bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Котята 2000.

Когда мне было 12 лет, я, наконец, задолбал родителей своим скулежом, и они разрешили мне завести кота. Собственно, изначально я хотел собаку, но на собаку мне сказали решительное: "Пошел-ка ты, сынок..." "Никаких няш-мяш собак, кот, самое большее". Я решил удовольствоваться малым и согласился на кота, пока мне не навязали рыбок, или, там, хомячка.

Быть может, если бы я стоял на своем, падал на спину и дрыгал ногами, убегал из дома и т. д. и т. п., словом, применил бы часть арсенала воздействия на родителей моего младшего брата, мне позволили бы взять песика. В те времена никаких тойтерьеров, чихуа-чинихуа и прочих йоркширских чудовищ и в помине не было, особенно в суровых условиях полярной зимы, так что, скорее всего, это оказалась бы лайка, овчарка, или другая какая дворняга. Просто потому, что достать что-то иное в городе Апатиты Кольского полуострова было проблематично.

Не исключено, правда, что вместо собаки, я бы огреб звиздюлей, потому что, будучи старшим, время от времени таки подвергался этой неэтичной и непедагогичной мере наказания. Хотя редко. Некоторые мои знакомые и друзья считают даже, что слишком редко. Мол, если бы ко мне чаще применяли такую освященную временем и традицией меру воздействия, как ремень, это пошло бы на пользу и мне, и людям. Не знаю. Скорее всего, они ошибаются.

Но вернемся к котам. Первый кот в моей жизни был взят в полуторамесячном возрасте у доброй подруги и коллеги моей мамы. Кот был из хорошей семьи, его мама строила дома охотничью лайку, довольно крупную псину с исключительно мерзким характером, который, правда, несколько компенсировался хорошей дрессировкой. В смысле, лайка никого не кусала, но лаяла оглушительно и рычала грозно. Впрочем, если учесть, что однажды эта псина спасла на охоте жизнь хозяину, вовремя подняв притаившегося в засаде медведя, то можно сказать, что агрессивность пса была оправдана его незаурядными рабочими качествами. Короче, он облаял этого бандеровца за двадцать метров, тот полез из-за упавшего дерева, и дядя Володя успел выкинуть на хрен дробь из стволов и вставить жаканы. Жаканов медведь не пережил, после чего его останки жрала вся лаборатория моей мамы. Нет, серьезно, медведь был большой. А пес его не забоялся. А кошка не просто не боялась пса, но и воспитывала его лапами по морде. Короче, с котенком мне повезло, тем более, что он единственный из помета был серый и полосатый. Когда-нибудь я отсканирую его черно-белые фотографии и сделаю про Босю отдельный пост, потому что этот кот определил котофильство нашей семьи на следующие два десятка лет и больше. Потом были другие коты и кошки, но дальше речь пойдет только об одной. Точнее - о двух. Ну, если быть совсем точными, то о семи, но пять разошлись по другим домам, так что они, строго говоря, не были нашими. Вернее, были, но недолго.

В общем, много позже Боси, уже в аспирантуре, в 1999 году, я подобрал на улице маленькую кошку, месяцев так трех или четыре. Вернее, это она меня подобрала. Ну, знаете, осень, дождь, маленький котик сидит и мокнет, ты наклоняешься его погладить, и дальше эта тварь бежит за тобой и жалостно мяукает. Я обошел три общаги, пытаясь ее пристроить, но никому не нужно было такого счастья, и я решил оставить зверька у себя. Мои соседи сдержанно промолчали, я отстирал кошку в тазике (зверек перенес процедуру на редкость терпеливо, ни разу не попытавшись меня искалечить), и мы начали жить вместе. Через девять месяцев этой идиллии мне нужно было уезжать в Швецию на работу, поэтому встал вопрос: куда девать котэ? Я решил сплавить его родителям, у которых как раз в это время никакого животного не было, потому что их кошку за год до этого сперли в поезде. В общем, отвез я им Тигру, а через два месяца во время телефонного разговора они меня обрадовали: Тигра оказалась беременной и родила шесть котят, пять здоровых, а одну кошечку с задними лапками враскоряку. Какая-то левая тетка, вроде бы специалист по болезням кошек, к которой обратился отец, надменно заявила, что котенок с таким дефектом подлежит немедленной отбраковке. Папа вежливо сказал, что для начала неплохо бы отбраковать саму тетку, и решил, что котенок останется, а там посмотрим. Забегая вперед, скажу, что уже через месяц от дефекта не осталось и следа, котейка бегала наравне с братьями и сестрами. Собственно, именно ее родители и оставили жить с мамой, а всех остальных счастливо пристроили. Это был 2000 год, жить стало веселее, люди хотели уюта, а веселые девяностые пережило не так много котов.

А дальше, собственно, маленький фотоальбом, посвященный этому веселому выводку. Выкладываю его сюда, чтобы фотки не накрылись вместе с моим винтом. Это сканы обычных , бумажных фотографий:

Здесь Тигра сразу после родов, с еще отвисшим пузом. Иногда кошки в порыве нежности вот таким макаром прихватывают зубами котят, осторожно, примерно так, как они их берут на перетаскивание:


Котейки нажрались и спят:


Котейки кормятся:


И снова спят:


Тигра, в общем, родителям доверяла, никуда зверенышей не таскала. Ну и не удивительно, если учесть, что отец сидел рядом с ней, пока она рожала, перекладывал зверьков от соска к соску, чтобы молока хватало поровну, и все время разговаривал с ними. Вообще говоря, это лучший способ воспитать коммуникабельного, не истеричного кота, как учат всякие умные книги. Кстати, наших котов все новые хозяева очень хвалили: мол, нормальные, не истеричные, добрые и не царапаются.

Мамка куда-то отлучилась, и зверьки сползаются в кучу, чтобы было теплее:


Или в три кучи:


Наконец, у зверенышей открылись глаза, и они стали исследовать коробку:


Надо сказать, что первой из коробки выбралась как раз та, с лапками враскоряку. Она сделала это на второй, что ли, день своей жизни, чем неимоверно растрогала отца (ну и заставила его подобрать коробку побольше). В общем, спокойное время закончилось, и зверье впервые выпустили в большой мир, если конкретней, то на диван:



Котейки, естественно, немедленно принялись этот мир исследовать:


...карабкаться:


...и просто созерцать:


Еще через неделю они уже бодро тусили на полу:


И когда им было семь недель - их раздали по новым хозяевам. В те времена никто не знал, что по науке надо отдавать котейку в четыре месяца, со всеми прививками и т. п. Тогда и прививок-то котятам не делали, по крайней мере у нас в Апатитах. Младшую, ту, что не отбраковали, оставили с матерью. Назвали ее Маруська. Естественно, когда котенок один, кошке с ним гораздо проще:






Ну и котенку достается все внимание. Наверное, по этой причине Маруська выросла на мой взгляд несколько балованной. Но ей все прощали, ведь она такая лапочка:








Хоть и несколько драчливая:


У нее до сих пор такой характер. Матушка уже отошла в кошачий рай, а дочка до сих пор строит всех, в том числе и своего сильно младшего брата. Но об этом в другой раз.

PS: все фотографии сделаны моим батей на абсолютно непрофессиональную пленочную мыльницу, и потом отсканированы на абсолютно непрофессиональном сканере. Поэтому на все претензии на качество фоток будет непрофессионально, но с душой, положено и забито. Но я верю, что претензий не будет, ведь фотки-то духоподъемные, не так ли?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment