bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Фотосессия к Приюту Маленьких Патриотов. Часть IV., глава 1.

И сегодня у нас первая часть заключительной главы нашего утренника. Героини сегодняшнего выпуска в книге не появились. Ну, то есть, сначала они должны были участвовать и внести долю здорового юмора, но меня унесло в патос, сироп и жыр, поэтому для хохмочек места не осталось. Плохо это или хорошо - да не важно. К тому же, после основного повествования совсем в хумор скатываться уже не пристало, и новые персонажи все-таки приобретут в свою биографию некоторый налет трагизма. Важно то, что пять месяцев назад Леша их отщелкал, а значит надо осветить тему. Пусть и не так обширно, как с какой-нибудь Мэйбл или Альбертом. А вот хрен, меня опять понесло.

Первым номером сегодняшней программы идет Малика Иванова Бернхард, вернее, благородный рыцарь Малик ибн Иван Бернхард. Первый вариант имени не такой странный, как может показаться на первый взгляд. Мы уже говорили, что в Убежищах спаслись люди разных рас, наций и вероисповеданий. Иногда, при взгляде на жуткое генетическое варево, которое булькало за метровыми стальными дверями, у непосвященного человека возникали странные мысли: уж не нарочно ли их всех здесь собрали. Ну а посвященный человек прекрасно знал, что таки да, вполне нарочно. В общем, незадолго до Великой Войны с Каннибалами, на поверхность вылезли разные удивительные метисы. Человеческой расе это, в целом, пошло на пользу. Ну и вообще в Айдахо прибавилось забавных имен и интересных фамилий. Наша героиня родилась в семье торговца Ивана Агилера, женатого на Фатиме Бернхард. Фатима постоянно сопровождала мужа в путешествиях, поэтому нет ничего удивительного, что девочка появилась на свет в дороге. Малика родилась крепким ребенком, Фатима и сама была сильной и здоровой женщиной, словом, наша героиня, избежав множества опасностей, что подстерегают младенца в постапокалиптической Америке, выжила и начала расти, как и положено нормальной девочке. Иван работал на короткой линии между Нью-Бойсе и Роджерсоном. Однако в 2283 году на эту линию вышла "Фарго" со своим "Форд Мак Баффало" - прекрасно восстановленным седельным тягачом, к которому прицеплялись либо одна из двух фур компании, либо длинный кузов. "ФМ-Баффало" ходил раз в три дня, но за одну поездку перевозил груз двадцати пяти браминов (пятидесяти, если без тележки). Нет ничего удивительного в том, что цены на транспортные услуги на этой оживленной линии резко упали. Иван, посоветовавшись с женой, решил податься на восток, в Покателло, туда, где сливаются 15 и 86 интерстэйт. Торговец рассчитывал, что со своими пятью хорошо обученными браминами он сумеет наладить дело в диких землях и, возможно, даже откроет новую линию, которая будет принадлежать только его семье.

Сперва все складывалось относительно неплохо. Иван и Фатима открыли контору в Покателло и начали перевозить грузы между Звездой Юго-Востока и Айдахо-Фоллз. Первый год дела шли в гору. Увы, постапокалиптическая Америка - жестокое место. Осенью 2284 года Фатима почувствовала странную боль в груди. Женщина не обратила на нее внимания, тем более, что через некоторое время неприятное ощущение прошло. Через две недели, во время очередного похода на север, боль вернулась. До Айдахо-Фоллз Фатима добралась уже на спине одного из браминов - заботливый супруг сбросил часть груза, чтобы посадить на спину животному жену. Врач в Айдахо-Фоллз осморел женщину, после чего вызвал к себе Ивана и о чем-то с ним поговорил. Когда из кабинета донесся глухой удар, из тех, что издает упавшее на пол тело, Фатима, невзирая на боль, ворвалась в комнату с ножом в руке. Врач, который пытался привести в чувство потерявшего сознание Ивана, вздохнул, и, усадив ничего не понимающую женщину на кушетку, поведал ей страшную новость. У Фатимы обнаружилась болезнь, которую не умели лечить даже до того, как упали бомбы. Врач давал супруге чувствительного Ивана от силы две недели жизни.

Фатима оказалась сильнее мужа. Она прожила два месяца, потратив это время на то, чтобы вложить, впихнуть, вколотить в Ивана хотя бы толику мужества. От страшной новости торговец потерял сон, аппетит и желание жить. Люди, которые видели супругов в эти дни, мрачно шутили (жители Айдахо шутят в любой ситуации, даже когда их скальпируют или собираются разделывать на ужин - это считается хорошим тоном и признаком правильного воспитания), что глядя на Ивана и Фатиму сложно понять, кто именно из этих двоих умирает. Доктор оказался добрым человеком, и когда боль женщины стала совершенно нестерпимой, он обеспечил ее ударными дозами забористых наркотиков, которые помогли Фатиме перейти в мир грез, из которого она через трое суток отправилась в мир иной.

Когда умерла мама, Малике было всего семь лет. К счастью для девочки, отец все-таки воспринял урок мужества, который преподала ему супруга, и сумел взять себя в руки. Теперь Иван жил только ради дочери. Торговец работал за двоих, чтобы скопить достаточно денег и перебраться на юго-запад, в Новокалифорнийскую республику. Там, по слухам, были нормальные больницы (по-крайней мере в паре-тройке мест) и школы, а о людоедах ничего не слышали уже много лет. Увы, этим местам не суждено было исполниться. В одном из походов на караван напали радскорпионы. Охранники с трудом отбили нападение, но не раньше, чем гигантский бронированный монстр вонзил вонзил в грудь Ивана жало длиной в фут. После недолгого размышления охранники решили, что возвращаться в Покателло не имеет смысла. Лучше будет обойти Айдахо-Фоллз с запада, а браминов, груз, да и маленькую Малику разумнее продать в Дюбуа. С вырученными крышками можно податься на север, где парни с прическами "мохок" живут, как им нравится. Девочку, рыдавшую над еще теплым трупом отца, связали, забросили на одного из браминов, после чего негодяи направились в страну рейдеров. По дороге бывшие охранники ограбили две фермы и пополнили свой караван восемью рабами.

К счастью, подобная активность привлекла внимание определенных людей, и однажды на закате новоявленный главарь банды вдруг перестал идти вперед и лег на землю. Причиной такого странного поведения стало, по всей видимости, отсутствие крышки черепной коробки и в значительной степени того, что под ней обычно находится. Эта потеря постигла негодяя внезапно и сопровождалась звуком выстрела крупнокалиберной винтовки. Прежде, чем работорговцы успели опомниться, такая же судьба постигла второго несостоявшегося рейдера. Третий попытался убежать, но скончался от угрызений совести, вызванных совершенно бигхорнеровским зарядом картечи в спину.

Пока Роберт резал путы на руках несчастных пленников, а Айвэн Браун оказывал им помощь, Иеремия Салливан сноровисто избавил покойных работорговцев от не нужного им больше оружия и боеприпасов. Затем Преподобный оттащил трупы на обочину, прочитал над ними краткую молитву, после чего помочился на убитых, на чем счел свой гражданский и пастырский долг исполненным. По какой-то причине мистер Салливан терпеть не мог похитителей детей.

Закончив с неотложными делами, Хорошие Парни стали думать, что им делать дальше. Если взрослых освобожденных рабов они могли просто сопроводить в Айдахо-Фоллз, а мальчика двенадцати лет, осиротевшего на одной из ферм, передать его родственникам в том же городе, то Малика, как было очевидно всем троим, осталась в мире одна-одинешенька. Айвэн заикнулся было о том, чтобы оставить девочку у себя, но Роберт пресек эти планы в корне, объяснив, что это только кажется, будто растить детей - это умилительное и духоподъемное занятие. Да и какое детство будет у ребенка, если она станет таскаться с ними по лесам и отдаленным поселкам? Лучше всего передать девочку в какую-нибудь хорошую семью на воспитание. Иеремия Салливан мрачно заметил, что семьи, которые принимают чужих детей, как своих, существуют только в сказках. На деле жизнь такой сироты - это сущий ад. Мужчины задумались, глядя на Малику, которая настолько вымоталась и настрадалась за эти дни, что теперь спала у костра беспокойным, но крепким сном, словно и не видела, как у нее на глазах убивали людей. Наконец, Браун вспомнил, что в Айдахо-Фоллз, вроде бы, говорили, будто в Нью-Бойсе снова открылся сиротский приют, а его новый директор - совершенно святой человек, суровый, но добрый. Салливан почесал в затылке и напомнил доктору, что в столице за их головы дают шесть тысяч крышек. Браун сказал, что другого выхода он не видит. Салливан вздохнул и развел руками. Роберт, во время спора чистивший винтовку, хладнокровно заметил, что это будет интересная глава в их истории, а если и эпилог, то достойный. Салливан сплюнул и сказал, что в таком случае Роберт дежурит первым.

Вот так и получилось, что однажды вечером в калитку Приюта Маленьких Патриотов при Подлинной Американской Баптистской Церкви постучали. Альберт, дежуривший, как обычно, у ворот, выглянул в окошко и увидел трех мужчин, лица которых были замотаны шарфами. Самого коренастого мужчину в широкополой шляпе держала за руку девочка лет девяти. Человек в шляпе попросил Альберта позвать к воротам мистера Блэка, потому что тут такое дело, Господь ведет людей неисповедимыми путями, и этой дщери нужен новый дом.

Пока Блэк, прикрываемый из-за ограды Маркусом и Эллен, беседовал с человеком в шляпе, Малика висела на пальто незнакомца и не хотела идти в приют, потому что она хотела остаться с дядей Иеремией, дядей Робертом и дядей Джоном. Роберт торопливо пересказал директору все, что им было известно о прошлом девочки, помог Иеремии отцепить от себя ревущую в голос мисс Иванову Бернхард, после чего Хорошие Парни растворились в наступающих сумерках. Никто их них не любил долгих прощаний. Мистер Блэк, прекрасно осведомленный о репутации своих нежданных гостей, не стал подвергать сомнению их рассказ. Слава психопатов Салливана, грозы рейдеров и работорговцев, гремела по всему Айдахо.

Путешествие с Хорошими Парнями несколько смягчило горечь Малики от потери отца. Но месяц похода по лесам и ночевок у костра под открытым небом (покойный Иван обычно ставил на ночь палатку), а также постоянное общество людей, которые даже взрослым казались героями (да, в сущности, Хорошие Парни и были ими), наложило неизгладимый отпечаток на формирующуюся личность Малики. Даже люди постарше, проведя рядом с преподобным Салливаном и Законником Робом (Джон, в общем, был нормальным) несколько дней, либо преисполнялись праведного негодования на всех жестоких и несправедливых людей, либо начинали подумывать о том, чтобы пустить себе пулю в башку. Словом, в приют поступил ребенок, твердо намеренный посвятить свою жизнь искоренению зла. Возможно, в конце концов Малика бы пообтесалась, но тут ей в руки попала одна книга приютской библиотеки...

Позже Нэнси долго пилила Джо за безответственность, с которой тот раздает книги воспитанникам. Мистер Блэк лишь огрызался и говорил, что пока в тексте нет совсем уж откровенного блуда и чересчур красочного описания каких-нибудь зверств, ничего плохого в книге нет. Нэнси заводилась и начинала кричать, что в нарушении гендерного самоопределения ребенка нет, с другой стороны, ничего хорошего. Тут Джо обычно махал у уха раскрытой ладонью и отвечал, что гендерно самоопределяющимся надо бы пореже устраивать спарринги во время зарядки. А то, значит, "Квентин Дорвард" и "Айвенго" у них нарушают, а когда две здоровенные бигхорнихи вот с такими задницами лупят друг друга, почем зря, на глазах у детей - это, значит, не нарушает. Тут Нэнси обычно теряла дар речи от возмущения, и Джо быстренько сбегал куда-нибудь по делам. В общем, Малика прочитала про рыцарей и решила, что станет одним из них. В свои девять лет девчока умела кроить и шить, а под руководством Маркуса, которому польстило то, что новенькая прямо подошла к нему и попросила научить работать с металлом, Малика освоила зубило и молоток. Все свободное время девочка проводила в мастерской. Когда через месяц Джо увидел результаты ее трудов, он чуть не вынул из кармана заветную фляжку, но вовремя спохватился. С первого раза доспехи не наделись, как положено, но Малика была упорной девочкой и, в конце концов, добилась своего. Увидев воспитанницу в миниатюрном, но вполне функциональном доспехе из металла и пластика, Нэнси всплеснула руками. Второй раз девушка всплеснула ими (и куда эмоциональнее, надо сказать), когда Малика объявила, что она отныне - Малик ибн Иван Бернхард, благородный рыцарь, защитник слабых и угнетенных. Нэнси осторожно поправила воспитанницу: не Малик, а Малика. Но Малик-Малика упрямо заявил(а), что она, на самом деле, мальчик.

Вечером Джо, Нэнси и Эллен с головой ушли в тетради бабушки Бэйкер. К огромному их облегчению, давно скончавшаяся святая затронула в своих записях и эту тему. Книга, на которую ссылалась проповедница, к счастью, уцелела. Джо громко прочитал вслух, что у детей в возрасте от восьми до пятнадцати лет, особенно у девочек, воспринятие собственного пола еще только формируется. Это может иметь неожиданные, но, в общем, безопасные проявления. Главное - не орать и не бегать кругами, а мягко беседовать с ребенком, объясняя ему то, что надлежит объяснить, например вот так или так. Закрыв книгу, Джо проворчал, что у некоторых знакомых ему девиц этот вопрос стоит до сих пор.

В конце концов, Малика согласилась, что рыцарем вполне может быть и девочка. Ведь Инспектор и Мистрисс оф Мистери - обе женщины, а штаны Инспектор носит для удобства.



И хотя девочка по прежнему все свободное время проводит, подгоняя и совершенствуя свою броню (делать оружие Джо запретил под страхом отлучения от мастерской), и любит, когда ее называют "Благородный рыцарь Малик ибн Иван" (лучше всего это получается у Мэйбл), можно считать, что первый кризис гендерного самоопределения в Приюте Маленьких Патриотов Айдахо при Подлинной Американской Баптистской Церкви успешно преодолен.

Модель - "Raging Heroes". Собственно, из набора из шести я собрал уже трех (одну сломал, увы, хотя, вроде, склеить можно).

На сегодня пока все, а то меня что-то несет.




Малика, как легко догадаться, справа. А тут она с мисс Эллен, которую вопросы гендерного самоопределения волнуют куда меньше, чем ее мягкосердечную и склонную все преувеличивать сестру:



Все женские модели.



Наверное, что-то замышляют. Например, что подарить Джо Блэку на День Отца:

Tags: fallout, georgia, miniatures, postapocalypse, США, доброта, жизнь - это боль, много скальпов, мужское, творческое, человечность, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments