?

Log in

No account? Create an account
Injunz of Idaho. New Shoshones, Part VI.
толстый кот
bigfatcat19
Билл отдавал себе отчет в том, что поднять на мятеж полторы сотни мужчин (хорошо, и восемь женщин) – это совсем не то же самое, что перетянуть на свою сторону трех лейтенантов. Народ резервации, конечно, не любил правительство Соединенных Содружеств, но одно дело – ругать вашингтонских кровососов в баре за бутылкой пива. За это, в общем, никакого наказания не полагается. А вот вооруженное восстание и захват собственности крупнейшей корпорации Америки, корпорации, как говорят, давно сросшейся с правящими кругами ССА – это совсем другое. Даже тот, кто хладнокровно расстреливал подбегающих смертников в городах Ближнего Востока, тот, кто высаживался на побережье Индонезии по пояс в акулах и крокодилах, тот, кто не моргнув глазом, снимал скальпы с канадских повстанцев, десять раз подумает, прежде чем решится на мятеж против самого могущественного государства планеты. Если вообще решится. Билл понимал, что хотя бы несколько бойцов обязательно выступят против его решения атаковать Убежище 31. И вот тогда ему точно придется стрелять в своих. Билл Холл не знал, как этого избежать. Остановив пикап и отключив атомную батарею, капитан несколько секунд сидел, вслушиваясь в тихий свист останавливающейся турбины. Даже перед десантом в Анкоридж он не чувствовал такой тоски и такого страха как сейчас, в родной резервации среди людей своей крови. Ну, по большей части, своей. Чистокровных индейцев в Форт Холл, как и в других резервациях, было очень мало.

Read more...Collapse )

Пока обед. Один из первых документально зафиксированных ответов: "Русские не сдаются!"
толстый кот
bigfatcat19
zaimka-ru_bobrov-mongols-pic4_big

...был дан в 1686 году при осаде Албазинского острога маньчжуро-китайскому полководцу Лантаню. Няшность ситуации заключается в том, что отвечал ходям немец Афанасий Бейтон. Пруссак, поручик в кавалерии, после того, как в Европе с окончанием тридцатилетней войны немного поутихло, он, видимо, заскучал, да и кушать чего-нибудь хотелось. В то время среди европейских военных людей перспективным направлением считалась (не очень долго) Роисся, туда Афанасий Иванович (нам известно только его русифицированное имя-отчество) и направился. Надо сказать, иноземных офицеров перед принятием на государеву службу сильно проверяли, причем при экзамене часто присутствовал сам царь. Алексей Михайлович, в отличие от своего сына, лично в набигать с мечом не умел, но уже являлся видным теоретиком кунгфу и одним из лучших в стране специалистов по военному делу. Просто потому, что был человеком любознательным и много читал. Афанасия на службу приняли, и он по словам его сына участвовал "в Литву походех всех".

Обстоятельства его перевода в Сибирь нам не известны. Вообще говоря, после гибели русской кавалерии в битве под Конотопом и в результате капитуляции корпуса Шереметева, логичнее было бы использовать опытного командира конницы для восстановления этого рода войск. Возможно, у правительства были опасения, что Бейтон хочет вернуться домой в Пруссию. Во всяком случае, в 1666 году служилый человек Бейтон всплывает в качестве толмача в Иркутском остроге. Интересно, что за недолгое время Афанасий выучил: брацкий (бурятский), тунгусский и монгольский языки. На тот момент он был уже православный и женатый человек с детьми. В принципе, скорее всего, его можно было легко перевести на службу в европейскую часть страны - вряд ли Бейтон захотел бы бежать. Но государю и судьбе было угодно, чтобы русский пруссак прославился на востоке.

В 1685 году Бейтон с отрядом казачьей кавалерии двигался на помощь албазинскому воеводе Алексею Толбузину, осажденному армией Лантаня. Бейтон не успел вовремя, и встретился с Толбузиным уже после того, как тот воспользовался предложением китайского военачальника о почетной сдаче и оставил Албазин. Лантань ушел в Китай получать награды, а Бейтон с Толбузиным осторожно осмотрелись и снова заняли развалины острога. Поскольку бревенчатые стены, нормально работали только против стрел, но отнюдь не защищали от ядер, русские (несомненно под влиянием Бейтона) построили бастионную крепость. Засев в новом остроге, ратные люди быстро собрали урожай с окрестных полей (китайцы не позаботились их вытоптать), выставили караулы и начали ждать неминуемого возвращения Лантаня. Бейтон так выдрессировал своих казаков, что его кавалерия гоняла маньчжурскую в хвост и в гриву, причем на белом оружии, добегая даже до китайского форпоста на этих территориях - крепости Айгун (под Айгуном Бейтоновы недорейтары тоже насвинячили от души, вырубив отряд, прикрывавший фуражиров).

Узнав о том, что русские снова явились на Амур, богдыхан сказал по-маньчжурски, что он им в отцы годится, после чего отправил Лантаня доделывать все опять. В этот раз русские были готовы, но это им не слишком помогло - китайское войско было огромным и имело сорок относительно современных орудий, в том числе и тяжелых. Для того, чтобы дать китайцам понять, что здесь им не тут, Толбузин организовал несколько вылазок, в ходе которых опять отличилась конница Бейтона. Один раз Лантаню даже пришлось лично останавливать бегущих солдат и вести их в контратаку, как это и принято у китайских военачальников. Убедившись, что здесь действительно не тут, Лантань перешел к правильной осаде и начал постоянный обстрел острога. В результате бомбардировок погибло много защитников, в том числе и командующий Толбузин. Комендантом стал Афанасий Бейтон. Именно тогда на очередное предложение Лантаня о сдаче Бейтон и ответил: "Русские сдаваться не привыкши!", каковой ответ он и повторял в последствии на все подобные подкаты китайцев.

Осада продолжалась полгода. Обе стороны несли огромные потери, главным образом небовые: русские - от цинги и холода, китайцы - от голода. Несмотря на весь этот ужас, стороны не забывали троллить друг друга. Лантань разрешил русским выйти набрать сосновой коры, чтобы истолочь ее от цинги, но перехватил фуражиров и казнил, после чего предложил Бейтону отправить в острог своих лекарей, если тот скажет, сколько у него больных. Бейтон, скрипя зубами, ответил, что все, слава Богу, здоровы, а вот я слышал, вам, чуркам, жрать нечего, так вот вам от щедрот наших - и отправил китайцам пудовый пирог, благо, продовольствия в крепости хватало.

В 1687 году Лантань ушел от Албазина, так и не взяв острог, хотя маньчжуры продолжали "шкоды" вокруг русского форпоста. Гарнизон острога к этому времени составлял неполных семь десятков человек... По нерчинскому договору территория, на которой находился острог, отошла Китаю, хотя русским удалось закрепиться в Забайкалье.

А книгу отца и сына Никитиных "Покорение Сибири. Войны и походы конца XVI - начала XVIII века" издательства "Русские Витязи", из которой я и взял эту историю, рекомендую всем.

А иллюстрацией я ставлю замечательную реконструкцию Боброва из книги, которую я тут уже пеарил. Книга у меня есть, так что имею право)))

Сегодня мне доставили артбук Романа Папсуева "Сказки Старой Руси".
толстый кот
bigfatcat19
Я в свое время писал о нем, и вот, наконец, получил. Сперва о самой книге. Это прекрасно изданный том в твердом переплете размером между А5 и А4:

01

Read more...Collapse )