bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Мужество женщины.

Пусть никого не смущает заголовок - в русском языке слово "мужество" означает не только мужскую доблесть.

В ноябре 1860 года вождь Пухтокнокони (Puhtocnocony), которого белые называли "Пета Нокона" из клана Квахади (Quahadis), решил, что пришло время устроить большой набег на белых. В описываемое время основной причиной набегов команчей был гнев на бледнолицых, захвативших их землю и обижающих Мать-Природу (а-за-за, команчи появились в Техасе после белых) было желание подзаработать. Индейцы угоняли скот, главным образом лошадей, и с выгодой его продавали. Кроме того, во время набега похищали разного рода женщин и детей и потом неплохо поднимались на выкупе, или тоже продавали. Еще можно было чего-нибудь награбить, набрать всяких скальпов (очень ценились женские скальпы, ибо у женщин длинные и густые волосы встречались чаще, чем у мужчин). Наконец, в походе можно было неплохо потрахаться. В индейских кланах нравы царили не то, чтобы пуританские, но вот от души жесткого секса до брака молодому воину не перепадало. В походе же пускали по кругу белых пленниц в возрасте от 13 до 50 а потом жестоко их убивали, что тоже, видимо, способствовало какому-то удовлетворению.

Нокона, которому исполнилось 40 лет, считался удачливым вождем. Он провел несколько успешных рейдов, так что все понимали: у человека мощные магические покровители. А еще вождь был женат на белой женщине - украденной во время набега в 1836 году на форт Паркеров Сцинтиии Паркер. Энн Сцинтии Паркер на момент нападения было 10 лет, поэтому ей, в общем, повезло: ее не изнасиловали, не убили, как поступали с более мелкими детьми, а увезли с собой и, в конце концов, приняли в племя. Наличие такой жены тоже поднимало авторитет Пухтокнокони. В общем, собрав около двух сотен воинов, вождь отправился в военный поход:



Надо сказать, в большие походы команчи нередко ходили с семьями. Ну, то есть буквально: женщины и дети сопровождали мужчин. Для детей это было неплохой школой жизни, женщины следили за лагерем, помогали гнать украденный скот и, если было время, придумывали для пленников какие-нибудь особенно интересные пытки. Ну, в общем, кроме шуток: женщины команчей были к пленникам более жестоки, чем мужчины. Те ограничивались нашпиговыванием стрелами, снятием скальпа и отрезанием носа у трупа. Ну, могли, если время было, еще выпотрошить и на куски порубить. А вот дамы - те да, отличались фантазией.

Первое нападение произошло 26 ноября 1860 года. Для начала команчи налетели на ферму Лэндмана, убили его жену (самого фермера не было дома), и похитили двух ее дочерей от первого брака - девочек 12 и 15 лет. Двенадцатилетнюю некоторое время протащили на аркане за конем, потом расстреляли из луков и бросили умирать, на старшую у них были планы. В тот же день воины напали на стоящие рядом фермы Гэйджа и Сандерса (мужчин опять не было дома). Они убили старую Кэтрин Сандерс, которая пыталась защитить дом в отсутствии сына, расстреляли из луков Энн Сандерс (она выжила и умерла от осложнений, вызванных ранами через два года). Ее годовалую дочь Полли несколько подбрасывали в воздух, чтобы та разбилась о землю. Получилось не с первого раза, но получилось. Подбрасывать десятилетнюю Мэри Энн Фаулер (дочь Энн Гэйдж от первого брака) и шестнадцатилетнего Джонатана Гэйджа (юноша взял фамилию отчима) было не с руки, поэтому их тоже расстреляли. Дети, к счастью, выжили. Четырнадцатилетнюю Матильду Гэйдж отважные команчи забрали с собой, понятно зачем. Еще они забрали с собой Хирама Фаулера - второго сына Энн Гэйдж от предыдущего брака, поскольку мальчик был крепкий и сопротивлялся. Через некоторое время похищенных девочек изнасиловали и отпустили, расстреливать и скальпировать не стали, потому что Пета Нокона был гуманным вождем. Дальше дети природы продолжали в том же духе, убив, в общей сложности, девять белых и ранив пятерых (двое потом умерли). Большую часть убитых составляли женщины и дети.



В общем, жизнь женщины на фронтире была нелегка. Им приходилось работать почти как мужчинам:



...и в случае нападения их скальпировали и убивали точно так же, как мужчин. Только предварительно подвергнув изнасилованию. Красивые картинки из дамских романов:



...имеют мало общего с действительностью. Стоит ли удивляться, что такие условия формировали особый тип женского характера...

В время рейда Ноконы произошел случай, который учит нас тому, что женщины, подчас, проявляют такое мужество и самоотверженность, что даже Леонид (и настоящий, и из фильма) со своими намазанными маслом атлетами сядет в уголке на корточках и покурит.

Стив Брэннон жил в юго-западной части округа Пало Пинто (Palo Pinto). Его жена болела несколько дней, ей становилось хуже, и пятнадцатого декабря Брэннон поехал к миссис Коэн (Cohen), надеясь, что у той найдется лекарство. Коэны жили в пяти милях от Брэннона, и хозяйка немного понимала в медицине, особенно в женских болезнях. У соседей было принято помогать друг другу, а миссис Коэн еще и была почти врачом. В общем, она без колебаний согласилась помочь миссис Брэннон и, прихватив свою сумку, уселась за спиной Стива. Они проехали лишь полмили, когда в дерево рядом с головой Брэннона вонзилась стрела. Обернувшись, он увидел примерно двадцать индейцев. Брэннон немедленно поднял лошадь в галоп. Европейские кони, хоть и были менее выносливы, чем индейские пони, тем не менее, превосходили последних в росте, силе и скорости, так что у Брэннона и Коэн были шансы спастись.

Рассказ об этом событии записали через десятки лет, после набега, но старый Брэннон, судя по всему, был очень взволнован, когда излагал свою историю ученым-этнографам. По его словам, внезапно он почувствовал, что миссис Коэнн крепко обхватила его руками и склоняется в седле то вправо, то влево. Вокруг них свистели стрелы, и внезапно Брэннон понял: "Мой Бог! Она заслоняет меня своим телом!" ("My God! She is shielding me!") Выхватив свой револьвер, он повернулся и сделал несколько выстрелов. Стив полагал, что попал в одного из преследователей, но это крайне сомнительно. Коэн продолжала заслонять его. Внезапно она сказала: "Стив, в меня попали". Брэннон приказал ей держаться крепче, и продолжал погонять коня. Через некоторое время миссис Коэнн сказала: "Стив, у меня вся спина в стрелах: я уже убита. Подумай о своей больной жене, брось меня и спасайся сам". Из этих слов можно заключить, что Брэннон к этому времени держал ее, не давая упасть. Естественно, Стив ничего подобного не сделал, а поднял коня в последний рывок. Он крепко держал раненую миссис Коэн и, хотя и сам получил две стрелы, продолжал гнать, тем более, что до фермы оставалось меньше мили.

Подскакав к ферме, Брэннон заорал что есть мочи. Его сыновья-подростки выбежали из дома с ружьями и пистолетами, открыли бешеную пальбу и принялись кричать, что было сил. Команчи решили, что здесь, видимо, живут очень храбрые люди. Поскольку главной индейской доблестью всегда была осторожность, воины повернули назад. Когда миссис Коэнн внесли в дом, в ней сидело семь стрел.

Финал истории: Стив Брэннон перенес свои ранения на ногах. Его жена поправилась. И знаете что? Миссик Коэн выжила. Медика так просто не убьешь!

По материалам книги Грегори Мично "Война поселенцев. Борьба за Техасский Фронтир в 1860-е"
Tags: old west, texas, Грегори Мично, дружба - это магия, индейцы, команчи, медики, много скальпов, не Fallout, не фоллаут, политически верно, резать по живому, тыщ-пыщ, человечность, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments