Валдо подскочил к лежащему на земле мальчишке. Убегая, охранник то ли споткнулся об парня, то ли сознательно ударил того ногой. Мальчик лежал на спине, хватая ртом воздух, и, судя по всему, самостоятельно встать не мог. Девочка, так удачно цапнувшая одного из похитителей, стояла рядом на коленях и трясла своего спасителя за плечо. Она так и не выплюнула перчатку, и изо рта спасенной вырывалось сдавленное, надрывное мычание. Схватив парня поперек туловища, а девчонку за шиворот, мистер Валдо, надсаживаясь, потащил обоих к руинам двухэтажного бетонного здания.

Репутация человека значит очень много, и заработать ее трудно. Свое долгое восхождение на вершину социальной пирамиды Нью-Бойсе Арчибальд Боуи Валдо начал холодной февральской ночью 2286 года, когда на глазах девяти наемников втащил двух подростков под защиту полуразрушенной стены и, задыхаясь, рухнул на кучу бетонного лома. После этой ночи свободные мерки Нью-Бойсе признали в Арчи своего, и вообще утвердились во мнении, что старый Чак Мориц по-прежнему разбирается в людях, как никто. И даже если мистер Валдо время от времени стрелял в людей, которые не закончили ему угрожать, и вообще полностью оправдывал прозвище Хитрый (а иногда даже и Скользкий) – это только придавало ему шарма. В конце концов, настоящий мужчина должен быть немного мерзавцем. Это нравится женщинам и повышает шансы на выживание.

Пока мерки оттаскивали выдохшегося мистера Валдо и спасенных подростков вглубь развалин, восьмиосное чудовище взревело, как десять Яо-Гаев во время драки за самку, и, поднимая из-под гигантских колес клубы снежной пыли, тронулось с места. Татуированный мерк с электропилой хотел было пальнуть чудовищу в колесо из дробовика, но остальные оттащили его от дыры в стене и очень импульсивно объяснили, что на сегодня подвигов хватит. Астральная «Голова Каннибала», наконец, закрылась, и здравые смыслы, в обнимку с инстинктами самосохранения, начали искать дорогу домой. Людей, до которых начало доходить, что они совершили этой ночью, била крупная дрожь. Мистер Валдо, отдышавшись, взглянул на спасенную девочку, и, встретив осмысленный взгляд, осторожно вытащил у нее изо рта трофейную перчатку. Соорудив из кусков арматуры и листа жести носилки, мерки закинули на них труп похитителя и двинулись в обратный путь – через парк, к Приюту.



Когда мистер Арчибальд Боуи Валдо во главе колонны возбужденных мерков и очень тихих спасенных детей, подошел к Приюту Маленьких Патриотов при Подлинной Американской Баптистской Церкви, там уже вовсю кипела разнообразная бурная деятельность. Пожарная Банда подогнала, наконец, свой Большой, Красный Риг и теперь от души поливала горящую церковь из брандспойта, присоединенного к установленной на прицепе цистерне. Толстый Чиму и двое других парней – все в несгораемых плащах на голое, несмотря на февраль, тело, рубили топорами горящие балки и оттаскивали их прочь. В стороне Джонни Гик ругался с секретарем Легислатуры по поводу задержек с возмещением затрат на ядерные батареи, без которых Риг не может двинуться с места, и вообще, парни, вы подумайте, что будет летом, если жара в августе случится, как в прошлом году! Из здания приюта выносили тела погибших. Рядом с потушенной стеной уже лежали Преподобный Харви Четвертый, миссис Стоун и четверо мальчиков в возрасте от 14 до 17 лет. Когда наружу вынесли страшно обожженный плазмой и лазерными лучами труп гуля в обгоревших лохмотьях старой военной формы, дети, жавшиеся друг к другу, заплакали. Мерки молча сняли шляпы и шапки, и даже Гик и секретарь прекратили свою перебранку. Мистер Аберкромби не принадлежал ни к одной политической партии или коммерческой банде, но о нем знали не только в самом Нью-Бойсе, но и в отдаленных поселках территории Айдахо. Люди чувствовали, что со смертью этого человека, пусть и гуля, ушла целая эпоха. И ладно бы только эпоха. Ушло что-то особенное, помогавшее верить, что в этом проклятом мире человек может быть человеку не только волк, койот и гремучая змея. Мистер Чак Мориц выступил вперед и прочитал короткую, но прочувственную молитву. Не то, чтобы старый Чак был особенно религиозным человеком. Просто иногда случается, что будь ты хоть трижды атеист, но прочитать молитву над усопшими надо.



О том, что происходило потом, никто из присутствовавших в тот вечер возле Приюта вспоминать не любит. У похитителей удалось отбить семнадцать детей, еще восемь сумели спрятаться в разных укромных закоулках, откуда их с трудом вынимали независимые мерки и наемники UWMWI. Когда всех спасенных пересчитали по головам, встал вопрос: что с ними делать дальше? Независимые мерки, утолившие свою потребность делать добро, полагали, что они в эту ночь совершили достаточно. В конце концов, у нас есть Легислатура, мы платим налоги (неохотно, и не всегда, но платим, не надо так смотреть Секретарь, я в 2284 отдал Легислатуре триста крышек – пятнадцать процентов того, что заработал!). Вот пусть Легислатура и разбирается, что делать с этими сиротами. А нам надо похоронить своих ребят. Да, парни, у вас в UWMWI хорошее оружие, страховка, одинаковая одежда, говорят вы даже ходите строем каждый день. Тихо, парни, тихо! Но когда доходит до дела – кто подставляет головы под лазерные лучи и плазму? Мы, независимые мерки!

Одним словом, мерки посчитали свою задачу выполненной, и, прихватив с собой трофеи и тела, а также прах погибших, двинулись обратно, к «Голове Каннибала». Если учесть, что помимо раненых на наскоро сделанных носилках несли пять трупов и три банки с пеплом, мерков можно понять. Каждый пятый из тех, кто выбежал полчаса назад из «головы Каннибала» был убит или ранен. Корпорация независимых наемников Нью-Бойсе понесла серьезные потери, а ведь год только начался. Одним словом, мерки посчитали свой долг перед обществом выполненным, а проблемы сирот – проблемами городских властей. В конце концов, они были наемниками, а не монахами церкви Святой Моники. Да и вообще такими делами должно заниматься правительство, то есть Легислатура.

По дороге в салун, и позже, у очага в доме, который Плохие Парни сделали своей квартирой, Арчи рассказал Морицу и Рагаззо (Билли Элко не интересовался ничем, кроме своего любимого пулемета, и сразу завалился спать) о гигантском фургоне, на котором, судя по всему, увезли похищенных детей. Старому бандиту Джонни это ни о чем не говорило, но мистер Мориц помрачнел и задумался. Джонни и Арчи терпеливо ждали, и, наконец, мудрый наемник заговорил. Чак рассказал, что очень давно, лет сорок-пятьдесят назад, когда он сам был еще совсем несмышленым, запад Америки держали в постоянном страхе Люди Моря – воины в невиданных силовых доспехах, что прилетали на боевых машинах с огромными пропеллерами и убивали или похищали людей по всей Калифорнии. Молодая Республика потерпела несколько сокрушительных поражений от этих захватчиков, и даже Братство Стали со всеми своими довоенными штучками опасалось связываться с Людьми Моря. Но потом, то ли в 2246, то ли в 2248 году это племя исчезло. Говорили, что Люди Моря называли себя настоящим правительством ССА – тем самым, еще довоенным. У них действительно были уникальные довоенные технологии: боевые скафандры, невероятно мощное оружие, прирученные чудовища, да те же летающие машины. Но потом они исчезли – никто не знает, куда. Ходили слухи, что какой-то дикарь уничтожил их город в море, но сами понимаете, парни, это полная ерунда. Неужели Люди Моря вернулись?

Теперь задумался Арчи. Джонни лишь благоговейно переводил взгляд от старого учителя к молодому ученику. Бандит из Нью-Вегаса, он был не силен в науках, не касающихся непосредственно методов отправлять людей на тот свет, и испытывал естественное для необразованных, но неглупых людей уважение к отвлеченному, но внезапно оказавшемуся полезным знанию. Наконец, Арчи изложил свои соображения. Во-первых, судя по рассказам мистера Морица, Люди Моря были опытными и безжалостными воинами, в то время как налетчики в черном, несмотря на отличное снаряжение и умение стрелять, кажется, почти не имели боевого опыта. Ну, за исключением тех, кого прикончили в церкви. Во-вторых, Люди Моря прилетали на машинах с винтами, а эти приехали на гигантском вагоне. И в-третьих, большинство застреленных были очень бледны, и, насколько он успел заметить, двигались быстро, но не слишком уверенно, как будто раньше никогда не ходили по неровной поверхности. Ну, например, по обычной земле. Мистер Чак почесал подбородок и спросил: не считает ли Арчи, что похитители пришли из одного из Убежищ? Арчи пожал плечами и ответил: да, такое вполне возможно. А есть еще эта ваша Национальная Лаборатория – она ведь, кажется, тоже под землей? И у нее полно всяких научных довоенных штук? Чак Мориц покачал головой и заметил, что, кажется, за Лабораторией раньше такого не водилось. В общем, парни, дело это темное, так что давайте спать, завтра подумаем, что с этим со всем делать.

Увы, назавтра мистера Морица и его Плохих Парней ждал очень серьезный и выгодный контракт от “Wells Fargo” на сопровождение весьма важного груза. Груз перевозили в бронированном гусеничном вагоне, переделанном из горнопроходческой машины, поэтому путешествие затянулось на полтора месяца. Переждав апрельскую распутицу в Салмоне, Чак подрядился сопроводить караван рабов из Салмона в фермерский поселок Дюбуа, что на пересечении пятнадцатого и двадцать второго шоссе. Арчи долго не мог взять в толк: зачем Мориц взялся за такую, мягко говоря, непрестижную работу. На это старый Чак заметил, что, во-первых, деньги предложили неплохие, во-вторых, с рабами все было чисто – ни похищенных, ни обращенных в рабство обманом, ни детей, среди сопровождаемых не было. И да, долги нужно платить, а что там с бизнесом не выгорело – это никого не волнует, тем более, что отсрочку давали трижды. Ну и в-третьих, Арчи, лучше их доведем без потерь мы, чем будут издеваться какие-то подонки. И вообще, парень, намотай себе на ус, когда перестанешь эти усы сбривать: мы – наемники. Мы беремся за любую работу, которая не запрещена законом. И нужно очень постараться, чтобы придумать такую законную задачу, за которую не возьмутся Плохие Парни. Мы, в конце концов, действительно плохие, не стоит об этом забывать. Хорошие парни скрываются в лесах и имеют на себя ордера из половины округов Айдахо.

Именно в этом путешествии Плохие Парни Морица схлестнулись с Хорошими Парнями Салливана, В результате Законник Роберт на два месяца улегся на койку в городе Сумасшедших Сук, а у Джонни Рагаззо с тех пор в сырую погоду ныло левое плечо. Одним словом, в Нью-Бойсе Плохие Парни вернулись лишь в начале июля, и угодили прямо в канун выборов нового губернатора. Город и прилегающая треть штата стояли на ушах, и даже в отдаленных поселках обсуждали избирательные кампании кандидатов. В этом году за пост главы штата (по крайней мере в окрестностях Нью-Бойсе) собирались побороться четыре претендента. Один представлял интересы «Фарго». Другой - лесных баронов. Третьего кандидата выставил нарождающийся финансовый сектор (в Айдахо действовало уже три банка, и на подходе был четвертый, помимо крышек в штате ходили доллары NCR, денарии Цезаря и золотые и серебряные слитки местного производства). А вот четвертый, независимый кандидат, был темной лошадкой. Его почти никто не знал. Достоверно известно было лишь то, что он не родился в Айдахо, а пришел откуда-то с востока. В отличие от прочих претендентов, новичок постоянно встречался с жителями города и окрестных округов и излагал свою политическую и экономическую программу – удивительно разумную, надо сказать. Разумеется, остальные кандидаты, вернее, стоящие за этими пешками силы, попытались устранить чересчур ретивого пришельца, и тут выяснилось, что парень очень непрост. У независимого кандидата было лишь пятеро ближайших помощников, что пришли в Нью-Бойсе вместе со своим вождем, но одним из этих помощников был гуль, другим – супермутант, и каждый из пятерых стоил десяти бойцов. Словом, ситуация складывалась интересная. Как с удовольствием отметил старый Чак, гребаному Айдахо давно требовалась хорошая встряска, и, кажется, время для этой встряски, наконец, наступило.

Мы не будем утомлять читателя подробным описанием избирательной кампании, сотрясавшей Нью-Бойсе все летние месяцы 2286 года – для этого потребуется отдельная глава (и рано или поздно до нее дойдет очередь). Достаточно сказать, что когда пыль улеглась, дым рассеялся, а всех, принявших выборы слишком близко к сердцу (или к мозгам) отвезли на кладбище, город начал успокаиваться и, вместе с тем, ощутимо меняться. Новый губернатор, которым стал тот самый пришелец с востока, начал методично, целеустремленно, но вместе с тем довольно сдержанно реализовывать свои предвыборные обещания. Айдахо вступал в новую эру – и вовремя, потому что на горизонте собирались тучи, а в воздухе пахло большими неприятностями. На юге гремела война, на севере и северо-востоке пошаливали каннибалы. Впервые громко заявил о себе Орден Айдахо Братства Стали, а рейнджеры из полулегендарных воинов, которых изредка встречают обитатели глухих уголков Штата, вдруг стали заметной и влиятельной силой. Так стоит ли удивляться, что Чак Мориц и остальные мерки забыли о битве на Церковном Холме в ночь на 20 февраля 2086 года? Вместе с битвой был забыт и Приют Маленьких Патриотов при Подлинной Американской Баптистской Церкви. В конце концов, следить за сиротами – это дело не для наемников. Ну, разве что кто-то решит нанять мерков для того, чтобы присматривать за каким-нибудь влиятельным наследником, оставшимся без родителей. Словом, о воспитанниках покойного Аберкромби в городе забыли. И так было до того сентябрьского дня, когда Джо «Медведь» Блэк отправился на северную сторону, чтобы отремонтировать водяную колонку в заведении Мадам Минни.
Tags: fallout, idaho, postapocalypse, США, капитализм, машинки, мужское, не зассали, творческое, тыщ-пыщ, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments