bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

"Smart girl, eh? Your eyes are kinda disturbing, but I think, we'll get used to it"

До войны Национальная Лаборатория Айдахо была одним из основных научно-инженерных центров США. В стенах лабораторного комплекса проводились исследования в области ядерной физики, разрабатывались новые компактные ядерные реакторы. Кроме того, INL вела работы в области возобновляемых источников энергии. Лаборатория была крайне важна для экономики США, поэтому, когда стало ясно, что большой войны не избежать, правительство приняло беспрецедентные меры по сохранению научного центра и его разработок.

В отличие от Big MT, INL была полностью государственным институтом, и Департамент Энергетики при помощи Вооруженных Сил США и корпорации VaultTec осуществил уникальную операцию по тайному переносу целого научного городка на новое место. INL-2 была построена в нескольких десятках миль от INL-1 под горой Hawe Peak. Строительство велось с соблюдением максимальной секретности. Разумеется, проект такого масштаба полностью спрятать было невозможно, поэтому ФБР распространяло слухи, что под горой возводится комплекс убежищ для богатейших жителей Америки. В действительности, проект INL-2 представлял собой четыре стандартных Убежища, соединенных в один подземный город. В ходе строительства под горой были открыты три большие естественные полости, которые интегрировали в комплекс и использовали, как испытательные площадки. По завершении строительства начался постепенный перенос оборудования на новое место. Целые лаборатории и мастерские демонтировались и по ночам перевозились в INL-2. При этом, в INL-1 была запущена масштабная программа по имитации функционирования комплекса в прежнем режиме. Все сотрудники дали подписку о неразглашении тайны. От INL-1 к INL-2 была проложена железнодорожная ветка. Сотрудники, приехав из городка на автомобилях и автобусах в старый комплекс, пересаживались на специальный поезд и ехали к новому месту работы. Вагоны были замаскированы под товарные, вход и выход осуществлялся через люки в полу в подземные входы и выходы. Разумеется, это сокращало рабочий день почти на полтора часа, но позволило сохранить проект в тайне.

Работы на INL-2 полностью закончились 19 октября 2077 года. Поскольку обстановка была угрожающая, Департамент Энергетики отдал приказ о немедленном переводе сотрудников лаборатории, членов их семей, а также подразделения охраны и сотрудников группы эксплуатации с семьями в новый комплекс. Эвакуация завершилась в ночь на 23 октября. Через несколько часов китайские ядерные боеголовки превратили INL-1 в наполненный радиоактивным стеклом кратер.

Под землей оказалось почти четыре тысячи человек. Комплекс был полностью автономным - помимо четырех ядерных реакторов в нем находились две экспериментальные геотермальные установки, несколько комплектов солнечных батарей для быстрого развертывания на склоне горы после окончания ядерных дождей, а также небольшая ГЭС на подземной реке. Помимо больших запасов консервированной пищи, в INL-2 имелось два гидропонных комплекса, а также небольшая ферма по выращиванию специально выведенных слепых куроиндеек для снабжения населения животным белком. Короче говоря, город был обеспечен всем. Естественно, в такой ситуации население не могло не взбунтоваться.

Примерно половина рабочих, около четверти сотрудников, все солдаты и все члены семей персонала INL-2 не имели представления о том, что их переводят в гигантский подземный город. Они не понимали, зачем это нужно, и не успели еще разместиться на новом месте, как гора задрожала от недалеких ядерных взрывов. Вспышка массовой истерии едва не привела к открытому мятежу, который, разумеется, окончился бы колоссальными жертвами и разрушениями, если бы не вмешательство заместителя директора лаборатории доктора Альберта Ванклиффа. Бесстрашный доктор безоружным пришел к взбунтовавшимся солдатам и рабочим и объяснил им сложившуюся ситуацию. Наверху, несомненно, бушует ядерная война, и это нельзя изменить. Однако, здесь, под землей, у них есть все необходимое для того, чтобы выжить. Более того, население города состоит из ученых, инженеров, рабочих и солдат - идеальная комбинация, позволяющая справиться с любыми трудностями, которые встанут перед комплексом. В убежище - почти четыре тысячи человек, то есть эффект бутылочного горлышка жителям не грозит, особенно с учетом того, что тут собрались люди всех рас. Таким образом, их долг - выжить любой ценой, сохранив знания и историю человечества, и, если даже они останутся одни, снова заселить Землю.

Пораженные такой грандиозной перспективой, жители INL-2 прекратили беспорядки. Была выработана программа продолжения исследований, а также начаты работы по формированию стабильного генофонда будущих поколений. Проще говоря, браки между жителями города отныне заключались, исходя из интересов вида. Для того, чтобы не повышать напряженность среди населения, программа подразумевала, что в брак так или иначе вступает большинство жителей, даже если некоторые пары не являются оптимальными с точки зрения получения наилучшего потомства. Помимо исследований в области энергетики и биологии, ученые и инженеры вели работы в области робототехники и медицины. Протезирование, сперва в медицинских целях, а после и с целью улучшить необходимые для работы качества человека, стало довольно частым явлением. В лаборатории появились первые киборги.

Первый выход на поверхность ученые под охраной солдат сделали уже через три дня после окончания войны. Убедившись, что окрестности горы стали практически непригодны для жизни, экспедиция вернулась обратно, и INL-2 закрылась на десятки лет. В 2139 году была предпринята вторая попытка исследовать поверхность. Оказалось, что радиоактивные осадки прекратились и вообще уровень заражения местности значительно упал. На пожарищах появилась свежая растительность, в которой, внезапно, обнаружился некоторый животный мир. Самым же интересным и пугающим оказалось то, что довольно заметная часть человечества пережила ядерный Апокалипсис. Экспедиция вступила в контакт с несколькими племенами, большей частью враждебными. Прихватив пару живых особей и препарировав на месте три трупа, ученые пришли к выводу, что встретившиеся дикари, несомненно, принадлежат к виду Хомо Сапиенс, хоть и несколько изменившемуся под воздействием ядерного излучения и биологического оружия. После окончания экспериментов подопытные были усыплены, а руководство INL-2 решило снова от греха запечатать убежище.

Впоследствии, ученые и военные лаборатории все же начали постепенно знакомиться с окружающим миром. Подножие горы было обнесено колючей проволокой под током в несколько рядов, благо, железа вокруг хватало, а мастерские подземного комплекса работали надежно. Огневые точки, частью - роботизированные, частью - дистанционно управляемые с боевых постов, надежно прикрывали ограду. В районе подземного входа у железной дороги построили форт, выполняющий роль КПП, и принялись ждать, когда дикари явятся для общения. Первыми, однако, к форту вышли рейнджеры Лесной Службы. Несколько ошарашенные жители убежища с удивлением разглядывали людей в своеобразной, но все же форме, одинаковых шляпах из грубой домотканой материи, с явно не так давно сделанными дробовиками и винтовками. Общение пошло на пользу обеим сторонам. Жители INL-2 узнали, что представляет из себя Америка в середине 23-го века. Рейнджеры, положение которых было, мягко говоря, непростым (об этом - позже), получили доступ к медикаментам и некоторому оборудованию, которое осторожное руководство лаборатории сочло возможным передать пусть и благородным, но, очевидно, дикарям. Так началась торговля INL-2 с жителями Айдахо. Ученые и инженеры ремонтировали принесенное им старинное оборудование и устройства, давали лекарства, учебники и справочники. Взамен они брали разнообразный довоенный лом, детали, устройства, а также свежую пищу, которая так приятно отличалась от набившей за полтора столетия оскомину куроиндюшатины. Разумеется, в конце концов разного рода негодяи объединились для того, чтобы напасть на лабораторию и завладеть ее сокровищами. Однако против совершенного энергетического оружия, высокотехнологичных систем слежения и обнаружения, а также солдат, которые хоть и не имели боевого опыта, но до посинения совершенствовали навыки и реакцию на уникальных тренажерах, они не смогли сделать абсолютно ничего и были перебиты до последнего человека. Трупы наиболее колоритных негодяев солдаты, по совету рейнджеров, развесили на скалах, и вопрос о вторжение в INL-2 больше не поднимался.

Таким образом к 2291 году лаборатория продолжает свою работу по совершенствованию человеческой расы в отдельно взятом городе, развивает или хотя бы сохраняет довоенные технологии и пытается нащупать свое место в окружающем мире. В общем, представляет собой то, чем мог бы стать Анклав, если бы власть в нем не принадлежала сумасшедшим Ястребам и политикам. Разумеется, руководство INL-2 не одобряет несанкционированные выходы за пределы горы. Строго говоря, такие выходы запрещены. Впрочем, большая часть населения туда особо и не рвется. Во-первых, и ученые, и инженеры, и солдаты уверены, в своем превосходстве над жителями Айдахо, как технологическом, так и культурном. Во-вторых, им вполне хватает, чем заняться дома, тем более, что два реактора из четырех уже на ладан дышат, и надо развивать ветровую энергетику, разворачивать солнечную электростанцию и налаживать выпуск стального проката.

При этом, конечно, всегда находятся индивиды, у который в заднице сидит шило, и которым мало того, что они имеют дома. Об одном, вернее, одной из таких бунтарей у нас и пойдет дальше речь. Adeline Rama Nilsen происходит, как можно догадаться, из очень смешанной семьи. Впрочем, через двести лет в лаборатории других просто не осталось - расизм и ксенофобия в научной среде, к счастью, не прижились. Аделин с детства отличалась слабым зрением, поэтому в 17 лет ей была сделана операция по имплантации искусственной сетчатки. Попутно, поскольку у девушки рано появились способности к работе с робототехникой, программированию и медицине, ей установили универсальный церебральный процессорно-коммунитационный модуль. Это устройство, работающее от стандартных электроячеек, позволяет Аделин связываться по стандартным каналам внешней связи с разного рода роботизированными устройствами, обмениваться с ними информацией и брать под свое управление. Разумеется, для последнего требуется время и подключение к модулю устройства ввода-вывода, которым в данном случае является Pip-Boy-2000, старый, но надежный. Замена сетчатки привела к тому, что глаза Аделин - практически белые, с серебристой радужкой, кажутся неподготовленному человеку странными, даже отталкивающими. Зато девушка способна видеть в более широком диапазоне, и может обнаруживать скрытые провода под током. Коммуникационный модель же выглядит просто как заколка в волосах и микрофон с наушником, поэтому, если не замечать, что Нильсен их никогда не снимает, то все будет нормально.

Аделин получила отличное образование (как, впрочем, и все в городе) и стала работать в лаборатории робототехники №37. Нильсен подавала большие надежды, но к двадцати трем годам поняла: ей не интересно разрабатывать новые сервоприводы. Душа девушки хотела приключений (хотя ее мать и по совместительству начальница полагала, что проблемы заключались не в какой-то мистической субстанции, а во вполне конкретной части тела, которая, по всей видимости, испытала в детстве недостаточно интенсивное воздействие ремнем). Аделин много работала в архивах и представила руководству своего направления план исследования потенциально полезных пунктов штата, в которых до войны располагались высокотехнологичные производства, стояли войска или находились убежища Vault-Tec. По мнению Аделин, экспедиции в подобные места могли оказаться крайне полезными в плане пополнения запасов редких комплектующих и материалов. Руководство посоветовало Аделин заниматься своими делами. Никаких мер административного воздействия к ней применено не было, что говорит, во-первых, о крайне либеральной атмосфере в INL-2, а во-вторых, что руководство не слишком хорошо разбиралось в людях. Аделин решила, что сама отправится во внешний мир, исследует несколько намеченных точек, и, вернувшись с великолепными результатами, убедит всех в соей правоте. И ее не накажут. Ну, может быть, только чуть-чуть.

Милн тщательно подготовила свой побег. Изучив все имеющиеся в архиве материалы о жизни на поверхности, она два месяца собирала по всем доступным ей мусорным контейнерам крышки от Ньюка-Колы. Этот достойный напиток, не имевший в своем составе ни одного натурального компонента, в несколько усовершенствованном, чтобы не наносить вреда здоровью, виде, производился и свободно распространялся в убежище, как часть культурного наследия США. Ну, потому что надо же как-то хранить традиции. Аделин удалось собрать в общей сложности три тысячи восемьсот девяносто семь крышек. Вместе они весили почти двенадцать килограмм. В сочетании с лазерным пистолетом, пипбоем, запасами еды и воды, фотокамерой, пленками, медикаментами, инструментами, небольшим набором одежды и некоторыми необходимыми девушке вещами, это довело вес рюкзака до двадцати пяти килограмм, но Аделин была сильной и, главное, упрямой девушкой. Когда все было готово, она воспользовалась тем, что один из охранников в форте считался наиболее подходящим кандидатом в отцы ее будущих детей, и выбралась наружу. Системы безопасности были организованы так, чтобы, главным образом, не пропускать никого в гору, а не наоборот. В общем, когда ее хватились, девушка была уже далеко.

Пройдя вдоль старой железной дороги, Аделин вышла на шоссе №33 и бодро зашагала на юго-запад. То, что по дороге девушку никто не сожрал, говорит лишь о том, что представители местной фауны, как двуногие, так и четвероногие и даже шестиногие, настолько обалдели, что просто не знали, что с ней делать. Достаточно сказать, что по пути Аделин сфотографировала с расстояния в каких-то пятнадцать метров росомахомедведя - опаснейшего хищника Айдахо, по свирепости превосходящего даже Яо-Гая.

Разумеется, в конце концов ее везение должно было закончиться, но прежде чем это произошло, девушка вышла к перекрестку 20-26-33, точке, где сходились три старых шоссе. На перекрестке располагался укрепленный торговый пост - небольшой форт, построенный вокруг колодца, пары гостиниц, салуна и трех магазинов. Ошеломленная Аделин впервые увидела столько дикарей в одном месте. Кроме того, тут были ездовые животные и даже одна самодвижущаяся повозка с примитивным двигателем внутреннего сгорания. Аделин щелкала фотоаппаратом, не переставая, и уже начала привлекать к себе ненужное внимание (хотя сама этого, разумеется, не заметила), когда внезапно перед ней оказался великолепный типаж женщины Пустошей. Типаж представлял собой высокую черноволосую девушку монголоидной расы. Дикарка была одета в красный кожаный комбинезон, за поясом которого торчал короткий, слегка изогнутый меч. Аделин, задохнувшись от восторга, успела сделать два кадра, когда девушка вдруг протянула руку и крепко взяла ее за рукав. Аделин растерялась. Она много читала о жизни на поверхности, но доклады ученых из экспедиций ничего не говорили о том, как вести себя в такой ситуации. Нильсен попыталась вспомнить, что говорили о подобных положениях рейнджеры, рассказы которых тоже тщательно записывали. Судя по этим записям, она оказалась в опасном положении. Прежде чем Аделин успела придумать, как ей реагировать, черноволосая незнакомка кивнула и, не выпуская рукава, потащила девушку за собой. Нильсен решила, что это не слишком похоже на убийство, ограбление или изнасилование, и решила посмотреть, что будет дальше. Девушка в красном привела Аделин в один из салунов, где в углу за столом сидели две женщины. Одна была уже немолода, но с хорошей фигурой и крепкими руками. Лицо женщины показалось бы приятным, если бы не злые глаза и постоянно искривленный в циничной усмешке рот. Вторая, наоборот, была очень молода, смотрела открыто и весело, и улыбалась так, словно увидела старого знакомого. Обе дамы в этот день, по-видимому, еще не умывались. Девушка в красном толкнула Аделин к столу и встала у нее за спиной. Старшая женщина сделала глоток из своего стакана (судя по запаху, в стакане был крепкий и плохо очищенный алкогольный напиток) и вопросительно посмотрела на черноволосую азиатку. Та положила ладонь на плечо Аделин и снова подвинула ее вперед. Женщина закрыла лицо рукой и необыкновенно тоскливым голосом произнесла:

- Нет-нет-нет, вот только не говори мне... Сперва Джейн, теперь ты...

Веселая девушка подняла свой стакан, в котором, кажется, была довольно неплохо отфильтрованная вода, поглядела сквозь него на мутное окно, и, видимо удовлетворившись осмотром, выпила одним глотком. Вытерев губы, она сказала:

- Ну, Клэр, ну что ты в самом деле. Миэко зачем-то ее привела и, наверное, хочет нам что-то сказать.
- Да ничего она не хочет нам сказать, - угрюмо ответила старшая, пощелкивая ногтем по краю своей посуды, - Когда я работала охранницей в Хэппи Трэйл, у меня была собака. Так вот, она обожала притащить что-нибудь из пустыни, положить передо мной и ждать, что я с этим сделаю. Обычно притаскивала недодавленного радтаракана или змею. Один раз принесла мину.

Женщина подняла глаза на оторопевшую жительницу INL-2 и мрачно спросила:

- И кто ты у нас будешь, змея или мина?
- Я - Аделин Рама Нильсен, - робко ответила девушка.
- Fuck my life, - мрачно глядя перед собой, произнесла старшая, - Садись, Аделин, нам, кажется, надо поговорить.

Разговор затянулся до вечера. Аделин узнала, что три женщины работают охранницами при одном из караванов. Их обязанности заключаются в том, чтобы уничтожать или отгонять от каравана опасную фауну и опасных людей, которые, в общем, тоже фауна. В настоящее время их караван движется в Нью-Бойсе - столицу штата Айдахо. "Судя по тому, что рассказала Миэко", - заметила старшая, - "Ты, Аделин, привлекаешь к себе слишком много внимания. Это неправильно, потому что чем больше внимания - тем больше вероятность попасть в неприятную ситуацию. И вообще, мисс Нильсен, вам бы лучше, пока не поздно, вернуться в свое убежище. Тут вас ничего хорошего не ждет."

Выслушав разъяснения и наставления старшей дамы, Аделин решительно ответила, что возвращаться не собирается, по крайней мере до тех пор, пока не отыщет полезные для ее лаборатории места. Девушка положила на стол пипбой, включила карту и принялась показывать пункты, в которые ей необходимо добраться. При этом она задела ногой свой рюкзак, в котором довольно громко брякнули крышки. Старшая женщина, Клэр, сразу напряглась и спросила, что в рюкзаке. Аделин гордо ответила, что приготовилась к жизни на поверхности и там у нее почти четыре тысячи крышек. При этих словах женщины озабоченно поглядели по сторонам. Аделин, понизив голос, робко спросила, не сделала ли она какую-то ошибку. В ответ Миэко заметила, что ее пытались продать в рабство за в десять раз меньшую сумму.

В этот момент Аделин впервые почувствовала, что вся эта затея может для нее плохо кончиться. По всей видимости, ее знания о мире за пределами лаборатории оказались явно недостаточными. И если информацию можно был приобрести более тщательным изучением архивов и общением с рейджерами, то умения применять полученное на практике у нее все равно не прибавится. Однако, возвратиться домой с пустыми руками Аделин не могла. Даже если отбросить то, что INL нуждается в редких материалах и довоенных деталях, всего лишь несколько часов в этом поселке показали Нильсен, что, спрятавшись за стенами города, ее народ совершает огромную ошибку. За пределами лаборатории лежал целый мир - непонятный, опасный, огромный, но, главное, живой. Этот мир развивался, в нем шли войны, создавались государства, открывались пути. INL-2 может это не признавать, но она - часть Америки. И рано или поздно ей придется встать с Америкой - либо лицом к лицу, либо плечом к плечу.

Разумеется, изложить свои мысли в красивой и ясной форме у Аделин не получилось. Она никогда не говорила с кем-то совершенно незнакомым, и сейчас путалась, запиналась, бормотала что-то себе под нос и даже вспотела. К ее удивлению, три женщины выслушали ее вполне сочувственно, и даже злой взгляд старшей несколько потеплел. Девушка в синем налила в стакан воды и поставила его перед Аделин. Клэр - старшая, и, видимо главная из троих, некоторое время молчала, почесывая нос. Наконец, допив одним духом свое страшное алкогольное пойло, она сообщила Аделин следующее. Если девушка действительно хочет исследовать Пустоши, то ей лучше делать это не в одиночку. Работа, которой занимаются Клэр, Джнйн и Миэко, подразумевает дальние путешествия, знакомство с новыми местами и интересными людьми, многих из которых потом можно даже исследовать, только недолго, потому что караван не останавливается. Таким образом, Аделин может пойти с ними, потому что, во-первых, вчетвером - веселее, во-вторых, если она будет и дальше так звенеть крышками, ее ограбят через пять миль. Крышки вообще лучше в Нью-Бойсе сдать в банк. Там есть несколько сравнительно честных. Удивленная и обрадованная Аделин спросила: значит ли это, что она может присоединиться к трем женщинам и путешествовать вместе с ними. Клэр вздохнула и кивнула головой. Аделин не знала, что принято делать в таких случаях и переводила растерянный взгляд с одной женщины на другую. Клэр вздохнула еще раз и крикнула бармену, чтобы он принес стакан виски и три стакана воды - надо отметить встречу. Джейн засмеялась и похлопала Аделин по плечу, и даже невозмутимая Миэко сдержанно улыбнулась. Нильсен подумала, что, наверное, для нее все еще может кончиться хорошо.



Аделин носит стандартный белый комбинезон инженера INL-2. Комбинезон изрядно запачкан кровью и машинным маслом. За пояс заткнуты синие хирургические перчатки, в руках - Pip Boy-2000. На поясе - кобура с лазерным пистолетом. Аделин неплохо владеет энергетическим оружием, хотя концепция сознательного отнятия жизни у разумного существа для нее пока еще чужая. В бою она обычно держится сзади вместе с Миэко. Ее задача - оказывать первую помощь и обнаруживать спрятавшихся врагов. Alignment - Neutral Good.












Модель - Heresy Miniatures без доделок. Я дурак, решил покрасить в белый. Надо было в серый, голубой или черный, а белый у меня фигово получается.

(Продолжение следует, но потом)
Tags: fallout new vegas, idaho, miniatures, postapocalypse, дружба - это магия, матан, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments