August 28th, 2015

толстый кот

Книга, с которой следует начинать знакомство с индейскими войнами.

Под "индейскими" войнами я подразумеваю здесь конфликты англоязычного (в основной своей массе) населения Северной Америки и коренного населения Северной Америки. Войны, которые вели испанцы и мексиканцы - это также интересный предмет для изучения, но я их здесь касаться не буду. Перед тем, как углубляться в какой-либо конкретный период или эпизод войны культур Северной Америки, следует выстроить некий базис, получить общее представление о предмете. Я в свое время этого не сделал, что, конечно, мне некоторым образом мешало разбираться в вопросе. В качестве такой основы, на мой взгляд, идеально подходит книга Роберта М. Атли (Robert M. Utley) и Уилкомба Е. Уошбёрна (Wilcomb E. Washburn) "Индейские войны" ("Indian Wars"). Атли был главным историком (chief historian) Службы Национальных Парков и специализировался на периоде от войны с Мексикой до окончания Индейских Войн (т. е. до Пляски Духа и битвы при Вундед Ни). Уошбёрн, профессор Смитсоновского института, исследовал контакты и войны с коренными американцами от появления пилигримов на восточном побережье и до окончания семинольских войн.

Первое издание книги вышло в 1976 году и произвело эффект разорвавшейся бомбы среди читателей, да и в академических кругах. Это был период своеобразного индейского Реннесанса, и общепринятой среди образованных людей точкой зрения на конфликт индейцев и белых было: "Христиане не правы, язычники правы". Коренное население изображалось в виде некоего странного сообщества живущих в согласии с природой благородных дикарей, европейцы и американцы - циничной ордой жестоких и коварных подонков. Атли и Уошбёрн попытались рассмотреть причины конфликтов, без прикрас показывая и белых, и индейцев. В общем, нет ничего удивительного в том что историки удостоились остракизма как со стороны яростных патриотов, так и со стороны либералов. Впрочем, Атли и Уошбёрна это нисколько не взволновало))).

Книга выдержала три издания (1977, 1985 и 2002), а также многочисленные допечатки. Мой экземпляр - это допечатка тиража 2002 года издательства "A Mariner Book. Houghton Mifflin Harcourt", в мягкой обложке и, к сожалению, с невысоким качеством воспроизведения иллюстраций. Зато книга открывается новым предисловием Атли, в котором он описывает условия, в которых они начинали работу, и отдает последний долг своему коллеге Уошбёрну, к тому времени, увы, уже покойному:



Сам Атли, кстати, жив и до сих пор работает.

В общем, рекомендую эту книгу всем, кто интересуется вопросом. Это отличная обзорная работа по основным конфликтам между белыми и индейцами в Северной Америке с 17 по 19 век. Авторы беспристрастны, насколько вообще может быть беспристрастен историк, они избегают эмоциональных оценок и держатся в стороне от идеологических рамок. Хотя, надо признать, Уошбёрн в некоторой степени сочувствует лесным индейцам Восточного Побережья. Я покупал книгу на Амазоне.
толстый кот

Книга должна быть потрепанной.

Сколько себя помню - всегда что-то читал. Это не привычка - это потребность. С детских лет один из главных моих страхов - застрять где-нибудь без возможности читать. Книги сопровождают меня везде: в самолете, в поезде, на заводе, на море. Самое главное - точно рассчитать, когда закончится очередной том, а то останешься в дороге с перевернутой последней страницей - и что делать? Не газету же покупать, в самом деле.

Понятно, что при такой жизни книги всегда немного обтрепываются. Особенно если они в мягкой обложке - как пить дать, уголок замнется. Да и помимо этого хватает опасностей, так, один из моих томов "Средневековой Руси" от Индрика с гордостью несет на задней обложке кофейный круг. Сидел я в Салавате на пробеге, поздно сидел, уже десять было. Ждал, когда начнут мощность поднимать. Ну и вынул книгу - почитать. Читаю-читаю, тут крик: "Пошла-пошла!" Я вышел из кабинета главного механика, посмотреть на дисплее, как там она пошла (пошла нормально, кстати), и в мое отсутствие кто-то на книжку поставил чашку с кофе. Народу-то в кабинете полно было. В общем, практически производственная травма.

Словом, все мои книги носят следы эксплуатации в суровых условиях нашей многонациональной обширной родины. Одну, например, в Туле слегка погрызли мыши. В Туле, правда, я не на заводе был, там нет НПЗ, я там взрослый-человек-стыдно-смотреть занимался. И почему-то мне кажется, что именно такими книги и должны быть - слегка потрепанными, может быть чуть помятыми, пообтершимися по краям. На рабочих томах допускаются следы не очень чистых (но не жирных!) пальцев. Так книги выглядят более живыми, что ли. Хотя есть у меня в библиотеке штук семь-восемь томов, с которыми я обращаюсь особенно бережно - это объясняется, скорее, их редкостью и неким специфическим аристократизмом. В самом деле, не буду же я академическое издание Герберштейна таскать и трепать так же, как "Frontiersmen in blue". Разумеется, все это относится только к моим личным книгам. Том, который я брал у кого-то почитать, всегда мог рассчитывать на максимально осторожное обращение.

А вот пятна от еды на книге - это позор.