bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Orphanage. Part VI.

В 2277 году торговые пути из Мохаве на Север не были столь оживленными, как десять лет спустя. Жители великой пустыни, насчитывавшие от силы три-четыре сотни человек (если не считать, конечно, Нью-Вегас), не испытывали желания оставлять насиженные места. По 93 шоссе из Невады в Айдахо шли только торговые караваны. С одним из них и отправился в путь наш герой. Торговцы хорошо знали сержанта с ястребом на плече, и Блэку не составило труда найти себе место погонщика у торговца, гнавшего в Нью-Бойсе шесть браминов с патронами, лекарствами и одеждой. Купец сперва предлагал Джо пойти охранником – для такого героя эта работа казалась наиболее подходящей, да и платили за нее в два раза больше. Но Блэк вежливо отказался, сказав, что он покончил со своим военным прошлым. Впрочем, если ситуация станет действительно опасной, бывший сержант обещал принять участие в веселье.

Однако путешествие из Мохаве в Айдахо обошлось без приключений. Получив свою плату, Джо отправился в Первый Банк Нью-Бойсе и разместил там свои сбережения, конвертировав часть в крышки, а другую – в золотые слитки по курсу, который в тот день заблагорассудилось установить банкиру. Управившись с финансами мистер Блэк отправился знакомиться с городом. Джо остановился в недавно открывшейся гостинице-пансионе «У Мамаши Яо-Гай», которой заведовала немолодая решительная женщина маленького роста и невероятной силы духа и решительности. Хозяйке Блэк понравился – во-первых, он заплатил сразу за месяц вперед, во-вторых, вел себя безукоризненно вежливо, несмотря на очевидное прошлое человека войны, а в-третьих – у него на плече сидел черный ястреб с огромным желтым клювом, в который мистер Блэк время от времени опускал кусочек сушеного мяса. Миссис Ковальски фон Блауберг и сама испытывала некоторую слабость к братьям нашим меньшим и во время своей лесной жизни даже держала в своей бригаде двух карликовых пум. Ну а то, что вежливый отставной то ли мерк, то ли рейнджер с юга при всей своей явно бурной жизни сумел приручить такую опасную тварь-не-надо-на-меня-шипеть-птенец, свидетельствовало о доброте и человечности мистера Блэка. Пусть эти качества и были спрятаны где-то глубоко под этим странным, похоже еще довоенным, серо-зеленым пальто. Очень скоро миссис Ковальски фон Блауберг убедилась, что она не ошиблась в новом постояльце. Мистер Блэк помог наладить водяную колонку, с которой уже две недели возился местный механик, починил запасной генератор и помог установить новомодный ветряк, позволяющий экономить топливо в летние месяцы. Несмотря на все уговоры хозяйки Блэк не взял за это ни копейки, и совершенно очарованная таким редким в Нью-Бойсе бескорыстием, Аделаида в благодарность подробно рассказала своему постояльцу, кто есть кто в Нью-Бойсе, и чем живет город и, в общих чертах, штат. Из рассказа выходило, что последние десять лет город растет, а штат бурно развивается. То тут, то там люди пытаются запустить довоенные машины и устройства, а кое-где даже делают новые. Так «Уэллз Фарго», хотя они, откровенно говоря, те еще ублюдки, наладили сообщение с городами на востоке и северо-востоке штата: бронеавтобус ходит два раза в месяц! А еще они сделали несколько паровых машин, и те за год даже ни разу не взорвались. И вообще, человек с головой и руками здесь не пропадет. Мистер Блэк кивнул и заметил, что голова у него все-таки, скорее, сержантская, но руками работать он умеет неплохо. Узнав у миссис Ковальски фон Блауберг несколько адресов, мистер Блэк начал исследовать город, предлагая свои услуги механика, машиниста и строителя.

В Айдахо очень много значит репутация человека. Заработать ее непросто, однако умные люди знают: репутация складывается не только из личных деяний и подвигов, но и из рекомендаций и ручательств, которые дают соискателю достаточно известные и уважаемые в округе личности. Разумеется, для уважаемых личностей процесс ручательства сопряжен с определенным риском: поручишься ты за кого-нибудь, а он, паршивец, возьмет и ограбит своего нанимателя. Не зря довольно существенную долю заказов «живым или мертвым» составляют контракты на розыск дураков, обманувших доверие солидных людей. Однако миссис Ковальски фон Блауберг была уверенна в своем постояльце, когда рекомендовала его своим коллегам по бизнесу в качестве специалиста по сантехнических, электрическим и строительно-отделочным работам.

И мистер Блэк не обманул доверия своей хозяйки. За три месяца он выполнил больше работ, чем многие другие механики и электрики делали за полгода. Разумеется, появление конкурента не прошло незамеченным – дважды местные специалисты попытались подвергнуть мистера Блэка недобросовестной конкуренции, и оба раза мистер Блэк убедительно доказал своим оппонентам, что подобные методы роняют их достоинство, не говоря уж о них самих. Убедившись, что странный старый механик где-то выучился ронять людей так, что те вставали далеко не сразу, а иногда и вовсе не могли это сделать без посторонней помощи, недобросовестные конкуренты отстали от Джо. Нет, разумеется, время от времени они громко болтали в кабаках, что всякие южане, которые отнимают у честных местных парней работу, рано или поздно нарвутся на нож или пулю, но болтать – это одно, а стрелять или махать ножом – совсем другое. Тем более, что независимые мерки уже не брали заказы на убийство законопослушных граждан, по крайней мере в Нью-Бойсе. А иметь дело с головорезами, которых не приняли к себе даже такая банда анархистов, как свободные наемники, дураков не было. Несколько раз мистер Блэк получал предложения работать на крупные компании: и лесные бароны, и Первый Банк, и даже грозные «Уэллз Фарго» были не против заполучить в свой штат такого специалиста, каким прослыл старый Джо. Однако отставной сержант вежливо, но твердо отклонил все предложения, каждый раз объясняя, что тридцать лет состоял в рядах организации со строгими порядками, и теперь, на старости лет, хотел бы пожить свободно. Но не сомневайтесь, джентльмены, любой заказ с вашей стороны будет выполнен – добросовестно и в срок. Где меня найти вы знаете.

Где обитает мистер Блэк действительно было известно всем, и это являлось еще одной причиной, по которой даже те, у кого к Джо еще оставались вопросы («Уэллз Фарго», например, не привыкла к тому, что ее предложения отклоняли), решили в конце концов с ним не связываться. Мадам Ковальски фон Блауберг была очень популярна среди лесорубов штата. А лесорубы представляли собой довольно внушительную силу. Объединенные в кланы, связанные родственными узами и сложными пактами о дружбе и взаимопомощи, эти отчаянные люди умели постоять за себя и за тех, кто им дорог. Достаточно сказать, что из четырех машин Айдахо, на которые не сумела наложить лапу «Фарго», две являлись трелевочными тракторами, принадлежавшими семьям лесорубов.

Словом, Блэк сумел сохранить независимость, и в качестве свободного специалиста, мастера и строителя предлагал свои услуги всем желающим сравнительно недорого. Поскольку он жил один, если не считать Монтигомо, на жилье, одежду и пропитание отставной сержант тратил гораздо меньше, чем зарабатывал. Не связанный больше жесткими армейскими правилами, он отпустил шикарную бороду, которая в сочетании с гривой седых волос делала его очень импозантным. В своем серо-зеленом довоенном армейском пальто, которое ему вручили перед увольнением, с черным ястребом на плече и висящим на руке маленьким паутинным щитом (сержант никогда не расставался с этим талисманом) Джо «Медведь» Блэк выглядел очень внушительно. Единственным хобби старого воина были книги. Привычка читать, привитая ему покойной женой, оставалась той ниточкой, что связывала Джо с ушедшими в иной мир дорогими его сердцу людьми. Мистер Блэк регулярно покупал свежий номер «Нью-Бойсе Геральд» и прочитывал его от корки до корки. Продавцы довоенных древностей хорошо знали бородатого механика и откладывали для него старые книги, когда старатели сдавали им найденные в древних развалинах трофеи. Именно на почве любви к чтению Джо сошелся, а потом и подружился с тогда еще относительно нестарым Чаком Морицем. Мужчины были осведомлены о прошлом друг друга и сознавали, что несколько лет назад вполне могли посмотреть друг на друга сквозь прицел. Но мистер Мориц считал, что вспоминать старое – это признак непрофессионализма, и мистер Блэк в этом с ним соглашался. Тем более, что Джо происходил из семьи фермеров и тоже недолюбливал браминовых баронов. Джо и Чак постоянно обменивались книгами, и изредка сходились обсудить прочитанное за стаканом виски – когда в столовой пансионата мадам Ковальски фон Блауберг, а когда – в «Голове Каннибала».

Одним словом, мистер Блэк вел размеренную, спокойную жизнь и надеялся состариться в тишине и относительном покое. Джо не стремился к какой-либо известности, помимо профессиональной, однако у судьбы на него были другие планы. Первой ласточкой (да, ласточки тоже пережили катаклизм, только хвост у них теперь разделяется не надвое, натрое) стали события 2284 года, после которых о бородатом механике с юга заговорил весь город. Дело в том, что Нью-Бойсе был одним из немногих городов послевоенной Америки, в котором сохранилось центральное водоснабжение. Ну, разумеется, не во всем городе, от силы в половине, и, конечно, это не означало, что в хижинах или перестроенных бетонных коробках била из крана чистая вода (хотя в самых богатых домах было и такое). Однако две трети кварталов на южной стороне имели водопроводные колонки, из которых каждый желающий мог набрать сколько угодно воды. Ну, как, сколько угодно, пару ведер, за пять минут. Больше, скорее всего, не дали бы набирать соседи, стоящие в очереди сзади. Но все-таки это была вода, пусть желтоватая, с заметным привкусом хлора и ржавчины, но биологически совершенно безопасная и практически не радиоактивная. Словом, настоящее чудо. Очистные сооружения располагались на западной окраине города, там, где в город втекала разделяющая его надвое река Бойсе. Небольшой водоочистной завод мог похвастаться одной из старинных атомных установок, бесперебойно снабжавших его машины энергией. Формально завод принадлежал Легислатуре, которая выбивалась из сил, пытаясь собрать с добрых горожан плату за воду. Жители Нью-Бойсе не любили платить за что-либо. Вода ведь была всегда, так с какой стати за нее платить? Одним словом, собранных денег едва хватало на оплату труда трех старых механиков и двух учеников помоложе. Об охране завода не шло и речи. Впрочем, сооружения располагались практически в городской черте, пусть и не в самом благополучном районе, и кому в здравом уме могла прийти в голову мысль, что очистным может угрожать какая-то опасность? Поэтому, когда мистер Блэк январским вечером 2284 года отправился провести давно запланированную (и наполовину оплаченную) переборку одного из насосов водоочистительного завода, он, разумеется, не ожидал особенных затруднений. Ну, кроме разве что профессиональных. Насосу-то, как-никак, больше двухсот лет, чинили его раз двадцать, так что сам по себе работа предстояла нелегкая. Но, в любом случае, Джо совершенно не ожидал, что в этот день ему впервые за семь лет после отставки придется тряхнуть стариной.

В общем, мистер Блэк, напевая под нос старинную армейскую песенку, подходил к своей цели, когда сидевший у него на плече Монтигомо внезапно встрепенулся, вдруг абсолютно бесшумно снялся с обшитого кожей погона и начал быстро набирать высоту. Надо сказать, старый ястреб был довольно скандальной птицей. Если ему что-то приходилось не по душе, Монтигомо выражал недовольство громким и очень неприятным криком. Но ястреб, все-таки, был воспитан солдатом и часто сопровождал своего хозяина в боевые походы. Ученые Идущих по Следам Апокалипсиса полагали, что Мохавским ширококрылым ястребам грозит опасность исчезновения из-за привычки атаковать любой не понравившийся им объект. Сами ястребы имели на этот счет особое мнение. При всей своей драчливости и пониженном инстинкте самосохранения, птицы отнюдь не были дураками. Готовясь к атаке, которая производилась с пикирования когтями и клювам по глазам врага (если тот был слишком большой, чтобы просто пробить ему башку), ястребы набирали высоту абсолютно бесшумно.

Джо потребовалось не больше секунды, чтобы осознать: Монтигомо почувствовал серьезную опасность. Настолько серьезную, что он даже начал кругами подниматься в небо, готовясь камнем рухнуть на голову врага. Отставной сержант видел свою птицу в деле и не сомневался, что ястреб не шутит. Птица действительно собиралась кого-то атаковать. Отшлифованные тридцатилетней службой навыки быстро взяли под управление несколько раздобревшее и слегка утратившее былую быстроту тело. Джо вытащил из кобуры пистолет, с которым он никогда не расставался (носить в городе пистолет-пулемет он считал дурным тоном), и, пригнувшись, подбежал к полуразрушенном бетонному забору, отделявшему улицу от того, что двести лет назад было промышленным районом Бойсе. Впереди, в какой-то сотне ярдов, находилась цель его вечерней прогулки – водоочистительные сооружения Нью-Бойсе.



В зарешеченных окнах горел свет, но, внимательно осмотрев здание насосной, Джо понял: здесь что-то не так. Обычно в этот час старые механики выходили на улицу, чтобы спокойно поужинать на свежем воздухе (внутри здания изрядно пованивало стоялой водой). У них даже был сделан небольшой навес с маленькой жаровней, под которым стоял стол и три стула – у каждого механика свой, собственный, старательно отремонтированный и обтянутый у одного кожей кротокрыса, у другого – синим искусственным брезентом, а у третьего – шкурой бигхорнера. Как все старики, механики придавали огромное значение этому вечернему ритуалу, берегли свою нехитрую летнюю мебель, каждую осень убирая ее внутрь, а весной, когда сходил снег, торжественно вынося наружу. Представить, что они могут опрокинуть стол и стулья, да так и оставить их лежать обивкой в пыли, было невозможно. И, тем не менее, и стол, и стулья были опрокинуты и разбросаны, да и сам навес как-то подозрительно покосился. Присмотревшись внимательнее, Джо вздрогнул – на синей обивке одного из стульев расплывалось темно красное пятно. Мистер Блэк осторожно снял пистолет с предохранителя и загнал патрон в патронник. На то, чтобы преодолеть расстояние до насосной, у отставного сержанта ушло полторы минуты. Подобравшись к окну, Джо осторожно приподнял голову и заглянул внутрь здания. От увиденного у мистера Блэка сразу поднялся уровень адреналина. Посередине зала лежали связанные механики и их ученики. По помещению расхаживали вооруженные молодчики. Один держали под прицелом пленных, еще двое таскали какие-то ящики, четвертый командовал. Ни один из нападавших не посчитал нужным закрыть лицо маской или хотя бы платком. Это был дурной знак. Джо понял, что эти парни не собираются оставлять свидетелей. Когда негодяи разместили ящики по углам здания и у насосов и начали разматывать какие-то шнуры мистер Блэк решил, что увидел достаточно. За свою армейскую жизнь Джо устроил достаточно взрывов и знал, как следует размещать заряды, чтобы нанести максимальные повреждения. Джентльмены, не считающие нужным закрывать лица, готовились обрушить здание насосной. Судя по всему, механикам и ученикам предстоит разделить судьбу своего рабочего места. Помощи ждать было неоткуда, Джо мог рассчитывать только на себя. Блэк быстро составил план действий, несколько раз глубоко вздохнул и, подкравшись к двери, распахнул ее ударом ноги.

Позже механики рассказывали, что со своей копной белых волос и развевающейся от невероятно быстрых скачков бородой Джо напоминал привидение. Бандиты только начали поворачиваться, когда первый упал с пулей в голове. Надо сказать, в бою четверо стоят больше одного, а штурмовая винтовка в большинстве случаев бьет десятимиллиметровый пистолет. Даже внезапность не может перекрыть это преимущество, но только в одном случае: если противники равны по навыкам и выдержке. Если бы негодяи, напавшие на завод, были настоящими профессионалами, наша история на этом бы и закончилась. К счастью, подонки оказались слабаками и трусами. Джо на бегу трижды выстрелил главарю в корпус и, прыгнув за пульт с давно уже неисправным оборудованием, заорал, чтобы парни обходили слева и отрезали гадов от реки. Старый, как мир, фокус, сработал безукоризненно. Двое оставшихся бандитов с воплем кинулись к двери, и Джо успел выпустить им вслед оставшиеся восемь пуль. Один из негодяев упал, другой выбежал на улицу. Блэк уже решил, что четвертому удастся уйти, когда с улицы донесся глухой удар, и душераздирающий крик, сопровождающийся яростным хлопаньем крыльев и клекотом – Монтигомо, наконец, получил возможность продемонстрировать способность своего вида бороться с вымиранием. Джо медленно встал и перезарядил пистолет. Осторожно проверив первые два трупа (главарь подавал признаки жизни, но Джо рассудил, что он все равно не жилец и милосердно пристрелил бандита), мистер Блэк подошел к тому, что упал в дверях. Пули попали негодяю в голень и ягодицу. Ранения выглядели неопасными, и Джо, решив, что с этим джентльменом можно будет потом поговорить, оглушил раненого рукояткой пистолета. Выглянув на улицу, мистер Блэк убедился, что Монтигомо все-таки проклевал своей жертве череп. Оставив воинственную птицу долбить голову уже мертвого противника, мистер Блэк разрезал веревки, которыми были связаны механики. Отправив одного из учеников в город за помощью, мистер Блэк оказал раненым первую помощь, после чего осторожно вытащил наружу ящики, в которых действительно оказалась взрывчатка.



Диверсия на очистных сооружениях города – дело нешуточное. К расследованию подключились главное силовое крыло Легислатуры – Налоговая Служба, а также UWMWI. Впрочем, следствие продолжалось недолго. Взятый в плен бандит не стал строить из себя героя и в обмен на обещание жизни (и, в перспективе, свободы), выложил все. Его рассказ заставил икнуть даже видавших виды капиталистов Айдахо. Оказалось, что компания «Джейкоб, Джейкоб и У Сун-ли», специализировавшаяся на производстве и установке ручных водяных колонок, давно замышляла расширение рынка. Наиболее перспективной областью приложения усилий братьям Джейкобам и их партнеру с западного побережья виделся Нью-Бойсе, где мало того, что проживала едва ли не четверть населения штата, так эта четверть еще и начала привыкать к комфорту. Лозунгом «Джейкоб, Джейкоб и У-Сун-ли» стало: «Колонка в каждый двор!» Увы, больше половины дворов Нью-Бойсе в колонках не нуждались, поскольку их обитатели предпочитали набирать очищенную воду из водопровода. Попытка деловых партнеров провести кампанию по дискредитации водопроводной воды натолкнулась на принципиальность сотрудников «Нью-Бойсе Геральд» (главному редактору эта принципиальность стоила проломленной головы, но его преемница оказалась девушкой стойкой и осторожной, и газета осталась по-прежнему независимой). В результате, после недолгих размышлений Джейкоб, Джейкоб и У Сун-ли решили ликвидировать главное препятствие к расширению своего бизнеса. Поскольку в таком деле полагаться на чужаков было нельзя, операцию возглавил Джейкоб младший. Вместе с ним на дело отправились три самых доверенных помощника компаньонов, и лишь случайное, но крайне своевременное вмешательство мистера Блэка предотвратило коренные изменения на рынке питьевой воды столицы штата.

В Айдахо все, в общем, привыкли к тому, что конкурентная борьба иногда принимает жесткие формы. Однако господа Джейкоб, Джейкоб и У Сун-ли перешли определенные границы, которые переходить не следовало ни под каким видом. Нет ничего плохого в том, чтобы прикончить одного-двух конкурентов. Но взорвать завод, снабжающий водой большую часть столицы, в том числе штаб-квартиры и особняки таких уважаемых организаций, как «Уэллз Фарго», Первый Банк, усадьбы половины лесных баронов, да и саму Легислатуру – это перебор. В общем, после недолгого размышления Легислатура, представлявшая интересы Богатых и Сильных, быстренько распространила информацию о несостоявшемся теракте среди жителей южного берега, после чего отошла в сторону и с удовольствием наблюдала старый добрый Суд Линча. Посмотреть на повешение Джейкоба старшего и его помощников собрался весь город. Добрые жители Нью-Бойсе получили даже два праздника, потому что хитрый У Сун-ли, узнав о провале предприятия, бежал из города и был перехвачен охраной «Фарго» на грузовике в сорока милях от столицы на 93 шоссе. У Сун-ли повесили через три дня с не меньшей торжественностью. Да, и между прочим, когда толпа решила на всякий случай разгромить еще и мастерские «Д., Д. и У С.-л.», ее, толпу, встретила цепочка вооруженных бойцов UWMWI. Командир Союза Оплачиваемых Военных Рабочих Айдахо очень вежливо объяснил добрым горожанам, что мастерские национализированы Легислатурой и будут выпускать насосные колонки и дальше, но теперь уже исключительно на благо штата. Так что идите, добрые горожане, лучше порадуйтесь, как повесят этого говнюка У Сун-ли. Командир не сказал «узкоглазого говнюка» или «желтого говнюка» потому, что как мы помним, расизма в Айдахо не существует – у людей хватает врагов и без этого.

Мистер Джо «Медведь» Блэк, спасший водоснабжение города, стал героем Нью-Бойсе. Не то чтобы это как-то отразилось на его материальном положении (Джо, впрочем, к этому и не стремился), но звание Почетного Гражданина, которого удостоила отставного сержанта Легислатура, давало право доступа в высшие административные эшелоны штата без предварительной записи. Вечером после церемонии награждения мистер Блэк отмечал это событие в узком кругу друзей в «Голове каннибала». Повертев в руках пластиковую карточку с его голоснимком и тремя вплавленными под прозрачную пленку печатями штата, Джо посмеялся, заметив, что не представляет, как ему может пригодиться эта пластинка. Чак Мориц дальновидно заметил, что заранее сказать нельзя, но такой документ в любом случае будет полезен. Жизнь показала, что старый Чак умеет смотреть в будущее.

И вот мы, наконец, продрались через второе предисловие и возвращаемся к теме этого повествования, а именно – к проблеме воспитания детей-сирот в условиях постапокалиптической Америки. В предыдущих главах было рассказано об основании Приюта Маленьких Патриотов при Подлинной Американской Баптистской Церкви, его двухсотлетней работе под руководством бессменного (но, увы, не бессмертного) директора Рэндалла Аберкромби, и о трагических событиях 20-го февраля 2286 года, когда приют разом лишился всех воспитателей и большей части воспитанников. Как мы помним, после ночного боя, в котором погибло и было ранено немало доблестных представителей сословия наемников Нью-Бойсе, мерки посчитали свою задачу выполненной и оставили Приют на попечение Легислатуры. Легислатура некоторое время занималась сиротами, ну, то есть как занималась – отправляла в приют продукты (сколько там доходило и доходили ли они вообще – это другой разговор). Но поставить кого-то присматривать за детьми у правительства штата руки не дошли. Во-первых, в Легислатуре просто не было специалиста по таким делам. Во-вторых, В Штате происходили разные сложные события, вроде готовящихся выборов, в которые вдруг встрял взявшийся неизвестно откуда независимый кандидат. Да и вообще обстановка накалялась. А когда обстановка накаляется – очень важно правильно расставить приоритеты. А то если расставить их неправильно, можно лишиться всего нажитого честным (и не очень честным) трудом. Да и головы лишиться тоже можно. Словом, два десятка никому не нужных сопляков и соплячек в приоритеты Легислатуры не входили. Легислатура смотрела на вещи широко, а когда смотришь широко, сложно заметить двадцать абсолютно чужих детей.

Вот так и получилось, что ранним утром четвертого сентября 2286 года Джо «Медведь» Блэк, направлявшийся чинить водяную колонку в заведении Мадам Минни (мистер Блэк не делал различия между респектабельными и не очень респектабельными клиентами), увидел, как некий не слишком примечательный мужчина тащит в развалины довоенного многоэтажного дома девочку лет десяти. Как мы уже говорили, северная сторона была заселена гораздо слабее южной. Более того, население северной стороны составляли, в основном, люди не слишком приличные. Здесь располагалась львиная доля борделей и кабаков Нью-Бойсе, кроме того, здесь селились беженцы с юга и прибывшая покорять столицу сельская беднота. Вся эта публика стремилась размещаться как можно более компактно, не без основания полагая, что чем теснее, тем безопаснее. Одним словом, на северной стороне от одного населенного мини-квартала до другого иногда было несколько сот ярдов. Неудивительно, что здесь процветала всякого рода преступность, и ограбления были обычным делом. Однако, как рассудил Блэк, ограбить девочку можно было бы и на улице – для этого вообще достаточно нескольких секунд. Если ребенка тащат куда-то подальше от посторонних глаз – с ним явно собираются заниматься чем-то гораздо дольше. Именно по этой причине мистер Блэк сломал мужчине непримечательной наружности обе руки, после чего несколько раз ударил головой о выступ разбитой стены. Услышав треск проломленного черепа, мистер Блэк отдышался, вытер кровь с ладоней, после чего повернулся к девочке, которая все это время лежала на земле, закрыв лицо руками. Джо осторожно поднял ребенка, посадил ее на кусок бетонной плиты и спросил: кто она, откуда и что делает в таком опасном месте совсем одна. Девочка молча сидела, глядя прямо перед собой, и, судя по расширенным зрачкам, была в шоке. Положение спас Монтигомо. Обиженный тем, что ему не дали времени взлететь и расклевать врагу башку, ястреб нахохлился и дико и немелодично заорал. Вопль птицы, видимо, вывел девочку из ступора, потому что она соскочила на землю и попыталась сбежать, но Джо успел схватить ее за шиворот. Усадив девочку обратно, Джо ласково повторил свой вопрос. Увы, ребенок, похоже не собирался отвечать. Девочка дико озиралась по сторонам и явно собиралась предпринять еще одну попытку к бегству. Джо, стараясь, чтобы его голос звучал как можно мягче, снова спросил, кто она и откуда. Но девочка, кажется, не доверяла людям с ласковым голосом. Видя, что убежать без боя ей не удастся, ребенок попытался укусить Блэка. Джо, терпение которого лопнуло, шлепнул девочку по губам и голосом, от которого у курсантов и новобранцев душа уходила в пятки, в третий раз прорявкал свой вопрос. Странное дело, командирский рев произвел на девочку успокаивающее действие. Потерев губы, она впервые посмотрела Блэку в глаза и дрожащим голосом сказала, что ее зовут Мэйбл, и она ничья, вернее, из Приюта Маленьких Патриотов. Джо, который, конечно, слышал о событиях полугодовой давности, спросил: почему Мэйбл не в приюте? Мэйбл хлюпнула носом и ответила, что сегодня ее очередь искать еду. Блэк сел напротив девочки и спросил: что значит «искать еду»? Разве их в приюте не кормят? Мэйбл непонимающе посмотрела на Джо и ответила, что их некому кормить, ведь папу Аберкромби, и тетю Люси, и Минну и дядю Алека убили зимой. Блэк, холодея, спросил: и что, после этого у них в приюте так и нет никого из взрослых? Мэйбл пожала плечами и сказала, что нет, никого не было. Первое время из Ли-ги-сла-ту-ры привозили еду, но в июне это прекратилось. Энн и Маркус весной засеяли огород, но хотя они и старшие, но не сильно, и у них получилось не очень хорошо. Картофеля вышло мало, и Энн сказала, что это на зиму, а кукурузы еще меньше, а мутфрута в этом году почти нет, псевдоиндюшки разбежались, а браминов тогда всех перебили зимой.

Блэк сидел, подавленный услышанным. По словам Мэйбл выходило, что с зимы в Нью-Бойсе два десятка детей пытаются выжить сами по себе. С лета Легислатура прекратила поставки продовольствия в приют. Взрослых с детьми нет. А значит, эту зиму им не пережить. Отставной сержант не привык долго размышлять над несправедливостью мира. Джо встал и, протянув девочке руку, решительно приказал вести его к приюту. Мэйбл недоверчиво посмотрела на Блэка, на Монтигомо, нахохлившегося у него на плече, и осторожно вложила свою ладошку в мозолистую лапу мистера Блэка. Рука об руку Джо «Медведь» Блэк и маленькая Мэйбл направились в Приют Маленьких Патриотов при Подлинной Американской Баптистской Церкви.
Tags: fallout, idaho, miniatures, postapocalypse, США, доброта, жизнь - это боль, капитализм, мужское, творческое, человечность, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 51 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →