bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

"Ave, Caesar! Fuck NCR! Problems, pal?"

Как и обещал, очередная порция фоллаута. В этот раз только один персонаж, и, поскольку он не принадлежит ни к какой фракции или банде Айдахо, рассказ про него будет сравнительно коротким.

Как я уже рассказал в первой главе, в 2290 году Легион Цезаря потерпел сокрушительное поражение в Третьей Битве за Дамбу Гувера. Самое жестокое сражение в послевоенной Америке закончилось гибелью Легата и большинства офицеров. Затем легионеры подняли мятеж, перестреляли почти всех командиров и попытались что-то сделать с внезапно свалившейся на них свободой. Ничем хорошим это для них, разумеется, не кончилось. Почти все уцелевшие солдаты Легиона превратились в обыкновенных рейдеров. В конце концов, многие легионеры родились в рабстве и были воспитаны в атмосфере жестокого террора и постоянной муштры. Дорога на запад, на территории, контролируемые NCR, была для них, по понятным причинам, закрыта. На востоке образовалась пустошь - рабы, узнав о поражении, начали разбегаться. Часть легионеров сдалась Республике, предпочитая рабский труд в концлагерях пугающей неизвестности. Некоторые подались на юг. Крайне небольшое количество солдат Легиона отправилось на север. Вскоре в Айдахо появились первые иммигранты, отдававшие предпочтение в одежде красному и коричневому.

Коренное население республики, в общем, относилось к легионерам достаточно нейтрально. Айдахо война не затронула, а отношения с NCR были, мягко говоря, непростые. Легислатура настороженно следила за расширением республики, понимая, что рано или поздно сфера интересов калифорнийского гегемона распространится и на их штат. Поэтому, пока легионеры вели себя прилично, местные их не трогали. Бежавшие от войны жители Мохаве, конечно, ненавидели бывших солдат Легиона, но, в силу невысоких боевых качеств (из-за чего, собственно, они и вынуждены были уйти на север), сделать ничего не могли. Если же легионеры начинали вести себя, как на завоеванной территории, Lawmercs довольно быстро вправляли им мозги. Таким образом, бывшие солдаты Легиона на территории Айдахо поделились на две группы: перешедшие к мирной жизни, и мертвецы. За одним исключением.

Gneus Aurelius был самым молодым центурионом Легиона. Он получил это звание в шестнадцать лет, когда убил предыдущего командира своей центурии. В бою с ротой солдат NCR центурион, возглавлявший отряд, в котором сражался Гней, приказал отступать. Юный солдат посчитал такое поведение недостойным воина Легиона и прикончил офицера. После этого Аврелий принял командование на себя и обратил бойцов NCR в бегство. Цезарь, впечатленный отвагой и лидерскими качествами Гнея, дал ему звание центуриона и назначил командовать центурией, в которой юноша служил простым легионером. Кроме того, повелитель Легиона вручил молодому командиру уникальное оружие: подлинный гладий, вернее, его довоенную реплику. На клинке меча Цезарь приказал выбить надпись: Dignus Fuit.

Гней глубоко переживал смерть своего повелителя, убитого Курьером незадолго до Второй Битвы за Дамбу Гувера. Последующее поражение ожесточило его еще сильнее. Воспитанный, как один из детей-солдат Легиона, Аврелий не знал ни отца, ни матери, ни своего племени, но всегда был предан Цезарю и Легиону. Он стал правой рукой Легата и вместе с ним подготавливал месть NCR. Однако его надежды рухнули после поражения в Третьей Битве. Центурия Аврелия сражалась насмерть, не в последнюю очередь из страха перед своим командиром. В конце концов, Гней остался один. Несмотря на тяжелые раны, он пробился через солдат Республики и ушел в горы. Его никто не преследовал - потери NCR были слишком велики, чтобы отвлекаться на поимку одного легионера.

То, что Аврелий выжил, говорит как о его невероятном упорстве и воле к жизни, так и о выдающихся боевых качествах. Очень скоро местная фауна научилась обходить стороной двуногого зверя, несмотря на манящий запах крови и лихорадки. Те, кто не мог справиться с инстинктами, пополняли рацион Гнея. Оправившись от ран, центурион начал думать, что делать дальше. Сперва Аврелий хотел найти уцелевших бойцов Легиона и попытаться начать все сначала. Однако первая же группа легионеров, которую он встретил, попыталась его убить. Оставив одного в живых, Гней узнал о гибели Легата, мятеже и смерти большинства офицеров. Это было таким жестоким ударом для молодого центуриона, что он даже не стал убивать пленного, а просто отрезал ему уши и отпустил на все четыре стороны. Аврелий понял, что ни на восток, ни на юг, ни, тем более, на запад, ему лучше не соваться. Таким образом, самым естественным представлялось отправиться на север. Так Аврелий и поступил.

Центурион добрался до границы с Айдахо в августе 2290 года. Его путешествие прошло практически без приключений, если не считать небольшой стычки с эмигрантами из NCR. В результате бывший центурион разжился небольшой суммой крышек, новой одеждой и припасами. Он не стал убивать эмигрантов, мудро рассудив, что надо привыкать к новой жизни.

Свою карьеру в Айдахо Аврелий начал с работы дровосеком в компании Mountain Home Woods. Всю осень и половину сравнительно мягкой зимы бывший легионер трудился на лесозаготовках. Благодаря силе, выносливости и жесткой самодисциплине, Гней поднялся от рядового лесоруба до старшего смены и вполне мог стать мастером, если бы одной ненастной ночью на его бригаду не напали каннибалы. После того, как Аврелий организовал оборону барака и с помощью меча и пистолета лично прикончил четырех людоедов, управляющий посоветовал ему весной отправиться в Нью-Бойсе. Возможно, глава компании действительно желал Гнею добра. Однако более вероятным кажется, что управляющий просто побоялся оставлять такого опасного человека рядом с собой.

Таким образом, в начале лета Гней Аврелий прибыл в Нью-Бойсе. Его одежда, оружие и манера поведения с головой выдавали в нем бывшего легионера, но, к счастью для бывшего центуриона, все действительно опасные бойцы с юга к этому времени покинули город. Таким образом, Нью-Бойсе избежал очередного масштабного побоища, но приобрел еще одного высококлассного мерка.

Гней не стал присоединяться к Союзу, предпочитая работать самостоятельно. После мятежа в Легионе он не слишком доверяет людям и старается работать один. Разумеется, это удается далеко не всегда. Мерки, которым приходилось выполнять контракты вместе с Аврелием, отмечают, что он, без сомнения, великолепный боец, и, что даже важнее, опытный и умелый командир, хотя командует и даже советует крайне редко. Интересно, что Гней, по всей видимости, знает Маленького Билли. Люди, присутствовавшие при их первой встрече, говорили, что легионер, увидев юного пулеметчика, который в тот момент на несколько секунд снял маску, замер, как громом пораженный. Позже Аврелий задал меркам несколько вопросов про Билли, пояснив, что тот похож на человека, которого Гней когда-то знал. Больше от бывшего центуриона ничего добиться не удалось.

Гней до сих пор хранит верность своему мертвому вождю и уверен, что Цезарь был глубоко прав в своей оценке человеческой природы. Ежедневно, Аврелий видит вокруг себя свидетельство порочности человеческой натуры, которая без обуздания и направления мудрой и сильной рукой склонна катиться в сраное говно. Гней надеется рано или поздно продолжить дело своего кумира, но как именно - он еще не решил. Поскольку путь, которым пошел Цезарь, видимо, был не оптимальным, Аврелий должен разработать новый. По этой причине молодой человек все свободное время посвящает учебе и самосовершенствованию. На почве охоты за довоенными книгами Гней несколько раз сталкивался с Чаком Морицем, который, похоже, заинтересовался любознательным южанином.

Гней Аврелий одет в серо-зеленую куртку и штаны. Он носит старые легионные сандалии, под которые зимой надевает плотные носки (и ему глубоко плевать на то, что так сандалии не носят). Гней сохранил свой старый красный плащ центуриона. Ткань уже порядком выцвела, но плащ все равно выглядит импозантно. Аврелий надевает его в тех случаях, когда предстоит рукопашная. Несмотря на молодость (26 лет), в волосах бывшего центуриона пробивается заметная седина, впрочем, женщины говорят, что ему это даже идет. Защитное вооружение Гнея представлено кожаными наручами, снятыми с убитого каннибала, и тяжелой кирасой с латунным покрытием. Такие доспехи носили только высшие офицеры легиона, включая легата, как кираса оказалась у центуриона - непонятно. Аврелий вооружен 12,7 мм пистолетом и гладием. Alignment - Lawful Evil.













Модель - Heresy Miniatures, без переделок. Собственно, заказ в их магазине делался как раз ради этой миниатюры (ну и скорпиончика), а в результате была приобретена еще и Аделин и целая варбанда из пяти мощных бойцов, которую я соберу как-нибудь потом)))
Tags: fallout new vegas, idaho, miniatures, postapocalypse, Легион, матан
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments