bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Tentacles in the dark. Part II.

Героиня нашего рассказа, Эва Кайла Макдональд (Ava Kayla Mcdonald) была вторым ребенком в семье Дика Макдональда Младшего и Элизабет Макдональд в деревне Там Где Убили Двухголовую Акулу на острове Уидби (Whidbey Island). Ее племя называлось Макдональды, Убившие Двухголовую Акулу. Это говорит о том, что Старая Нэнси Макгью была права, написав в своем дневнике: «Да простит мне Господь, я люблю этих детей всем сердцем, но в жизни не встречала людей с таким бедным запасом слов!» Дик Макдональд был известным вождем, воином и старшиной зверобойной команды. На своей лодке «Лодка Людей, Убивших Двухголовую Акулу», он бил зверя не только в заливе Хуан де Фука, но и выходил в море. Со своими парнями Дик охотился вдоль побережья вплоть до Оушен Сити. Именно он первым добыл Бугристого Кита, чем обеспечил свою деревню ворванью на всю зиму. Под руководством Макдональда Младшего и другие отряды зверобоев научились добывать этого вкусного и легкоусвояемого морского зверя. Более того, Дик пошел настолько далеко, что надиктовал деревенскому шаману уложение о повадках Бугристых Китов и рассказал о том, как ловчее на них охотиться. Это бесценное знание было запечатлено на шкуре псевдотюленя в виде подробного марвелл-рассказа разноцветными мелками и чернилами, причем все согласились, что Дик получился очень похоже. Когда старший сын Дика вырос, отец решил, что продолжит выходить в море, пока молодой Ник Макдональд не станет таким же опытным охотником, как он – большая редкость среди мужчин Си-Атолла!

К сожалению, работа зверобоя очень опасна, и в один далеко не прекрасный день, «Лодка Людей, Убивших Двухголовую Акулу» столкнулась с добычей, которая оказалась ей не по зубам. В тот день над заливом как всегда висел густой туман. Прочие команды не видели, что произошло с лодкой Макдональда Младшего, но вечером отряд не вернулся в деревню. Люди ждали двое суток. Разжигая Великий Сигнальный Костер, мужчины и женщины надевали страшные маски морских духов и плясали Пляску Счастливого Возвращения. На третий день в деревню по берегу пришли пятеро зверобоев из команды «Лодки Людей, Убивших Двухголовую Акулу». Трое из них были ранены, но не опасно. Зверобои рассказали, что тот роковой день, в третьем часу, впередсмотрящий увидел в воде в сорока футах перед носом какую-то пятнистую бурую массу. Не посоветовавшись с капитаном, юноша кинул в неизвестного зверя гарпун, и, к сожалению, попал. Из воды взметнулась масса толстых, с ногу взрослого мужчины щупалец. Чудовищные гибкие «руки» с когтями на концах сдернули в воду несчастного впередсмотрящего и одного охотника, который бросился на помощь юному глупцу. Щупальца сломали мачту и грузовую стрелу, сдавили рубку так, что посыпались стекла, а потом крепко обвили лодку и принялись сжимать ее с такой силой, что железо и пластик бортов начали прогибаться и лопаться. Дик Макдональд Младший приказал всем бросать в воду доски и спасательные круги, а сам бросился в трюм за гранатами. Люди покидали в море все, что было плавучего, а затем попрыгали сами. Все, конечно, очень боялись и обладателя щупалец и других обитателей глубин, которые, понятное дело, не упустили бы шанс свести счеты, но лодка уже совершенно очевидно шла ко дну.



Зверобои изо всех сил старались отплыть от гибнущего корабля подальше, когда один за другим прозвучали три взрыва. Гидравлический удар от гранат оказался не слишком сильным, но потом ударило по-настоящему – судя по всему огонь и ударная волна добрались до двигателя и ядерной ячейки. Трое зверобоев отправились вслед за лодкой, остальные, кое-как удержавшись на своих досках, поплыли туда, где по их мнению находился берег. До вечера гребнистые акулы успели сожрать троих, но тут зверобоям попался остов довоенного танкера, немного выглядывавший из воды, и они переждали ночь в безопасности. Под утро поднялся ветер, как это бывает над заливом Хуан де Фука, и туман ненадолго разошелся. Мужчины сориентировались на местности и, спустя шесть часов и еще одного съеденного товарища, добрались до суши. На то, чтобы дойти до деревни Расселов, Которые Не Боятся Синего Кашалота, у спасшихся ушел день. Там их накормили, перевязали раны и утром третьего дня перевезли на Уидби.

Оплакав, как полагается, погибших, Макдональды, Которые Убили Двухголовую Акулу начали жить дальше. Старейшины определили, кто будет выступать кормильцами семей взамен погибших (двум мужчинам пришлось, скрипя зубами, вернуться от спокойной работы лодкостроителя к зверобойному промыслу).

Место Дика в семье Макдональдов Младших занял Ник, которому к этому времени уже исполнилось восемнадцать лет. Ник был очень похож на Дика – сильный, мужественный, умный, насколько это понятие вообще применимо к жителям Си-Атолл. Он был счастливо женат и уже стал гордым отцом двоих сыновей. Макдональды, Убившие Двухголовую Акулу надеялись, что Ник скоро станет вождем и начальником зверобойной команды. Разумеется, содержать две семьи ему было трудновато, и тут произошло неожиданное. Шестнадцатилетняя Эва Кайла явилась в дом Старейшин Порта и объявила, что будет зверобоем, пока ее младшим братьям не исполнится пятнадцать. Старейшины призадумались. Разумеется, любую другую девчонку в ответ на подобную наглость выпороли бы китовым усом и отправили обратно на кухню. Но Эва была, мягко говоря, не любая другая. Еще при рождении младенец Эва поразила Старую Нэнси своими размерами (59 см) и весом (11 фунтов). Нэнси даже опасалась, что девочка родилась мутантом или умственно отсталой. Но Эва Кайла росла нормальным ребенком – просто очень сильным и высоким. В десять лет Кайла была выше и сильнее своих сверстников – и мальчиков и девочек. В двенадцать она переросла всех детей в поселке (детство, т. е. период, когда юноша не обязан охотиться, а девушка – вынашивать и рожать детей, заканчивался в племенах в пятнадцать лет). В шестнадцать лет девушка была выше всех мужчин и женщин Макдональдов, Которые Убили Двухголовую Акулу. И сильнее многих. Да ладно, чего уж там – сильнее практически всех. К ней даже никто не хотел свататься из-за этого – где это видано, чтобы жена была выше и сильнее мужа?

Ну, ладно, вернемся к тому печальному обстоятельству, что Нику действительно трудно было одному содержать жену, двоих детей, мать, а также семерых сестер и братьев. Покряхтев, Старейшины Порта племени Макдональдов, Убивших Двухголовую Акулу, разрешили Эве Кайле Макдональд Младшей стать зверобоем в команде ее дяди Гаральда. Эва хотела пойти в команду к Нику, но старики рассудили, что нечего складывать все яйца в одну корзину. Ну, то есть, конечно, у Эвы яиц не имелось, хотя многие парни, узнавшие силу ее кулаков, не были в этом уверены, но… Ну, в общем, все ведь и так понятно.

Дядя Гаральд сперва скептически отнесся к решению Старейшин, но первый же выход в море убедил его в том, что со старостью действительно приходит мудрость. В том смысле, что решение было верное. Эва работала не хуже любого мужика, даже можно сказать двух мужиков (так уж получилось, что в команде у Гаральда были не самые сильные мужчины племени). Она легко управлялась со снастями, умело разделывала добычу (а это очень важно, когда втащить тушу в лодку возможности нет, и нужно быстро срезать все полезное, потому что снизу это полезное уже начали подъедать), а уже в шестом выходе очень удачно подменила гарпунера. Парень промахнулся первым гарпуном и едва не вылетел за борт, когда мегалокуда выпрыгнула из воды рядом с лодкой. К счастью, Эва успела прихватить оболтуса левой рукой за пояс, а правой схватила запасной гарпун и всадило его длиннющей рыбине прямо в жаберную щель. После этого девушка решительно встала на носу и за один вечер ухитрилась заколоть еще двух мегалокуд – такой удачи и старики не упомнили! Хотя, возможно, раньше такое и происходило, просто Старейшины не могли правильно растолковать старинные марвелл-рассказы. А может просто шкуру с рассказом съели в голодную зиму. Впрочем, это все несущественно. Существенным стало общее решение команды Гаральда Макдональда Среднего Второго назначить Эву гарпунером лодки.

Надо сказать, что должность гарпунера в любой команде считалась очень почетной и выгодной. Доля гарпунера была вдвое больше доли обычного зверобоя. Правда в случае Эвы – всего лишь в полтора раза больше, потому что Эва была женщиной, и надо же ведь соблюдать хоть какие-то приличия. Впрочем, дядя Гаральд и некоторые другие старшие зверобои тайком прибавляли Эве немного своей части – девушка была не сильна в счете.

Через полгода после смерти мужа Элизабет Макдональд Младшая вышла замуж за Хеффорда Круза из племени Крузов Дубовой Гавани (Oak Harbor Cruz). Крузы тоже жили на острове Уидби, но занимались, в основном, рыболовством, а также собирали полезные материалы в развалинах старых городов. Среди племен Си-Атолл эти занятия считались менее почетными и прибыльными, чем охота на морского зверя и крупную рыбу, однако они обеспечивали неплохой доход, потому что материалы и всякие довоенные предметы можно было продать не только собратьям по заливу, но и приходящим из глубины материка торговцам. По закону, теперь снабжение семьи должно было лечь на плечи Хеффорда. Однако отчим Эвы отнюдь не горел желанием заниматься зверобойным бизнесом, который, чего греха таить, был куда опасней, чем та же рыбалка. Хеффорд, вообще говоря, женился на Элизабет как раз для того, чтобы избежать необходимости выходить в море – его старший сын за три месяца до свадьбы погиб во время лова, а следующему отпрыску мужского пола исполнилось только тринадцать. Хитрый Круз надеялся, что, женившись на женщине из другого племени, он будет избавлен ее старшими детьми от необходимости участвовать в морском промысле. Эти Крузы все такие – чего можно ожидать от племени, мужчины которого не знают, как браться за гарпун!

В общем, подумав немного, Хеффорд пошел к Старейшинам Порта и долго с ними говорил. Круз указал на то, что он с детства занимался рыбной ловлей и собирал сталь и пластик, поэтому не знает, как правильно охотиться на морского зверя. С другой стороны, меньше, чем через год второму сыну покойного Дика Макдональда как раз исполнится пятнадцать, и он как раз сможет начать обеспечивать семью мясом, ворванью и шкурами. В то же время он, Хеффорд Круз, принесет гораздо больше пользы племени, если будет следить за тем, чтобы на ежемесячном базаре в Си-Атолле торговцы из Глубинных Земель не обманывали Макдональдов Младших и давали справедливую цену за морские товары. А пока за семью Макдональдов Младших зверя будет бить Эва Кайла, тем более, что про нее говорят, будто она сильнее любого мужчины. Свои доводы Хеффорд подкрепил богатыми подарками.

Старейшины Порта долго обсуждали доводы Круза. С одной стороны, он был прав в том, что из года в год торговцы с востока давали все меньше и меньше за товары людей Си-Атолла. Они говорили, что на востоке бушуют войны, дороги стали небезопасны, и потому привезти много товаров на обмен стало непросто. Но кто их знает, этих людей из Глубинных Земель – они народ лукавый. Однако оставить женщину выполнять мужскую работу при том, что в семье есть взрослый мужчина казалось неслыханным делом. И с третьей стороны, подарки были хорошими и щедрыми (концепция взятки людям Си-Атолл была незнакома, и Старейшины Порта племени Макдональдов, Которые Убили Двухголовую Акулу, понятия не имели, что их просто купили).

Когда Эве объявили, что она будет по-прежнему выходить в море на охоту, пока не повзрослеет ее младший брат, девушка пожала плечами – Старейшинам Порта всяко виднее, на то они и старейшины. Тем более, что свататься к ней никто не спешил – кому, скажите на милость, нужна жена, которая выше, сильнее, да еще и получает долю в полтора раза больше мужа? Надо сказать, это обстоятельство нисколько не беспокоило Эву. Ну, не сватаются и не сватаются. Зато она – один из лучших гарпунщиков на лодках племени. А может даже и лучший – на соревнования-то ее не пускают, мол, не женское дело. А вот добыть за одно лето двух Синих Кашалотов – ни один мужик не сподобился! Иногда Эва размышляла: как, интересно, живут женщины на Востоке? Девушка несколько раз бывала на большом базаре в Си-Атолле и видела женщин из Глубинных Земель – торговцев и охранников караванов. Некоторым из них было на вид лет по 20-25. Интересно, с кем они оставляли своих детей, ведь у каждой должно было быть по пять, по шесть? И вообще, как это мужья отпустили их одних в такое дальнее и, говорят, опасное путешествие? А может они – как Эва, должны работать из-за того, что их отцы или мужья погибли, и некому кормить семью? Девушка часто размышляла над тем, насколько опасной может быть работа фермера или браминбоя.

Надо сказать, Ник Макдональд Младший был против того, чтобы его сестра продолжала охотиться при живом отчиме. Нику вообще не нравился Хеффорд. Но Старейшины указали молодому зверобою, что у него теперь своя семья. Главой же семьи Макдональдов Младших – Крузов является Хеффорд. И вообще, парень, занимайся своими делами, проживешь с наше – поймешь, в чем мудрость.

Так прошло восемь месяцев. Это было тяжелое время для моряков Си-Атолла. Биосистема Мирового Океана, наконец, выстроила более-менее устойчивую пирамиду видов, море перестало походить на наркоманский вуду-суп. Сформировавшиеся виды так или иначе выяснили, кто кого ест, и в этой стройной цепочке люди были лишними. Новые морские существа полностью освоились с комплектами плавников, голов, щупалец и зубов, которыми их наградили Мать-Природа, Отец-FEV и Тетка-Радиация, и легко и непринужденно пускали все это в ход, если кто-то пытался их добыть. Зима 2292 года выдалась суровая, уже к апрелю запасы мяса и ворвани подошли к концу. Обычно в это время зверобои Си-Атолл сидели на берегу, пережидая штормы, но голод не тетка, и бригады вышли в море, в надежде добыть бугристого кита, синего кашалота или просто набить акул, которых тоже можно есть и жечь. Вместе со всеми вы море вышел Майк Макдональд Младший, которому до пятнадцатилетия оставалось два месяца. Первый же выход едва не стал для юноши последним – огромная мегалокуда выскочила из воды и откусила ему ногу ниже колена. Кровь удалось остановить, и уже на суше Старая Нэнси Макгью умело обработала рану, но было ясно, что пока обрубок заживет, пока Майк научится скакать на деревянной ноге – пройдет год, если не больше. В семье Макдональдов Младших снова встал вопрос: кому обеспечивать женщин и детей продовольствием? По-хорошему, в море должен был выйти Хеффорд. Следующий в очереди сын покойного Дика достигал совершеннолетия не раньше, чем через два года. Эве пора было сдать гарпун мужчине семейства, тем более, что женщины уже начали намекать девушке, что если она перестанет работать, как двое мужчин, в племенах найдутся парни, которые не станут обращать внимание на ее рост и силу. Тут надо понимать, что Эва Кайла взялась за крайне опасную, тяжелую и совершенно неженскую работу отнюдь не для того, чтобы что-то там кому-то доказать. Несмотря на патриархальный уклад жизни, положение женщин в племенах Си-Атолл было совсем не плохим. Скорее всего, тут сказалось влияние Старой Нэнси Макгью – мудрая доктор-гуль, будучи самой старой из живущих членов племени (а значит и самой мудрой), пользовалась изрядным авторитетом среди старейшин народа. Этот авторитет самоотверженная женщина использовала для того, чтобы утвердить в жителях Си-Атолл хоть какие-то зачатки цивилизации. По понятным причинам, сильнее всего она боролась за права женщин. И, надо признать, в этом вопросе Нэнси достигла многого. Мужчины не имели права бить своих жен, а женщины могли претендовать на свою долю в имуществе семьи. Более того, в племенах существовала процедура развода, хоть и случалось такое довольно редко. Обе стороны понимали семейную жизнь, как возможность повысить шансы на выживание в суровом мире, а также продлить свой род. Семья являлось основой племени, племена формировали несокрушимый союз – народ Си-Атолл. В общем, женщины морского народа отнюдь не были забитыми несчастными самками. Хотя и не имели права голоса на Советах племен. Правда и тут случались исключения.

Обязанностью мужчины было обеспечивать семью пищей, одеждой, топливом на зиму, а также товарами, которые привозили с Востока торговцы Глубинных Земель. Все эти блага муж, отец, сын и брат отвоевывал у моря гарпуном и сетью, постоянно рискуя жизнью в маленьком, сотни раз латанном суденышке среди волн и морских тварей. За два года Эва насмотрелась достаточно, чтобы совершенно по-новому оценить роль жены и матери. Словом, наша героиня была совсем не против передать почетную обязанность обеспечивать семью Хеффорду Крузу. Но у Круза были свои соображения на этот счет. Хотя год был тяжелый, торговля, тем не менее, шла неплохо. Надо отдать Хеффорду должное – он действительно умел продать товары племени купцам с Востока по более выгодной цене. Однако все это не снимало вопрос: кто будет кормить двенадцать голодных ртов, кто добудет им шкуры на куртки и сапоги и ворвань для печек и ламп на зиму. Хеффорд был уверен, что уж точно не он. Круз снова навестил Старейшин Порта, которые, постепенно, начали усваивать концепцию мзды, и те изрекли свое решение: до совершеннолетия третьего сына Дика Макдональда Младшего, Эва Кайла продолжит работать гарпунщиком, обеспечивая семейство Макдональдов Младших – Крузов морской добычей.

Тут Ник уже взбунтовался по-настоящему, вплоть до того, что его товарищам по команде пришлось скрутить своего помощника капитана, который рвался поговорить с Хеффордом и старыми пердунами по-мужски. Когда зверобои уже сидели у Ника на голове, к брату подошла Эва, и, слегка потрепав по голове, на которой набухала огромная шишка, успокоила молодого человека. Эва сказала, что раз уж их мать выбрала себе в мужья такого бесхребетного двенадцатинога, поделать с этим ничего нельзя. А у нее хватит сил и смелости проработать два года, да и Майк, молодчина, уже начал скакать на деревянной ноге и даже понемногу рыбачит недалеко от берега.

Словом, все немного успокоились и жизнь пошла своим чередом. Хеффорд торговал и даже открыл небольшую лавку в поселке, Ник и Эва ходили в море гарпунщиками на своих лодках, Майк тренировался ходить по лодке на деревянной ноге и обещал сам себе не позже, чем через полгода освободить, наконец, сестру от ее совершенно неженских обязанностей. Однако судьба рассудила иначе…

Одним из самых опасных, но в то же и самых добычливых способов бить морского зверя, была ночная охота. Ночью и киты, и крупные рыбы и даже двенадцатиноги становятся глупее и любопытнее, чем днем. В темноте этих тварей почему-то притягивают источники света. Даже самый малый огонек вызывает у гигантской рыбины (или кита) неудержимое желание подплыть поближе и посмотреть: что это тут такое светится. В такой момент умелый и удачливый охотник может убить зверя одним ударом. К сожалению, в темное время за добычей выходят не только люди. На ночной охоте лодки гибнут гораздо чаще, чем днем. Причем зачастую лодки пропадают со всей командой, почти без следа – разве что вынесет на берег какой-нибудь обломок. В общем, понятно почему зверобои Си-Атолл предпочитали охотиться днем. Однако, как мы уже говорили, в залив Хуан де Фука пришли тяжелые времена. Добычи стало не то, чтобы меньше, но вот ловилась она теперь с трудом. Поэтому зверобои племен все чаще стали выходить на ночную охоту. И, естественно, чаще погибать.

По поселкам пошли слухи о Кракене – гигантской морской твари с сотней рук, способной утащить лодку на дно моря. В племени Макдональдов, Убивших Двухголовую Акулу немедленно вспомнили обстоятельства смерти Дика Макдональда Младшего. Кракен – не Кракен, но в заливе определенно охотился кто-то еще, кто-то, обладающий широким набором гибких рук с когтями на концах. Моряки стали брать с собой в море ружья и взрывчатку. Гаральд Макдональд Средний Второй потратил треть своих сбережений на то, чтобы купить у торговцев с Востока плазменную гранату. В общем, все пребывали в некотором напряжении.

Ночная охота 25 августа 2292 года началась как обычно. Ночь выдалась лунная, но небо затянули облака, поэтому над океаном царила тьма, кое-где разрываемая светом фонарей зверобоев. Лодка «Два гарпуна» тихо резала волну. На носу с фонарем и гарпуном стояла Эва, у бортов – рядовые зверобои, у руля – Гарольд Макдональд Средний Второй. Шел третий час ночной охоты, но до сих пор ни одна из лодок не встретила даже намека на добычу. Залив словно вымер, что было странно само по себе – обычно в это время суток можно было услышать свист бугристых китов, щелканье синих кашалотов и бурление воды под плавниками гребнистых акул. Некоторые зверобои даже повернули обратно, полагая, что в море царят злые духи, с которыми лучше не связываться. Гаральд уже и сам начал подумывать, что эти парни в чем-то правы, и лучше, пока не поздно, вернуться в поселок. Слева от лодки из воды выступала невысокая скала под названием Лоб Кита. Гаральд решил обойти камень и двигаться обратно. Он начал плавно перекладывать руль влево, когда из воды по правому борту плавно, почти бесшумно поднялись огромные щупальца. Все было как в страшном сне – тихо ползущая по спокойному океану лодка, черный мрачный камень и огромные, толщиной с ногу взрослого человека гибкие конечности, нависшие над палубой.

Эва, внимательно вглядывавшаяся в воду, услышала крики за спиной. Она едва успела обернуться, когда щупальца обрушились на палубу, хватая людей, ломая мачту и грузовую стрелу. «Два гарпуна» резко накренилась и Эва полетела в воду. Герметично закрытый довоенный фонарь продолжал светить и под водой, и девушка словно в кошмаре увидела, как из глубины поднимается гигантская членистая туша. В передней части туловища чудовища словно раскрылся гигантский капюшон, и туда, в эту кожистую воронку одно из щупалец потащило бешено упирающегося зверобоя.

Не помня себя от ужаса, Эва вынырнула на поверхность. «Два гарпуна» лежала на боку, опутанная десятком кошмарных щупалец, вода вокруг лодки кипела, и внезапно оттуда показалась чудовищная то ли голова, то ли выдвинутая вперед, как у акулы, пасть. Людей на борту лодки не было, и Эва уже думала, что все погибли, когда из разломанной рубки раздался яростный крик: «Получи, тварь!», и в раскрытую кожаную воронку полетел какой-то темный предмет. Море озарила зеленая вспышка, послышалось страшное шипение, и тварь исчезла по водой. Щупальца еще сильнее сжали корпус лодки, и «Два гарпуна» с гулом и скрежетом пошли на дно.

Теряя сознание от страха, Эва оглянулась и буквально в сотне футов увидела торчащую из воды скалу. Она не помнила, как доплыла до камня, как, обдирая пальцы, вскарабкалась на вершину, что возвышалась над поверхностью моря на добрых два десятка футов. Эва не знала, сколько времени пролежала на камне, сжавшись в комок. Никто не забрался на «Лоб кита» вслед за ней, и девушка поняла, что осталась одна. Когда Эва, наконец, набралась смелости и встала, чтобы осмотреться, она чуть не лишилась чувств. Чудовище, потопившее "Два гарпуна", плавало вокруг скалы. Тучи разошлись, и девушка могла рассмотреть тварь получше. Зверь сочетал в своем облике черты гигантского кальмара и огромного лобстера, превосходя первого размером по меньшей мере в три, а второго – в тридцать раз. Покрытый роговыми пластинами панцирь заканчивался плоским хвостом. Спереди туловище раскрывалось кожистой воронкой, внутри которой находился гигантский клюв. Края воронки расходились десятком длинных щупалец с роговыми когтями на концах. Но страшнее всего были глаза чудовища – огромные, желто-зеленые, по три с каждой стороны головы, они светились в темноте. Эве показалось, что зверь приглядывается к ней, и это был взгляд отнюдь не безмозглой твари. Девушка упала на камень, свернулась комочком и потеряла сознание.




Эва пришла в себя, когда солнце стояло уже высоко. Налетевший с моря ветер разогнал обычный для залива туман, и осмотревшись по сторонам, девушка увидела, что до берега чуть больше мили. Эва легко проплыла бы и втрое большее расстояние, но теперь сама мысль о том, чтобы лезть в воду, казалась невозможной. С трудом взяв себя в руки, дочь Дика Макдональда Младшего пристально всмотрелась в воду рядом со скалой. Она не увидела ни следа ночного чудовища, более того, со стороны моря донесся свист кита. Буквально в полумиле от скалы из воды поднялся целый косяк бугристых бурых спин. Выпустив разноцветные фонтаны, киты ушли под воду. Подумав, Эва решила, что киты не плавали бы так беззаботно, если бы рядом находилась давешняя тварь – ведь ночью они от нее куда-то прятались. Оставался еще вопрос с гребнистыми акулами, мегалокудами и другими неприятными обитателями моря, но после встречи с Кракеном, а Эва была уверена, что это он потопил «Два Гарпуна», да и лодку ее отца, наверное, тоже, эти существа казались не опасней радтараканов. Глубоко вздохнув несколько раз, девушка закрыла глаза и прыгнула в воду.

Шла третья ночь после гибели команды Гаральда. В поселке только-только потушили Прощальный Огонь и закончили Пляску Ушедших. Хеффорд Круз, которого выставили из дома и велели не появляться, пока не отрастут яйца, устраивался на ночь в своей лавке, когда дверь в хижину из пластика и шкур распахнулась. Хеффорд посмотрел, кого это духи несут в такое время и не заметил, как намочил в штаны. На пороге стоял призрак. Круз попытался снять со стены маску, отгоняющую злых духов, но призрак в три шага пересек лавку и нанес отчиму страшный удар в челюсть. Хеффрод пришел в себя через пару минут, когда Эва, взломав замок на старинном кассовом аппарате (аппарат не работал, но Хеффорд хранил в нем выручку), выгребала из ящика крышки, монеты Легиона и купюры NCR. За спиной у девушки был собственный рюкзак торговца, и, судя по его виду, полки Эва уже обчистила. Поймав взгляд Хеффорда, падчерица опустилась рядом с отчимом на одно колено и очень спокойным, тихим голосом объяснила ему, что по независящим от нее обстоятельствам должна отправиться на Восток, подальше от моря, лодок, щупалец, словом, всего, что составляет радость жизни племен Си-Атолл. Однако рано или поздно она вернется. И если по возвращении Эва Кайла Макдональд Младшая узнает, что ее братья – родные и сводные - умерли раньше, чем Хеффорд Круз – она эту ошибку исправит. Закончив свой монолог, девушка встала и исчезла в темноте, а Хеффорд осознал, что еще и обделался.

Да, и дом Старейшин Порта в ту ночь сгорел. К счастью, внутри никого не было.

Итак, встречаем героя, вернее, антигероя нашего повествования. Род – неизвестен, семейство – тоже, вид – да вы смеетесь, царство – скорее всего животных. Несомненно – хищник, бесспорно умен, вряд ли разумен, хотя с этим FEV черт его знает. Охотится – да практически на все. Причина нападения на лодки – не выяснена, но предполагается, что он либо обижается, когда в него тыкают гарпуном, либо просто хочет жрать (если, конечно, это была одна и та же тварь). Сверху прикрыт роговым панцирем, но пузико мягкое, вот только фиг до туда доберешься. Судя по всему, умеет отращивать щупальца взамен оторванных. Метод охоты – обхватить объект щупальцами, раздирая при этом когтями, затем подтащить к клюву и кушать. Быстр, ловок, агрессивен. Скорее всего, занимает вершину пищевой пирамиды, в крайнем случае с кем-то ее делит. Как размножается – не спрашивайте. Не исключено, что это вообще единичная мутация. Жители Си-Атолл называют это животное Кракен. Обожествят ли они его – вряд ли. Во-первых, у них на такое просто не достанет воображения, во-вторых, Нэнси Макгью раньше ляжет своими радиоактивными костями, чем допустит такое.







Кальмар сей был за наши грехи задут и обмазан великим Ящериком, да не станет короче его тохота. Я только пятнышки ораньжевенькие намазюкал, а также клюв и внешние зубы. Сама хрень (миниатюрой это как-то язык не повернется назвать) есть bone reaper Kraken - они там как начали лить все из этого гибкого пластика, массу всяких огромных монстров зафигачили, которых из металла было просто не отлить.

А эта Эва Кайла Макдональд Младшая. Более подробный рассказ о ее дальнейших похождениях (и портрет) будет в третьей части, так что пока просто помещу ее фото анфас в обычном костюме ныряльщицы-зверобоя племен Си-Атолл.

Tags: fallout, idaho, miniatures, postapocalypse, вкусная и здоровая пища, доброта, евреи, индейцы, капитализм, кораблики, мужское, не зассали, слабоумие и отвага, тентакли, фауна, юные школьницы
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments