bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Orphanage. Part XIV.

Когда есть деньги – жить заметно проще, чем когда их нет. Это наблюдение справедливо для любого общества, за исключением, пожалуй, некоторых коммунистических и африканских государств. Но с окончанием Великой Войны коммунизм отошел в прошлое, а что там творится в Африке – никому не известно. Хотя, принимая во внимание, что на этот континент упало очень мало бомб – вполне возможно африканцы живут даже получше потомков людей, населявших величайшую державу довоенного мира. Если, конечно, не сожрали друг друга во времена Черного Дождя и Светящегося Снега. Или потом. У них там друг друга жрать – национальная традиция.

После визита к Губернатору, у Джо Медведя Блэка было достаточно денег и материалов для того, чтобы приступить к восстановлению Приюта Маленьких Патриотов при Подлинной Американской Баптистской Церкви. Время поджимало, индейское лето шло к концу. К середине октября в Айдахо, обычно, заметно холодало. До этого времени мистер Блэк должен был обеспечить своим подопечным, да и себе, нормальное, отапливаемое жилье. Следовало закупить продукты, заказать одежду и лигроин, отремонтировать генератор. Необходимо было также как-нибудь решить вопрос с помывкой сирот. Мадам Минни не могла каждые две недели закрывать свое заведение для того, чтобы устроить банный день воспитанникам приюта – это отрицательно сказалось бы на бизнесе. Вопреки распространенному мнению, клиенты не любят посещать шлюх с золотым сердцем. После таких посещений клиентов часто мучают угрызения совести. К сожалению, у Джо была только одна пара рук. Даже с помощью Маркуса, Альберта и старших девочек он не мог успеть все, что наметил. В таких случаях принято обращаться за помощью к наемным работникам. С этим, увы, все было непросто. В связи со строительным бумом, который переживала столица штата, все проверенные специалисты в этом бизнесе имели контракты на несколько месяцев вперед. А приглашать непроверенных Джо позволить себе не мог, как из опасений за результаты выполненной ими работы, так и из-за того, что непроверенных людей к детям подпускать нельзя.

Выход из тупика подсказал Чак Мориц. Надо сказать, сразу после беседы с Губернатором, Джо вернулся в заведение мадам Минни. Узнав, что большая часть его подопечных закончила помывку, и теперь наступил черед самых маленьких, с которыми, мистер Блэк, мои девочки справятся, не беспокойтесь, Джо решил, что сейчас будет самое время навестить мистера Морица. Оставив Энн присматривать за детьми, Джо, не слушая возражений, вручил мадам Вонг четыре сотни крышек, сопроводив просьбой приготовить сиротам чего-нибудь поесть. Сироты, несколько ошалевшие от первой за полгода теплой ванны с мылом, сидели непривычно тихо и по очереди рассматривали комиксы, которые вчера подарил приюту мистер Ревир. Убедившись, что в ближайшее время заведению мадам Минни ничего не угрожает, Джо строго предупредил ребят, чтобы вели себя прилично, (а кто не будет вести – тех съест мистер Вук). Затем мистер Блэк взял с собой Маркуса и направился в «Голову каннибала».

Было только три часа пополудни, и в знаменитом заведении царила спокойная, деловая атмосфера. «Голова каннибала», по вечерам превращавшаяся в обычный салун, днем играла роль биржи труда для независимых наемников. Одни агенты работали с клиентами, подбирая им специалистов по деньгам и по задаче. Другие, как, например, Питер Доннахью, занимались постоянно прибывающими в город новыми мерками, беседуя с теми, кто казался им подходящей кандидатурой с большим потенциалом. По результатам собеседования меркам могли предложить работу или даже найти место в уже сложившейся команде с хорошей репутацией. Последнее, правда, случалось нечасто – большинство прибывавших в Нью-Бойсе мерков были просто молодыми шалопаями, не желавшими работать на ферме или в бригаде лесорубов. Одним словом, Джо мог быть уверен, что в данный промежуток времени посещение этого знаменитого заведения не повредит морали его воспитанника. Тем более, что, как подозревал мистер Блэк, Маркус был уже вполне сформировавшимся мелким сукиным сыном. Джо мог только надеяться направить этот, несомненно, преступный ум на относительно непреступные дела, если не на пользу людям, то хотя бы не во вред. В этом не было ничего невозможного. В конце концов, мистер Блэк сам был изрядным и хитрым говнюком до того, как встретил свою покойную жену.

Как мы уже сказали, в «Голове каннибала» было тихо. В углу трое джентльменов били четвертого, но поскольку они предварительно заткнули ему рот, это никак не нарушало деловую атмосферу заведения. На безмолвный вопрос Блэка вышибала объяснил, что джентльмен, претерпевающий экзекуцию, был коллегой трех рассерженных джентльменов, и во время выполнения последнего контракта, при внезапном появлении группы рассерженных диких гулей, покинул свое рабочее место, не предупредив предварительно товарищей, и не написав заранее заявление об увольнении. Если бы в результате кто-нибудь из специалистов, оставшихся защищать работодателя, не приведи Бог, погиб, парня просто пристрелили бы втихую, и на этом инцидент был бы исчерпан. Но поскольку, к счастью, все остались живы, мистер Мориц посоветовал, когда найдут, просто как следует избить говнюка, потом отрезать ему ухо и отпустить. Кто бы мог подумать, что у этого идиота хватит наглости заявиться прямо сюда. Да, мистер Блэк, Айдахо становится все более и более цивилизованным местом, и это не может не радовать. Мистер Блэк поинтересовался, где, кстати, он сможет найти сегодня мистера Морица, и вышибала сказал, что мистер Мориц со своими ребятами сегодня планировали зайти – вот буквально через полчаса. Они неделю, как закончили контракт на сопровождение каравана из Айдахо-Фоллз, и как раз собираются зайти узнать насчет работы. Да, они собираются сделать еще одну-две ходки, прежде чем закрывать сезон. Как вы знаете, у них летом случилась эта досадная стычка с бандой Хороших Парней, и мистер Рагаззо вынужден был пропустить всю летнюю кампанию. Вы можете пока подождать вон за тем столиком. Кстати, мистер Джо, мы тут слышали удивительные вещи. Это правда? Этот достойный паренек с пистолетом – один из воспитанников? Вы знаете, я ведь был там двадцатого февраля. Ваш покойный директор, парень, был достойным человек, хоть и гуль, упокой Господи его душу. Садитесь, мистер Блэк, я пришлю Нэнси, что-нибудь закажете. Мистер Блэк и Маркус сели за указанный столик, после чего Джо заказал себе и мальчику простой, но сытный обед. Повар «Головы каннибала» считался лучшим на всем северном берегу и одним из лучших в Нью-Бойсе, но мистер Блэк решил, что человек, собирающий с купцов средства на приют, не может позволить себе дорогие блюда.

Ждать пришлось недолго. Джо и Маркус только приступили к своей похлебке из тато и остростеблевой пшеницы с кусочками радтаракана, когда на их столик пала тень и широкополая кожаная шляпа. Пока Маркус, открыв рот, смотрел во все глаза на легендарных наемников, Билли и Арчи пододвинули к столу мистера Блэка еще один стол, и компания уселась, а Рагаззо крикнул Нэнси, чтобы принесла пива. Когда все поздоровались друг с другом, Чак спросил Джо, зачем тот его искал. Мистер Блэк не стал тянуть радскорпиона за хвост и спросил Морица: слышал ли тот о некоторых изменениях, которые произошли в его, мистера Блэка, жизни за последние двое суток? Мистер Мориц кивнул и ответил, что слышал. Честно говоря, он, Чак Мориц, всегда ждал, что Джо рано или поздно снова выкинет какой-нибудь фортель, о котором будет говорить Нью-Бойсе. Не такая у тебя биография, Медведь, чтобы спокойно доживать свой век механиком и сантехником. Серьезно, мужик, ты просто не из тех людей, что выходят на пенсию. Рассказывай, как до этого дошло.

И мистер Блэк рассказал. Пока шел рассказ, в салуне было очень тихо. Даже джентльмены, объяснявшие своему бывшему коллеге, как сильно он их ранил своим досрочным увольнением, на время прекратили экзекуцию. Когда мистер Блэк закончил, все некоторое время сидели в молчании. Трое мерков, до начала повествования уже собиравшиеся приступить к последней части предложенного старым Чаком наказания, убрали ножи, после чего подхватили бывшего товарища под руки, быстро протащили его через зал и выкинули наружу. Грубые, но честные люди, после рассказа Джо Медведя они почувствовали такой подъем в душе, что портить установившееся возвышенное настроение мелкими дрязгами и приглушенными взвизгами им показалось кощунственным. Мориц допил свое пиво, крякнул и сказал, что, конечно, в происшедшем есть и его вина. Он должен был проверить, как там все сложилось после смерти Аберкромби, но сперва один контракт, потом другой, потом выборы, потом та злосчастная схватка с психопатом Салливаном… Джо мягко заметил, что это не так. В конце концов, Мориц со своими парнями и присутствующими тут джентльменами спас часть детей. А что не проследили… Так он, Джо Блэк, например, тут виноват не меньше. Он ведь знал о нападении, но даже не задумался о том, чтобы справиться, как там сложилось дальше. В этот момент Маркус, последние пять минут подпрыгивавший на стуле и буквально евший глазами мистера Валдо, вдруг вскочил, и, запинаясь, сказал, что хотел бы очень поблагодарить мистера Морица, и мистера Рагаззо, и мистера Элко, и мистера Валдо, и всех остальных мистеров и мисс за то, что они сделали той ночью. А особенно мистера Валдо, потому что если бы не он, те черные люди утащили бы их с Энн в свой этот ездящий дом. Огромное спасибо, сэр! Маркус буквально захлебнулся словами, и вдруг порывисто, но в то же время робко протянул через стол свою руку…

Давным-давно, за двести лет до Великой Катастрофы один настоящий американец сказал: «Дело не в дорогах, которые мы выбираем. Дело в том внутри нас, что заставляет выбирать дорогу». Этот парень, конечно, много знал о жизни, но он забыл добавить, что иногда мы выбираем дорогу, основываясь не только на внутреннем чувстве, но и на том, как и что видят в нас другие люди. В глубокой старости Чак Мориц и Джонни Рагаззо любили порассуждать за стаканчиком молока (виски им к тому времени строжайше запретили), как повлиял на выбор дороги Хитрого Арчи один маленький черномазый говнюк. Разумеется, все эти разговоры велись, когда самого мистера Валдо в комнате не было, но старый капо и его боец соглашались, что Айдахо многим обязано мистеру Маркусу Аберкромби Блэку, да хранит его Господь на нелегком пути. Ну а в тот сентябрьский день 2286 года Джонни Рагаззо лишь расхохотался и хлопнул Арчи по спине, а мистер Валдо, приглядевшись, узнал в этом серьезном темнокожем пареньке с пистолетом на боку того подростка, которого он, задыхаясь, втащил под прикрытие стены. Мистер Валдо улыбнулся и торжественно пожал маленькую мозолистую ладонь.

После того, как обстановка таким образом разрядилась, Мориц спросил Медведя, что он собирается делать? Джо сказал, что в первую очередь нужно подготовить приют к зиме. Он был у Губернатора и получил некоторую поддержку, ты был прав, Чак, этот молодой человек – не такой сукин сын, как можно было ожидать. В общем, на первое время есть лес, гвозди, продукты и деньги, но… При этих словах Мориц поднял руку, после чего перевернул свою шляпу и, порывшись в кармане, бросил в нее приятно брякающий кожаный мешочек. Рагаззо молча кивнул и добавил пригоршню крышек. Арчи вздохнул и бросил в шляпу Аурей Легиона. Билли почесал в затылке и ссыпал в шляпу несколько крышек. Мориц встал из-за стола, поднял шляпу и, пройдя к бару, положил ее на стойку. Все глаза в «Голове каннибала» были устремлены на немолодого наемника. Мистер Мориц прокашлялся и обратился к собравшимся с короткой речью. Чак поблагодарил тех из присутствующих, кто двадцатого февраля сражался с подонками, напавшими на приют. Многие тогда заплатили ранами, а кое-кто – и жизнью. Но, как выяснилось, дело мы не доделали. И хотя никто никому ничего не должен, я оставлю эту шляпу здесь. Вы знаете меня, я знаю мистера Блэка. Деньги пойдут на дело, обещаю. Вернувшись за стол, мистер Мориц подозвал Нэнси и заказал еще пива. За его спиной мерки потянулись к стойке – сделать заказ, в основном, ну и раз тут лежит такая красивая кожаная шляпа – бросить в нее несколько крышек. В профессиональном сообществе независимых специалистов по силовому решению спорных вопросов Нью-Бойсе мистер Мориц пользовался огромным авторитетом.

Когда Нэнси поставила на стол еще пять кружек пива (и стакан воды с кленовым сиропом для молодого джентльмена), Джо сказал Чаку, что он очень благодарен за сбор денег. Серьезно, Чак, я не буду ломаться – нам будет важна каждая крышка. Но я искал тебя не ради этого. Крышки – это прекрасно, но сами собой они не превратятся в стены, крышу и окна. У меня только одна пара рук, ну, вот есть еще этот хитрец, и несколько ребят постарше, но этого мало. У меня от силы три недели на основные работы. Многое можно будет сделать после наступления холодов, но подготовить приют к зиме, установить печи, наладить дымоходы, генератор – это все нужно делать быстро. Все строители сейчас расписаны на полгода вперед, и отказываться от контракта они не будут даже за двойную плату – репутация важнее. Я знаю, каково это, мне самому еще предстоит отменить шесть заказов, хорошо хоть я никогда не беру аванс. В общем, мне нужно нанять двух-трех человек для разных простых работ. Я подумал: сейчас межсезонье, контрактов немного, да и берут их только лучшие, вроде вас. Многие мерки сидят без работы. Ты знаешь людей, Чак, но главное – ты в них разбираешься. Мне подойдет не каждый, у меня ведь дети там. Я понимаю, звучит глупо, но может у тебя есть кто-то на примете? Мистер Мориц задумчиво отхлебнул пиво и уставился в потолок. За его спиной мерки продолжали подходить к стойке – ну не ждать же, в самом деле, когда Нэнси придет спросить у них, что принести. Выдержав значительную паузу, Мориц вздохнул и сказал, что вопрос, конечно, сложный. Ненадежных людей на такую работу не позовешь, а надежные – все нарасхват. Они бы сами помогли, правда, Джо, иногда мы вспоминаем, что надо подумать и о душе (при этих словах Рагаззо важно кивнул, Элко пожал плечами, а Валдо картинно закатил глаза), но по дороге сюда я подписал контракт и послезавтра мы выходим на север (тут Джонни поперхнулся пивом, Билли икнул, а Арчи широко ухмыльнулся и потер руки). Джо вздохнул и сказал, что на нет и суда нет, но Чак поднял палец, и мистер Блэк замолчал. Мистер Мориц снова отхлебнул пива и продолжил. В общем, среди надежных вариантов нет. Ненадежные – не вариант. Но тут вот какое дело, Джо. Год назад в Нью-Бойсе из Маунтин Хоум приехал один парень, Джералд Александер. Сперва остановился у Виктора Брауна, ты его должен знать, помнишь, мы выпивали в 84-м? Ну, такой, в серой странной кепочке? Сейчас мистер Александер открыл свою мастерскую. Надо сказать, он инженер от Бога и боец отличный, хотя человек своеобразный. Виктор его очень и очень уважает. Кстати, сам Браун сейчас никакими крупными заказами тоже не связан. Поговори с Виктором, он мягкий и добрый человек и любит детей. Если ты ему все объяснишь – он поможет тебе за половину цены, которую обычно берет. Наймешь Брауна – он поможет уговорить помочь Александера. А с этими двумя, Джо, у тебя за три недели будет не то, что приют, а приют с ядерным реактором, хорошо, если не летающий. Будешь говорить с Брауном – скажи, что я тоже очень его прошу помочь. Мистер Блэк кивнул и сказал, что это действительно было бы здорово. Посидев еще немного для приличия, Джо и Маркус взяли деньги, которые Чак выгреб из своей шляпы (в общей сложности получилось девятьсот сорок семь крышек, аурий и два денария Легиона и восемьдесят долларов Республики купюрами), после чего отправились на южный берег договариваться с мистером Брауном.

Найти мастерскую мистера Брауна не составило труда. У мистера Брауна была репутация, а когда у человека есть репутация, многие знают, где такой человек живет и готовы показать дорогу, когда уверены, что спрашивают хорошие люди. Виктор действительно не имел в данный момент крупных заказов. Огромный бородатый механик, услышав историю Приюта Маленьких Патриотов при Подлинной Американской Баптистской Церкви, расчувствовался чуть ли не до слез, и моментально согласился помочь за восемьдесят процентов своих обычных расценок. Мистер Блэк предложил пятьдесят. После долгого яростного торга сошлись на шестидесяти трех, и Виктор сказал, что придет в приют утром оценить объем работ, а приступить можно будет завтра после обеда. Джо поинтересовался насчет возможности нанять также знаменитого коллегу Виктора, мистера Александера. Браун замялся и сказал, что, наверное, можно, но завтра, а сегодня мистер Александер общается с родственниками. Джо, полный решимости решить все вопросы как можно скорее, предложил поговорить с мистером Александером прямо сейчас. Мистер Браун замялся еще сильнее, после чего пояснил, что Джералд общается с родственниками, которые не совсем живые. Джо вспомнил слова Морица и решил дальше не настаивать. Решив вопрос с работниками, мистер Блэк и Маркус зашли в торговый квартал, чтобы сделать несколько заказов (в конце концов им пришлось нанять тележку с брамином, чтобы увезти все покупки), после чего вернулись на северную сторону. Мисс Вонг встретила Джо с нескрываемым облегчением. Если младшие воспитанники приюта после ванны и плотного обеда попадали спать чуть ли не за столом, то старшие, несмотря на предупреждения и даже подзатыльники Энн начали расползаться по заведению, лезть, куда не следует, и задавать всякие вопросы. Мадам Минни едва успела отогнать Мэйбл от ящика с разными интересными резиновыми штуками и в последний момент предотвратила явно преждевременную лекцию об отношениях полов, которую не в меру ретивая сотрудница собиралась прочесть Альберту и трем другим старшим мальчикам. В общем, Джо, были очень рады помочь, но теперь выметайтесь отсюда, благо, ваши лохмотья мы высушили. И раньше, чем через месяц, пожалуйста, даже не думай это повторить. И если ты сейчас вздумаешь достать деньги, я, ей Богу, расцарапаю тебе рожу. Мистер Блэк не стал доставать деньги, а вместо этого собрал свою разношерстную команду, за каких-то полчаса всех одел (даже самые маленькие и даже спросонья показали редкую дисциплину, и Джо пришлось разнять всего четыре драки, помочь лишь с тремя штанишками, которые после стирки немного сели и не налезали, и завязать лишь две пары шнурков). Построив сирот во дворе, мистер Блэк велел им хором поблагодарить мисс Вонг, ее девушек и мистера Вука, что дети с готовностью и исполнили. После этого сам мистер Блэк подошел к мисс Вонг, и к величайшему восторгу Мэйбл, Дженнифер и девочек (и сдержанному: «Бу-у-у» мальчиков) очень галантно поцеловал ей руку, прямо как Серебряный Капюшон Хозяйке Тайны в комиксе. Наконец вся честная компания, построилась в колонну и покинула почтенное заведение. Девушки мадам Минни, приводя свои рабочие места в привычный вид, до самого вечера обсуждали события минувшего дня и сошлись во мнении, что, без сомнения, это им всем когда-нибудь зачтется, что детки – просто прелесть, хотя, конечно, и тихий ужас, что мамаша Вонг, на самом деле, добрячка, а старина Блэк – мужчина мечты, был бы он еще хотя бы на пятнадцать лет моложе… Из вышеприведенного мы можем заключить, что хотя шлюхи с золотым сердцем – это сказка, далеко не все женщины этой профессии являются законченными и прожженными стервами.

Вечер в приюте прошел в уборке спальни. Дети не могли поверить, что они будут спать не только при свете, но и на относительно чистых постелях. После долгих месяцев в голоде, холоде и темноте, к сиротам снова вернулась надежда, они словно ожили: смеялись, бегали по коридору, устроили драку и какие-то свои невообразимые детские игры. Глядя на кавардак, который воцарился в спальне и коридоре после ужина, мистер Блэк с некоторым ужасом осознал, что отремонтировать здание – это полдела. Ему срочно нужно придумать, чем занять десять мальчиков и тринадцать девочек, и чем скорее, тем лучше. Загоняя детей в постели, Джо решил сегодня же начать разбирать уцелевшие записи и книги покойного Аберкромби – по краткому вчерашнему осмотру он точно запомнил, что там были какие-то материалы по педагогике. После очередной сказки про Братца Кролика и Братца Лиса, дети, наконец, замолчали и кто заснул, кто сделал вид, что спит. Мистер Блэк тихонько проследовал в свой кабинет, и, кляня себя, что не смазал полозья заранее, осторожно вытащил нижний ящик стола покойного Аберкромби. Там, под тетрадями и счетами, лежал толстый пакет из старинного непрозрачного пластика. Мистер Блэк положил пакет на стол, открыл застежку и вынул огромную, толстую, разбухшую от закладок тетрадь. На обложке потемневшими буквами было старательно выведено: «To Be a Mother Of Hundred Children». Джо перевесил угольную лампу со стены на обожженный, согнувшийся кронштейн на столе, открыл тетрадь и углубился в чтение.

Мистер Блэк оторвался от чтения, когда за окном засеребрился поздний сентябрьский рассвет. Он посмотрел на часы – до подъема оставалось полчаса. Спать не хотелось. Джо глубоко вздохнул и откинулся на спинку опасно скрипнувшего стула. Он осилил едва четверть тетради, но старому сержанту казалось, что чтение продолжалось месяцы, годы, века. Покойная Рахиль Бэйкер, бабушка Бэйкер, перемежала свои размышления, наблюдения и исследования в области педагогики краткими дневниковыми записями. Было пронзительно страшно после трех страниц подробного объяснения, как организовывать занятия физкультурой по возрастам, прочитать: «Нелли умерла 07.22.80. Объясняла старшим мальчикам, почему ни в коем случае нельзя есть мясо мертвых людей. Ночью к воротам приходили людоеды». Джо считал себя человеком, немало повидавшим в жизни. Но дневник этой маленькой женщины потряс его до глубины души. Дважды старый сержант чувствовал, что записи расплываются перед глазами, и вынужден был вытирать непрошенные слезы. Он уже и забыл, когда последний раз плакал до этой ночи. Джо снова открыл первую страницу и долго рассматривал выцветший голоснимок, на котором застенчиво улыбалась немолодая, приятная женщина в больших очках. Ярче, чем когда-либо за эти двое суток, мистер Блэк ощутил, что выбрал единственно верный путь. И сильнее, чем когда-либо Джо почувствовал, что он сумеет пройти его до конца.

Мистер Браун и мистер Александер пришли утром вскоре после того, как в Приюте Маленьких Патриотов при Подлинной Американской Баптистской Церкви закончился завтрак. Джо едва успел расставить детей по работам. Девочки во главе с Энн следили за младшими детьми и потихоньку выносили мусор из второй спальни, старшие мальчики во главе с Альбертом таскали из парка хворост, а также пилили на дрова засохшие мутфрутовые деревья в саду. Мистер Блэк как раз выдавал ребятам пилу и топорик (Альберт, аккуратнее с железом, рука должна быть не ближе фута от места, по которому рубишь!), когда мистер Браун вежливо покричал от калитки, что они пришли. Джо спустился к стене и впустил немолодого механика и его коллегу. При первом взгляде на мистера Александера Джо стало немного не по себе. За свою жизнь Медведь повидал немало людей в различных стадиях наркотической зависимости, и, увидев белое лицо и темные круги вокруг покрасневших глаз молодого инженера, мистер Блэк решил, что перед ним типичный джанки в состоянии глубочайшей ломки. Однако двигался Джеральд свободно и собранно, его голос, когда он поздоровался с Блэком, звучал спокойно и твердо, а рука, которую пожал старый сержант, оказалась на удивление крепкой и совсем не тряслась. Джо решил, что внешность может быть обманчива и пригласил специалистов оценить объем работ. У дверей приюта самые маленькие мальчики и девочки под руководством Мэйбл хором приветствовали гостей писклявым: «Здравствуйте!» Браун немедленно засюсюкал и, погладив трех малышей по головам, махнул рукой и сказал, что снижает расценки до пятидесяти пяти процентов. Когда Блэк последним входил в здание, Мэйбл широко улыбнулась ему щербатым ртом и хитро подмигнула. Джо в очередной раз подумал, что эта девчонка пойдет далеко.

На то, чтобы осмотреть здание и наметить фронт работ у Брауна и Александера ушло полдня. Блэк и особенно Маркус помогали, чем могли. Первую смету пришлось забраковать, потому что она вдвое превышала имеющиеся у Блэка средства. После долгих споров, расчетов и десятка набросков, сошлись на том, что часть материалов возьмут из северной части здания и разрушенной церкви. На момент нападения в приюте было пятьдесят пять воспитанников и пятеро взрослых. Сейчас их число сократилось более чем вдвое. Потом, наверное, опять наберется, но до этого нужно еще дожить. Стены в приюте крепкие, каменные, так что несколько лет смогут простоять и без крыши, ничего им не сделается. Тогда с тем, что разрешил купить и взять Губернатор, как раз получится достаточно для нормального ремонта. Утвердив план, Браун и Александер отправились в город за инструментом, а Джо собрал детей в столовой. Джо отобрал старших мальчиков и девочек в возрасте от десяти до двенадцати лет и сказал им, что они будут помогать ему и мистеру Брауну с мистером Александером в ремонте. Это очень ответственное дело, ребята, поэтому ведите себя хорошо, выполняйте все, что вам скажут и под руку не лезьте. Может быть будет скучно, наверняка – тяжело, совершенно точно – непонятно, но вы должны справиться. У нас очень мало времени до холодов, и если мы хотим провести зиму в уютном теплом доме, как до нападения, надо потрудиться. Дети молча кивнули. Все-таки полувоенное воспитание в стиле покойного Аберкромби давало о себе знать, да и вообще, ничто так не отучает от капризов, как полгода, проведенные в темном холодном доме почти без еды. Энн, Джинджер и Мэйбл должны были присматривать за младшими детьми. Джо вручил маленькой хозяйке приюта комиксы Ревира, а также две старинные книжки с картинками, которые он купил сегодня на рынке. Одна, без обложки и первых пятнадцати страниц, рассказывала про старинных американцев, которые летели куда-то на воздушном шаре и упали на остров. Вторая книжка, с очень яркой головой кровожадного инджуна на обложке, обещала рассказ о приключениях, убийствах и снятых скальпах – в самый раз для детей, которым предстоит через каких-то десять-двенадцать лет прокладывать свою дорогу в постапокалиптическом Айдахо. Мистер Блэк посоветовал Энн устроить чтения, а перед обедом выпустить малышню побегать между церковью и приютом. Джинджер и Мэйбл Джо велел во всем помогать Энн. Девочки с непривычной серьезностью кивнули, и даже Мэйбл впервые перестала ухмыляться. Джо сказал, что поскольку начнут они с кухни, то обедать будем холодным, а к ужину мистер Александер обещал сделать временную плиту – приготовим суп на ней.

Мистер Браун и мистер Александер вернулись в приют к обеду. Инструментов при них было столько, что инженеру и механику пришлось нанять тележку с брамином. Джеральд даже захватил с собой небольшой универсальный сверлильно-токарный станок, сказав, что многие детали быстрее будет сделать на месте. Джо со своими маленькими работниками засучил рукава, и работа закипела…

Последующие три недели слились для Блэка в беспрерывную, как лента в голопроекторе, череду дел, событий и задач. Он заказывал строительные материалы, отвозил ткани, кожу и шкуры портным Нью-Бойсе, закупал продовольствие и руководил всеми подсобными работами в приюте. Браун и Александер двигались от помещения к помещению. Сперва Джо с детьми выносили во двор весь мусор, затем разбирали или разрезали на части поврежденную мебель и утварь. То, что можно было починить, откладывали в сторону, остальное разбирали на материалы, запасные части или просто выбрасывали. Дети вынимали из обгоревших досок гвозди и шурупы и старательно выпрямляли их. Покоробившиеся от огня металлические стенки и дверцы шкафчиков раскладывали на бетонной плите и выпрямляли киянками – металл шел на укрепление имеющихся стен и производство новых. Неутомимый мистер Александер, чьи глаза к исходу третьего дня приобрели нормальный цвет, а лицо из белого стало обычным, сделал две небольшие лазерные горелки. Под его руководством Маркус и Альберт за три дня научились неплохо варить железо, хотя альбинос здорово прожег куртку, а Маркус заработал красивый шрам на руке. Ожог зажил очень быстро, хотя после укола, который сделал мальчику Джеральд, Маркусу пришлось сутки отлеживаться, изо всех сил удерживаясь от желания стряхнуть с себя маленьких голубых огнедышащих радскорпионов. Первой в надлежащий вид привели кухню. Под руководством мистера Брауна стены оклеили старой металлопластиковой плиткой, которую добывали в развалинах завода в восточной части города. Мистер Блэк проверил каждую пластину счетчиком Гейгера, чтобы убедиться, что торговцы не подбросили им опасный товар из радиоактивных руин рядом с кратером от бомбы. Затем настала очередь спальни. Следующей отремонтировали столовую, потом класс, потом душевую, для которой Александер спроектировал, а Браун изготовил хитроумную водопроводную систему, позволявшую принимать душ сразу в четырех кабинках. На втором этаже, но не прямо над душевой, в небольшом бетонном закутке смонтировали огромный бак на сто пятьдесят галлонов горячей воды, для нагрева которой Александер построил рядом небольшую котельную. Трубу от бака провели также в умывальную – теперь, если нагреть с вечера воду, утром можно было умываться теплым. Джо заставил Александера нарисовать систему водоснабжения во всех подробностях – талантливый ученый имел неприятную привычку ваять свои гениальные и, что удивительно, работающие устройства без всяких предварительных чертежей. У приюта с довоенных времен была своя артезианская скважина. К счастью, радиоактивное и биологическое заражение не дотянулось до глубинного водяного пласта, так что с водой у Блэка проблем не было. При необходимости, ее можно было даже продавать, но Джо решил, что он не станет афишировать такое богатство, чтобы не привлечь к нему жадные до чужого добра компании. После водоснабжения сделали вторую спальню, теперь для мальчиков, затем кладовую, небольшую комнату под библиотеку, маленький закуток под оружейную, большое рабочее помещение, для которого Браун сделал несколько верстаков и рабочих столов. Для небольшой прачечной Александер соорудил машину, которая должна была помочь стирать одежду, правда барабан предполагалось вращать вручную. Последним отремонтировали кабинет директора. Стены и потолки в большинстве комнат покрасили дешевой краской из толченого мела, смешанного со сваренным из смолы клеем. Через все здание протянули новую проводку из добротного довоенного провода – где-то медного, где-то алюминиевого. Мистер Александер собрал несколько распределительных коробок с предохранителями собственного изготовления, объяснив пораженному Блэку, как они будут действовать. Джо, чьи навыки в устройстве электросетей сводились к построению цепи типа: батарея-выключатель-лампа (или какое-то другое устройство), был вынужден признать, что выходцу из такого оплота цивилизации, как Новокалифорнийская Республика, есть чему поучиться у жителя такого захолустья, как Айдахо. Несколько утешало лишь то, что Джеральд, судя по всему, даже по местным меркам был человеком уникальным. Также в помещениях на специальных бетонных основаниях монтировались печи сложной конструкции (естественно, тоже разработанной мистером Александером). Дым из всех печей собирался в большой дымоход, выходивший на крышу. Впрочем, каждую можно было топить отдельно, перекрыв главную заслонку и открыв заслонку на маленькой отдельной трубе, которая выходила просто в дырку в стене. Правда, в этом случае количество дров следовало ограничивать. Джеральд собрал несколько примитивных, но надежных датчиков угарного газа с независимым питанием от микроядерных ячеек, подсоединил их к звонкам, и, смонтировав в железных ящиках, которые не получится разобрать даже пытливому воспитаннику приюта, закрепил устройства в спальнях, классе и кабинете директора.

Вообще, к середине второй недели работ у Джеральда появился какой-то нездоровый блеск в глазах. За ужином мистер Александер излагал мистеру Блэку свои гениальные идеи. У него было несколько номеров довоенного журнала “Picket Fences”, из которого инженер почерпнул несколько идей, конструкций и схем для так называемого «умного дома».



Джеральд был полон желания осуществить некоторые из этих идей на практике. Мистеру Блэку стоило немалого труда отговорить молодого ученого от его грандиозных планов, указав на то, что работы еще полно, и ее надо завершить до холодов. Мистер Александер с неохотой вынужден был признать, что стеклить окна и изготавливать для них штормовые ставни, способные защитить обитателей от к счастью нечасто случающейся радиоактивной бури – это, конечно, не столь интересно, как проектировать систему для механического измельчения мяса, но гораздо важнее для нормальной жизни приюта. Дальше Джеральд работал, почти не отвлекаясь на интересные мелочи, позволив себе отвести душу только во время ремонта генераторов. Мистер Александер отремонтировал не один, а два генератора, на возражения Блэка, что у них все равно не хватит топлива для обоих, резонно указав, что иметь запасной двигатель всегда полезно. Джеральд сумел заметно улучшить сжигание тяжелого синтетического топлива, повысив экономичность машин, упростить общую конструкцию и облегчить разборку устройств для ремонта. Когда пораженный Блэк спросил Александера, почему тот не начнет выпуск усовершенствованных генераторов и не заработает кучу крышек, Джеральд беспечно махнул рукой и сказал, что, во-первых, ему это не интересно, а во-вторых, какая-нибудь из крупных компаний все равно найдет способ наложить лапу на изобретение, так что стоит ли трудиться?

К исходу третьей недели работы были закончены. Снаружи здание приюта изменилось не очень сильно. Это по-прежнему было длинное, двухэтажное каменное строение, природная мрачноватость которого усугублялась следами пожара. Пожалуй, теперь, когда северная часть дома представляла собой, фактически, лишь коробку из стен с бетонными перекрытиями, оно выглядело даже более заброшенным, чем до начала ремонта. Только сложная система наружных дымоходов, да новые окна и ставни показывали, что в этом доме кто-то живет. Но внутри приют изменился до неузнаваемости. Браун, Александер и Блэк, а также старшие дети с гордостью и удовлетворением смотрели на дело своих рук. После полугода страданий и лишений у воспитанников Приюта Маленьких Патриотов при Подлинной Американской Баптистской Церкви наконец-то был настоящий дом.
Tags: fallout, idaho, postapocalypse, США, доброта, добрые милиционеры, капитализм, мужское, никогда не ешь наркотик, творческое, уроки труда в средней школе, человечность, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →