bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Three Reasons.

Назначив Салливана начальником экспедиции, Кассандра решила вопрос с командиром. Однако теперь перед ней в полный рост встала задача подбора остальных участников похода. Далеко не каждый солдат сможет служить под началом Стального Ублюдка. Тут нужны люди, с одной стороны, сильные и выносливые, но при этом готовые подчиняться. С другой стороны, они должны обладать железной выдержкой и спокойным характером, потому что капитан Салливан обладет удивительным свойством пугать солдат, даже отдавая самые простые и невинные приказы, например: «Отбой!» или «Окопаться!». Люди, обладающие подобным набором противоречивых качеств, сами по себе были на вес золота, и генералу очень не хотелось бы отправлять их к черту на рога с неясными перспективами возвращения. В том, что вернется сам Салливан (да и человек из столицы), Кассандра не сомневалась. Принимая во внимание все вышеперечисленное, даже пять сотен солдат и рейнджеров предлагали не такой уж широкий выбор кандидатур. Гость из метрополии сказал, что у него на примете есть подходящий ученый. Итого, в группе уже было четыре человека, включая помощницу незнакомца. Оставалось подобрать двух-трех участников, включая одного инженера. С инженером Кассандра определилась сразу, тем более, что выбор у нее был невелик – третью битву за Дамбу Гувера пережило всего шесть солдат Полевого Инженерного Корпуса (Field Preparations Division) при одном офицере. Отметив наиболее подходящую кандидатуру, Кассандра принялась снова просматривать списки солдат и офицеров.

Нельзя сказать, чтобы генерал Мур знала поименно всех находившихся у нее под началом бойцов и командиров. Но ей нужны были особые люди, и вот особенных она помнила хорошо. После недолгих раздумий, Кассандра вызвала адъютанта и спросила, когда отправляется ближайший караван на Заставу Мохаве. Узнав, что двое торговцев с тремя браминами товара выходят из лагеря буквально через час, генерал Мур велела немедленно подготовить приказ о переводе в МакКаран заместителя начальника поста, старшего сержанта Рэнди Росса (Randy “Red” Ross), известного также, как рыжий Росс или просто Три «Р». Сержанту Россу предписывалось сдать дела и явиться в МакКаран с первым же подходящим караваном. Впрочем, Кассандра не сомневалась, что Рэнди не станет дожидаться попутчиков, а просто отправится с заставы в одиночку. Рыжий Росс ни черта не боялся, и путешествие через кишащие хищниками дороги послевоенной Мохаве для него было ни во что. Да и чего греха таить, во всей постъядерной Америке нашлось бы не так много тварей, способных доставить Рэнди серьезные проблемы. Старший сержант Росс был, как говорят в США, бэдэсс. Сильный, умный, выносливый, он знал множество способов уравнять шансы в бою даже с самым опасным противником. Военный до мозга костей, Рэнди представлял собой идеального подчиненного и лучшего сержанта, которого только можно себе представить. В общем, при других обстоятельствах Кассандра ни за что бы не отправила такого человека в дальнюю экспедицию, особенно с учетом того, что сержантского состава в Армии Мохаве катастрофически не хватало. Однако в послужном списке старшего сержанта Росса было одно темное пятно. Нельзя сказать, что прочие сержанты и офицеры под командой генерала Мур были без греха. Разного рода грешки и грязные тайны имелись практически у каждого командира (кроме, разве что, капитана Салливана). Но в случае с Россом пятно было не грязным, а кровавым.

Рэнди Росс родился в 2256 году в поселке Сент-Джордж на юго-западе Юты. Поселение располагалось на месте одноименного довоенного города. Древний караванный путь – Интерстэйт 15, пролегавший в миле от городка, способствовал процветанию Сент-Джроджа. От караванов кормились местные торговцы, ремесленники, охотники, проститутки, а также разного рода банды и бандочки в изобилии водившиеся вдоль старого шоссе. Собственно, многие жители Сент-Джорджа работали сразу на двух работах, обслуживая сильные караваны днем, и грабя те, что послабее, ночью. Рэнди рано лишился отца, пострадавшего из-за гендерного шовинизма. Росс-старший недооценил боевые качества женщин охранниц и скончался от отравления свинцом при попытке обчистить караван какого-то пижона с запада. Семейный бизнес перешел к старшему брату Рэнди, который сообщил прочим членам семейства, что времена наступают тяжелые, охранники совсем озверели и ходят с автоматами и лазерными пистолетами, словом, доходов от лавки на всех не хватит. Росс-теперь-уже-старший, конечно, позаботится о матери и сестрах, но вот двум младшим братьям пора поискать свою дорогу в жизни. Рэнди пожал плечами и отправился искать дорогу, не забыв перед уходом прихватить дробовик отца. Его младший брат попытался протестовать, но, в конце концов, тоже покинул родительский дом, то и дело трогая языком шатающиеся зубы.

Рэнди пристал к банде рейдеров Оп-Оп Джима, промышлявшей над караванами на участке шоссе между Сент-Джорджем и Мескитом. Достойный предводитель получил свое прозвище за привычку заставлять пленных караванщиков плясать джигу, стреляя несчастным под ноги. Банда была не слишком большая, человек двенадцать-пятнадцать (число участников слегка колебалось из-за понятной текучки кадров), но хорошо вооруженная и крепко спаянная как общими интересами, так и харизмой вождя. Рэнди провел с рейдерами три года, постепенно поднимаясь в иерархии, пока не стал правой рукой Оп-Оп Джима. Несмотря на несколько мрачноватое чувство юмора, главарь, в общем, не был чрезмерно жестоким человеком. Торговцев, не оказавших серьезного сопротивления, зачастую отпускали живыми, естественно, предварительно обобрав до нитки. С женщинами, конечно, обходились не лучшим образом, но, по крайней мере, не пытали и не убивали, как было принято в других шайках. Словом, за эти годы Рэнди так и не удосужился как следует озвереть – у него просто не было для этого причин.

Все изменилось в январе 2276 года, когда вдоль шоссе №15 прокатился железный каток когорт Цезаря. Поселения и племена, покорившиеся без боя, включались в Легион на общих основаниях, сопротивлявшихся стирали в порошок. Оп-Оп Джим был неглупым человеком, поэтому он предпочел сдаться. К сожалению, легат Джошуа Грэхэм, командовавший войсками Цезаря в этой операции, решил на всякий случай преподать урок всем племенам, что вошли в Легион во время недавней компании. Перед лицом своих соплеменников вожди племен и банд тянули децимационный жребий. Джим вытащил черный камень, и кончил свои дни на кресте. Впрочем, на членах его банды это никак не сказалось – они заняли свои места в военно-рабовладельческом государстве цезаря согласно их полу и навыкам.

Рэнди был молод и силен. Кроме того, он умел драться и выживать в пустыне. Последнему навыку он был во многом обязан покойному Джиму, который, как говорили, когда-то ходил с рейнджерами Мохаве. В довоенной Америке сказали бы «скакал» (ride), но, к сожалению, атомную войну лошади не пережили, и хотя по слухам где-то в Висконсине и Монтане какие-то совсем отчаянные племена пробовали объезжать бигхорнеров, в общем и целом, концепция верховой езды для жителей Америки стала чуждой. Короче говоря, Рэнди был хорошим бойцом, и его довольно быстро произвели из рабов в легионеры.

Однако молодой Росс почему-то не горел желанием делать карьеру в Легионе. Возможно, на него повлияла страшная смерть Джима (вожак умирал на кресте трое суток), а может ему не понравилось то, как обошлись с женщинами банды, в том числе и подругой Рэнди. Росс решил бежать, и выжидал лишь подходящей возможности. Несмотря на суровую молодость, Рэнди не слишком хорошо разбирался в людях, поэтому он решил вытащить еще и своих бывших товарищей по банде. Кто именно из них сдал молодого легионера, так и осталось неизвестным, но в ночь побега Рэнди схватили воины его центурии и доставили к Джошуа. Грэхэм, недолго думая, приказал распять Рэнди, и тут же о нем забыл – Цезарь поставил перед легатом задачу овладеть Дамбой Гувера, и командующему Легионом было не до какого-то там дезертира.

Словом, рассвет, который должен был стать для него зарей свободы, Рэнди встретил на кресте в раздумьях о том, сколько ему придется помучиться до смерти. Каково же было его удивление, когда сквозь заплывшие глаза он увидел, как в утреннем тумане к кресту проскользнула какая-то тень, после чего задремавший было часовой, вдруг странно забулькал горлом. Кто-то перерезал веревки, которыми ноги Росса были привязаны к кресту, затем чьи-то маленькие, но сильные руки ухватились за пояс дезертира, и Росс почувствовал, как этот кто-то ползет по нему вверх. Мгновение, и перед его глазами оказалось лицо его подруги, которую, по обычаю Легиона, незадолго до описываемых событий отправили в барак обобществленных женщин.

Надо сказать, что сам Рэнди не был особенно привязан к своей девушке. Разумеется, во время жизни в банде он защищал ее от посягательств других рейдеров, и, конечно, Росс был в диком бешенстве от того, как обошлись с женщинами его племени легионеры. Но большой любви к подруге он не испытывал. Тем более удивительно для него было то, что девушка не побоялась рискнуть ради него жизнью.

Рухнув с креста, Рэнди некоторое время растирал руки и ноги. Когда кровообращение восстановилось, он подхватил на плечи труп часового и быстро зашагал в сторону палаток своей центурии. Рэнди видел, что его часть ушла на запад еще днем, так что в расположении остались только два больных неофита. Быстро прикончив молокососов, Росс снял с обоих доспехи. Один комплект он одел на себя, другой отдал женщине, которая за все это время не проронила ни слова. Вместе они вышли из расположения центурии и осторожно направились к границе лагеря. В любое другое время их обязательно перехватили бы часовые, но сейчас весь Легион находился в движении, когорта за когортой уходили на запад, и никто не обратил внимания на двух молодых воинов в закрытых шлемах, что вышли из лагеря и двинулись на восток.

Рэнди и его подруга шли почти сутки, прежде, чем позволили себе первый привал. Росс, которому молчание спутницы начало действовать на нервы, начал расспрашивать девушку: как она решилась на такой дерзкий поступок. Девушка лишь помотала головой, после чего открыла рот. Рэнди выронил собранные для костра стебли сухой колючки – у его подруги не было языка.

До сих пор Росс не знал, что такое настоящая ненависть. Да, он хотел отомстить за Джима и свою банду. Да, он ненавидел легионеров, Цезаря и Легата, лишивших его свободы. Но сейчас, глядя в глаза своей искалеченной подруге, Рэнди почувствовал, что ему не хватает воздуха. Голова горела, в глаза словно кто-то насыпал песок. Росс упал на землю и впервые в своей взрослой жизни заплакал страшным мужским плачем, похожим на вой койота. Рэнди грыз траву, бил по земле кулаками и кричал, что убьет весь Легион. Успокоившись немного, он повернулся к подруге и сказал, что он обязательно отомстит за нее. Девушка лишь помотала головой и принялась что-то царапать на земле ножом. Рэнди не без основания гордился тем, что умеет читать и писать, поэтому он, хоть и не без труда, разобрал каракули своей подруги. Та говорила, что сражаться с Легионом в одиночку – безумие. Надо идти на запад, туда, куда Легат гонит войска. Там у Легиона есть сильный и опасный враг. Если присоединиться к этому врагу, то можно сражаться и отомстить. Подумав, Росс согласился с этим предложением.

Рэнди и его подруга двинулись на запад, к Колорадо. Они шли параллельно пути армии Цезаря, стараясь двигаться ночью, чтобы не попасться на глаза патрулям. К сожалению, ночью Пустоши, которые и при свете-то нельзя назвать приятным местом, представляют особую опасность. Когда до реки уже было совсем недалеко, Рэнди и его девушка забрели в ущелье, кишащее лающими радскорпионами. Эти твари, в отличие от своих более крупных собратьев, имеют отвратительную привычку жалить свою жертву в прыжке. Подругу Росса жало ударило в живот – без противоядия такая рана была смертельной. В надежде встретить патруль Легиона, с трупов которого можно было бы снять лекарства, Рэнди донес девушку до Колорадо. Она еще успела увидеть великую реку в глубоком каньоне, укрепление и солдат в странной песочной форме на другом берегу, когда жизнь оставила ее. Росс похоронил подругу под скалой над обрывом, после чего снял себя доспехи и бросился в воду.

Лейтенант, командовавший постом, которому в будущем суждено было стать лагерем Жалкая Надежда, был очень удивлен, когда в его палатку ввели могучего полуголого человека с рыжими волосами. Командир конвоя, запинаясь, рассказал, что при патрулировании берега они обнаружили нарушителя. Полагая, что это – шпион Легиона, солдаты решили расстрелять незнакомца, но тот их обезоружил. При этих словах лейтенант недоверчиво покосился на здоровяка: все-таки, обезоружить трех солдат, вооруженных винтовками – дело неслыханное. Пусть эти солдаты и новобранцы. Командир патруля тем временем продолжил свой рассказ. Забрав винтовки, неизвестный некоторое время расспрашивал солдат о том, кто они, кому служат и против кого воюют. Поскольку данные сведения не представляли военной тайны, командир патруля гордо ответил, что они являются солдатами армии республики Новая Калифорния – оплота свободы и демократических ценностей, и воюют против бандитов и рабовладельцев с востока. Подумав немного, полуголый человек вернул солдатам их оружие, прибавив собственные нож и мачете, после чего попросил отвести его к их командиру.

Глядя прямо в глаза лейтенанту, Рэнди сказал, что он должен отомстить Легиону. Но, поскольку один в поле не воин, он хотел бы вступить в армию Республики, чтобы сражаться вместе с ней. Лейтенант оказался в некотором затруднении. С одной стороны, дикарь с востока не являлся гражданином NCR и, соответственно, не мог претендовать на высокую честь служить в ее войсках. С другой стороны, откровенно говоря, многие граждане Республики и сами на эту честь не претендовали, особенно после огромных потерь, понесенных армией в конфликте с Братством Стали и явно намечающейся новой большой войной в Мохаве. Подумав немного, командир спросил, почему человек с востока хочет воевать с Легионом. В ответ человек с востока, которого звали Рэнди Росс, рассказал свою историю – всю, без утайки. Посмотрев, в свою очередь, в глаза дикарю, лейтенант Хсу понял, что тот не врет. Кивнув, офицер сказал, что принимает Рэнди Росса в ряды защитников Поста Надежда в качестве гражданского скаута.

Под командой лейтенанта Хсу Росс прослужил до самой Первой Битвы за Дамбу Гувера. Несмотря на свой гражданский статус, он довольно быстро принял армейские правила игры и стал дисциплинированным и старательным солдатом. Служба в армии давала ему возможность убивать легионеров, и Рэнди использовал каждый предоставленный ему шанс для того, чтобы свести счеты с армией Цезаря.

Самый грандиозный шанс судьба предоставила Рэндиво в Первой Битве за Дамбу Гувера. Взвод лейтенанта Хсу оказался на острие удара, и скаут Росс отвел душу. Когда пулеметчик отряда был убит, бывший рейдер сам встал к пулемету и в течении десяти минут расстреливал набегающие волны легионеров. В конце концов, раскаленный пулемет заклинило, но хребет наступления уже был сломан, и Рэнди даже успел поучаствовать в преследовании разбитых войск Цезаря, прикончив еще одного легионера ножом. Правда, за дамбой преследование пришлось прекратить, и Рэнди дисциплинированно отошел вместе с остальными солдатами. Как мы уже говорили, скаут Росс принял правила военной машины Республики.

За проявленные во время битвы мужество и героизм, Рэнди Росс получил гражданство NCR и смог, наконец, вступить в армию на законных основаниях. Рэнди стал сержантом, а потом и старшим сержантом в батальоне капитана Хсу. Бывший рейдер, ставший солдатом Республики, (и притом – образцовым солдатом!), был слишком хорошим примером торжества идеалов NCR. О Рэнди написали в газете «Нью Калифорния Стар». Помимо прочего, корреспондентка спросила сержанта, каково ему, бывшему рейдеру, приходится теперь в армии, где, как известно, дисциплина и все такое. Он-то, наверное, привык к полной свободе, вольной жизни у лагерного костра, лихим набегам и вообще? Ответ Рэнди достоин того, чтобы привести его полностью: «Вы, мисс, похоже, думаете, что жизнь в банде – это сплошь веселье да свобода? А Вы никогда не думали, что это такое – десяток мужчин с оружием, каждый из которых считает себя свободнее другого? А если они еще напьются агавовой водки? Вот тут-то и начинается главное веселье! Тут постоянно нужно следить, чтобы кто-то от всей этой свободы и радости не отстрелил тебе башку! Просто потому, что ты на хорошем счету у главаря, а он сам хочет на твое место. И это еще надо сказать, что наш Оп-Оп Джим, мир его праху, был неплохим человеком! А ведь в иных бандах главаря боялись пуще дефкло! Нет, мисс, по мне – армия лучшее место для человека, который хочет, чтобы всё было на своих местах. И которому нужно иметь свое место тоже. Я знаю, кто мой командир. Я знаю, кто мои подчиненные. Командир мне приказывает, подчиненных я учу, как когда-то меня учил Джим, упокой Пустоши его душу. А еще я могу убивать легионеров».

Итак, Рэнди Росс нашел свое место в жизни и получил возможность убивать легионеров. Его навыки бойца и специалиста по выживанию оказались очень кстати в Армии Мохаве. Нельзя сказать, чтобы он с кем-то по-настоящему сблизился. Все-таки Росс был бывшим рейдером, а жители Метрополии рейдеров, даже перевоспитавшихся, традиционно недолюбливали. Так уж сложилось исторически, еще от первого президента NCR. Да и вообще, сержант – это немного не тот человек, с которым дружат. Ну, разве только другие сержанты. И все же, наверное, мало помалу Росс стал бы своим в армии. В конце концов, он был отличным солдатом, честным человеком, и хотя солдаты его ненавидели, как ненавидят любого сержанта в любой армии, все признавали, что Рыжий Рэнди может сделать людей из самого никчемного сброда.

К сожалению, встраивание Рэнди Росса в общество NCR (в лице ее армии) был самым грубым образом прервано. В 2281 году за месяц до Второй Битвы за Дамбу Гувера, Старший сержант Рэнди Росс сопровождал роту новобранцев из лагеря Жалкая Надежда в Нельсон. Командованию не было известно, что поселок уже оккупирован Легионом, и рота попала в засаду. К счастью, в первой стычке серьезно ранен был только командовавший ротой лейтенант. Быстро организовав оборону, Росс с новобранцами отбил атаку легионеров, которые, судя по всему, не разобрались, что против них дерутся неопытные солдаты, и отступили от греха подальше. Быстро соорудив носилки для командира, Рэнди ускоренным маршем повел роту обратно в лагерь. Старший сержант понимал, что как только солдаты Цезаря опомнятся, за ротой немедленно будет отправлена погоня. Единственной надеждой на спасение было добраться до укреплений до наступления темноты. Примерно в четырех милях от лагеря один из бойцов сел на землю и сказал, что дальше он не пойдет. Рота остановилась, и Рэнди, подойдя к солдату, приказал тому немедленно встать. Солдат отказался. Он говорил, что не может идти, что у него болят ноги, что он просто не в силах подняться. Невдалеке послышались голоса легионеров – это перекликались разведчики, обнаружившие свежий след отступающих солдат. Росс снова приказал бойцу подниматься, иначе тот будет расстрелян на месте. Солдат ударился в истерику, начал кричать, что никуда не пойдет, что Росс не имеет права требовать от него такое. Старший сержант Росс вынул из кобуры пистолет и выстрелил солдату в голову. Оставшиеся восемь бойцов роты пробежали четыре мили до лагеря бегом. Вместе с носилками.

Естественно, такое событие, как расстрел гражданина NCR собственным сержантом взбудоражило Армию Мохаве, причем круги дошли даже до Метрополии. Немедленно припомнили рейдерское прошлое Росса, общественность требовала сурового наказания убийце. Генерал Кромвель вынужден был организовать трибунал. Во время допроса секретарь суда, полковник Кассандра Мур спросила Рэнди, почему тот, раз уж обстановка казалась критической, просто не оставил уставшего позади. Росс ответил, что у него на это было три причины. Во-первых, если бы он позволил одному человеку остаться сидеть, половина, а то и больше оставшихся немедленно отказались бы идти дальше, даже несмотря на явную близость противника. Во-вторых, попав в плен, солдат мог под пыткой сообщить самые последние сведения об обороне лагеря Жалкая Надежда. Далее, легионеры бы наверняка притащили бы пленного к лагерю и казнили мучительной казнью на глазах у прочих защитников, что отрицательно сказалось бы на морали людей. И, наконец, хоть это и не причина для данного случая, следует помнить, что смерть от рук псов Легиона всегда мучительна. Уж лучше умереть быстро, от пули своего командира. Ошарашенная Кассандра повернулась к офицерам трибунала и начала было говорить, что в сложившейся ситуации для морали армии правильней будет, наверное, оправдать Росса, или, хотя бы, оставить его под обвинением до искупления вины собственной храбростью. Но тут слово взял генерал. Надо сказать, что Оливер Кромвель был закоренелым империалистом, и всех, кто не являлся коренным жителем Метрополии, считал людьми второго сорта. Именно поэтому собравшиеся офицеры, услышав своего генерала, сперва не поверили своим ушам. Кромвель сказал: «Достаточно, полковник. Мы оправдаем этого ублюдка не потому, что так полезно для морали. Мы оправдаем его, потому что он, черт возьми, прав по каждому из своих чертовых пунктов!»

Оправдание Росса не добавило популярности Кромвелю, но послужило предупреждением всему личному составу Армии Мохаве о том, что пора бы, наконец, собраться. Но если генерал просто утратил немного любви своих подчиненных, то Росса солдаты попытались линчевать. Разумеется, все делалось тихо, по-семейному. Для начала в палатку старшему сержанту подбросили пару противопехотных мин. В ответ Росс собрал покушавшихся на его жизнь солдат (упустив только двоих) и объяснил заговорщикам, почему их план не сработал, и как вообще следует правильно ставить мины. Не вняв предупреждению, бойцы роты попытались ночью прирезать Рэнди прямо в постели. Наутро в лазарете было четверо новых пациентов с переломами (это, кстати, спасло незадачливых убийц от участия в грядущем сражении). Необходимо отметить, что в обоих случаях старший сержант Росс и не подумал предъявить обвинения напавшим на него бойцам. Более справедливые люди, несомненно, оценили бы такое великодушие, но солдаты Армии Мохаве уже ожесточились до крайности. В конце концов, Рэнди был чужаком, застрелившим их товарища, а начать ненавидеть гораздо проще, чем прекратить.

В конце концов, Рэнди Росс был переведен в роту лейтенанта Салливана и показал блестящее мужество во время Второй Битвы за Дамбу Гувера. Солдатам роты Стального Ублюдка было кого ненавидеть помимо Росса, так что на некоторое время Рэнди мог вздохнуть спокойно. Однако, в конце концов под давлением общественности Росс вынужден был уйти в отставку.

Некоторое время Росс служил гражданским скаутом при рейнджерах NCR. Надо сказать, воины-следопыты высоко ценили навыки бывшего рейдера, и даже хотели похлопотать о том, чтобы его приняли на службу под другим именем. Но Рэнди вежливо, но твердо отказался. Если бы он когда-нибудь собрался вернуться в строй, то только в армейские части и только под своим собственным именем.

В конце концов, за полтора года до Третьей Битвы полковник Кассандра Мур сумела убедить генерала Кромвеля, что разбрасываться такими людьми, как Рэнди Росс, не стоит. В Армии Мохаве не хватало хороших сержантов, и такой опытный в искусстве пустынной войны наставник был бы очень полезен Республике. Тем более, что большинство из тех, кто помнил о «Трех причинах Росса«, уже давно уволилось из армии.

Словом, Рэнди Росс снова вернулся на службу в качестве сержанта-инструктора в лагере Кэмп Гольф. Он больше не был приписан к одной конкретной части, но занимался обучением пополнений из Метрополии, показывая молодым солдатам, как следует воевать и выживать в пустыне и горах. Разумеется, история с расстрелом всплыла довольно быстро, и популярности среди солдат это Россу не прибавило. Но Рэнди, в общем, было наплевать на популярность, тем более, что он пользовался уважением среди расквартированных в лагере рейнджеров.

Во время Третьей Битвы за Дамбу Гувера старший сержант Росс участвовал в обороне Кэмп Гольф и, как всегда, покрыл себя славой. Сам Рэнди, конечно, не думал себя чем-нибудь покрывать, он просто убивал легионеров, которых вокруг лагеря роилось в избытке. Естественно, после битвы и непопулярных мер Республики по отношению к армии, Росс и не подумал увольняться. Ему вполне хватало его жалования (ну и некоторой выручки от продажи честно захваченных трофеев – на это в Армии Мохаве всегда смотрели сквозь пальцы). В общем, жизнь старшего сержанта, наконец, вроде бы даже наладилась, но тут, по прошествии каких-то четырех месяцев после сражения, один из солдат лагеря разрядил в Росса дробовик.

Для кого-нибудь другого такое событие, несомненно, стало бы окончанием карьеры, но Рэнди не зря провел двадцать лет своей жизни сперва в набегах, а после в войнах с Легионом. Услышав за спиной щелчок снимаемого предохранителя, Росс успел уйти с линии огня и получил только три дробины в плечо. Обрез однозарядного дробовика имеет один существенный недостаток – в нем всегда всего один заряд. Прежде чем покушавшийся успел бросить в ствол новый патрон, Рэнди уже крутил ему руки за спину.

Расследование показало, что незадачливым стрелком был младший брат расстрелянного Россом в 2281 году солдата. Когда о случившемся доложили генералу Мур, она глубоко вздохнула, потом осторожно выдохнула и, пропустив первые пятнадцать слов, которые просились на язык, постановила: стрелка посадить в военную тюрьму лагеря Мак-Каран, через три месяца втихую демобилизовать и отправить в Метрополию. Старшего сержанта Росса перевести на заставу Мохаве заместителем начальника – пусть послужит там, пока все не уляжется, работы там навалом.

Так старший сержант Росс оказался на заставе Мохаве – одном из самых глухих постов армии NCR в окрестностях Нью-Вегаса. Другой на его месте, наверное, взбесился бы от подобной несправедливости, но Росс привык принимать жизнь такой, какая она есть. За каких-то четыре месяца он превратил личный состав Заставы в закаленных пустынных бойцов (о трех причинах тут были наслышаны), после чего дороги на Примм и Ниптон стали существенно безопаснее. Доходы солдат заметно возросли за счет продажи ядовитых желез радскорпионов, хвостов и яиц найтсталкеров и снаряжения, которое удавалось собрать с трупов бандитов. Наверное, именно последнее обстоятельство привело к тому, что впервые за все время службы в армии подчиненные не то, чтобы полюбили Росса, но, по крайней мере, признали, что Рыжий Рэнди – не такой уж засранец, как про него говорят . А что Три ‘Р’ (3 Reasons) – так кто его знает, как там было, может он и правильно поступил. Во всяком случае, провожать старшего сержанта, получившего приказ явиться в лагерь МакКаран, вышла вся Застава.






Встречаем, старший сержант Рэнди «Рыжий» Росс (Randy “Red” Ross), известный также, как Три ‘Р’. Возраст – тридцать семь лет, рост – пять футов одиннадцать дюймов, вес - сто восемьдесят фунтов. Волосы – рыжие. После того, как ему стали часто напоминать его рейдерское прошлое, Росс начал зачесывать волосы так, чтобы было похоже на ирокез – единственное отступление от норм устава, которое он себе позволяет:



У Росса мало друзей, но те, кому довелось узнать его близко, например рейнджеры или солдаты с заставы Мохаве, говорят, что Рэнди – отличный парень, интересный собеседник и на удивление спокойный для сержанта человек. Росс владеет полным набором сержантских приемчиков, выражений и воплей, но применяет не часто, а после инцидента с расстрелом – так и вовсе редко. Росс практически не имеет вредных привычек – он не пьет, не курит и не употребляет наркотики. Время от времени Рэнди посещает бордель в «Гоморре», и, как отмечают девочки из этого заведения, является весьма культурным клиентом. Рэнди вообще не любит, когда при нем обижают женщин – след, который оставило в его душе рабство в Легионе не сотрется никогда. По той же причине Росс очень не любит работорговцев, которые время от времени появляются на границах Мохаве. Росс не ворует у армии, но нередко занижает объемы трофеев, а то и вообще забывает их сдать, так что у него даже накопились некоторые сбережения. Впрочем, заработанным Рэнди честно делится с теми, кто рисковал вместе с ним. Рэнди вооружен пулеметом М249 и пистолетом-пулеметом МП5. Это оружие, редкое на Западном Побережье, пришло, скорее всего, откуда-то из района Великих Озер. Трофей это или просто удачная покупка у бродячего торговца – Рэнди не говорит. Ну и в добавление ко всему старший сержант всегда носит девятимиллиметровый пистолет в кобуре. Особенно, если предстоит дальний выход с новобранцами. Рэнди одет в довоенную майку и штаны с наколенниками армии США (из запасов Республики, специально для экспедиции), на ногах - старинные байкерские сапоги - подарок рейнджеров

Модель – Хасселфри, как есть, из коробки.
Tags: fallout new vegas, idaho, miniatures, postapocalypse, США, доброта, дружба - это магия, жизнь - это боль, много скальпов, мужское, резать по живому, синие солдаты, тыщ-пыщ, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 32 comments