bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

"You want a war? You've got a war!"

После появления в Группе Глубокой Разведки Билла Янга, Джордж Грант впервые по настоящему поверил, что его план все-таки заработает. Крук, Мак-Артур и Янг могли бы стать в ряд с легендарными паладинами прошлого. Они охотно учились, изучали опыт ушедших поколений техновоинов Братства, но, самое главное, постепенно начали принимать командование над юными курсантами крепости. В Ордене Айдахо формировалось новое поколение рыцарей, пусть и не прошедших традиционный курс обучения и воспитания под руководством более опытных наставников, но, тем не менее, готовых встретиться с опасностями Пустошей лицом к лицу. Самым же главным для Джорджа Гранта и Анджелины Мак-Артур было то, что эти юноши и девушки несли в себе старый дух Братства Стали, стремление искать и защищать от нечистых и неопытных рук технологии Старого Мира, готовность оборонять и вести за собой слабых, (пусть иногда, возможно, и против их воли, но, в конце концов, варвары не всегда понимают, что им на пользу).

Тем неожиданней для старого паладина и Старшего Писца оказалась информация, что, их ученики планируют в будущем объявить войну NCR. Да-да, самую настоящую войну, с целью ни больше, ни меньше, как отбросить Республику на запад, прочь от Невады и Айдахо, а в перспективе и вовсе уничтожить ее, как государство.

Вообще-то, эти шокирующие планы стали известны старейшинам крепости далеко не сразу. Начиная с какого-то времени преподаватели и рыцари стали замечать, что ученики проявляют особый интерес к событиям войны Братства Стали и Ново-Калифорнийской Республики. Надо сказать, что до сих пор история была одним из самых нелюбимых предметов среди детей-курсантов. Мальчики и девочки охотно учились военному делу, изучали механику и медицину, возились многочисленными машинами и устройствами крепости. Однако старинные предания абсолютному большинству казались скучными. Теперь картина резко изменилась: никто больше не спал на лекциях, тетради и голодиски, относящиеся к временам злосчастного конфликта, практически всегда находились на руках, возвращаясь в библиотеку только для того, чтобы сменить читателя. Более того, преподаватели, так или иначе общающиеся с детьми, иногда слышали обрывки разговоров о том, что, став рыцарями, нынешние курсанты посчитаются с NCR.

Никто из старших рыцарей не мог понять, откуда взялась эта целеустремленная ненависть к Ново-Калифорнийской Республике. По общему решению, разговоры об обороне HELIOS-1 были табу как среди паладинов, так и среди писцов. Потери, понесенные орденом при злосчастной обороне, предательство Старейшины Элайджи – все это переживалось так тяжело, что старшее поколение крепости старались, по возможности, если не забыть о своем горе, то, хотя бы, не ворошить старое без нужды. Теперь же вдруг оказалось, что сыновья и дочери павших, оказывается, ничего забывать не собираются, более того, планируют жестоко и кроваво отомстить за отцов и матерей. Обстановка накалялась, кульминацией растущего напряжения стал плакат «Смерть NCR!», появившийся однажды утром в столовой. Старшие рыцари, конечно, сорвали лозунг, но при этом все – и воины, и писцы спиной чувствовали яростные взгляды детей и подростков.

Грант решил, что нужно действовать, пока ситуация не вышла из-под контроля. Он попытался поговорить о сложившемся положении со своими учениками, и к своему ужасу понял, что не только бесшабашный Янг, но и ответственный Крук и даже мудрая и сострадательная Саванна Мак-Артур не только разделяют точку зрения своих младших товарищей, но и уже начали разрабатывать план будущей кампании. Первый удар ученики Гранта планировали нанести по дамбе Гувера.

Старый Паладин был в шоке. Он никогда не учил своих детей ненависти и теперь не мог понять – откуда она взялась. Осторожно, и, насколько это слово вообще применимо к Джорджу Гранту, деликатно, Старый Одноглаз начал распутывать опасный клубок. Сделав вид, что, в общем, одобряет планы Крука, паладин принялся выяснять, кто мог вложить в головы юношей и девушке такие опасные мысли. Он знал, что ни Анджелина, ни Нимиц не настраивал детей против Республики. Подумав немного, Грант предложил Старейшинам прогнать весь взрослый состав крепости через обследование на Детекторе Лжи. Анджелина пришла в ужас, но Нимиц согласился с Грантом. Вдвоем они уговорили Старшего Писца, и, тщательно спланировав акцию, провели тестирование за одни сутки, благо, вопросов было всего два: «Не внушал ли ты курсантам ненависть к NCR?», и «Не знаешь ли ты, кто это сделал?» Разумеется, при должной подготовке такое быстрое тестирование можно обмануть, но Грант исходил из того, что никто из хронически уставших паладинов и писцов такой подготовкой не обладает.

Результаты тестирования одновременно и обрадовали, и обескуражили старейшин. Никто из рыцарей и писцов не имел никакого отношения к возникшему анти-NCR-движению. Приходилось признать, что ненависть к Республике зародилась среди детей и подростков сама собой. Грант продолжил свое расследование. Найти источник заразы никак не удавалось, а курсанты, тем временем, уже всерьез готовились к отвоеванию Мохаве. Нимиц, конечно, мог просто запретить подобные разговоры, но всем было ясно, что такой приказ просто загонит пламя под поверхность, и рано или поздно пожар вспыхнет еще сильнее. Грант был в отчаянии, но однажды к вечером к нему пришла Анджелина Мак-Артур и растерянно сказала, что, кажется, она нашла источник их бед. За спиной старейшины стояла девушка в малиновой робе писца.



Старый паладин плохо помнил студентов Анджелины – его ответственность распространялась только на боевых курсантов. Тем не менее, Ольгу Потемкину Виннемука он знал. Предки Ольги работали в советском консульстве в Сан-Франциско и присоединились к гарнизону базы Марипоза во время Исхода. С тех пор Потемкины верно служили Братству, как воины, и как ученые. Сама Ольга, несмотря на юный возраст, являлась, по уверению Анджелины, лучшим специалистом крепости по робототехнике и программированию. В это Грант был готов поверить – Потемкина починила одного из четырех крепостных Мистеров Гатси, считавшегося непоправимо разрушенным. Правда, в результате ремонта летающий робот приобрел некоторые не предусмотренные проектом черты характера и даже, как шептались в столовой, получил что-то вроде личности, но Гранта интересовало лишь-то, что у крепости появился еще один парящий страж.

Восемнадцатилетняя Ольга потеряла во время битвы за HELIOS-1 и отца и мать. Невысокая, худая, с мальчишеской фигурой – ее нельзя было назвать красавицей. Но Гранта поразили глаза девушки – огромные, умные, они светились отчаянным фанатизмом и уверенностью в собственной правоте. Старый паладин пригласил женщин в свой кабинет и начал осторожный расспрос. Ольга охотно отвечала на вопросы, и чем дальше уходила беседа, тем больше холодного пота стекало по спине Гранта. Доводы Потемкиной были безупречны. Собирание и охрана древнего знания – это священная обязанность, возложенная на Братство Стали праотцами. NCR, попытавшаяся оспорить это права и вырвать технологии HELIOS-1 из рук Ордена Мохаве – это скопище святотатцев, предателей и варваров, стремящееся обратить древние сокровища на свои низменные цели. Мученики ордена, павшие при защите святыни, должны быть отомщены, а знание возвращено тем, кому принадлежит по праву. Поэтому, война с NCR неизбежна. Ольга охотно призналась, в том, что не только самостоятельно пришла к этим выводам, но и поделилась ими со сверстниками, в том числе и Саванной Мак-Артур, которая признала их справедливость.

Услышав, что ее дочь является одним из главных столпов движения ненависти, Анджелина Мак-Артур чуть не упала в обморок, а Грант крепко задумался. Он понимал, что переубеждать детей – бессмысленно, молодежь в этом возрасте не склонна прислушиваться к советам глупых стариков. Если же рассказать Потемкиной о предательстве Элайджи, которое, во многом, и стало причиной мученичества многих рыцарей и писцов, то в результате девушка, и те, кто ее слушают, просто разуверятся в идеалах Братства. И, внезапно, перед старым паладином само собой предстало решение – простое и страшное. Отпустив Ольгу, Грант крепко взял Анджелину за руку и направился к Старшему Паладину.

Нимиц был у себя и, отменив все дела, немедленно принял старейшин. Изложив все обстоятельства дела, Грант подвел итог: дети готовятся к войне и переубеждать их бесполезно. Значит, надо показать им, что такое война, и если они и после этого захотят сражаться с NCR, то старшим останется только умыть руки. Анджелина, ничего не понимая, переводила взгляд с одного паладина на другого, но Нимиц лишь медленно кивнул. Подойдя к экрану голопроектора, Старший Паладин вставил в устройство рамку с картой северной части Айдахо. В ста милях к северу от крепости рейнджеры засекли большое скопление людоедов. Это был не просто военный отряд, или даже несколько отрядов – на долину шло целое племя – не только воины, но и их самки с детенышами, полноценная миграция. Новые Шошоны и Не Персе...



...вместе с рейнджерами...



...готовились к битве, и, естественно, запросили помощь Железных Людей. Нимиц решил отправить в сражение десять паладинов. Но теперь, подумав немного, он пришел к выводу, что помощь еще трех рыцарей, а также двух писцов, броневика, транспортера и Мистера Гатси будет не лишней. Анджеилна, которая поняла, что затевают мужчины, едва не ударилась в истерику, но Грант спокойным голосом объяснил ей, что если не принять меры, то от силы лет через пять, а скорее – через год-два, их ждет крестовый поход на юг, и в этом походе погибнет все, что они любили и растили все эти годы. Анджелина замолчала, и Нимиц подвел итог разговора: Группа Глубокой Разведки, а также Ольга Потемкина Виннемука и отремонтированный ей Мистер Гатси отправляются в большой поход против людоедов.

Война 2293 года запомнилась жителям Долины Железных Людей и окрестностей надолго. В сражении участвовало сто сорок пять воинов Новых Шошонов, восемьдесят девять Не Персе, пятнадцать Серых Кроу, первый и четвертый батальоны рейнджеров – пятьдесят семь бойцов. Крепость выставила тринадцать рыцарей, пять писцов, четыре боевых робота и три единицы бронетехники. Огромная деревня людоедов располагалась у подножия гор, рядом со старинной дорогой, поэтому подтянуть технику удалось без проблем. Каннибалы, разумеется, слышали шум моторов, но не придали ему значения – их было так много, что любая угроза казалась незначительной. Уже в ходе битвы выяснилась вторая причина самоуверенности людоедов: многие из них оказались вооружены огнестрельным оружием, причем не только дульнозарядными мушкетами и дробовиками, но и магазинными винтовками, а у вождей были даже лазерные ружья! Каннибалы имели вчетверо больше воинов, чем союзники, и сражение оказалось долгим и кровавым.



Несколько раз победа клонилась то на ту, то на другую сторону. Трое молодых рыцарей сражались рядом со старшими паладинами.



В какой-то момент Крук заметил, что технвоин рядом с ним поливает огнем минигана и мужчин, и женщин и детей. Юноша схватил паладина за плечо, но тот лишь молча указал на странные кучи, которые Крук сперва принял за дрова.



Приглядевшись получше, Джим сорвал заблеванный шлем и дальше воевал с непокрытой головой. В битве погибло немало воинов всех трех племен, двенадцать рейнджеров и два паладина. Однако, самое страшное произошло после сражения, когда Новые Шошоны, Не Персе и рейнджеры принялись методично уничтожать женщин и детей каннибалов. Юные рыцари попытались, было, протестовать, но Грант отвел их на пиршественную площадку в середине деревни:



К утру все было кончено. Невдалеке слышались стоны и крики раненых, которым прямо на поле боя делали операции и перевязки...



...чуть в стороне ревели «Вартхог» и бульдозер крепости, копая огромные ямы для убитых людоедов. Билл и Джим сидели, привалившись спинами к колесам броневика, и механически пытались оттереть рвоту от внутренностей шлемов. Ольга, лежала, прижав колени к подбородку, и мелко дрожала. Саванна сидела рядом и гладила девушку по волосам, глядя перед собой пустыми глазами. Даже Мистер Гатси висел на месте, опустив манипуляторы. Когда солнце поднялось высоко, к молодым рыцарям подошел усталый Грант. Его одежда была залита кровью – всю ночь после боя он ассистировал хирургу рейнджеров. Усевшись рядом с Джимом, старый паладин набил трубку – в этот раз обычным табаком, и закурил. Некоторое время Грант сидел молча, но затем заговорил. Он рассказал своим детям о том, как в молодости воевал против солдат NCR. Джордж говорил о битвах, в которых закованные в сталь техновоины убивали молодых бойцов с магазинными винтовками, чьей защитой была лишь кожана броня и штампованный шлем. В те годы от его руки погибло двенадцать человек – мужчин и женщин. Обычных молодых людей, вся вина которых была в том, что они принадлежали к армии Ново-Калифорнийской Республики. Эти юноши и девушки не были рейдерами, работорговцами, каннибалами, или легионерами Цезаря – просто солдаты, воевавшие за свою страну. Еще восемь таких ребят он убил при обороне HELIOS-1…

Некоторое время Джордж молча курил, затем поднялся на ноги и встал перед молодыми рыцарями и Ольгой Потемкиной. «Сегодня вы впервые увидели, что такое война. Не стычка, не короткий бой, не быстрая схватка с воинами врага, а война во всей своей неприглядности. Вы не можете вынести то, что рейнджеры и племена убивают женщин и детей, питающихся человеческой плотью. Но ведь вы собираетесь воевать с NCR, а там вашими врагами будут люди. Вам придется убивать обычных людей, и когда война дойдет до городов, погибать станут женщины и дети. Обычные женщины и дети. Вы готовы к такому? Подумайте об этом». И Джордж Грант опять отправился помогать хирургу.

Через неделю разговоры о войне с Ново-Калифорнийской республикой среди курсантов прекратились, и крепость вернулась к прежней жизни. А еще через месяц Грант, покряхтев, согласился с Анджелиной Мак-Артур и Нимицем, что в Группе Глубокой Разведки, в общем, действительно не хватает еще одного писца, да и боевой робот будет не лишним. В конце концов, тех, от кого ожидаешь самых больших неприятностей, лучше держать поближе…


Итак, встречайте: Ольга Потемкина Виннемука (второе имя дано в честь вождя Паютов, долго воевавшего с армией США в Войне Змей 1860-1864 гг). Лучший в Ордене Айдахо специалист по робототехнике и программированию (а программируют там на ассемблере в лучшем случае – никаких там вам PHP и прочих Visual Basic!) Внешность – не особо, размер груди – между 0 и 1. За это, кстати, Билли прозвал ее Flatty. Билла, конечно, сильно взгрела за это Саванна, но было поздно – прозвище прилипло, и даже Джим, иногда, забывшись, называет Ольгу «Flatty». Билл вообще любит дразнить Ольгу, например, когда группа проезжает через какую-нибудь особенно равнинную равнину, Янг предлагает назвать местность: «Долина Потемкиной». Впрочем, у Ольги очень красивые и пронзительные глаза. А еще она прекрасно разбирается в двигателях внутреннего сгорания, подвеске всякой техники и в силовых доспехах. И через это, кстати, однажды страшно отомстила Янгу, доспех которого целый день бил своего хозяина током через произвольные промежутки времени. Не сильно, конечно, так, слегка. Но в пах. Ольга – очень упорная и упрямая девушка, но, к счастью, в ГГР она попала под благотворное влияние Саванны и ее подруги Санхогчаванды. В результате программистка стала смотреть на жизнь несколько проще, и даже пару раз поплясала голяком. Ольга вооружена плазменным пистолетом Plasma Defender, под робой писца она носит облегченный combat armor и дыхательную маску (так, на всякий случай). Она не очень хорошо стреляет, поэтому пользуется налобной системой наведения. Модель Wrecked Age, прямо из коробки.







"Flatty, stay back!"



А здесь мы видим любимое детище (если так можно выразиться), Ольги – Мистер Гатси по имени Сэр Арчибальд. Мистер Гатси (Mister Gutsy) – это военизированный вариант домашнего робота Mister Handy фирмы General Atomics International. После сражения за HELIOS-1 в крепости осталось 3 исправных мистера Гатси, и один безнадежно поврежденный. Когда Ольга решила починить робота, выяснилось, что его блок интеллекта совершенно испорчен. Потемкина с разрешения Нимица заказала блок интеллекта гражданской версии, после чего принялась сшивать гражданское ядро системы и интерфейсы военной модели. Естественно, в ядро ей тоже пришлось залезть. В общем, в результате робот заработал, но вместо речевой матрицы матерого ксенофоба-антикоммуниста он получил словарный запас рободворецкого. Когда злоязычный Билл Янг впервые услышал, как робот изъясняется на стрельбище, он произнес: «Ну разве это Мистер Гатси? Это же какой-то гребаный Сэр Арчибальд!» Прозвище прилипло, и, что характерно, даже понравилось Ольге. Однако, самое интересное это то, что робот, похоже, приобрел некоторое подобие личности. В результате он иногда «обижается» на прочих членов группы, не отвечает на команды и даже может начать декламировать стихи прямо во время боя. Впрочем, он очень уважает Джорджа Гранта и считает его равной себе личностью. Модель – Братец Винни, прямо из блистера.








"Это пятый и последний из рассказов о Маугли Brotherhood of Steel"(с) Пока, во всяком случае. Наконец-то я их домучил)))
Tags: brotherhood of steel, fallout new vegas, idaho, miniatures, postapocalypse, Правда о Великой Войне, вкусная и здоровая пища, дружба - это магия, жизнь - это боль, индейцы, мало скальпов, мужское, резать по живому, тыщ-пыщ, человечность, юные школьницы
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments