bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Дмитрий Иванович Донской в памяти потомков. Виса первая.

Надо сказать, государю Дмитрию повезло даже меньше, чем Александру Ярославичу. Храброго хотя бы нарисовал Корин, создав заклепочно неправильный, но богатый внутренним содержанием образ воздавателя баттхёрта членам ЕС, утвердителя вертикали власти и вообще человека крутого нрава. Прочие портреты, конечно, представляют собой ужасное говно, но этот есть и его у нас уже никто н отнимет.

Дмитрию Ивановичу повезло гораздо меньше. Во-первых, Корин его не нарисовал. Во-вторых, Московский Князь состоял в разнообразных и сложных человеческих отношениях с другим ярким представителем той эпохи, Сергием Радонежским. Князь и святитель, который сам по себе был человеком высокой чоткости и резкости, то ссорились, то мирились, однако источники донесли до нас информацию, что в некий момент длительной войны с узурпатором Мамаем, то ли перед битвой на Воже, то ли перед походом на Дон, Дмитрий съездил в Сергию и тот его благословил от души. В Житии святого, написанном одним из его младших учеников, Епифанием Премудрым, сказано, что де Сергий сперва просто благословил Дмитрия. Потом, когда уже на Дону князь узнал о неисчислимости полчищ безбожного Мамая и по понятным причинам сыканул, Сергий резко телепортировал на поле некоего скорохода с грамоткой, в которой еще раз предупредил, что очень всех благословляет, так что не ссать! И, наконец, во время битвы Сергий с братией прямо из обители мощно баффал русское воинство и после сражения по именам назвал погибших. Правда после написания текст подвергся редактированию некоего Пахомия Логофета, который в то время промышлял на Руси тем, что писал жития на заказ, но исследователи полагают, что совсем загадить первоисточник у него не получилось. В общем, Дмитрий как бы постоянно идет в связке с Сергием, как такой робкий падаван у опытного мастера Йоды, и российские художники не забывают этот момент в своих полотнах отразить. Хотя настоящий Дмитрий, как я уже сказал, и с Сергией и с церковью вообще состоял в сложных отношениях, полагая, что та должна работать на князя, а не наоборот.

В общем, приступим к обозрению портретов нашего с относительно недавних пор святого князя (канонизирован в 1989 году). Первым у нас идет, конечно, полотно кисти Ореста Кипренского. Что тут можно сказать... В те годы повсюду доминировал классицизм. В результате князь у нас весь такой древнеримский, весь в депилляции, в окружении полуголых эфебов и бородатых спартанцев. Князя как бы обретают под сением ссечена древа березова, но береза у нас как-то с краю, а сам князь воздает благодарность Зевсу, Арею и Афине под чем-то, видимо призванном символизировать дуб:

Кипренский

Впрочем, художник Сазонов, хоть и тоже работал в стиле классицизма, отразил ту же сцену куда более мужественно, убрав эфебов, но подогнав легионеров в рейтарских полудоспехах, а также добавив Андрея Серпуховского, демонстрирующего кузену посрамленных басурман. А что Дмитрий без майки - так может, его перевязывать собрались:

Сазонов

Ну, в 19-м веке Дмитрия вообще много полоскали на предмет его благословления у Сергия, но, в основном, в лубочном стиле (Сергий, благословлят, поклоняться о-ло-ло):

Кившенко

Новоскольцев

В советское время после достаточно короткого периода пролетарского интернаицонализма и отрицания русского, как такового, наступил реннесанс патриотизма, в ходе которого всех сокрушителей и нагибателей внешних врагов призвали из запаса и назначили незримо вести Красную Армию к разного рода победам. Сразу стало опять можно про Дмитрия Донского, но, естественно, без уклона в православие, поэтому на картине Бубнова "Утро на Куликовом поле" мы видим князя-полководца который мечом как бы указывает своему слегка похмельному войску (один даже щит уронил), кому мы сегодня будем бить морду. К сожалению, в силу марксизма-ленинизма, основной движущей силой победы должен был выступать норот, поэтому на переднем плане мы видем толпу пролетариата в овчине, холстине, рогоже, пестряди и прочих элементах принадлежности к норот. Конные воины, которые, собственно, воинами и являются, маячат на заднем плане, скрываясь в утренней дымке. Тем не менее, как я уже сказал, здесь у нас князь хоть и не на переднем плане, но совершенно точно во главе и вообще - начальник и командир:

Бубнов

Однако время шло, Сталина свергли, советская культура все увереннее складывала фигу в кармане, и повсюду начал доминировать интеллигентный подход к освещению событий. С этой точки зрения каждый хороший человек должен был нести в себе заряд интеллигентности и выглядеть одухотворенно. Так, в триптихе художника Ракши о событиях 1380 года, госудярь Дмитрий Иванович предстает перед нами в облике честного МНС небольшого московского НИИ, члена КСП и, наверняка, туриста:

Ракша 2

Отдельной строкой у нас идет такое ужасное явление отечественной художественной культур-мультур, как Илья Глазунов. Глазунов, как всем известно, художник хреновый, но невероятно раскрученный и православный. Естественно, маэстро не мог не обратиться к теме Куликовской Битве и неоднократно мазнул Дмитрия Ивановича разными кистями. Здесь, например, мы видим его за спиной главного творца и автора победы над басураманами:

Глазунов

Князь явно очкует мощного обряда, который проводит ночью архмаг и сверхклерик Сергий с целью баффнуть русское войско на 2+ инвулнерэбл сэйв, а также +3 к силе, тафне и инициативе. На другом полотне ху...дожника Дмитрий предстает в привычном уже облике мягкого, деликатного интеллигента с пугливым мальчиком за спиной:

криворучко

Автора этой картины я, к сожалению, не нашел:

неизвестно

Надо сказать, что хотя здесь перед нами опять все тот же набивший оскомину сюжет, Дмитрий на этой картине по-крайней мере не выглядит, как чмо. Это действительно муж во цвете лет, правитель и воин, который, по понятным причинам, слегка ссыт принятого решения и находит утешение в бодрящих словах Сергия: "Господин мой, тебе следует заботиться о врученном тебе Богом христоименитом народе. Иди против безбожных, и с Божией помощью ты победишь и вернешься в свое отечество невредимым с великими почестями".

Наконец, есть очень хорошая работа художника Маторина. Даже кремль - первый каменный - на ней изображен с действительно низкими стенами. Соборы и ладьи со щитами, конечно, являют некоторую условность, но она не режет глаз и как бы даже усиливает художественное воздействие картины. Москва действительно была гордостью Дмитрия, и когда город пал и был вырезан Тохтамышем, государь даже немного поехал крышей. Правда князь на картине почему то снаряжен довольно скромно - в куяк поверх кольчуги, при том, что куяк просто кожаный, хотя нам известно, что в богатом варианте такой доспех делался из дорогих тканей, но это не главное. Однако, увы, этот облик сложно соотнести с Дмитрием перед битвой. Ведь князю на тот момент было 30 лет, а на картине человек далеко за сорок. Конечно, тогда люди взрослели быстро, но тут перед нами человек уже явно на пути к старости. Тем не менее, как я уже сказал, это лучший на сегодняшний день портрет Дмитрия Ивановича:

Маторин
Tags: Дмитрий Донской, Куликовская битва, Масква - багет азаза, Русь, Русь-матушка, бугурт, визажисты, искусство изобразительного, история в лицах, конница вообще, много скальпов, не зассали, не фоллаут, нет фоллаута, орда, патриотизм, русские - niet, татары, тоталитаризм, тыщ-пыщ, ужасы совка, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments