bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

"Old Home". Shipboy (shipgirl).

Теперь, когда экипаж несравненного сухопутного крейсера «Old Home» состоял из пяти человек, мисс Кэмпбелл считала, что все вакансии у нее заполнены. У корабля на гусеницах был капитан, механик, машинист, стрелок и доктор. Все пятеро успели притереться друг к другу, научились прощать друг другу случайные обиды и, что гораздо более важно, не обижать друг друга нарочно. Ну, насколько это возможно для пятерых взрослых людей, у каждого из которых в шкафу скелетов хватало на анатомический музей, а радтараканов в головах гнездилось больше, чем на нижних уровнях какого-нибудь плохо убираемого Убежища.

Но человек предполагает, а Бог, если он есть в разрушенном атомной войной мире, располагает. Зима 2290 года выдалась холодная и снежная. Перевалы в горах оказались закрыты, дороги по большей части стали непроходимы и для браминов, и для людей. Немногочисленные машины и вездеходы Айдахо с трудом пробивали себе дорогу в трехфутовых сугробах. Естественно, в таких условиях «Old Home» превратился едва ли не в единственное средство связи с некоторыми отдаленными населенными пунктами. Надо отдать должное мисс Кэмпбелл, она не попыталась воспользоваться сложившейся ситуацией для бессовестного обогащения. Тарифы "Campbell & Co Transportation" поднялись всего лишь на какие-то жалкие тридцать процентов. “Old Home” метался от одного поселка к другому, развозя припасы, мерков, рабочих и специалистов. Взяв в Нью-Бойсе на борт еду и патроны, трактор прорывался в Гарден Вэлли, забирал у Сумасшедших Сук груз шкур и батарей и устремлялся в Нью-Фоллз, прихватив по дороге лесорубов с одной из северных вырубок.

Естественно, такой бешеный темп плохо сказывался на экипаже. Все пятеро вымотались до предела, стали нервными и крайне раздражительными. Больше всего Кайли, Виктору, Джеральду, Андреа и Джессике хотелось спать. К сожалению, спать было некогда. Джеральд постоянно следил за реактором. Мисс Кэмпбелл вела машину. Виктор прислушивался к работе подвески, чтобы при первых признаках неисправности остановить вездеход и ликвидировать проблему прежде, чем та поставит "Old Home" на прикол. Андреа постоянно переползал от одной смотровой щели к другой, стараясь не упустить засаду – холод выгнал рейдеров и каннибалов из леса, дороги стали небезопасными. А Джессика постоянно металась от одного к другому, разнося горячий мохавский кофе и проверяя, не сморил ли кого сон.

Если принять во внимание все вышеперечисленное, можно легко понять, почему Кайли, увидев сидящую на обочине дороги девочку лет десяти, сперва приняла ее за галлюцинацию. Однако, вызванная в кабину, Джессика подтвердила, что в шестидесяти футах прямо и чуть справа по курсу в снегу сидит ребенок. После этого обе девушки громко завизжали, Кайли выжала тормоз, Виктор приложился лбом об железный шкаф с инструментами, в пассажирском отсеке попадали с нар лесорубы, словом, сухопутный крейсер наполнился жизнью и эмоциями.

Разумеется, Джессика и Кайли хотели немедленно выскочить из трактора и бежать на помощь, но Андреа взял командование в свои руки и пресек эти поползновения. Вся эта картина слишком уж напоминала засаду, и бдительный Кроу пятнадцать минут внимательно изучал близлежащий лес, пытаясь определить: что за враг в нем скрывается. Наконец, боковые верхние люки трактора опустились, и на обе стороны от дороги уставилось два десятка ружей: лесорубы были мобилизованы на охрану машины. Мужчины, впрочем, не возражали: валяться без дела на узкой полке целые сутки надоест кому угодно, а тут какое-никакое, но все же развлечение. Под прикрытием лесорубов Джессика и Андреа выбрались из нижнего люка грузового отсека и осторожно приблизились к сидящему в снегу ребенку. Пока Андреа пристально оглядывал заснеженные сосны через прицел штурмового карабина, мисс Портер осмотрела удивительную находку. Перед ней действительно была девочка лет десяти-одиннадцати, здоровенькая, но слегка истощенная. Как ни странно, но ребенок оказался жив, хотя дыхание и сердцебиение прослушивались с трудом. Девочка была одета в простую, потрепанную одежду, характерную для детей Пустошей: грубые шерстяные штаны, меховую куртку из шкуры бигхорнера и неказистые, но крепкие ботинки. Малышка сидела прямо в снегу, привалившись спиной к заснеженному валуну. Джессика осторожно перевернула ребенка на бок и к своему ужасу увидела на спине входное отверстие от лазерного луча. Ребенок не только замерз – он был ранен.

В такие минуты мисс Портер всегда действовала крайне решительно и собранно. Приказав Адреа прикрывать ее, Джессика осторожно взяла девочку на руки и, проваливаясь в снег по колено, бросилась к трактору. Мистер Че Гавана дождался, пока докторша заберется в люк, после чего, не переставая наблюдать за лесом, весьма уверенно отступил к машине, снова проверил, не скрывается ли кто в снегу между гусеницами, и быстро, но без суеты, амбаркировался в «Old Home».

Андреа еще закрывал люки, расставляя лесорубов с винтовками у бойниц, а Джессика уже включила свет и автоклав в своей крохотной медкабине и, то и дело ударяясь локтями и головой о стены и потолок, начала раздевать лежащую на столе девочку. Когда Кайли осведомилась, можно ли ехать, ей сперва было велено заткнуться, а потом даже и не думать о том, чтобы сдвинуться с места. Мисс Кэмпбелл пожала плечами и приказала Джеральду перевести реактор на холостой ход.

Срезав куртку и грязную шерстяную рубаху, Джессика вздохнула с облегчением. Судя по всему, выстрел был сделан с большого расстояния и заряд в батарее оружия подходил к концу. Луч прожег толстую куртку, кожу, мышцы, но уже тонкое детское ребро стало для него непреодолимой преградой. У маленького найденыша появились хорошие шансы на выживание – теперь оставалось справиться с последствиями гипотермия.

Через два часа Джессика, с трудом выбралась из каморки. Она упала бы с крутого трапа, но могучие руки айдахских лесорубов подхватили докторшу и осторожно опустили на откидное металлическое сиденье. Огромная волосатая лапа подала девушке бутылку с водой, и мисс Портер залпом выпила все полтора литра. Глядя на окружившие ее участливые хари – все в шрамах, обросшие длинной спутанной шерстью, девушка всхлипнула: все-таки, что бы там ни говорила Кайли, на свете так много хороших людей! Лесорубы, неправильно воспринявшие это шмыганье, встревоженно загудели, и Джессика поспешила их успокоить: ребенок жив, и даже ничего себе не отморозил. Мисс Портер ввела девочке внутривенно полтора литра теплого физраствора, произвела вентиляцию легких и подключила ребенка к ингаляционной машине с теплым влажным воздухом. Девочка находится в тепле, ей сделаны уколы витаминов (настоящих, из NCR!), рана на спине тоже обработана. Сердце и легкие малышки работают нормально, теперь остается только ждать, когда она придет в себя. Лесорубы, чьи познания в медицине ограничивались прикладыванием к ранам от топоров и ножей жеванного подорожника, благоговейно слушали мисс Портер. В заключение Джессика извиняющимся тоном сказала, что пациенту нужен покой хотя бы на сутки, и она надеется, что уважаемые джентльмены не слишком обидятся, если их прибытие в Нью-Фоллз несколько задержится. Лесорубы, которых никто и никогда не называл раньше джентльменами, переглянулись, после чего дружно ответили в том смысле, что у них есть замороженный бок бигхорнера, шесть фунтов микрокартошки и шесть початков кукурузы, так что ждать можно хоть трое суток. Джессика облегченно вздохнула и пошла разговаривать с Кайли.

Мисс Кэмпбелл довольно легко позволила убедить себя, что «Old Home» вполне может задержаться в дороге на сутки. В конце концов, реактор давал тепло, у них была еда, да и отдых пошел бы экипажу на пользу. Собственно, против ночевки возражал только Андреа, опасавшийся, что те, кто ранил девочку, бродят где-то поблизости. Но когда Джессика сказала, что ребенку необходим покой хотя бы на сутки, Кроу лишь пожал плечами и пошел выпрашивать у Джеральда транквилизаторы. Экипаж трактора мог отдыхать этой ночью, но воин обязан был стоять на страже. Выбрав среди лесорубов четырех наиболее обстоятельных, Андреа предупредил их, что ночью они заступают в караул. Лесорубы кивнули и попросили у Че Гаваны те маленькие красные таблеточки, которые ему дал знаменитый мистер Александер. К счастью, у Джеральда был большой запас необходимых медикаментов.

Ночь прошла спокойно. Андреа и обстоятельные лесорубы, наглотавшиеся транквилизаторов и кофе до угнетающе пронзительной ясности мыслей, внимательно следили за лесом. Мистер Че Гавана ради такого случая даже надел довоенный прибор ночного видения, который для него когда-то выломал из силового шлема Джеральд. Но и в призрачном зеленом свете лес был тих. А когда на опушку вышла пара росомахомедведей, Кроу понял, что трактору ничего не грозит. Эти гигантские хищники (под два метра в горбатой холке) отличались редким для зверя такого размера здравым смыслом, и никогда не появлялись там, где их было кому убить.

Мисс Портер проснулась рано. Она вообще была человеком утра – веселым, жизнерадостным и светлым. Джессика любила вставать с первыми лучами солнца. Широко зевнув и потянувшись, мисс Портер посмотрела вверх и увидела прямо над собой круглое серьезное лицо и два огромных синих глаза. Это было так неожиданно, что Джессика громко вскрикнула и попыталась вскочить. Увы, мисс Портер забыла, что вечером уложила на свою койку раненую девочку, а сама легла спать на полу, под откидным столом. Широкий лоб докторши гулко ударил в железную столешницу, и Джессика потеряла сознание.

Первым в медпункт ворвался Андреа. Услышав крик и глухой удар, Кроу решил, что его худшие опасения оправдались. Молодой воин влетел в крохотную каюту с ножом в руке, готовый резать и рубить. Койка была пуста, мисс Портер лежала полу, а рядом с ней забилась в угол найденная накануне девочка. Ребенок сидел, сжавшись в комок, и переводил испуганный взгляд с мисс Портер на Андреа и обратно. Больше в каюте никого не было.

Несмотря на пять лет, проведенные среди цивилизованных людей, Че Гавана в первую очередь оставался Кроу. Раз в комнате были только девочка и докторша, то, очевидно, именно ребенок отправил мисс Портер в нокаут. Андреа, знавший, что Джессика физически сильнее многих мужчин, сделал вполне логичный для Кроу вывод: девочка, все всякого сомнения, не девочка, а злой дух, а значит у них у всех огромные неприятности. Выставив вперед нож и один из своих амулетов, Че Гавана затянул Песню Смерти и приготовился отдать жизнь, защищая свою семью. Кроу не испытывал иллюзий относительно своей возможности выстоять в схватке с духом или колдуном.

В этот торжественный момент Андреа почувствовал, что его отодвигают в сторону. Джеральд, хоть и был невелик ростом, отличался изрядной физической силой. Рассудив, что если кто и может справиться с духом, то это Мудрый Упоротый Енот, Че Гавана отступил в коридор, где уже толпились разбуженные и возбужденные лесорубы.

Джеральду хватило одного взгляда, чтобы понять, как развивались события. Осторожно вытащив Джессику из-под стола и убедившись, что она не пострадала (за исключением большой шишки на лбу), ученый достал с полки пузырек с мускусной струей псевдоскунса и дал понюхать мисс Портер. Пока докторша чихала и приходила в себя, мистер Александер повернулся к девочке и, придав своему лицу максимально доброжелательное выражение, протянул к ней руку. Ребенок закрыл лицо ладошками и, сжавшись в комок, заплакал. Как мы уже говорили, мистер Александер не знал, что делать с плачущими женщинами. Пожав плечами, он повернулся к Джессике и хотел заняться ее синяком, как почувствовал, что теперь отодвигают в сторону уже его. Увидел, что это Кайли, Джеральд с облегчением кинул и протиснулся мимо капитана в общую каюту, где лесорубы и Андреа оживленно обсуждали вопрос: бывают ли на свете духи.

Коротко спросив у Джессики, как она себя чувствует, и получив в ответ слабый успокаивающий кивок, мисс Кэмпбелл без лишних слов подхватила девочку на руки. Ребенок несколько раз дернулся, пытаясь вырваться, но Кайли прижала девочку к себе и зашептала на ухо успокаивающие слова. Постепенно девочка затихла, расслабилась, и вдруг, обхватив Кайли за шею руками, прижалась к ней лицом. Мисс Кэмпбелл села на койку рядом с Джессикой и принялась укачивать ребенка. Несколько секунд обе сидели молча: мисс Портер осторожно трогала свою шишку, Кайли качала девочку. Наконец Джессика пришла в себя достаточно, чтобы вспомнить, что у девочки на спине рана от лазерного луча. Медицинский стол был немедленно разложен в полную длину, однако отцепить ребенка от Кайли оказалось невозможно. Договорились, что мисс Кэмпбелл будет крепко держать девочку на руках, а мисс Портер в это время посмотрит, как там ее ожог.

К счастью, ранение за ночь не только не загноилось, но и начало подсыхать. Девочка стоически перенесла смену повязки, лишь вздрагивая, когда Джессика осторожно наносила на ожог заживляющий порошок. Закончив с раной, мисс Портер перешла к общему осмотру пациента. Пребывание в снегу не прошло для девочки даром – она простудилась, но, к счастью, не слишком сильно. Джессика дала ребенку несколько таблеток, и уже собиралась сделать укол, когда при виде шприца с девочкой случилась форменная истерика. Ребенок громко визжал, вырывался, махал руками, и шприц пришлось убрать. Вообще говоря, все дети боятся уколов, но тут реакция была явно нездоровая, и Кайли решила, что теперь самое время расспросить девочку и узнать: кто она и как оказалась на дороге.

Немедленно выяснилось новое загадочное обстоятельство – найденыш не могла говорить. Девочка, без сомнения, ясно слышала и понимала все, что ей говорили, но в ответ лишь беззвучно открывала рот. Судя по всему, утрата речи оказалась неожиданностью и для самой девочки. Она растерянно переводила взгляд с Кайли на Джессику, несколько раз попыталась что-то сказать, но изо рта вырывалось лишь тонкое сипение. Испуганная девочка снова разревелась, а Джессика осторожно ощупала ее шейку и горло. Никаких шрамов на коже не было. С трудом успокоив ребенка, мисс Портер заставила ее широко раскрыть рот и осмотрела горло с помощью металлической лопатки (предварительно эту процедуру пришлось проделать с Кайли, чтобы показать, как это безопасно и весело). С голосовыми связками ребенка было все в порядке, складывалось впечатление, что девочка просто разучилась ими пользоваться.

Решив, что в любом случае такие вопросы лучше решать дома, а не в пути, Кайли приказала Джеральду поднимать мощность, а лесорубам и Андреа занять места по положению – «Old Home» отправляется. Найденыш не хотела отпускать Кайли, и та, погладив девочку по голове, отдала ей свою каску с ушами Микки Мауса. Девочка немедленно надела каску на голову и успокоилась настолько, что позволила Джессике уложить себя в постель. Сама мисс Портер уселась рядом с кроватью и принялась рассказывать сказки, которых знала великое множество.

Оставшиеся шестьдесят миль до Нью-Фоллз прошли без приключений. Выгрузив лесорубов, Кайли собрала экипаж на совет, предложив высказывать свои соображения относительно дорожного приключения. Первым слово взял Андреа. Он указал на то, обстоятельство, что за пять часов до их встречи с найденышем шел снег, однако девочку не замело, значит, к камню она пришла уже после этого. Следы рядом с камнем были только ее. Других, насколько он мог видеть, не было на сотни ярдов вокруг. В любом случае, принимая во внимание, что ближайшим населенным пунктом являлся Нью-Фоллз, до которого от места встречи – шестьдесят миль, можно считать доказанным, что девочка была в лесу не одна. Джессика сообщила, что ребенок, без сомнения, раньше мог говорить, но утратил эту возможность в связи с какой-то психологической травмой. Она давала ребенку блокнот и карандаш, но, судя по всему, девочка неграмотна. Джеральд заметил, что неумение говорить может быть связано не с травмой, а с вызванной применением каких-то медикаментов блокировкой соответствующего отдела мозга, в пользу чего говорит страх девочки перед шприцем. Все пятеро сошлись на том, что история грязная, и надо бы для начала расспросить жителей поселка: не пропадали ли у них дети.

Население Нью-Фоллз (шестьсот двадцать три человека, пятнадцать гулей и один эмансипированный супер-мутант) отличалось прогрессивными, аболиционистскими взглядами. Узнав, что уважаемая мисс Кэмпбелл нашла в лесу ребенка, судя по всему похищенного где-то рабовладельцами, горожане выразили готовность сформировать поссе и немного пошарить по округе, тем более, что зимой все равно дел немного. В самом поселке дети не пропадали. Четыре дня шериф со своими молодцами, а также четыре десятка неравнодушных горожан, обшаривали окрестности города, но ничего так и не нашли. Лишь в одном месте на старой, поросшей мутировавшими соснами дороге, обнаружилось что-то, похожее на колею, но с точностью утверждать это было невозможно – снег завалил все ясные следы. Так или иначе, через неделю Кайли решила выдвигаться обратно в Нью-Бойсе. Следовало вернуться домой до начало весенних оттепелей – залитые водой и жидкой грязью дороги были непроходимы даже для атомного трактора.

За эту неделю девочка совершенно выздоровела, и перед друзьями встал вопрос: как им называть своего найденыша. Виктор и Джеральд своего мнения в этом вопросе не имели, фамилию ребенку решили дать Кэмпбелл, потому что девочка так прикипела к Кайли, что везде ходила за ней хвостиком. Таким образом, обязанность именования легла на плечи Андреа и Джессики. Мистер Че Гавана полагал, что имя ребенка должно быть сильным, мисс Портер считала, что красивым. После долгих споров сошлись на том, что девочка получит оба имени. В день отъезда Джессика и Кайли купили (а кое от кого получили и просто в дар) немало детских вещей. Отмытая, переодетая в чистую одежду, девочка оказалась очень симпатичной. Когда Кайли сообщила ребенку, что отныне ее зовут Алисия Ветер Кэмпбелл (Alicia Wind Campbell), девочка рассмеялась и захлопала в ладоши. Тут улыбнулся даже невозмутимый обычно Джеральд, а Виктор и вовсе прослезился.

Обратная дорога прошла без приключений. «Old Home» как раз успел проскочить в Нью-Бойсе до начала весеннего таяния снегов. Трактор встал на прикол и ежегодный регламент, и теперь экипажу предстояло решить: что делать с Алисией дальше. Наиболее очевидным решением было отдать девочку в приют, тем более, что после известных событий, о которых мы расскажем как-нибудь в другой раз, Орфанариум Нью-Бойсе стал образцовым воспитательным заведением. Да, в Нью-Бойсе был приют, за последний год ставший, наверное, лучшим во всей постъядерной Америке. Кайли даже попробовала отвести туда девочку, но на полдороги повернула обратно. Когда Андреа и Джеральд спросили капитана, что она себе думает, мисс Кэмпбелл покраснела, побледнела, и, наконец, призналась, что девочка все время держала ее за руку и смотрела такими доверчивыми глазами, что она просто не могла вести ее дальше. Да, старый Джо Медведь, Нэнси и Эллен – золотые люди, но Алисию она им не отдаст. Дждессика горячо приветствовала решение подруги, Джеральд лишь пожал плечами, а Андреа вдруг потерся щекой о щеку Кайли и, не говоря ни слова, ушел в «Голову Каннибала» (где в тот же вечер славно напился). Виктор, разъяснив оторопевшей почти племяннице, что так у Серых Кроу выражают чувство самой интимной приязни к близким людям, ушел в дом отгораживать досками детский угол.

Так у непобедимого сухопутного крейсера «Old Home» появился шестой член экипажа – юнга Алисия Ветер Кэмпбелл, а у пяти старших членов экипажа – ворох новых забот и проблем. Растить ребенка – дело непростое, а в постъядерной Америке – и вовсе героическое. Помимо всякой мутировавшей живности, диких собак и гигантских крыс, что легко могут закусить и взрослым, в Пустошах хватает и всякой двуногой сволочи. К счастью, после известных событий Нью-Бойсе стал несколько дружественнее к детям. Комитеты Бдительности, сформированные в основных кварталах, следили за подозрительными людьми и чужаками, и если на звуки драки или женский вопль добрые горожане, скорее всего, по привычке не обратили бы внимания, то на детский крик, из домов выскакивали мужчины с оружием. Конечно, после этого засранцам обычно надирали уши, чтобы играли потише, но тенденция была налицо.

Говорят, что у семи нянек дитя без глаза, но Алисии в этом смысле повезло. Кайли, Виктор, Джеральд и Джессика занимались ее воспитанием ровно столько, насколько у них хватало времени в перерыве между основной работой, так что ребенок все время был под присмотром. Джеральд, между прочим, с помощью компьютера, старого головизора и нескольких довоенных педагогических голодисков разработал довольно эффективную систему обучения грамоте. Алисия оказалась очень смышленой и способной ученицей, а когда девочка поняла, что с помощью нарисованных значков она, наконец, сможет что-то сказать своей маме (Кайли), тете (Джессике), дедушке (Виктору) и дяде Джеральду, она стала заниматься еще усерднее. В дороге девочка обычно устраивалась на лежанке в кабине и, высунув язык, чертила грифелем на белой пластиковой дощечке прописи, которые изобрел для нее мистер Александер. В середине июня Алисия уже могла быстро и понятно писать на дощечке довольно длинные предложения. Радости девочки не было предела, она постоянно подбегала то к Кайли, то к Джессике, то к Виктору и спрашивала у них, как дела, что они делают, почему мотор стучит, как зашить дырку в рукаве, словом, обо всем на свете. Ребенок десяти лет может насмерть утомить вопросами взрослого, но когда взрослых пятеро, это переносится легче. Вернее четверо.

Дело в том, что Андреа, хоть и одобрил решение Кайли оставить Алисию, избегал ребенка. Дочери молодого Кроу сейчас исполнилось бы пять лет, и Че Гавана не мог смотреть на маленькую Ветер. Душевные раны воина, казалось, зажившие, открылись снова. Андреа начал пить, и хотя с друзьями держал себя в руках, чувствовалось, что это дается ему нелегко. Алисия не понимала, почему дядя Андреа не разговаривает и не играет с ней. Могучий воин нравился девочке, и она всеми силами старалась сделать так, чтобы он обратил на нее внимание. Главным сокровищем маленькой мисс Кэмпбелл была коробка цветных мелков, которые сварил для нее дядя Джеральд. Неизвестно, где девочка раздобыла большой кусок белого пластика, но в один прекрасный день Андреа и Кайли, вернувшихся с деловых переговоров, в прихожей встретила огромная картина. Алисия рисовала хорошо, но в этот раз девочка превзошла сама себя. На большом пластмассовом листе был очень похоже изображен Че Гавана – в своей кожаной безрукавке, леггинах, очках, с огромным ружьем в правой руке. В большой левой ладони нарисованного Андреа скрывалась ладошка нарисованной Алисии. Подпись под рисунком гласила: «Папа Андреа и я».

Маленькая Алисия, спрятавшаяся за дверью, чтобы посмотреть, как «папе Андреа» понравится на ее подарок, конечно, не могла понять, почему высокий, сильный Кроу вдруг упал на колени, начал раскачиваться и реветь, словно раненый зверь, пока мама Кайли не прижала его голову к груди и не зашептала ему на ухо, как маленькому. Джессика унесла плачущую Алисию в свою комнату и объяснила, что у мистера Че Гавана когда-то случилось очень большое горе, и когда он об этом вспоминает, ему становится очень плохо, но скоро он поправится.

Странное дело, но, успокоившись, Андреа действительно почувствовал, что ему стало легче. Могучий Кроу, наконец, отпустил дорогих ему людей в Верхний Мир, и теперь мог спокойно, без чувства вины смотреть на другую женщину и другого ребенка. С этого дня Андреа больше не избегал Алисию. Он даже купил девочке малокалиберную винтовку (которую Джеральд немедленно усовершенствовал до неузнаваемости), учил ее стрелять, ходил с ней на охоту и рыбалку. Да, и, кстати, после этого случая Кайли решила, что период ожидания для нее, пожалуй, закончен.

Разумеется, как только Алисия научилась писать, ей немедленно устроили подробный расспрос о том: откуда она, как оказалась в лесу, и кто в нее стрелял. Однако довольно быстро выяснилось, что девочка абсолютно ничего не помнит о своей жизни до того момента, как она очнулась в железной комнате, где на полу спала тетя Джессика. Алисия не знала, откуда она родом. Она не помнила своего имени. Это было тем более странно, что ребенок, в общем, имел представление об окружающем мире, знал названия предметов, действий, но при этом память о прошлом у маленькой Ветер оказалась словно бы стерта. Джеральд полагал, что при помощи некоторых медикаментов и несложного воздействия электрическим током на определенные отделы мозга, можно вернуть часть памяти Алисии, но его строго настрого предупредили, чтобы он даже не думал кормить ребенка наркотиками или совать ей в череп электроды. В общем, ученый отказался от своего плана. Постепенно к девочке начала возвращаться речь. Фактически, маленькая мисс Кэмпбелл училась говорить заново, что в ее возрасте было непросто. Тем не менее, к осени Алисия уже могла произнести несколько десятков слов. Джессика надеялась, что постепенно речь восстановится, а там, возможно, возвратится и память.




Итак, встречаем: Алисия Ветер Кэмпбелл.



Возраст – между десятью и одиннадцатью, вес – шестьдесят фунтов и прибавляет нормально. Лицо круглое, постоянно чем-то перемазанное. Глаза большие и голубые. Улыбается редко.






Алисия – душа и радость экипажа «Old Home», и, разумеется, в некотором роде pain in ass. В принципе, Ветер – ребенок не вредный и не шкодливый, но возраст есть возраст. В путешествиях Алисия, обычно, торчит из люка рядом с Андреа, или сидит на лежанке в кабине рядом с Кайли. На стоянках далеко от трактора не отходит, разве только увидит что-то по-настоящему интересное. В принципе, к десяти годам дети в Пустошах обычно уже знают, почему надо держаться рядом с взрослыми, Ветер здесь не исключение. Алисия говорит мало и с трудом, но это не мешает ей легко сходиться с детьми ее возраста и даже верховодить в их компаниях.

Мисс Кэмпбелл – довольно послушный ребенок, причем не от страха, а от искреннего желания не огорчать лишний раз маму, папу, дядю, тетю и дедушку. Алисию практически никогда не наказывают, потому что Джеральд как-то обратил внимание, что даже отшлепанная она никогда не плачет, а, наоборот, стоически улыбается. Мистер Александер предположил, что ребенок ведет себя так, потому что боится, что если она станет плакать и капризничать, ее бросят. После этого общим собранием было решено Алисию больше не бить.

Впрочем, однажды маленькая мисс Кэмпбелл таки удостоилась эпической трепки. Это случилось, когда «Old Home», получив в борт ракету от каких-то очень продвинутых рейдеров, встал на небольшой ремонт, в ходе которого предполагалось слить и забетонировать радиоактивную воду из первого контура. Когда мистер Александер уже надел защитный костюм и собирался глушить реактор, выяснилось, что сливать воду ни в коем случае нельзя, потому что Алисия залезла во внешний трубопровод, тот самый, через который должен был пойти радиоактивный кипяток, и застряла там. Джеральд немедленно перевел реактор на ручной режим управления, а Виктор, Андреа и Кайли в тот день установили мировой рекорд по скоростному демонтажу (и обратному монтажу) внешних контуров охладительной системы. Наконец, вода была слита в железную бочку, заварена, залита бетоном, и Джеральд отошел от могильника и снял, наконец, радиозащитный костюм. Когда Кайли увидела, что мистер Александер мокр от пота с ног до головы, и услышала, как мистер Александер приказал Джессике немедленно забить ему косяк (косяк был забит и доставлен!), она вытащила из шорт ремень. Алисия пыталась ускользнуть от заслуженного наказания, но была схвачена Виктором и следующие три дня ездила, лежа на животе. Но вообще она послушная девочка и старается во всем помогать старшим.

В дороге Алисия обычно носит невообразимую смесь предметов одежды, одни из которых ей велики (на вырост), а другие – малы (уже выросла). Тетя Джессика очень любит шить и вязать для маленькой Ветер, но девочка проявляет недетскую рассудительность и чувство стиля, ненавязчиво убирая самые кричащие тряпки на дальнюю полку. Алисии очень нравится мамин шлем с ушками, и Андреа, наконец, купил ей похожий. Уши Микки-Мауса Кроу не нашел, поэтому пришил пару ушей гигантского койота (а тетя Джессика украсила уши симпатичными голубыми бусиками). В походе Алисия не отходит от трактора без своего ранца с вещами и припасами (школа Кайли), а также малокалиберной винтовки (наставления Андреа).




Экипаж трактора девочка воспринимает, как свою семью, в которой у нее есть мама – Кайли, папа – Андреа, дядя – Джеральд, тетя – Джессика, и дедушка – Виктор. Остальные, в общем, согласны с таким распределением ролей в семье.

Модель – Raging Heroes.
Tags: 45-70 govt, fallout new vegas, idaho, old west, postapocalypse, азаза, доброта, медики, трактористы, человечность, юные школьницы
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments