bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

А я вот одного не понимаю - чего это все так вызверились на сцену смерти Петька?

"Ах-ах-ах, главный интриган, так бесславно, фу-фу-фу!" Как раз, в отличие от всего остального содома, в который постепенно скатывается сериал, этот момент выглядит четко, обоснованно и по-пацански. Пройдем по пунктам:

1. Петек, верный своей программе постепенного восхождения на Железный Трон, проводит политику присоединения Севера к домену Арренов. Для этого он приводит лучшие войска Долины вроде бы на помощь законной претендентке на Винтерфелл, вроде бы играет решающую роль в сражении, и вроде бы все должно идти по плану: пацаны поднимают на щите рыжую сучку, он при ней кобельком-советником, все дела, можно дальше двигать план. И тут вылезает первое препятствие: харизматично-потусторонний Снежок, дикари, которые что-то видели, слухи, которые ползут от стены по всему Северу. Баннереты Старков, вместо того, чтобы орать: "Сансу на стол, не в этом смысле, хотя можно и в этом!" - все такие жмутся, переглядываются и вообще немного очкуют. Один молодой сыкун предлагает по-быстрому разбежаться по домам, ну его нахер, зима пришла, какие, в жопу, короли. Встает Снежок и начинает замогильным голосом: "Я меч во тьме, дозорный на стене..." (спасибо пацанам из пропиаренного канала)))). Все играют очком еще сильнее. О том, чтобы в такой обстановке предлагать на трон рыжую не может быть и речи. Тут встает сыкуха Мормонт, и, пользуясь своим заслуженным званием Самого Верного Баннерета Старков, хуесосит старых дядек, как покойный Чуркин каклу и пендосов в ООН. У самых толстых баннеретов просыпается совесть - обстоятельство, которое Петюн учесть не мог, потому что сам этого качества начисто лишен. Хуяк - бастард на троне.

2. К счастью, Снежок оказывается законченным долбоебом (с точки зрения Петюни) и отправляется к блондинке-скакательнице насосать немного стекла и вообще попросить о подмоге. Вроде бы ура, Санса как бы регент, можно двигать план дальше. Увы, рыжая, судя по всему, не горит желанием свергать старшего брата-ублюдка. Во-первых, она здорово изменилась с того дня, когда Петюнчик раздевал ее масляным взглядом на турнире жирного Багратиона. Хер в жопе не по согласию иногда оказывает на людей удивительное влияние. Санса совершенно искренне вешалась на Снежка во время первой встречи. Во-вторых, Санса некоторое время (пусть очень недолго) поотиралась в Черном Замке и не могла не слышать охуительные истории про пять ножей в печень, побегушки за стеной и синеглазых чуваков с херовой гигиеной кожи, но зато пиздец каких целеустремленных. Нет, разумеется, она их отметала, как антинаучные бредни, но слышать - слышала. И Сансочке немного тоже сыкотно, поэтому никого она свергать не собирается.

3. И пока Петюня собирается исподволь капать Саньке в уши свой липкий яд не скажу откуда, в Винтерфелл начинают собираться, блеать, уцелевшие Старки. Петюня, конечно, напрягается, но, присмотревшись к обоим, с облегчением расслабляет сфинктер. Арья, бесспорно, просто злобная маленькая сучка, которой только бы буду-резать-буду-бить-все-равно-кого-мочить, а Бран, ёпта, вообще на голову ебанутый. Да, он, конечно, чего-то там сказал про лестницу, и, как заверещали некоторые знатоки, после этого нормальный Литтлфингер должен был в пять минут собрать вещи и съебаться из этого Скайрима куда-нибудь в Британию пятого века, тем более, что ему там предлагают нормальную позицию в команде одного сутенера, так что даже переобучение проходить не придется. Но на самом деле, конечно, тут такого ни хуя. Петюня - подчеркнуто рациональный, логически мыслящий человек. Он в принципе не может поверить во всякое потустороннее говно типа переселения душ, мертвяков ходячих и трехпёздых сорок:



Естественно, он пропускает намек Брана мимо ушей, тем более, что тут подвернулась такая охрененная возможность: Арья срется с Сансой, обзывает ее сучкой крашеной и предательницей и вообще, тварь, все космы тебе выдерну, ой, бля, какой ужас, ее в жопу трахнули, а ножом в печень тебе не совали, шлюха, глаза бы мои на тебя не смотрели? Петюня бурно устремляется в родную стихию, как последствия просроченного творога в прямую кишку, и вроде бы все на мази... Но наш герой-штаны-с-дырой не учел одного: Арья и Санса все-таки сестры. В этом нет его вины, Петюнчик рос один как перст, поэтому он не понимает отношений, которые возникают между близкими родственниками в большой семье. Тут надо сделать небольшое отступление. Бывают семьи просто дружные - редко, но бывают. Это когда муж и жена - одна сатана, живут душа в душу, и своих спиногрызов личным примером тоже к подобному побуждают. Бывают семьи, которые со стороны напоминают кубло скорпионов, но при этом при этом лохоперый пидарок, решивший этим воспользоваться, внезапно обнаруживает себя поднятым на рога, копыта, клыки, хвостовые жала, и еще этот мелкий гандон, ходить еще не научился как следует, пытается жевать за ногу молочными зубами. И все это к глубочайшему удивлению пидарка, который думал, что если они там все срутся и орут друг на друга, то не станут друг за друга зверски всех убивать. Ну, бывают еще третьи семьи, про них у профессионально теперь уже покойного Малахова рассказывали, но нахер нам такие семьи обсуждать? Арья и Санса, происходя из семьи первого типа, являли в ней маленький такой филиальчик типа второго. То есть, конечно, они друг друга не любили, но, во-первых (это словоповтор, но мне можно), они все-таки были сестрами, и о том, чтобы пырять друг друга железяками могли подумать, но не решиться на такое. А во-вторых, они повзрослели. В детстве братья-сестры могут очень сильно друг друга не любить, особенно если родители немного тупят с воспитанием, например, оказывая кому-то предпочтение или не проявляя всегда суровую справедливость. Но если эти братья-сестры - нормальные, то вырастая они понимают, что ближе людей у них в мире пока нет. Ну, конечно, может появиться семья, жена, дети, но как говорили всякие первобытные индейцы и дикие русские: "Ближе брата у тебя никого нет. Жена и дети могут быть новые, брат только один. Где ляжет твоя голова, там, наверное, будет лежать и его голова". Ладно, про Авдотью Рязанку сами прочитаете, можете обработку Шергина, а можете оригинал, с турецкими бахметами и прочими казанями. Петюня мог сколько угодно нашептывать Сансе, что Арья хочет ее убить, Арья плохая, надо Арью того, пока не поздно, для Сансочки Арья - родная сестренка, пусть и тупая злобная сука, откуда ты взялась на мою голову. Все эти наклоны и прочие парные упражнения с Болтоном, видимо, здорово приводят в порядок психику. Равным образом, Петька промахнулся насчет Арьки, которая, конечно, конченая сука и злобная маньячка, но, с другой стороны, она все-таки Старк, а Санса - ее сестра, которую она ненавидела еще тогда, когда мамка ей стрелять из лука не разрешала. Поэтому при всей злобе, которую мелкая ассасинка испытывает к сестре после прочтения записки, она не будет ее вот так сразу пырять в пузо, а сперва поскандалит. А скандал на свежем воздухе, когда обе стороны высказывают друг другу свои претензии, может иметь два выхода. Если скандалят тупые пёзды, которых жизнь, по сути, не била как следует, то дело дойдет до рукоприкладства. Если же сцепятся бывалые, тертые девки, понюхавшие, чем пахнут всякие неприятные вещи, то разговор хоть и идет на повышенных тонах, но до пиздеца скорее всего не дойдет. Потому что пиздецов собеседницы в жизни и так насмотрелись. И в ходе такого разговора в обеих сестрах зарождаются некоторые сомнения в связности картины, которую каждая выстроила своим женским умишком.



Естественно, Санька в смятении. С одной стороны, она жопой чует какой-то блудняк со стороны Петюни. С другой - Арья, все-таки, отмороженная тварь, ей человека зарезать - как их папке покойному, и брату, (да и мамке) какую-нибудь херню отмочить, чтобы все проебать. Арья тоже не знает, что делать: то ли мочить Сансу, то ли ведь родная кровиночка, а что дальше делать, а что Снежок скажет, а как потом со всеми этими винтерфелами да рыцарями вэйла разбираться? И тут Санса вспоминает, что у них же есть братец, Бран-Уебан, которого, сука, как подкурили чем-то за Стеной, так он до сих пор раскумареный и сидит в своем кресле под себя. Но вот вроде бы он что-то такое говорил, что, мол, видел, как Сансу лишали анальной девственности, и эта сука болотная, которая смоталась к себе на юг, тоже что-то такое плела. И когда Петюня подталкивает Саньку сеструху замочить, та вместо этого бежит к калеке-брату и требует ей все рассказать. Мол, пиздел много, что трехглазый ворон, так давай, отвечай за базар, как у нас на Севере говорят. Бран, который, в общем, уже и не Бран практически, а, сука, такой СОРМ с упором на жесткую порнографию, судя по всему пожал плечами, погудел модемом и вбил в свой трехглазый гугол: «Питер Бейлиш, хули он там мутит какой-то блудняк».

Когда внутренний гугол вывалил дохерища страниц на нашего интеллигентного педофила, и Санса, и Бран, естественно, слегка насторожились, а уж когда они ознакомились с их содержанием, то, наверное, пришли в ужас. Ну, то есть Санса пришла, Брану-то все похуй, он трехглазый ворон, все дела. Вы представьте, каково этой тетке, которой и двадцати-то в сериале еще нет, узнать, что весь этот кровавый содом, все эти гекатомбы, все эти горы трупов и курганы из черепов (и, кстати, хер в ее жопе совсем не по согласию) – это дело рук вот того усатенького сутерка. Естественно, у Сансочки оставались подозрения: вдруг Бран просто накуренный и ему просто местный Джа лютый кумар налопотал. Поэтому, договорившись с сестричкой, она решила устроить сходняк, на котором предъявить Петюне весь его гнилой базар и ссученные подставы.

Как мы помним, обставлено все было на редкость торжественно: с одной стороны - рыцари Вэйла, с другой – баннереты Старков. Посередине такой довольный Питер, который рассчитывает, что Санька сейчас прикажет сеструху укоротить, а после этого можно будет вообще разгуляться. И тут Санька как начнет ему предъявлять! И ведь как хитро предъявляет: и то, как он Арренам срал, и то, как Старков подставлял! Потому что Санька – она уже не та наивная дурочка, она тоже уже многому научилась.



На самом деле, если бы Петька был реально четкий пацан, суровый такой отморозок, он бы, конечно, выкрутился. То есть, встал бы гордо в позу с руками на груди и сказал: «Да что это за херню вы тут несете, милая Санса? Я просто в ахуе от такой клеветы! Это все пиздеж и говно, я их с негодованием отрицаю! Я десять лет, как папа Карло, служил королю Багратиону, да я одних шлюх под него столько попереподкладывал, что можно было целый кхалассар до смерти заебать! Идите вы в жопу с вашими наветами, я – гордый регент Долины, поэтому останусь тут ждать законного короля нашего, Жеку Снежка, а он как приедет – всем покажет, как на честных пацанов пиздеж гнилой возводить!» И, конечно, после этого Саньке ничего бы не оставалось, как либо отползти с позором, либо приказать сеструхе и баннеретам мочить Петьку по беспределу. А тут, скорее всего, вмешались бы рыцари, так что если бы Петька и отъехал в край вечной охоты, то с неебической музыкой. А может и не отъехал бы, потому что рыцарей-то больше.

Но в том-то все и дело, что Петька не был ровным, четким пацаном. Потому что одно дело мутки мутить со шлюхами и Ланкастерами, а другое – держать ответ перед лицом суровых пацанов в железном топовом шмутье. Петька очканул. Он натурально начал писать кругами и срать горохом. Да и будем откровенны: очень сложно не очкануть, когда все твои охуенные тайные схемы излагаются перед какими-то левыми людьми, когда то, что никто из присутствующих видеть не мог, рассказывается с точностью до слова. Петька привык опираться на интеллект, интриги и тайны, но тайны оказались раскрыты, интриги вывернуты перед всеми наизнанку, и никаким интеллектом нельзя прочухать, что за пиздец тут творится. У Петьки не было сурового опыта боевых действий и прочего смотрения в глаза смерти, которые закаляют дух. Петька запаниковал, начал плакать, как маленькая похотливая сучка, ползать в ногах и, возможно, даже обосрался. Собственно, этим он подтвердил, что все обвинения против него – справедливы, реакция капитана рыцарей четко это демонстрирует. Судя по тому, что Санса сама чуть не ревела от ужаса и злобы, она только в этот момент осознала, что все это правда. Естественно, после такого Петьку нельзя было оставлять в живых ни на секунду, потому что слишком велик был риск, что он успеет замутить еще какой-нибудь кровавый блудняк, и ебанутая Арька с детской улыбкой устроила еще один сеанс резьбы по горлу:



Я хз, конечно, но как по-моему – так это одна из немногих логичных и нефейспалмовых сцен в сезоне. Другое дело, что вместо уестествления пожилого педофила я бы с куда большим удовольствием поглядел на сцену битвы за Стену. Увы, увы.
Tags: nom-nom-nom, postapocalypse, Джордж Мартин, азаза, бугурт, вкусная и здоровая пища, доброта, дружба - это магия, кино, куита, не Fallout, не фоллаут, резать по живому, хитрость, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →