bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

"- Fuck the command, Colonel. Sir! Not you, of course, you are sweet, yeah, but you are like..."

...father to me!
- Oh, for the fuck save, Jenny, take your stuff and get your pretty ass out of here, least I change my mind!"


Клэр пришла в себя в небольшой пещере. Она лежала рядом с весело горевшим костерком, на котором уютно булькал чайник. Рядом с костром сидела ее спасительница в синем комбинезоне. Девушка чистила огромный револьвер, что-то напевая себе под нос. Присмотревшись, Клэр узнала "Секвойю" - оружие, которое выдают рейнджерам NCR после 20 лет беспорочной службы. Это открытие так поразило Андерссон, что она не сдержала удивленного сипения, и девушка отложила пистолет в сторону. Некоторое время незнакомка разглядывала Клэр. Надо сказать, Андерссон не любила когда на нее пялятся. Возможно это было как-то связано с тем периодом ее жизни, который прошел в Нью-Рино, или, скорее, с ее карьерой охранника и служительницы закона, когда пристальный взгляд в девяти случаях из десяти означал вызов и связанные с ним неприятности. Но, странное дело, такое внимание девушки в синем совершенно не раздражало Клэр. Во-первых, незнакомка была очень молода. Во-вторых она смотрела открыто и, вместе с тем, приветливо. В-третьих, девушка так весело улыбалась, что Андерссон почувствовала, что уголки ее рта сами собой ползут вверх. Незнакомка рассмеялась, протянула руку и представилась:

- Джейн!
- Клэр, - растерянно ответила Андерссон, осторожно, чтобы не побеспокоить рану, пожимая протянутую крепкую ладонь.

Посчитав, что на этом представление закончено, Джейн сняла с огня чайник и принялась заваривать какие-то пахучие травы. Поколдовав некоторое время над зельем, она налила его в кружку и заставила Клэр выпить половину. Напиток оказался горьким и до странности бодрящим. Андерссон почувствовала, что, пожалуй, спать ей больше не хочется и сказала об этом Джейн. Та кивнула головой, и, вернувшись на свое место, принялась собирать "Секвойю". Перехватив взгляд Клэр, девушка снова улыбнулась и, указав на револьвер, сказала:

- Подарок.

Клэр недоверчиво склонила голову. "Секвойя" была слишком редким и ценным оружием, чтобы предположить, будто кто-то взял и подарил его девушке, пусть и красивой. Джейн понимающе кивнула и, убрав пистолет в кобуру, ни с того ни с сего принялась рассказывать историю своей жизни.


Jane Maria Miln была своего рода Последней из Могикан - единственная жительница Убежища 3, уцелевшая во время резни, которую устроили Твари под командой Мотогонщика (Motor Runner). Когда доверчивые жители убежища открыли люк наркоманам и подонкам, двенадцатилетняя Джейн как раз занималась своим любимым делом - исследовала коммуникационные линии на хозяйственном уровне. Услышав стрельбу и крики, она забралась в вентиляционную шахту и осталась жива. Почти два месяца девочка пряталась в вентиляционных ходах убежища, питаясь крысами и тем, что удавалось стащить у наркоманов.

В конце концов, с тварями покончил Курьер, проникший в Убежище под видом гонца Ханов. Второй раз в своей жизни Джейн услышала яростную пальбу и звуки резни. Только когда Курьер покинул убежище с раненым рейнджером Андерсом на плечах, девочка осмелилась выглянуть из вентиляционного люка. Представшее перед ней зрелище было настолько неприглядным, что Клэр стошнило. Много раз она представляла себе, как отомстит за родных и друзей, но вид десятков Тварей, разорванных пулями и осколками гранат (некоторые выглядели так, словно их жевали чудовищные челюсти), привел ее в ужас. Словно во сне девочка выбралась наружу и несколько дней скиталась по развалинам промышленной зоны. То, что она ни разу не встретилась с Тварями можно объяснить только невероятной удачей, а также тем, что после резни в убежище №3, наркоманы забились кто куда и боялись показаться на свет. В конце концов, девочку подобрал патруль NCR. Некоторое время офицеры не знали, что делать с найденышем, но, в конце концов, полковник Хсу и майор Дхатри решили оставить Джейн в лагере Маккарран.

Потребовалось несколько месяцев, чтобы девочка оправилась от моральной травмы, но, постепенно, Милн пришла в себя. Солдаты и рейнджеры, оторванные от семей и дома, привязались к приветливому и доброму найденышу. Военный лагерь, конечно, не лучшее место для ребенка, но для для Джейн детство уже закончилось. Девочка подружилась с лейтенантом Бойд и рэйнджером Призрак. Дхатри как-то пошутил, что у Джейн две матери, и ни та, ни другая не научат ребенка ничему хорошему. Ночью майор споткнулся, разбил себе лицо и сильно ушиб ягодицы. Бойд и Призрак учили девочку стрелять, рассказывали об окружающем лагерь мире, покупали через торговцев Алого Каравана книги и комиксы. Умненькая от природы, Джейн научилась обращаться с радиостанцией, помогала ремонтировать кухонный комбайн, чем завоевала сердце капрала Фарбера, навсегда обеспечив себе порцию добавки, и однажды чуть было не запустила двигатель транспортного самолета, двести лет простоявшего на летном поле. Только своевременное вмешательство Призрака спасло лагерь от впечатляющего фейерверка, а самолет и так был неисправный.

Когда Джейн исполнилось 14, она решила поглядеть на мир своими глазами. Дождавшись прибытия торговца из лагеря Алого Каравана с очередной порцией товаров для солдат, девочка явилась к нему и сказала, что полковник Хсу велел ей пойти вместе с караваном и забрать специальный пакет. Торговец, слегка поднабравшийся в столовой Маккаррана, даже не подумал проверить так это, или нет. В конце концов, в Мохаве дети взрослеют рано. Джейн отправилась вместе с караваном, и это стало спасением для купца. Несмотря на то, что расстояние между лагерями было небольшое, маленькая группа попала в засаду. Твари убили одного из охранников и ранили его напарника и торгоца. Считая караван легкой добычей, наркоманы вышли из укрытия, но немедленно попали под град пуль. Милн подобрала винтовку убитого и, укрывшись за трупом брамина, принялась яростно отстреливаться. Девочка палила так метко, что когда на выстрелы прибежал патруль рейнджеров, двое Тварей были мертвы, а остальные не смели поднять голову. Быстро расправившись с рейдерами, рейнджеры едва успели оттащить Джейн от их трупов, которые совершенно осатаневшая девчонка пыталась кромсать ножом. В лагере Милн ждала эпическая трепка, слезы лейтенанта Бойд ("Чудо! Узрите, дети мои, вы видите нечто более редкое, чем дождь в Мохаве!" в этот раз Дхатри всю ночь просидел в палатке и ничего не разбил) и благодарность полковника. В ответ Милн, потирая задницу, сказала Хсу, что хотела бы отблагодарить всех за заботу, и просит зачислить ее в ряды вооруженных сил NCR. Все как-то сразу поняли, что девочка уже выросла.

Разумеется, о том, чтобы официально принять Джейн в армию не шло и речи. Минимальный возраст для этого составлял 16 лет, но и Хсу, и Дхатри, и Бойд, и Призраку стало ясно, что Милн имеет огромный потенциал. Не развивать его было бы преступлением, не в последнюю очередь против будущего самой Джейн. После Второй Битвы опасность встретить отряды Легиона стала значительно меньше, и полковник Хсу, скрепя сердце, разрешил принять Милн на службу NCR в качестве гражданского скаута. Дхатри, уже имевший опыт воспитания детей-солдат, разработал для Джейн специальную программу развития. Разумеется, девочке об этом никто не сказал, наоборот, ее предупредили, что поблажек не будет - начинается взрослая жизнь. Но поблажки и не потребовались - Милн сразу приняла правила игры. Ребенок из мирного Убежища оказался прирожденным военным.

Джейн принимала участие в патрулировании окрестностей Нью-Вегаса, охраняла вместе с рейнджерами берега Колорадо, уничтожала огненных муравьев и радскорпионов на дорогах и везде проявляла себя, как образцовый солдат. Девушка заработала несколько благодарностей командования, и вскоре стала доброй легендой армии NCR. Прочие жители Мохаве тоже любили маленького солдата. Одного присутствия Джейн оказалось достаточно для того, чтобы предотвратить назревавший конфликт между Королями и скваттерами на Свободной Стороне, Милн сумела пристыдить и тех, и других. Когда Джейн исполнилось 16 лет, она была официально зачислена в ряды вооруженных сил NCR, и не куда-нибудь, а в роту "C" первого батальона рейнджеров. Первым взводом роты командовала рейнджер Призрак. Казалось, Джейн ждет блестящее будущее, но все изменилось 23 июля 2289 года.

23 июля стало черным днем в истории первого батальона, первым предвестником грядущего апокалиптического конфликта, кончившегося Третьей Битвой за Дамбу Гувера. Легион, оправившийся после поражения 2281 года, начал постепенно прощупывать оборону Республики. То тут, то там, случались стычки между патрулями NCR и диверсионными группами легионеров. Армия как никогда нуждалась в опытных командирах, но, как назло, именно в это время на дамбу из столицы прибыл молодой подполковник, полагавший, что войска в Мохаве слишком расслабились. Уверенный в том, что лучший способ защиты - это нападение, он воспользовался отсутствием полковника Мур и отправил первый взвод роты "С" в поиск через Колорадо. Взвод попал в засаду, был окружен и почти полностью перебит, спасся лишь один раненый рейнджер. Выживший рассказал, что Призрак подорвала себя и окруживших ее легионеров плазменной гранатой. У подполковника не хватило ума промолчать, и он высокомерно заметил, что Призрак и ее рейнджеры пали жертвой собственной лени и некомпетентности. От смерти офицера спас тяжелый пехотинец NCR, успевший схватить капрала Милн за руки. Справиться с ветераном в силовом доспехе Джейн, естественно, не смогла, и нехотя отдала кинжал. Налицо было военное преступление, и капрала Милн арестовали. Подполковник имел большие связи в сенате и требовал немедленного трибунала. Однако Кассандра Мур, вернувшаяся из инспекторского обхода, была отнюдь не идиоткой. Подполковник, к сожалению, был неприкасаемым, но комендант дамбы отлично понимала, каким ударом для армии будет суд и неминуемый расстрел живого талисмана NCR, символа сотрудничества республики и местного населения. Джейн под конвоем отправили на пост Мохаве.

В первую же ночь на новом месте в ее камеру вошел полковник Хсу. Некоторое время офицер молчал, Милн, в общем, тоже не знала, что говорить. Наконец, Хсу вздохнул, погладил понурую Джейн по голове и бросил ей на колени военный баул. Внутри были припасы, вода, работающий пипбой-3000, патроны и разобранная китайская автоматическая винтовка. Затем полковник вынул из кобуры тяжелый револьвер и протянул его девушке. Это была "Секвойя", которую должны были вручить рейнджеру Призрак за двадцать лет беспорочной службы. Джейн начала хлюпать носом, но добил ее последний подарок полковника. На дне баула в пакете оказался комбинезон жителя Убежища №3, который Короли выкупили у владелицы отеля "Убежище 21" Сары Вейнтрауб. Парни передали комбинезон патрулю NCR с просьбой доставить одежду капралу Милн в благодарность за то, что она помогла мирно уладить конфликт и вообще замечательная. Несколько минут Джейн рыдала на плече у Хсу, но потом успокоилась и спросила, куда ей теперь направиться. Полковник сказал, что лучше всего для Джейн будет уйти из пределов республики на север, где, по словам торговцев, большой войны нет, но ружья нужны всегда. Хсу добавил, что несколько лет Милн лучше не возвращаться в Мохаве, а там, быть может, вопрос с ублюдком решится сам собой. Джейн быстро переоделась, поцеловала полковника, попросив передать это всем, кого она любит, и исчезла в ночи.

На следующее утро полковник Хсу сообщил полковнику Мур, что, к сожалению, капрал Милн сбежала из-под стражи. Разъяренный подполковник с большими связями потребовал отправить за дезертиром погоню, но Мур ледяным тоном заметила, что благодаря его блестящему руководству оборона дамбы и так ослаблена, и она не намерена ослаблять ее еще сильнее, гоняясь за призраками. Молодому офицеру посоветовали взять отпуск и отдохнуть, и оскорбленный подполковник отправился развлечься в Примм...


Закончив свой рассказ, Джейн протянула Клэр кружку с очередной порцией лекарственного средства и спросила, как та очутилась на 95-м шоссе. Андерссон, обезоруженная откровенностью новой знакомой, рассказала о своей долгой службе в качестве законницы в Примме, о черной неблагодарности и о том, что люди - козлы хуже радскорпионов. Насторожившаяся во время рассказа Джейн спросила, как выглядел переодетый офицер, которого Клэр отправила в страну вечно жирных бигхорнеров. Профессиональные навыки так легко не забываются, и Андерссон весьма точно и подробно описала негодяя, умершего от объедания свинцом. Следующие две минуты Клэр провела в безуспешных попытках вырваться из яростных объятий, напрасных разъяснениях, что ее интересы лежат совсем в другой области-и-хватит-меня-облизывать-ой-больно-плечо!!! Отцеловавшись и отобнимавшись Джейн вытерла слезы и очень горячо и искренне поблагодарила Клэр за то, что та сумела закончить ее работу, и, по-крайней мере, теперь Призрак и ребята могут спать спокойно. Обалдевшая Клэр ответила в том смысле, что всегда пожалуйста, рада услужить, раз такое дело, то конечно, о чем разговор... Джейн улыбнулась, еще раз чмокнула Андерссон в щеку, после чего насторожила у входа в пещеру два капкана и удавку, попросила Клэр покараулить, потому что та все равно несколько часов не заснет, завернулась в одеяло и мгновенно уснула. Некоторое время Андерссон переваривала все услышанное и произошедшее. Как-то само собой, вопреки ее воле, настроение женщины стало понемногу подниматься. Клэр даже осторожно подумала, что не все люди - козлы. Во всяком случае, некоторые уж точно лучше радскорпионов...



Джейн вооружена китайской автоматической винтовкой и револьвером "Секвойя". Девушка практически всегда одета в свой комбинезон убежища №3 - весьма прочную, практичную и не линяющую одежду. Alignment - Neutral Good.









Джейн и Клэр:





Модель - Братец Винни без всяких доработок.

(Продолжение следует)
Tags: 45-70 govt, fallout new vegas, idaho, miniatures, Правда о Великой Войне, доброта, дружба - это магия, юные школьницы
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment