bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Во, нашел-таки в закромах синопсис "Жука"

Футуристически белый сияющий тренировочный зал, всюду компьютерные графики и отливает сине-зеленым. В абсолютно белых штанах двое молодых сотрудников КОМКОНа ведут танцевально-учебный бой. Они машут руками и ногами и делают подсечки. Потом к ним присоединяется брутально-сексуальная сотрудница КОМКОНа, которая, в отличие от них, не полуголая, а в топе. На животе у нее квадратики и вообще она вся спортивная. Сотрудница ногебает молодых сотрудников и посмеивается над ними. Экраны в пространстве повторяют бой в замедлениях, показывают ашипки молодых и прокручивают варианты, как было бы без ашипак. Потом от стены отлепляется подпиравший ее Максим. Он такой белокурый бестий, как молодой Дольф Лундгрен, и в глазах у него суровость и сталь. Он ногебает всех троих, одного - силово, другого - гибко, а сотрудницу бьет по разным местам ударными техниками, потому что зритель любит садизм над женщинами. Трое молодых валяются и стонут, экраны прокручивают бой. Оказывает, они почти не сделали ошибок, просто Максим был Оверхелминг. И тут входит такой весь Экселенц, он лысый и жилистый и похож на демона. Экселенц и Максим бьюцца, Максим, наконец, улетает в стенку и ломает всякое электронное. Но Экселенц тяжело дышит и держится за бок, потому что он старый. Экраны пытаются прокрутить бой, но у них происходит сбой и выкидывается ошибка, потому что оба бойца были Оверхелминг.

Экселенц разумеется, ставит задачу всем четверым, но лишь Максима лично в кабинете посвящает до конца. Молодые думают, что ловят прогрессора, но Максим знает, что тут нечто хтоническое. Потом всякие флешбеки, флаеры, коптеры, флипперы и факеры. Абалкин насилует Глумову, но она под конец покоряется и не против, потому что зритель любит изнасилования. Молодой сотрудник и сотрудница сидят в засаде, нападают на Абалкина. Следующая сцена - много флапперов скорой помощи, прожекторы, суровые люди в скафандрах со скорчерами, лают чешуйчатые инопланетные ищейки и рвутся с поводков. На носилки укладывают что-то окровавленное под простыней, в стороне Максим кричит на сотрудницу, чтобы понять происшедшее, но та в шоке и у нее белые глаза. Тыщ-пыщ, много крупных планов голубой планеты, играющих детей и прочего, чтобы зритель осознал, какая угроза нависла. Максим узнает правду. Но потом показывают Абалкина и становится видно, что он страдает. Сцена с голованами на пятнадцать минут, флешбеки, поляна с пуппи, потому что зритель любит пуппи.

Внезапно флешбек на Саракш, дымятся джунгли, танки горят, субмарины тонут, только что кончился бой. Абалкин проходит стандартный тест у Тристана, Тристан смотрит на экран, в который он сбоку вставил пробы крови-слюны-спермы Абалкина. Внезапно у него меняется в лице - зритель осознает, что что-то не так. Абалкин чувствует тоже и спрашивает: "Что, что-то не так?" "Нет, все так", - говорит Тристан, доставая из бокового кармана скафандра футуристический шприцепистолет. Абалкин вскакивает спиной, выхватывает шприцепистолет и орет в лицо Тристану: "Что не так? Что не так? Что не так?" - следующие кадры - все плавает в мутной красной пелене, Тристан голый с полуснятой кожей висит вниз головой и что-то бормочет, захлебываясь визгом. Конец флешбека.

Мак Сим встречает изнасилованную Глумову, у той истерика, но что-то проясняется. Он летит в интернат, но интерната нет - на его месте - лес, хотя интернату до этого было двести лет и он пользовался репутацией. С трудом он находит педагога, которому запретили педагогить и отправили выращивать гигантских подводных китов. В подводной лодке среди всякого Кусто и гигантских кальмаров педагог рассказывает историю Абалкина, как тот ногебал зверей, опустил лося и сделал Глумову своей практически секс-рабыней в 15 лет, пока это не обнаружили. Помимо прочего он упоминает, что воспитатель, который ругал Абалкина за Глумову вскоре умер в страшных мучениях от неустановленного.

Каммерер, запутавшийся и отчаявшийся, пытается узнать, что за тайна связана с Абалкиным. Несколько попыток найти информацию в интернете по своему допуску приводят к тому, что он в акуе понимает, что есть темы, закрытые даже для его допуска. Он начинает искать информацию по своей организации, и оказывается, что закрытых тем еще больше. Сильнее всего засекречены разделы "Зеркало", "Массачусетский кошмар" и "Андроид".

Каммерер возвращается в здание родной конторы, где его встречает Григорий Серосовин, по прозвищу "Водолей" (я вижу в его роли Бадюка, только сделанного несколько помоложе). Серосовин замечает Каммереру, что тот уже три дня не был на тренировках, и судя по записям его последнего боя с Экселенцем, начинает утрачивать форму. Каммерер отнекивается, но Серосовин резко приказывает ему выйти в спортзону. Следует бой, в котором Каммерера сперва имеют во все места, но в конце концов Макса слегка клинит, и у него включается боевой режим. Актер, конечно, должен быть нерусский, потому что это резко отображается на лице: вечно улыбчивый и добрый с лица Каммерер становится похож на упыря, и начинает пи...ть Серосовина с явной целью убить. Серосовин пропускает несколько ударов, которые явно не только болезненны, но и опасны, и сам переходит в режим опасного поцыка, но, в отличие от Макса, он не меняется лицом в озверевшую сторону, а изображает полную расчетливость и отрешенность. Макс бешено атакует, его движения не расчетливы, а, скорее, взрывные и непредсказуемые, один удар "лапой тигра" оставляет на бицепсе Серосовина реальные пять дырок, из которых идет кровь, но тут Водолей его аккуратно вырубает, причем показывается, как он перед ударами видит на теле Каммерера подсвеченные точки и бьет точно в них.

Каммереер валится без сознания на пол, Серосовин открывает в воздухе виртуальный пульт и стирает запись боя со всех носителей. Только после этого он вызывает медицинского робота: куйня размером с теннисный мяч подлетает и начинает светить на раны синим, выпускать зеленое облако, тянуть красные нити, словом, делает продвинутое колдунство будущего.

Каммерер приходит в себя в своеобразной душевой. Напротив, на каменной скамье сидит Серосовин, он голый, на поясе - полотенце. На бицепсе - отчетливые пять розовых пятен. Каммерер молча раздевается, встает под "душ" - его обволакивает синяя искрящаяся пелена, через секунду он выходит сухой и непотный. Обмотавшись полотенцем, он садится напротив Водолея и смотрит тому в глаза. Водолей усмехается, запускает режим сауны и протягивает Каммереру Боттл. Тот смотрит на этикетку и поднимает бровь. Серосовин улыбается и говорит: "Да, с Саракша, как ты любишь". Каммерер качает головой и говорит, что уже лет десять такого не пил, и вообще... Затем кивает, скручивает пробку и в несколько глотков опустошает половину бутылки. Затем он снова смотрит на Серосовина и спрашивает: "Зачем все это было?" Водолей пожимает плечами и говорит: "Приказ Старика". Затем объясняет, что Каммерер утратил эдж, а ситуация слишком опасная. Максим сперва взрывается без слов, потом угасает и говорит, что ему этот эдж не нужен. Серосовин качает головой и потом вдруг говорит, что Старик именно его, Каммерера считает своим будущим преемником, и он, Серосовин, с этим согласен, хотя работает в КОМКОН-2 дольше. Каммерер спрашивает: "Почему?" Водолей объясняет, что из всех сотрудников только он и Экселенц, способны принимать и претворять такие решения, которые любому другому будут не по силам. Только они смогли без всякого психологического кондиционирования делать самую страшную и грязную работу на Саракше, а потом вернуться на Землю и работать здесь без всякого рекондиционирования. Он, Серосовин, к примеру, не смог. Каммерер кривится и говорит, что Серосовин, по ходу, видит в нем какого-то урода. Водолей качает головой, затем объясняет Максу, что он, Макс, конечно, говно, но не потому, что принимает решения, а потому что склонен немного забывать о дружбе которая их связывает, и чересчур копаться в себе вместо того, чтобы думать о работе. Макс молчит.

Серосовин продолжает чисто в пространство, что свойства личности Каммерера, в данном случае, это ровно то, что КОМКОН-2 может противопоставить Абалкину. То есть, наверняка, если будет время, можно разработать что-то еще, но времени нет, Земля столкнулась с кризисом, которого не было со времен Массачусестского кошмара. Абалкина нужно остановить, потому что никто не знает, что произошло на Саракше. И, что самое страшное, времени подключать Мировой Совет нет, КОМКОН-2 должен решить проблему, доложить об исполнении, а потому приготовиться получать на голову все цистерны говна. Помолчав, он добавляет, что в Массчусетсе было так же. Каммерер спрашивает: что же там было? Серосовин некоторое время молчит, потом начинает рассказ, который представляется в виде небольшой интерлюдии.
Определенное количество биовычислительных узлов позволяет запустить систему, чьи аналитические и прочие способности будут равны человеческому мозгу. Существующие на сегодняшний момент биотопологические (страшно!) модели позволяют описать работу и поведение системы, в сто раз превышающей по количеству узлов вышеупомянутую. В Массачусетсе была разработана и построена машина, в которой количество узлов превышало описанные в миллион раз. Основная работа была по обеспечению обмена данными (наукообразие). Предсказать поведение машины не мог никто, MIT не ставил Мировой Совет в известность. Различные интерфейсы позволяли операторам общаться с получившейся системой через сложнейшие интерпретаторы, обрабатывавшие потоки информации и направлявшие в мозг оператору выжимку в виде определенных наборов воздействий, так, что мозг человека мог воспринять их как нечто знакомое: запах, цвет, звук, некие комбинации. Предполагалось, что постепенно люди и машина выработают систему взаимопонятных символов и смогут общаться полноценно.

Через двенадцать секунд после запуска система заработала, как некий общий разум. Через двадцать секунд первая информация стала поступать в мозги операторов. Через тридцать секунд трое операторов умерло, семеро с мясом сорвали с себя интерфейсы и бежали. Еще один впал в некое коматозное состояние, и лишь последняя, которая перед запуском больше всех стремалась, сумела усилием воли на время пресечь поток информации о машине и установить блокировку на любой обмен данными с внешним миром по стандартным каналам. Затем, пользуясь древней проводной телефонной линией, она связалась с КОМКОН и доложила обстановку, последние ее слова были: "Машина начала вести себя". После этого оператор погибла, но на некоторое время каналы были сильно заблокированы, ибо человеческая личность - это о-ло-ло, и не все поддается моделированию!

Горбовский поднял по тревоге Экселенца, тот, проанализировав ситуацию, принял решение: бомбить энергетический центр института, после чего машина так или иначе должна будет перейти на резервные источники питания, которые конечны и быстро исчерпаемы. Пока Серосовин руководил эвакуацией в VIN, электронные системы которого постепенно начали выходить из-под контроля, пока КОМКОН-2 пытался отрубать все каналы связи MIT в сотни лет едином информационном пространстве, Экселенц решал задачу с нанесением бомбового удара при отсутствии уже три века бомбардировщиков и бомб. Нашли древнейшие транспортные флаеры, за час смонтировали систему аналогового управления, сбацали бомбы из малых реакторов, после чего нанесли бомбовый удар, разнесли электростанцию и вместе с ней пол-института. Перед ударом машина попыталась выйти с людьми на связь через коматозного оператора, но ее никто не стал слушать.
После этого КОМКОН-2 был опи...орашен на Мировом Совете, Экселенц сбежал на Саракш, но удалось продавить решение о полной изоляции MIT, вплоть до применения насилия к несознательным.

Макс спрашивает: почему не е...нули непосредственно по машине. Водолей отвечает, что нельзя принимать необратимые решения, тем более, что Машина, по большому счету, стала своеобразной цивилизацией, и уничтожить ее означало бы сделать цивилизационный геноцид. Потом он приглушенным голосом добавляет, что Старик выступал как раз за удар по машине и до сих пор иногда в сердцах замечает, что надо было е..нуть, а потом садиться в изоляционную камеру на Плутоне и пошло оно все. Макс говорит, что не представлял, какие задачи решала родная организация. Затем, подумав немного, спрашивает: "И что, сейчас такой же пи...ц"? Серосовин молчит, затем тихо говорит: "Сейчас, пожалуй, хуже".

После чего молча допивает свою бутылку и начинает спокойно объяснять: он сейчас нарушил все мыслимые и немыслимые инструкции и, по большому счету, совершил должностное преступление. Он поступил так только потому, что со своей колокольни считает: Старик не прав, скрывая информацию от Каммерера. Больше Серосовин ничего сказать не может, но этот разговор, и бой перед этим, он надеется, настроили Макса на правильный лад. Потому что время выходит. Он не скажет больше ничего, но если Макс почувствует, что должен знать об этом деле все, пусть идет к Экселенцу и давит на него изо всех сил - Старик сломается. А теперь он должен идти и выполнять свою часть задания.

Смысл фильма, и это раскрывается в разговоре Макса с Экселенцем перед последней конфронтацией с Абалкиным, что Каммерер и Сикорски - оба люди с психологией человека 20-го века, причем с психологией человека действия. Каммерер сперва в ужасе отказывается от этого, но Сикорски спокойно напоминает ему, что тот на Саракше начал с того, что голыми руками поубивал несколько гопников. Затем он приводит пример двух землян, оказавшихся в схожей ситуации ("Попытка к бегству"), у которых и в мыслях не было убивать - просто физиологически не смогли такое представить. Поэтому именно Каммерер должен остановить Абалкина. Каммерер в ужасе понимает, что под "остановить" Экселенц понимает "убить", пусть и в крайнем случае, и кричит, что никогда не сможет убить землянина. Сикорски спокойно спрашивает его: чем, по его мнению, землянин отличается от жителя Саракша? Он человек высшего сорта? Каммерер молчит. Сикорски тяжело садится и, глядя перед собой, говорит, что сам он для себя давно решил этот вопрос и лишь надеялся, что ему никогда не придется прибегать к подобным мерам на Земле. Каммерер тихо говорит в ответ, что он для себя тоже решил, потому и ушел с Саракша, и надеялся, что ему никогда не придется больше убивать, ни на Земле, ни на другой планете. Он найдет другое решение.

Выходя от Экселенца он звонит одному из своих подчиненных и приказывает приготовить звездолет и набор для устроения лагеря на планете земного типа, куда он планирует отвести Абалкина и Глумову и решить таким образом проблему без убийства. Но, как и в книге, ему не удается убедить Абалкина, а схватку он проигрывает, и в ход идет вариант Сикорски.
Tags: Сверхнатуралы, азаза, вкусная и здоровая пища, добрые милиционеры, жизнь - это боль, кино, книги, не фоллаут, нет фоллаута, политически верно, творческое, тоталитаризм, ужасы совка, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments