bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Injunz of Idaho. New Shoshones, Part X.

Теперь счет шел на секунды. Тело Кэмпбелла еще не успело упасть на бетон, а водитель Сайка уже нырнул в машину. Засвистели моторы, пикап лейтенанта и «Корвега» капитана с места рванулись под защиту стены, освобождая дорогу грузовикам-таранам. Солдаты и офицеры бросились вслед за машинами. Билл отступал последним. Убрав револьвер в кобуру, он наклонился над Кэмпбеллом и пощупал пульс на шее. Начальник охраны был мертв. Повинуясь безотчетному порыву, капитан закрыл глаза своего врага и побежал вслед за остальными. Настоящий Красный Воин, ловко убивший вражеского вождя, задержался бы лишь для того, чтобы взять доказательство своей победы. Но Уильям Холл был вождем Новых Шошонов. Птица Грома, в последний раз расправившая в эту ночь крылья над Старым Миром, вела к славе, но не отдавала врагов в твои руки. И капитан Холл не нуждался в подтверждениях своей храбрости.

Подбежав к бетонному основанию ограждения, Билл вытащил из-за пазухи ракетницу, переломил ствол и бросил в него сигнальный патрон. У него не было времени отработать со своими солдатами штурм ворот Убежища. Нет, разумеется, на учениях они часто выполняли упражнения по захвату зданий. Но репетировать прорыв на охраняемую территорию было слишком опасно. Кто-нибудь обязательно заинтересовался бы вопросом: для чего это ополчение резервации Форт Холл отрабатывает штурм въезда на закрытый объект. Особенно с учетом того, что в радиусе пятидесяти миль ополченцам было нечего штурмовать, кроме Убежища 31. Билл закрыл ракетницу, поднял ствол вверх и нажал на спуск. Отдача дернула руку вниз, и в ночное небо ушла красная ракета. Алекс и Майк, конечно, услышали выстрелы, да и отключение прожекторов и турелей не заметить было сложно. Но ракета означала прямой приказ: «Начинаем и действуем по плану». Билл по себе знал, как важно для людей понимать, что они действуют не по догадке, а согласно намеченному распорядку. Это здорово повышает уверенность личного состава. Убрав ракетницу в нагрудную кобуру, Билл положил руку на рукоять револьвера. В барабане оставалось еще четыре патрона, потом – перезарядка – две секунды, как минимум. Билл был хорошим стрелком, но не слишком быстрым. Наверное, следовало взять служебный пистолет, но у «Рюгер-Гризли» было одно серьезное преимущество: тяжелая пуля неплохо справлялась даже с противником в армейской броне.

Из темноты донесся свистящий рев мощных моторов, несколько ударов и ругань. Грузовики с усиленными капотами, расталкивая автомобили и автобусы, ринулись на таран ворот. Билл еще успел подумать, что если машины получат сильные повреждения, их не получится использовать в эвакуации, но тут сверху донесся мерный двойной стук, и капитану сразу стало не до того. Охрана, наконец, пришла в себя, и кто-то догадался включить MkIII на поиск и уничтожение. Красные линии трассеров протянулись в темноту, прямо навстречу разгоняющимся грузовикам. Темнота осветилась вспышками выстрелов – ополченцы открыли ответный огонь. Сотни пуль ударили в бетон и сталь решетчатых башен. Увы, турели были прикрыты надежно. Помимо броневых щитов, у MkIII имелось еще одно существенное преимущество перед Шошонами. Их системы наведения, не были подвержены влиянию страха, зато прекрасно находили цели даже в темноте. Ночь огласилась криками раненых и умирающих. Прикрытые броневыми щитами, турели разили насмерть.

Однако у MkIII все-таки было слабое место. Устаревший протокол селекции целей наводил пулеметы на объекты, которые он оценивал, как наиболее опасные. Несмотря на потери, рассредоточившиеся бойцы Ополчения поддерживали яростный огонь, и программы, управлявшие пулеметами, наводили LSW на них, игнорируя автомобили. На войне, как правило, инженеры переводили установки на ручное управление, но, похоже, смерть Кэмпбелла привела охрану в замешательство, и отдать нужный приказ было просто некому. Если бы пулеметы ударили по машинам на шоссе, они не только остановили бы грузовики-тараны. Поврежденные контроллеры энергетических элементов при перегреве имели неприятную привычку взрываться, как несколько десятков килограмм аммонала. Сосредоточенный огонь двух LSW мог превратить полмили дороги в радиоактивный пожар. В этом случае, даже при успехе всей операции, машины с эвакуируемыми пришлось бы сводить с шоссе, чтобы объехать зараженный участок. У дороги, в темноте, умирали воины Новых Шошонов, но это было лучше, чем если бы на дороге умирали машины.

К счастью для народа резервации Форт Холл, охрана Убежища 31 слишком поздно поняла, что турели выбрали неправильные цели. Водителям грузовиков хватило минуты, чтобы разогнать свои многотонные чудовища. Ехать пришлось по обочине, поэтому машины набрали скорость едва тридцать миль в час, но и этого гигантским грузовикам, с закрепленными на капотах бульдозерными отвалами, вполне хватило для того, чтобы вырвать ворота с мясом. Одна из машин помчалась дальше, провожаемая лазерными лучами и пулями охраны. У второй от удара, или от бешеной скачки через придорожные кочки и камни, сломалась передняя ось. Со страшным скрежетом грузовик начал сбрасывать скорость и попал под огонь сразу десяти охранников с лазерными винтовками. Машина, словно огромный жук, влетела в паутину алых лучей и загорелась. Билл, Оливер и их экипажи, вбежавшие в пролом вслед за грузовиками, попали под обстрел и залегли. Капитан видел, как в четверти мили от них из приземистых трейлеров выбегали все новые охранники. У авангарда Шошонов на семерых было четыре репитера и две старые самозарядные винтовки, которые Национальная Гвардия отправила на склады сорок лет назад. Против вооруженных лазерными ружьями, прикрытых армейской броней, охранников, индейцы не имели ни единого шанса. Билл понял, что совершил огромную ошибку, бросившись вперед и оставив своих бойцов без командования. Капитан мог только надеяться, что Алекс и Майк сумеют довести дело до конца. Впрочем, судя по ритмичному тарахтению пулеметов, у оставшихся снаружи воинов хватало своих забот. Время шло. Ричард погасил прожектора полторы минуты назад. Если через десять минут воины не захватят верхний уровень Убежища 31 – все их жертвы, все смерти будут напрасны. Билл осторожно поднял голову. Первый грузовик с ревом уносился по дороге к ярко освещенному входу в убежище. Оттуда, с помоста, прикрытого стандартными пуленепробиваемыми щитами, по нему уже вели огонь из лазерного и автоматического оружия. В кузове под брезентов должно было находиться двенадцать бойцов, но сколько останется к тому моменту, когда машина подъедет к рампе, ведущей в тоннель?

Внезапно Оливер с силой пригнул командира к земле и указал вправо, туда, где освещенные наземными фонарями, двумя рядами стояли трейлеры охраны. Второй грузовик, охваченный пламенем, постепенно замедляя ход, катился прямо туда. Задний борт машины упал на петлях, и из дымного пекла выкатилось шесть охваченных огнем фигур. Люди катались по земле, пытаясь сбить пламя, и охрана, которой, видимо, уже никто не управлял, перенесла огонь на них. Через несколько секунд на земле лежало шесть трупов, их старые солдатские куртки вяло горели слабым, задыхающимся от дыма, пламенем.

Но пока охранники добивали горящих индейцев, грузовик, превратившийся в огромный, катящийся со скоростью едва двадцать миль в час, костер, доехал, наконец, до трейлеров. Водитель, который к этому моменту должен был умереть если не от ожогов, то от радиации, последним усилием воли направил восьмитонную машину на ближайший вагончик из металла и пластика. С гулким скрежетом грузовик смял трейлер, навалился на второй, накренился и с грохотом упал обратно на горящие колеса. Капитан еле успел крикнуть своим людям, чтобы отвернулись. Контроллер силовой ячейки, наконец, не выдержал, и энергия, которой должно было хватить, чтобы грузовик проехал еще как минимум двести миль, высвободилась в одной впечатляющей вспышке. Грибовидный столб дыма, подсвеченный изнутри оранжевым, поднялся на сорок ярдов, взрывная волна опрокинула ближайшие трейлеры, сбила с ног и потащила по земле охранников.

01

Когда горячий вихрь пронесся над залегшими Шошонами, капитан понял, что кто-то трясет его за плечо. Повернувшись, он увидел отца. Старый шаман махнул рукой в сторону гигантского костра и что-то сказал. Уши Билла были словно забиты ватой, он с трудом различал звуки выстрелов за оградой, но Том снова повторил свои слова, и сын прочитал их по губам. Билл медленно кивнул и поднялся во весь рост. Шаман резервации Форт Холл сказал военному вождю племени, что сегодня – хорошая ночь для того, чтобы умереть.

Билл скрипнул зубами и, откинув в сторону барабан, перезарядил револьвер. Он не помнил, когда и по кому выпустил оставшиеся четыре патрона. Оливер и его воины поднялись вслед за капитаном. По ним никто не стрелял – охранники приходили в себя после взрыва, который устроил индеец, решивший уйти к предкам, прихватив с собой как можно больше врагов. Билл повернулся к Оливеру и крикнул: «Гранаты!». Лейтенант, судя по всему, тоже оглох, но, как и командир, не разучился читать по губам. Каждый, кто побывал в настоящем бою, под настоящим артобстрелам, может разобрать, что ему говорят, если видит рот собеседника. Те, кто не освоил это искусство, как правило, не возвращаются с войны. Оливер хлопнул себя по карманам и указал на своих людей – они разделили содержимое чемодана 237b между собой. Билл ткнул пальцем в башни с пулеметами. Лейтенант кивнул. Противопехотные гранаты – это, конечно, не ахти какая артиллерия, но если забросить одну на площадку – она закатится прямо под щит. Сайк и четверо его бойцов бросились к решетчатым вышкам. Билл хлопнул отца и радиста по плечам и указал на большой административный трейлер, установленный в тридцати ярдах от ворот прямо под стеной. К трейлеру тянулись кабели от вышек и от казарм – это явно был командный пункт обороны периметра. Старик и солдат кивнули. Пригнувшись, все трое бросились вперед через затянутую дымом автомобильную стоянку, примыкавшую к воротам. Добежав до длинного, четырехосного фургона с эмблемой «Волт-Тек», Билл подумал, что, пожалуй, эта махина сможет заменить потерянный грузовик, когда придет время эвакуировать население. Три вспышки сзади-сверху, сопровождающиеся глухими, доносящимися словно сквозь вату, хлопками, возвестили о том, что Оливер и его люди добрались до башен и теперь закидывают на площадки гранаты. В чемодане было двадцать старых, но все еще надежных противопехотных снарядов. Каждый американский мужчина, у которого есть сын, умеет кидать если не гранату, то, хотя бы, бейсбольный мяч. Пятеро отцов-ветеранов, по четыре гранаты у каждого, просто обязаны были покончить с этими чертовыми турелями. А задача капитана - обезвредить командный пункт. Билл знаками показал Тому и радисту, чтобы они прикрывали его со своими винтовками, и бросился к трейлеру, до которого оставалось каких-то тридцать ярдов. Сзади полыхнуло еще четыре раза, потом еще, и еще. Осколок вспорол рукав куртки, и капитан подумал, что внутри трейлера, пожалуй, будет безопасней. Когда до тридцатифутового контейнера из металла и пластика оставалось каких-то десять ярдов, сдвижная дверь на его борту отъехала в сторону. Билл упал на колено, поднимая револьвер обеими руками. К счастью для капитана, люди внутри, похоже, не имели боевого опыта, иначе выключили бы освещение прежде, чем выйти наружу. Внутренности командного пункта заливал яркий свет галогеновых ламп, и в этом свете был ясно виден силуэт человека на входе.

02

Билл выстрелил дважды, целясь охраннику в грудь. Как и прочие солдаты «Волт-Тек», тот успел надеть боевой нагрудник, о чем возвестили звонкие удары пуль в броню. Но хотя пули без стального сердечника не могли пробить толстый слой металлопластика, их энергии хватило, чтобы охранник отшатнулся. Билл приподнял ствол, и третья пуля разнесла прозрачное забрало шлема, забрызгав стены трейлера кровью и мозгами. Изнутри послышались крики, солдат, сунувшийся было к выходу, отшатнулся обратно. Еще один смельчак попытался перескочить через труп, но упал под градом пуль, который обрушили на него Том Холл и радист капитана. Билл огляделся по сторонам. Слева от него отец лихорадочно набивал патронами подствольный магазин своего украшенного медными гвоздями и скальповыми прядями «Марлина-Вессона-47». Радист, молодой парень, отслуживший два срока в армейской авиации, вбил магазин в горловину, передернул затвор и вскинул винтовку к плечу. Капитан расстрелял оставшиеся патроны в сторону входа и начал перезаряжать револьвер. У него оставалось четыре резинопластовых ускорителя по шесть патронов в каждом, да еще коробка в кармане куртки. Время экономить еще не наступило, но если так пойдет дальше – верхний уровень убежища придется штурмовать с ножом. Когда каждая секунда на счету – вставлять в барабан патроны по одному вряд ли получится.

Билл поставил барабан на место и быстро огляделся. В трейлере должен быть запасной выход – с другой стороны. Обычно он заперт на замок, ключи от которого в такой суматохе легко потерять. Два приглушенных хлопка сообщили капитану, что охранники решили обойтись без ключа и выбить замок пулями. Но сдвижные двери работают немного не так, как обычные распашные, и такой прием здесь сходу не сработает. Значит, у Шошонов есть еще несколько секунд. Билл посмотрел туда, где среди трейлеров охраны полыхал атомным огнем грузовик, водитель которого ушел к предкам в очень хорошую для смерти ночь. Охранники, кажется, пришли в себя. Он видел черные фигуры на фоне пламени – солдаты «Волт-Тек», пригнувшись, бежали в сторону от жуткого костра. Похоже, в данный момент их больше беспокоила доза радиации, которую они получили при взрыве. Билл знал, что если он сейчас включит дозиметр, пристегнутый к наружному карману, тот буквально взорвется треском – катастрофы, подобные этой, серьезно заражали местность в радиусе десятков ярдов от эпицентра. Но следить за радиацией у капитана времени не было. Через одиннадцать минут компьютер убежища выйдет на режим и первым делом закроет стальную дверь в подземный город. Медлить больше нельзя. Билл оглянулся, чтобы посмотреть, как там дела у Оливера, и вдруг понял, что больше не слышит пулеметы турелей. Все эти бешеные две минуты мерный стук LSW доносился даже сквозь вату, которой забила уши капитана ударная волна. Теперь стук прекратился. Значит Оливер… Над головой капитана пролетел небольшой черный предмет. Граната упала на порог трейлера, подпрыгнула, прокатилась дальше и взорвалась. Изнутри донеслись крики, и, внезапно, перекрывая их, над освещенным пожаром полем боя разнесся дикий, прерывистый вопль.

Индейцы северных равнин и лесов уже двести лет не воевали на земле, которая когда-то им принадлежала. Впрочем, правительство всегда было готово предоставить молодым мужчинам коренных народов Америки возможность проявить свой воинственный нрав за пределами страны. Индейцам нравилось воевать, а присутствие в подразделении Красных воинов положительно сказывалось на боевом духе Белых и Черных солдат. И поскольку индеец без боевого клича – не индеец, мальчики в резервация начинали учиться воинскому воплю едва ли не раньше, чем ходить. Впрочем, некоторые акушерки уверяли, что даже папузы коренных американцев вопят не так, как младенцы Белых: злее, громче и, главное, дольше. Конечно, никто не мог точно сказать, были ли эти вопли исторически правильными, но состязания по боевому крику, проводившиеся в долине Литтл Бигхорн, собирали десятки тысяч зрителей и транслировались по радио и головидению на всю страну, как важный элемент национальной культуры Соединенных Содружеств. И когда где-нибудь в джунглях Венесуэлы или песках Палестины враг слышал ночью вой, вырывающийся из десятков глоток (Белые и Черные солдаты подхватывали клич за своими Красными товарищами – с меньшим искусством, но с таким же энтузиазмом), он понимал, что скоро дело дойдет до ножей, топоров и лазерных пистолетов.

Сейчас Оливер и его бойцы, покончившие, наконец, с турелями, орали, что есть мочи, и через несколько мгновений темнота за стеной ответила им ревом сотни глоток. Белые люди Северной Америки с молоком матери впитывают простую истину: если среди ночи у вас что-то горит, гремят выстрелы, и кто-то очень громко и страшно кричит в темноте – значит, скорее всего, к вам наведались индейцы. И неважно, что послужило причиной визита: недовольство размежеванием, оставившим им вместо десятков тысяч квадратных миль свободных прерий несколько сот акров пустошей, желание поквитаться за сородичей, которых когда-то, где-то убили какие-то Белые, или просто необходимость поднять свой социальный статус в племени путем грабежа и убийства – в любом случае, все кончится очень плохо. Если, конечно, не подоспеет кавалерия. Окажись у ворот побольше охранников с боевым опытом, будь у покойного Кэмпбелла заместители – такие же ветераны, как он сам, возможно, на крик ответили бы таким же воплем и организованной стрельбой. Но «Волт-Тек» подбирала свою службу безопасности исходя из каких-то особенных, ей одной известных принципов, и опыт военной службы среди этих принципов был далеко не на первом месте. Когда несколько десятков воющих головорезов ворвались на охраняемую территорию сквозь пролом в воротах, охранники бросились прочь. Ну, во всяком случае, те, кто мог это сделать. Алекс, командовавший второй волной атакующих, еле удержал своих бойцов от расправы над ранеными. Не то, чтобы Вашакая отличался особенным гуманизмом, но если уж решили, что сегодня мы какие-то особенные инджуны, то надо вести себя, как договорились. Кроме того, Чуа, на самом глубоком дне души которого жил неизбывный ужас, вызванный всем этим кровавым безумием, в который он позволил себя втянуть, полагал такую гуманность полезной. Возможно, если все эти истории про Птицу Грома и атомную войну окажутся все-таки галлюцинациями нескольких сумасшедших индейцев, забота о раненых поможет ему избежать электрического стула.

Убедившись, что ворота взяты, Холл вызвал по рации Фицжеральда и приказал ему вести машины на территорию. На то, чтобы загнать сквозь пролом головную часть колонны, у водителей ушло четыре минуты. При этом один из автобусов наехал на какой-то острый обломок и едва не перевернулся. Время уходило, и Билл понял, что на штурм Убежища ему придется вести от силы шесть десятков бойцов. Впереди, в двух милях от ворот, где склон пологого холма был срезан взрывами и строительной техникой, чтобы расчистить место для входного шлюза подземного города, темноту октябрьской ночи резали лихорадочно мечущиеся лучи прожекторов и крохотные, вспыхивающие буквально на секунду, искорки. Экипаж первого грузовика все-таки добрался до входа в убежище и теперь вел бой с охраной. Билл знал, что у самого шлюза турелей нет, но безопасность самого подземного города обеспечивают почти пятьдесят охранников. К счастью, большая часть из них готовилась поддерживать порядок в самом подземном городе. Их защитное снаряжение было предназначено для подавления выступлений безоружных людей. Внутренняя полиция также не имела лучевого и тяжелого оружия. Их вооружение ограничивалось десятимиллиметровыми пистолетами, электродубинками и дробовиками. Оставались пятнадцать охранников, занимавших стандартные, быстровозводимые укрытия из металлопластиковых блоков. Эти – вооружены до зубов и одеты в армейскую броню. Даже будь у Шошонов базуки и гранаты в избытке, с защитниками шлюза пришлось бы повозиться. Но базуки Ополчению резервации Форт Холл не выдали, а применять гранаты при открытой главной двери было слишком опасно. Шлюз придется брать лобовой атакой, без всякой подготовки.

03_2

Билл приказал Сайку собрать свою роту и погрузиться в пикапы. Они составят авангард, с которым на «Корвеге» пойдет и сам капитан. Чуа с двумя взводами возьмет грузовик, проскочивший перед попавшим в аварию автобусом. Догоняйте нас и поддержите атаку. Фицжеральд, как только автобус уберут с дороги, отправит третий взвод Чуа и один свой взвод на первой машине, которую удастся провести за стену. Нет, Майк, ты за нами не пойдешь. Твоя задача – охранять ворота и оставшиеся машины. Собери оружие и броню убитых и пленных охранников. Заодно посмотри автомобили на стоянке – они нам пригодятся. Действуем, у нас осталось семь минут.

Дорога от ворот к двери Убежища 31 была прекрасная. «Корвега» разгонялась до шестидесяти миль в час за десять секунд, и водитель, как видно, давно мечтавший хотя бы раз в жизни проехать на стальном чуде, выжимая из мотора все, что можно, дал себе волю. Машина капитана далеко оторвалась от пикапов Сайка, но Билл не думал об этом. Левая рука капитана сжимала угловатый кожух ствола трофейной лазерной винтовки, правая в кармане набивала патронами ускоритель заряжания револьвера. Лазерное оружие – не дальше входа. Внутри придется полагаться на револьвер с мягкими пулями, нож и старый, еще прадедовский, траншейный томагавк. Старинное оружие с прихотливо вырезанным лезвием висело в чехле на поясе капитана. Рукоять, покрытая потрескавшимся от времени резинопластиком, была заботливо обтянута свежей кожей. Пробойный шип на обухе, когда-то четырехдюймовый, но трижды ломавшийся за годы службы, Билл аккуратно обточил на пирамидку высотой всего лишь в дюйм. Темляк для топора сплел из металлизированных синтетических шнуров его отец. Возле лезвия, на таком же шнурке, был привязан мешочек с частью скальпа снятого с головы убитого Биллом китайского солдата. Билл сих пор иногда слышал во сне легкий хлопок, с которым отделился от мертвой головы его первый скальп. Плохое воспоминание – но часть его жизни. Том Холл считал, что скальповая прядь даст Биллу дополнительную защиту. Что же, сегодня он уже убил двух человек, не получив при этом ни царапины. Возможно, защита духов действительно работает.

Попадания Билл не заметил. Просто в машине вдруг запахло озоном и горелым пластиком, «Корвега» вильнула, и он едва успел перехватить левой рукой руль. Лазерная винтовка съехала под ноги, а на плечо капитану навалился убитый водитель. Сзади что-то крикнул радист, но что именно – Билл не разобрал, вата все еще забивала уши. Враги целились по фарам, но выключить их на такой скорости капитан не мог. С трудом столкнув ногу мертвого товарища с педалей, Билл отчаянно надавил, как он надеялся, на тормоз. Это спасло и его, и отца, и радиста. Луч, который должен был пройти точно через голову капитана, взорвал левое колесо. Машину занесло, затем поставило на бок, а потом капитан перестал различать небо и землю. После четвертого кувырка «Корвега» остановилась. К счастью, последний переворот поставил машину на колеса, вернее, на то, что от них осталось. Билл вытер с лица кровь и попытался понять, где у него верх, где низ. Перед глазами плясали огоньки. Капитан не знал, какие из них относятся к последствиям удара, какие представляют собой выстрелы, а какие являются пламенем, вырывающимся из-под капота. Вытащив из чехла на поясе нож, Билл перерезал ремень безопасности и стал открывать дверь. К огромному удивлению капитана, это ему удалось. Холл вывалился на бетон дороги и, опираясь на борт машины, попытался подняться. Это удалось не сразу. Наконец, Билл взялся за ручку дверцы. Внутри оставались его отец и паренек-радист, и обязанностью капитана было вытащить их прежде, чем «Корвега» превратится в радиоактивный костер.
Tags: fallout, idaho, old west, postapocalypse, США, белые, добрые милиционеры, индейцы, мифология, много скальпов, не зассали, резать по живому, слабоумие и отвага, тыщ-пыщ, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 22 comments