bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

There are no good guys in Wastelands, only survivors. But some of the survivors are good...

Итак, я все-таки собрался, взял себя в руки и решил начать свой маленький Fallout project.


Для начала нужно было определиться с местом и временем действия. Я выбрал 2291 год - через десять лет после событий Fallout New Vegas. Во время третьей битвы за Дамбу Гувера, Легион, наконец, потерпел сокрушительное поражение, от которого не смог оправиться. Легат был убит в бою, один из старших офицеров попытался занять его место, но рядовые легионеры подняли мятеж и перебили командиров. Солдаты Легиона, разбившись на небольшие группы, откатились на восток, превратившись в обыкновенных рейдеров. Часть из них попыталась осесть на земле, формируя новые поселения и коммуны, но разоренные Цезарем территории были не лучшим местом для того, чтобы начать мирную жизнь.

NCR одержала победу, но до сих пор не смогла воспользоваться ее плодами. Чудовищные потери, понесенные в последних сражениях, привели к импичменту президента Кимбалла. Новое руководство республики взяло курс на изоляционизм, по крайней мере до того момента, когда удастся справиться с последствиями войны. Территории вокруг Нью-Вегаса стали последним оплотом цивилизации перед Terra Orientales Incognita. Многие торговые пути были заброшены, связь с поселениями и племенами прервалась.

Место действия моего проекта - это граница Невады и Айдахо, а также южные территории Айдахо:


До войны это был красивый, слабо заселенный штат, с развитым сельским хозяйством, горнодобывающей промышленностью и, что немаловажно, Национальной Лабораторией Айдахо - одним из важных научных центров страны, занимавшимся, помимо прочего, исследованиями в области ядерной энергетики. Поскольку военных целей на территории штата практически не было, на него упало лишь несколько боеголовок. Впрочем, этого хватило для того, чтобы устроить пожары, уничтожившие большую часть лесов Айдахо, а радиоактивные осадки добили практически все, что уцелело от огня. Первые десятилетия после войны ландшафт штата представлял собой унылое зрелище:


(фотография сделана лично мной понятно где)

Тем не менее, восстановление экосистемы на территории штата происходило быстрее, чем, скажем, в Неваде или, тем более, округе Колумбия. Под воздействием радиации многие виды мутировали, и, в общем, новый Айдахо мало походил на довоенный.

Люди, разумеется, выжили, одни - в убежищах, другие - испытав на себе все прелести ядерной зимы и радиоактивных осадков. Выживанию населения вне убежищ в немалой степени способствовала 101-я группа защиты от оружия массового поражения Национальной Гвардии Айдахо. Многие были спасены рейнджерами Лесной Службы штата. Однако голод и глобальное похолодание после войны разрушили те остатки цивилизованного общества, что уцелели после первого удара. В группах выживших росло насилие, многие прибегли к каннибализму, чтобы выжить. Даже после того, как климат смягчился, и стал возможно добывать пропитание нормальными методами, многие остались приверженцами охоты на двуногую дичь. В горах закрепились племена людоедов, производящие набеги на жителей равнин. Выход на поверхность жителей убежищ лишь подлил масла в огонь: те, кто выживал все это время в радиоактивной пустыне считали их предателями. Между жителями убежищ и уцелевшими началась война, продолжавшаяся несколько лет. Лишь общее вторжение каннибалов с гор заставило цивилизованных жителей Айдахо забыть о своих разногласиях. В кровопролитной битве у стен Нью-Бойсе каннибалы были уничтожены, а жители убежищ и коммуны Айдахо подписали пакт о воссоздании Легислатуры Штата.

В настоящее время Айдахо в административном плане представляет собой сеть слабо связанных поселений. Население одних занимается сельским хозяйством, других - охотой и рыболовством, в третьих добывают полезные ископаемые, четвертые являются торговыми поселками. Легислатура имеет некоторую власть в окрестностях Нью-Бойсе, остальная территория штата управляется местными мэрами, старейшинами и губернаторами. Ряд территорий закрыт для посторонних, но об этом - позже. Разумеется, по лесам и долинам шастают банды рейдеров, в горах по прежнему обитают племена каннибалов. В общем, все, как всегда.

Естественно, в таких условиях люди стараются объединяться в группы по интересам, потому что один в поле не воин. Об одной из таких групп и пойдет речь. Итак встречайте: Da Good Fellas of Idaho, The Doom of Raiders, These Idiots, или, как их еще называют: The Good, The Smart and The Pious.


(в центре, справа, слева)

Трудно представить себе более несхожих людей, и, тем не менее, Судьбе было угодно, чтобы они встретились и решили странствовать вместе. Этот союз, несомненно, пошел на пользу штату, или, по крайней мере, многим его обитателям. Другим обитателям, впрочем, встреча с Хорошими Парнями принесла, наоборот, массу неприятностей. Поэтому нет ничего удивительного, что если в одних поселениях наших героев прославляют, как спасителей, то в других за их головы объявлена награда. Впрочем, охотников ее заработать с каждым годом становится все меньше.

Начать историю этого достойного братства следует, несомненно, с Преподобного Иеремии Салливана.



Этот немолодой, но крепкий мужчина в выцветшем черном пальто и черной же широкополой шляпе появился в Айдахо в 2281 году. Говорят, что он пришел с юга, но в точности этого не знает никто. Впервые преподобный заявил о себе в Роджерсоне, на 93-м шоссе. Однажды утром, когда Майк Два Револьвера, уважаемый в тех краях торговец живым товаром, обсуждал в баре с одним из местных фермеров продажу трех работников, к нему подошел одетый в черное широкоплечий седой джентльмен и спросил: чьи это рабы пристегнуты снаружи к поручням. Майк с достоинством ответил, что рабы принадлежат ему, но он, к сожалению, не может их продать, потому что уже обещал их своему постоянному клиенту. Человек в черном понимающе кивнул, после чего достал из-за пазухи обрез гигантского калибра и проделал в Майке дыру размером с кулак. Работорговец даже не успел воспользоваться своим знаменитым оружием, что лежало перед ним на столе, из чего можно сделать вывод, что незнакомец был очень быстр. После этого седой мужчина зверски избил фермера, сломав ему, впрочем, только одну ногу, и, вытащив из кармана книгу в потертой обложке громко нараспев прочитал: "Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно. Итак, если сын освободит вас, то истинно свободны будете". Посетители бара видели, что дым идет только из правого ствола обреза и выслушали джентльмена очень внимательно. Закончив, тот убрал книгу в карман, после чего вышел на улицу и распилил бензопилой ремни, которыми рабы были привязаны к перилам. Впрочем, только один из троих несчастных нашел в себе мужество бежать, двое дисциплинированно сидели у трупа Майка, пока к вечеру не явились его деловые партнеры и сыновья побитого фермера. Вместе они сформировали posse, отправившееся в погоню за человеком в черном. Из семи вооруженных людей обратно вернулось пятеро, причем один нес за спиной собственную правую руку, отпиленную по локоть бензопилой. Так в Айдахо пришел Преподобный Иеремия Салливан, Бич Божий, ненавидящий грех, но наказывающий грешников. Впрочем, по его словам, наказывает он всегда любя, ибо так заповедовал Господь Иисус Святого Духа.

О молодых годах преподобного ничего не известно, сам он никому никогда о них не рассказывал. По некоторым смутным слухам можно заключить, что имя Иеремия он взял себе уже в зрелом возрасте, когда "обрел веру". Религиозные воззрения преподобного представляют собой причудливую смесь христианства и традиционной общечеловеческой морали в духе "око за око" и "не делай другим того, за что тебя потом могут убить, если ты не убьешь их сам". Преподобный поставил своей целью очистить Штат от греха, подразумевая под последним убийство, воровство, блуд, работорговлю, торговлю наркотиками и массу других пороков. Будучи фанатиком, преподобный, тем не менее, отнюдь не дурак, и прекрасно понимает, что убийство отнюдь не равнозначно, скажем, сожительству с незамужней женщиной. Поэтому, если в первом случае он, обычно, применяет свой обрез и бензопилу, то во втором ограничивается трепкой, или, если нет времени, строгим внушением. Те, кому случилось узнать его поближе в хорошем смысле этого слова, говорят, что Иеремия Салливан, в общем, неплохой человек, с отличным чувством юмора, строгий в первую очередь к себе, а уж потом к людям. Те, кто узнал его поближе в плохом смысле, обычно говорят только "Нет! Больной ублюдок! А-а-а-а! Аргх-хр!" - да и то только один раз.

В качестве оружия преподобный использует обрез двустволки восьмого калибра. Патроны к этому оружию крайне редки, поэтому преподобный либо переснаряжает их из тех, что были, либо изготавливает из гильз снарядов авиационных пушек, если удается достать. Как правило, сделав два выстрела с расстояния 20-30 футов, преподобный стремится перейти к более тесным отношениям с применением кулаков или, для особо закоренелых негодяев, бензопилы. В терминах DnD его alignment - Chaotic Good








Вторым, но от того не менее важным членом этой банды хороших парней является Роберт Каррел Энгхарт. Роберт родился и вырос в Убежище 79. Убежище 79, как и многие другие, было частью социального эксперимента корпорации Vault Tec. В данном случае предполагалось проверить: как долго может просуществовать общество, в котором любое действие индивидуума четко и однозначно регламентируется Законом, как осознанной необходимостью. Жизнь обитателей Убежища 79 с раннего детства ограничивалась огромным и разветвленным сводом правил и уложений. При этом, для того, чтобы жители осознавали и принимали такой образ существования, как единственно верный, их образование было в значительной степени сконцентрировано на изучении различных форм права, истории юриспруденции, методов борьбы с преступностью и т. д. и т. п. Естественно, подобная жизнь нравилась далеко не всем, но, в силу самой организации социума, недовольные моментально ассоциировались большинством с преступниками, после чего те жители, специализацией которых было не изучение законов, а их претворение в жизнь, получали возможность применить свои знания на практике.

Роберт был одним из тех, кто полагал, что жизнь в Убежище организована неправильно. Признавая необходимость Закона, он не считал необходимым регламентировать каждый шаг жителей. Так, например, восемь разделов Гигиенического Кодекса, посвященные правилам использования умывальника, казались ему несколько излишними. Разумеется, ни к чему хорошему такие мысли привести не могли, но Энгхарт был весьма неглупым молодым человеком. Осознавая, что изменить общество можно только путем постепенных реформ, он в совершенстве изучил Римское и Прецедентное право, а также ряд восточных уголовных уложений. В возрасте 20 лет он поступил в полицию Убежища и дослужился до звания лейтенанта. В 25 лет он представил Совету Убежища свой план реформирования Административного Уложения, после чего был немедленно арестован, и, после недолгого суда, приговорен к Устранению.

Так в 25 лет Роберт Каррел Энгхарт осознал, что его труды на благо общества само это общество не ставит ни во что. Самым ужасным было то, что молодой человек был глубоко убежден в своей правоте, более того, он считал, что без реформирования Убежище перестанет нормально функционировать в течении следующих двух поколений, после чего общество, которому он служил, рухнет, и Закон сменится Анархией. Тем не менее, Роберт не был настроен ждать, когда Устранители сделают ему смертельную инъекцию. За три часа до исполнения приговора Роберт Каррел Энгхарт бежал из своей камеры, прокрался в полицейский склад и, забрав оружие и припасы, выбрался из Убежища.

Первая встреча с Пустошами едва не стоила молодому беглецу жизни. К счастью, рефлексы полицейского сработали сами по себе, и четверо каннибалов, решивших поужинать чистым и мясистым равнинником в синем комбинезоне, даже не успели понять, что их убило. Роберт понял, что в Пустошах царит вопиющие беззаконие. Есть людей считалось неправильным в любом обществе, с законодательством которого он был знаком. Если под землей Закона было слишком много, то на поверхности он, похоже, отсутствовал вовсе. Роберт решил, что это нехорошо. Пустошам нужен Закон - четко сформулированный кодекс, который объяснил бы людям, что можно, а что нельзя. И утвердить этот закон работа как раз для Роберта Каррела Энгхарта.

Примерно через год после этого судьбоносного решения, преподобный Иеремия Салливан, выслеживавший в горах Сотут группу рейдеров, ответственных за нападение на караван торговцев водой и лекарствами, внезапно нашел своих грешников на поляне. Бандиты, в каком-то оцепенении, стояли у подножия невысокой скалы, и, раскрыв рты, слушали высокого светловолосого молодого человека в синем комбинезоне. Молодой человек прекрасно поставленным голосом, перемежая английский неплохой латынью, зачитывал рейдерам обвинительное заключение, из которого следовало, что большинство из них за свои преступления приговариваются к смерти. Закончив, молодой человек вынул из-за камня винтовку и прострелил главарю рейдеров голову. На поляне воцарился ад, бандиты стреляли по вовремя залегшему парню в синем. Это позволило преподобному Иеремие зайти негодяям в тыл и с помощью обреза и бензопилы отпустить грехи пятерым наиболее опасным злодеям. Остальные обратились в бегство, и банда, таким образом, была самым эффективным образом распущена. Молодой человек спустился со скалы, вежливо представился и поблагодарил преподобного за помощь, объяснив, впрочем, что занятая им позиция и превосходства его винчестера 45-70 над примитивным оружием рейдеров позволяло разрешить ситуацию в его пользу даже без помощи уважаемого джентльмена в черном. Преподобный Иеремия понял, что этот парень ему решительно нравится.

В качестве оружия Роберт использует brush gun - Винчестер 1886 под патрон 45-70 Gov. Эта проверенная временем модель выпускалась фирмой Браунинга вплоть до начала ядерной войны в течении 190 лет, и заслужила признание пользователей точностью боя, надежностью и быстротой перезарядки. Патроны к такому оружию довольно редки, поэтому Роберт стреляет только на поражение, впрочем, он отличный стрелок, и пули редко идут мимо цели. Прирожденный тактик и человек аналитического ума, он планирует все операции своей команды, и до сих пор не знал неудач. В отношениях с товарищами достаточно сдержан, и часто выступает примирителем в спорах между преподобным и доком. Хорошие люди, узнавшие его близко, считают Роберта надменным сукиным сыном, но, при этом, справедливым и благородным человеком. Плохие люди, узнавшие близко Законника Роба, как правило, больше ничего не считают, потому что с выбитыми мозгами делать это совершенно невозможно. Alignment - Lawful Good.








Переходим к третьему и последнему пока члену команды, доктору Айвэну Копински Брауну. Доктор Айвэн, или Док Десять Миллиметров, родился и вырос в Гудcпрингз, Мохаве. С детства проявлявший любознательность и склонность к экспериментированию, он уже в десять лет препарировал в клинике доктора Митчелла своего первого гекко. Доктор, поднятый среди ночи грохотом и воплями в операционной, похвалил мальчика, заметив, однако, что, во-первых, прокрадываться в клинику без спроса - нехорошо, а во-вторых, в современной медицине не принято вскрывать пилой живые образцы, даже если они надежно зафиксированы. Уже из этого можно заключить, что юный Айвэн был личностью незаурядной. Доктор Митчелл, полагая, что если такой талант не направить в нужное русло, он рано или поздно заставить рыдать все население поселка, взял мальчика под свое крыло и принялся обучать основам естественных наук и медицины. В 13 лет Айвэн вполне успешно удалил аппендицит одному из торговцев, а в 14 принял роды у соседки, хотя его мать считала, что мальчику нечего туда заглядывать.

Док Митчелл уже полагал, что вырастил себе отличного преемника, когда случилась трагедия: мать Айвэна погибла от укуса казадора. Восемнадцатилетний врач, на руках которого умер самый дорогой ему человек, испытал страшное потрясение - всех его знаний и знаний его учителя оказалось недостаточно для того, чтобы вывести яд из организма всего лишь через полтора часа после укуса. Однако юный Копински Браун не сломался. Выяснив у доктора Митчелла, что наиболее полными знаниями в области медицины в Мохаве обладают Идущие по Следам Апокалипсиса, молодой человек заколотил опустевший дом, и, простившись с соседями, отправился на поиски Идущих. То, что Айвэн не просто добрался до Нью-Вегаса живым, но и разжился по дороге пятью с лишним сотнями крышек и десятимиллиметровым пистолетом-пулеметом, говорит о том, что он был очень непростым молодым человеком. Айвэн не любит рассказывать об этом путешествии, но ненависть, которую доктор испытывает к работорговцам, говорит о многом.

В клинике в старом мормонском форте Айвэн вступил в братство Идущих и продолжил обучение и практику. За три года до третьей битвы за Дамбу Гувера он был направлен руководством секции Мохаве в клинику Идущих в Бёрли, Айдахо. Прибыв на место молодой врач обнаружил, что клиника уже полгода, как разграблена, а ее персонал либо погиб, либо пропал без вести. Напавшие на клинику остались не пойманы, хотя по словам жителей городка никто из местных на такое преступление был не способен, ибо даже каннибалы не нападали на врачей, которые оказывали помощь всем. Айвэн оказался перед выбором: вернуться в Мохаве, либо попытаться продолжить дело Идущих в Айдахо. Он выбрал второе, и стал практикующим врачом в Бёрли.

Его практика просуществовала четыре месяца, пока однажды, в шахтерском поселке в сорока милях от города не вспыхнула эпидемия серой лихорадки. Эта болезнь, достаточно хороша изученная в Мохаве, поддавалась лечению, и доктор, изготовив достаточное количество вакцины, отправился на помощь больным. Однако, на половине пути, он был схвачен людьми, одетыми как рейдеры, хотя их речь выдавала в них людей вполне цивилизованных. Доктор указал на это бандитам и потребовал освободить его. Раздраженный главарь объяснил Айвэну, что он попал в руки группе солдат удачи, нанятых мэром Бёрли для того, чтобы не допустить врача в шахтерский поселок. Мэр планировал прибрать шахту к рукам, и эпидемия пришлась как нельзя кстати. Объяснив все это, негодяй вынул револьвер и указал доктору на то обстоятельство, что теперь его живым отпускать нельзя. Бандит взвел курок и упал головой в костер, очевидно мертвый, а вокруг доктора остальные наемники начали очень быстро умирать один за другим. Когда последнего бандита разорвало пополам чудовищным зарядом картечи, к доктору приблизились два человека: молодой, в синем комбинезоне, и пожилой, в черном пальто. Освобождая Айвэна, преподобный Иеремия и законник Роберт объяснили врачу, что давно следили за мэром, и рады были успеть вовремя. Они сопроводили доктора в поселок, и с эпидемией было покончено. К сожалению, вернуться в Бёрли доктор не смог, потому что его обвинили в убийстве семи наемных солдат и назначили за его голову награду в триста крышек. Преподобный и законник предложили Айвэну присоединиться к ним. Доктор, давно уже полагавший, что пацифизм его организации идет несколько вразрез с нормами жизни Пустошей, согласился, став, таким образом, третьим членом братства.

Айвэн Копински Браун отличается неплохим здоровьем и крепким телосложением, но зрение у него слабое, поэтому в бою доктор предпочитает использовать десятимиллиметровый пистолет-пулемет, из которого лупит примерно в сторону противника длинными очередями. Впрочем, Иеремия и Роберт стараются не пускать доктора в драку, потому что, во-первых, не хочется схлопотать от него пулю в спину, а во-вторых, он жжет патроны так, что никаких крышек не хватит. Айвэн, как и все Идущие, прекрасно разбирается в компьютерной технике, кроме того он доктор от бога и опытный парамедик. В отличие от большинства членов своей организации, он отлично разбирается также в экономических вопросах. Именно он является казначеем братства, и он же ведет переговоры с местными жителями об оплате той или иной работы. По вопросам финансирования Айвэн постоянно схлестывается с преподобным, ибо Иеремия считает, что брать крышки за благое дело - это не по-божески. Док и преподобный постоянно спорят по вопросам веры и науки, которую преподобный полагает источником опасности для души, чем доводит Айвэна до белого каления. Между прочим, доктор, прочитав с разрешения Иеремии его Гуд Бук, неоднократно порывался разъяснить священнику несообразности писания, в частности, в вопросах рабовладения. Кроме того, Айвэн постоянно указывает на то, что преподобный совершенно неправильно понимает слова: "Мне отмщение, и аз воздам", но Иеремися каждый раз лишь снисходительно говорил, что доктор ничего не понимает в вопросах веры, которая абсурдна по определению. Как правило, мирить обоих приходится Роберту.

Люди, близко узнавшие доктора, утверждают, что под маской цинизма скрывается чувствительная и ранимая натура, но преподобный, услышав это, неизменно начинает ужасающе ржать, и даже невозмутимый Роберт позволяет себе тонкую ухмылку. Доктор, единственный из всех троих, носит бронежилет, потому что полагает, что это повышает его шансы на выживание. В качестве верхней одежды он предпочитает свой старый врачебный халат с символом Идущих на спине. Халат неузнаваемо заляпан кровью и машинным маслом, несмотря на все попытки его отстирать, но доктор упорно отказывается менять его на что-то более приличное. Alignment - Neutral Good















В следующем номере:



Tags: 45-70 govt, fallout, fallout new vegas, idaho, old west, postapocalypse, доброта, дружба - это магия, тыщ-пыщ
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments