?

Log in

No account? Create an account
Injunz of Idaho. New Shoshones, Part V.
толстый кот
bigfatcat19
Билл начал с того, что вызвал в свой кабинет лейтенантов Ополчения Резервации. Трое мужчин: Бэннок, Пайютт и Вашакай, как называли себя люди из упраздненной Резервации Ветреной Реки, были похожи друг на друга и на своего капитана. Все они служили в армии, все воевали, и, самое главное, у каждого была семья. В ополчении хватало мужчин моложе и храбрее. Но Билл подбирал своих командиров из тех, кого держали в этом мире связи, прочнее которых нет. Но одной семьи было мало. Любой мужчина, если это настоящий мужчина, станет убивать за свою жену и детей, и если нужно – отдаст за них жизнь. Но для того, чтобы стать вождем, человек должен знать, что кроме его семьи есть и другие – и они тоже нуждаются в защите. Оливер Сайк, Майк Фицжеральд и Алекс Чуа пользовались огромным уважением в резервации как люди честные и справедливые, причем не только по отношению к представителям своего племени. Билл знал, что его предприятие может увенчаться успехом лишь в одном случае – если воины трех племен осознают, что все они – Шошоны. Когда Пайютт заботится о Бэнноке, а Бэннок защищает Вашакая, как собственного брата – народ силен и может добиться многого.

Read more...Collapse )

Что-то наболело.
толстый кот
bigfatcat19
Уважаемый vorchunn выложил у себя очередной пакован отечественной шмали. Шмаль, как шмаль, но в этот раз мой взгляд задержался на одной цитате: "Немного изогнувшись, с места наводчика я зарядил пушку." Вот из этого блядского высера:



Я попытался отвести глаза - и не смог. Снова и снова мои кровоточащие органы зрения возвращались к этой чудовищной в своей уебищности фразе, пока, наконец, многострадальное содержимое черепа головы меня не сказало:



Эта фраза... Понимаете, она, в некотором роде, совершенство. На ней лежит печать Гения. Гения Говна. Потому что обычный человек так херово не напишет. У него просто не хватит для этого таланта. В этом предложении прекрасно все. Герой, судя по всему - защеканец попаданец, заряжает пушку чего-то танкового, но как он ее заряжает! Мы все помним классическое описание процесса заряжания орудия, оставленное нам Лермонтовым нашим, Михаилом Юрьевичем: "Забил заряд я в пушку туго". Лермонтов писал стихи, что само по себе непросто. Но даже при этом великий поэт и тролль оставил для потомков достоверное и запоминающееся описание процесса приведения какого-нибудь "Единорога" в состояние готовности доставить баттхёрт европейским людям. Этак лаконичная и ритмичная строка на века определила, как нужно описывать военное заряжание пушки: коротко, по существу и по-мужски. Артиллерист может зарядить орудие:

1. Спокойно.
2. Деловито.
3. Торопливо.
4. Механически (если персонаж сильно напуган, устал или он - вообще автомат заряжания).

Герой креатива Владимира Поселягина делает это изогнувшись. Нет, даже не так. Он заряжает свое орудие НЕМНОГО ИЗОГНУВШИСЬ. СУКА! НАХУЙ! БЛЯДЬ! После Лермонтова! После Толстого! После Бондарева! После всех артиллеристов - настоящих и литературных! Немного изогнувшись!

А теперь самое главное. Вот список произведений автора на озоне. Впечатляет, не правда ли? Тиражи большинства книг не приведены, но можно смело предположить, что тысячи по две на каждый креатив там будет. Знаете, что это означает? Это означает, что нашлись люди, которые такое купили. И не просто купили, а продолжают покупать. Эти люди ходят среди нас. Завтра на улице оглянитесь. Может быть у человека, который идет в двух шагах от вас, в сумке или рюкзаке лежит книга Владимира Поселягина. И ничего вы с этим не сделаете!

Некоторые господа, будучи уличенными в покупке подобной литературы, краснеют, отводят глаза и бормочут, что, мол, в электричке почитать взяли. В электричке, мол, нормально идет. Но у меня для этих господ плохие новости. Это не нормально даже в пригородном поезде. Сказать про такое: "Ну купил, ну что! В электричку нормально взять почитать" - это все равно, что признать: "Взял тут самотык в сексшопе. Не, ну за гаражами нормально потрахаться будет".

Но какой, все-таки, адский пиздец...

PS: Мне часто говорят, что, мол, если человек - писатель, то он будет писать даже без денег. Да что там деньги, этот лишенец станет писать и в том случае, если его никто не читает. Потому как у писателя, у этого гунявого обсоса, есть ПОТРЕБНОСТЬ писать. Изливать, так сказать, свое творческое. Физиология, мол, у него такая. Где сел - там и написал. Потому что писатель - он просто должен писать, ему нельзя иначе. Так вот, дорогие друзья, все это - полная херня. Сделать нормальный текст - это труд. Сделать хороший текст, текст, написанный приличным стилем - это серьезный труд. А когда физиологическое - получается Владимир Поселягин.