bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

"No, miss, we are not cutthroats. We are employed men and respected taxpayers"

Пакт о Воссоздании Легислатуры Айдахо открыл новую страницу в истории Северо-Западного Содружества (Northwest Commonwealth). Впервые после Великой Войны на территорию штата пришли закон и порядок. Однако путь, по которому пошло развитие нового государства, разительно отличался от того, который выбрали, скажем, NCR или Легион, не говоря уж об Анклаве. Граждане Айдахо помнили, что государства Старого Мира, вступив в гонку вооружений, привели мир к катастрофе. Поэтому при подписании Пакта о Воссоздании, Легислатуре отдельным пунктом было запрещено содержать постоянные вооруженные силы. Охрана порядка, борьба с рейдерами и каннибалами, охрана поселений и караванов - все эти задачи следовало решать при помощи работающих по контракту групп вооруженных граждан, проще говоря, наемников. В документах легислатуры за этими гражданами закрепилось название Lawmercs


Для найма Lawmercs Легислатура располагает средствами, собранными в качестве налога с граждан штата. Надо отметить, что сбор налогов - одна из немногих задач, возложенных именно на Легислатуру, и решаемая исключительно ее сотрудниками. Собственно говоря, Служба Сбора Налогов штата давно превратилась в эффективную вооруженную и разведывательную силу на службе правительства, формально оставаясь чисто административной структурой. Но в данном разделе речь идет не о ней.

Lawmercs осуществляют охрану порядка в Нью-Бойсе и его окрестностях, охраняют важнейшие караванные пути, и, время от времени, проводят карательные операции против рейдеров и каннибалов. Все эти операции осуществляются на основании разного рода контрактов между Легислатурой и группами (или отдельными личностями) наемников. Контракты бывают как долгосрочные, например, стандартный двухлетний контракт маршала Нью-Бойсе:



...так и краткими, скажем, когда штат собирает небольшую армию для того, чтобы отогнать от города обнаглевших каннибалов. Ведение всех этих контрактов возложено на Департамент Охраны Порядка Легислатуры Штата Айдахо - подразделение правительства, в котором нет ни одного человека с опытом боевых действий, но зато полно настоящих административных и бюрократических гениев. ДОП, также, является основным потребителем собираемой старателями уцелевшей вычислительной техники, и поставляет стабильные контракты бумажному комбинату Нью-Бойсе.

Помимо работы на правительство, наемники также занимаются охраной караванов для разного рода торговых компаний, защищают фермеров от набегов рейдеров, каннибалов и опасных зверей, ловят преступников и выполняют другие полезные для общества работы. Разумеется, иногда некоторым гражданам штата необходимо провернуть одно-два дела, которые общество, скорее всего, осудит, как аморальные. Так, например, хотя рабство в Айдахо формально разрешено, с каждым годом все больше людей и гулей выступает с осуждением этой порочной практики. Возмущения и побеги рабов теперь нередко встречают сочувствие среди населения, и ловить беглецов становится все труднее. Эту работу берут на себя наемники, чей социальный статус достаточно низок. Кроме того, иногда коренным жителям необходимо прогнать со своей земли скваттеров, которых в последние годы становится все больше в связи с событиями на юге. Этими вопросами также занимаются наемники. Ну и, наконец, некоторые особенно безнравственные жители нанимают Lawmercs для решения совсем уж противоправных задач, вроде убийства, поджога и т. д. Найти не брезгливых бойцов для таких дел, в принципе, можно, но надо отдавать себе отчет, что, с высокой долей вероятности, это будут законченные подонки.

Разумеется, с ростом населения, расширением осваиваемых территорий и открытием торговых путей, количество наемников росло, причем, несколько быстрее, чем число контрактов для них. Жизнь lawmerc выглядела гораздо более интересной и прибыльной, чем существование фермера, траппера или караванщика. Все больше молодых людей, вооруженных, зачастую, лишь ножом и самодельным мушкетом, а то и копьем, являлось в Нью-Бойсе и требовало для себя высокооплачиваемой и интересной работы.



Разумеется, все это создавало проблемы для граждан и ложилось тяжким бременем на экономику штата. Кроме того, наличие большого числа вооруженных бездельников провоцировало рост преступности, для борьбы с которой приходилось нанимать все больше Lawmercs и т. д. и т. п.



Выгоду из сложившейся ситуации извлекали только производители и продавцы оружия, да, пожалуй, гробовщики. Однако, когда главную фабрику Gun Runners в Тью-Бойсе попытались ограбить молодые наемники, недовольные ценами на оружие и боеприпасы, терпение лопнуло даже у оружейников.

То, что произошло потом, считается одной из самых удачных и остроумных операций Легислатуры штата. ДОП выпустил распоряжение, гласившее, что отныне все правительственные контракты будут выдаваться только группам, входящим в официальный союз наемников. Все претензии к исполнению контракта, компенсации за потери и т. д. будут предъявляться к этому союзу, каковой Lawmercs и предлагалось как можно скорее организовать. Надо отметить, что многие наемники и сами давно уже пытались как-то формализовать свою деятельность, главным образом, для того, чтобы отсеять тех, кто создавал профессии дурную репутацию (ну и, разумеется, имея в виду позднее контролировать цены на свои услуги). Тем не менее, не меньшее число мерков полагала, что вся эта идея изрядно попахивает, и ни в какой союз вступать не собирались.

В конце концов, произошло то, на что и рассчитывала Легислатура: наемники поделились на три примерно равные части: сторонников союза, его противников, и тех, кому на все это было наплевать. Первые и вторые принялись с энтузиазмом уничтожать друг друга, третьи быстро заключили контракты на защиту с крупными торговыми домами, предприятиями и даже кварталами Нью-Бойсе и принялись отстреливать всех, кто совался на территорию их клиентов.

Боевые действия продолжались примерно три недели, причем ожесточение сторон по мере развития конфликта росло:



Когда дым рассеялся, оказалось, что войну пережило не более трети наемников, причем, в основном, из нейтральной группы. Когда ДОП подтвердил, что отныне ведет дела только с Союзом, большая часть нейтралов присоединилась к сторонникам организованного ведения бизнеса, и, после недолгих споров, в ходе которых почти никого не убили, был сформирован Union of the Wage Military Workers of Idaho. Остальные наемники ответили в том смысле, что обойдутся и без государственных контрактов и никуда из Нью-Бойсе не уйдут. Впрочем, их никто и не собирался никуда выгонять.

Таким образом, в 2278 году наемники штата поделились на две примерно равные части. UWMWI получает практически все контракты Легислатуры, его бойцы имеют пусть небольшую, но страховку на случай ранения или утраты снаряжения, и вообще все операции союзных Lawmercs достаточно прозрачны. Вторая группа состоит из множества отдельных команд и даже одиночных наемников, которые предлагают свои услуги независимым клиентам. Их цены примерно на сорок процентов ниже, чем у UWMWI, но успех работы независимых Lawmercs никто не гарантирует. Здесь все зависит от правильного выбора команды, и среди жителей Нью-Бойсе появились даже своеобразные консультанты по независимым меркам, помогающие клиентам подобрать нужных специалистов.

Итак, встречайте, одна из самых известных групп независимых наемников Айдахо, Da Bad Four, The Employed Men, Old Chuck's Boys:





Первым идет, разумеется, босс, командир и начальник этой банды: Chuck Moritz. Этот высокий, широкоплечий мужчина, несмотря на то, что ему уже крепко за пятьдесят, считается одним из самых опасных сукиных сынов к северу от Мохаве. Всегда спокойный, предельно вежливый, даже в самых опасных ситуациях не повышает голос. Он никогда не ругается, не употребляет наркотики, не курит, и лишь иногда позволяет себе пропустить стаканчик-другой. Чак редко вступает в конфликт с людьми, если это не обусловлено условиями контракта. Зачастую ему достаточно просто посмотреть человеку в глаза, чтобы тот отступил. В Нью-Бойсе ходит легенда, что однажды в салуне "Голова Каннибала", где собираются свободные мерки, шла обычная вечерняя драка. Как всегда, по помещению летали бутылки, стулья и посетители. В центре бардака за своим столиком сидел Чак и читал какую-то довоенную книгу. Участники побоища старались обходить уважаемого человека стороной, но поскольку удар или бросок удается рассчитать далеко не всегда, в конце концов один из неудачливых бойцов упал рядом со стулом Морица и опрокинул его стакан с виски. Чак встал со стула, вынул из кобуры револьвер и выстрелил в потолок. Завоевав таким образом внимание присутствующих, он вежливо попросил их прекратить балаган, потому что книга, которую он читал, обошлась ему в двести крышек, и один раз ее уже забрызгали. Согласно канонической версии, после этого драчуны чинно расселись по своим местам, и вечер продолжился в редком для этого заведения спокойствии. Согласно неканонической версии, Чаку пришлось застрелить самого невменяемого участника драки.

В отличие от большинства наемников, Чак не делает тайны из своего прошлого. Он родился в NCR, недалеко от Boneyard. Отслужив в армии республики, он стал маршалом в небольшом фермерском поселке на северной границе. Когда одному из браминовых баронов потребовались земли фермеров, Чак был одним из немногих, кто выступил против беззакония. Однако жители поселка побоялись тягаться с влиятельным олигархом, и предпочли продать свои поля. К сожалению, к этому времени Мориц уже успел "отрегулировать" двух охранников, нанятых бароном. За голову маршала объявили награду, и Чак был вынужден бежать. Некоторое время он работал охранником караванов в Мохаве, но вскоре NCR дошла до дамбы Гувера. Чак не любит рассказывать о том дне, когда рейнджеры республики настигли его в Ниптоне. Противников оказалось трое, и бой был жестоким. Мориц убил одного из рейнджеров, и ранил двух оставшихся, а сам с простреленным плечом ушел в пустыню. Обойдя Вегас с востока, он, вместе с одним из караванов, отправился в Айдахо.

Коричневое кожаное пальто и "Секвойя", взятые у убитого рейнджера, служат Чаку до сих пор. Мориц открыто носит эти трофеи, показывая, что больше он никуда не побежит. В Айдахо Чак достаточно быстро завоевал известность, как смелый, всегда соблюдающий условия контракта, профессионал. Дважды его пытались надуть наниматели, и оба раза он, выполнив работу, заставлял их заплатить ему весь гонорар до крышки, плюс двадцать процентов неустойки. Во время Войны Мерков Чак сохранял нейтралитет. Он не собирался присоединяться к Союзу, потому что по его словам эта организация изрядно пованивала NCR, а над энтузиазмом противников Союза он откровенно насмехался. После окончания войны Чак сформировал собственный отряд, тщательно подбирая людей в соответствии с их талантами. Парни Старого Чака прочно занимают верхние строчки рейтинга независимых наемников, и, в отличие от людей UWMWI, не гнушаются браться за работу, которую те лицемерно считают неэтичной. Тем не менее, Плохая Четверка не переходит определенных границ. Это позволило Чаку уверенно ответить на вопрос единственной корреспондентки "Нью-Бойсе Геральд": "А чем, собственно, независимые наемники отличаются от бандитов?": "Нет, мисс, мы не головорезы. Мы имеем работу и честно платим налоги"

Именно Плохая Четверка нанесла первое и самое серьезное поражение Хорошим Парням Айдахо. Чак со своими людьми сопровождал небольшой караван рабов в Twin Falls. Иеремия, Роберт и Айвэн устроили засаду, намереваясь освободить несчастных. Несмотря на то, что нападение было тщательно подготовлено, и Роберт даже сумел серьезно ранить Рагаззо, ответным огнем Хороших Парней прижали к земле, а сам Законник получил две пули в грудь и не умер только благодаря экстренному вмешательству Айвэна. Преподобный, скрипя зубами, вынужден был прекратить атаку. Чак, в свою очередь, остановил двух своих оставшихся бойцов, указав им на то, что преследовать Хороших Парней вверх по склону в заросли опасно, потому что там, где видимость снижается до двадцати футов, восьмой калибр непобедим. Преподобный поклялся когда нибудь расквитаться с Морицем. Сам Чак, напротив, не затаил на своих противников злобу, полагая, что все осталось в рамках профессиональных отношений.



Чак Мориц следит за своим обликом, считая, что аккуратность и опрятность внушают доверие клиентам. При первой возможности он старается переменить рубашку и почистить свое знаменитое трофейное пальто. Его шляпа, пусть и старая, имеет весьма бодрый вид. В свободное от работы время Чак любит читать, что выделяет его из общей массы наемников. Постоянных отношений ни с кем не поддерживает, хотя по крайней мере в двух салунах он считается постоянным клиентом. По его словам, когда-то был женат, но говорить об этом не любит. Мориц вооружен револьвером "Секвойя" 45-70 Govt и карабином под патрон 357-38 (Cowboy Repeater). Alignment - True Neutral:









Модель - Black Scorpion Outlaw, у меня еще металлическая версия, сейчас их делают в смоле. Конверсия свелась к налепливанию наплечников.


На втором месте у нас бессменный лейтенант Чака, первый из присоединившихся к нему наемников, несравненный Джонни Рагаззо. Этот сорокалетний бритый налысо крепыш с вечно прищуренными глазами и надменно выпяченной нижней губой, вот уже шесть лет сопровождает Морица во всех предприятиях. Джонни утверждает, что был старателем в Вашингтоне и принадлежал к знаменитой банде счастливчика Вако, состоявшей из потомков членов экипажа USS "Portland", выбросившегося на берег на побережье Вашингтона через четыре месяца после окончания Войны. В доказательство этих слов он показывает свою куртку: потертую, но сохранившую надпись USMC. Пожалуй, только Мориц мог бы указать на то, что судя по коду подразделения куртка принадлежала бойцу отряда К-9, то есть, собаководу. Но Чак мудро предпочитает помалкивать на эту тему, полагая, что каждый имеет право на свои тайны.

Джонни старается во всем походить на своего босса - при первой возможности бреется, чистит одежду и пытается переодеться в чистое. Получается у него не слишком удачно, и, в общем, в своей синей куртке, расшитых по шву бисером горских штанах и маленькой шляпе, Рагаззо выглядит, скорее, комично. Разумеется, это впечатление обманчиво. Наблюдательный человек, даже если он не знает, что этот джентльмен принадлежит к банде старого Чака, несомненно обратит внимание на руки Джонни. Руки Рагаззо никогда не бывают далеко от его любимого оружия - ухоженного и смазанного обреза дробовика 12-го калибра. В Нью-Байсе Джонни по праву называют Королем Шотгана. Рагаззо знает об этом оружии все. То, что он проделывает с дробовиком, похоже на цирковые фокусы, с той лишь разницей, что после его выступления все умирают по-настоящему. В своих подсумках Джонни носит обширный набор собственноручно снаряженных патронов. В его сокровищнице есть патроны с картечью, дробью, свинцовой пулей, бронебойной пулей, зажигательные боеприпасы, разрывные пули, патроны, снаряженные оперенными стрелками и даже редкие, сделанные из электроячеек, снаряды, способные выводить из строя электрические цепи боевых роботов. В бою Рагаззо заряжает свое любимое оружие той последовательностью боеприпасов, которую считает необходимой для выполнения задачи, и ошибается он редко. Так, для штурма захваченного врагом дома, первым идет патрон с пулей для выбивания замка, затем зажигательный патрон, чтобы осветить помещение, после чего следуют патроны с картечью или дробью. Против гигантской росомахи, которая атакует несмотря на любые раны, первыми идут разрывные патроны, способные остановить чудовище, затем - стрелки и картечь. Помимо дробовика Джонни неплохо кидает гранаты, а в ближнем бою ловко управляется со старинным боевым ножом.

На первый взгляд Рагаззо выглядит грубым и неотесанным. Он громко говорит, отчаянно жестикулирует и часто тычет собеседнику пальцем в грудь. Однако при этом Джонни почти никогда не ругается и не оскорбляет собеседника, разумеется, если в этом нет необходимости. Рагаззо не употребляет наркотики, хотя на его руках можно разглядеть следы старых уколов (он всегда закатывает рукава куртки, если, конечно, погода не слишком холодная). Джонни почти не пьет, хотя часто присоединяется к боссу, когда тот потягивает виски за книжкой. Рагаззо всегда вежлив с женщинами, даже со шлюхами, хотя его отношение к ним можно охарактеризовать, как покровительственно-пренебрежительное.

К работе у Джонни подход строго профессиональный. Он оставляет все переговоры Чаку, полностью полагаясь на его мнение, и выполняет любые распоряжения босса, которого называет: "Капо". Рагаззо не видит ничего плохого ни в убийстве, ни в работорговле, пока это является частью контракта. Тем не менее, у Джонни есть достаточно четкие моральные принципы, в частности, он никогда не убивал детей, и не позволит никому сделать это в его присутствии. Рагаззо так часто упоминает об этом своем правиле, что многие подозревают, что в его прошлом есть какие-то мрачные тайны.

Рагаззо любит пропустить бутылочку Колы-Квантум. Во-первых, это зелье необыкновенно бодрит, особенно в дальнем походе. Во-вторых, его прикалывает, как после этого светится моча.

Джонни любит разного рода массивные блестящие украшения. Он носит дорогую латунную, как он думает, (на самом деле - золотую) цепь на шее, такой же браслет на правой руке и массивное кольцо с печаткой. По этой привычке, а также по тому, как он называет Чака, можно предположить, что Джонни принадлежал к Омерте - одному из племен Нью-Вегаса.

Alignment - Neutral Evil.









С любимым Капо:


Модель - Something Wicked, битсы (подсумки, бутылка, фляга и нож) - Wargames Factory. Шляпа - из набора американской кавалерии братьев Перри.


Двое оставшихся - завтра
Tags: 45-70 govt, fallout, idaho, old west, postapocalypse, тыщ-пыщ, человечность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments