?

Log in

No account? Create an account
Injunz of Idaho. New Shoshones, Part XIX.
толстый кот
bigfatcat19
Сжимая в руках шлем, Билл в каком-то оцепенении смотрел, как его солдат снова и снова давит на спусковой крючок. Пистолет стоял на затворной задержке, не заметить это было невозможно, но ополченец в каком-то помрачении пытался застрелиться из оружия с пустым магазином. Капитан аккуратно поставил шлем на пол, протянул руку и осторожно забрал у разведчика бесполезный пистолет. Несколько секунд стрелок держал ладонь у виска, затем упал на четвереньки и начал кричать. Разобрать отдельные слова было невозможно – в вое, который вырывался из перекошенного рта не было ничего человеческого. Билл осторожно отодвинулся от солдата и посмотрел по сторонам. Разведчики в ужасе смотрели на своего товарища. На глазах у капитана один из людей Чуа медленно потащил из кобуры старый армейский M&A «Браунинг». Билл вскочил на ноги, переключил гарнитуру на громкоговоритель и заорал, чтобы ни один говнюк не смел трогать оружие. Оглушительный рев капитана возымел действие – разведчик отдернул руку от кобуры, Чуа, что сидел на корточках, держась за шлем, поднял голову – его лицо за прозрачным экраном выглядело так, словно лейтенант очнулся от глубокого сна. Пытавшийся застрелиться солдат прекратил выть. Несколько секунд он смотрел по сторонам безумными глазами, а потом на коленях подполз к капитану, схватил его за руку и заговорил. В этот раз речь бойца была членораздельной, но легче от этого не стало. Захлебываясь словами, глотая окончания, разведчик умолял капитана пристрелить его, потому что его укусили, несколько раз ведь укусили, смотри, Билл, вот здесь и здесь, его укусили, укусили же! Когда солдат потянулся к кобуре на боку капитана, Уильям Холл, не долго думая, завернул парню руки за спину и уложил его лицом в пол. Прижатый к стальной плите, разведчик не пытался вырваться, но лишь повторял и повторял, что его нужно пристрелить. Хуже всего была убежденность, с которой молодой парень двадцати шести лет от роду говорил эти страшные слова. Билл беспомощно посмотрел по сторонам, и в этот момент на него упала чья-то тень. Доктор Клепински наклонился над солдатом, ловким движением повернул его голову к плечу и поднес к шее шприц. Тонкая игла вошла под кожу, и старый врач аккуратно ввел раненому три кубика какой-то голубой жидкости. Разведчик несколько раз дернулся и обмяк. Клепински поднес руку к гарнитуре и нажал кнопку вызова. Билл отпустил потерявшего сознание солдата и включил рацию на прием. В ушах капитана зазвучал усталый голос немолодого доктора. Клепински объяснил, что ввел солдату двойную дозу успокаивающего, и если все пойдет нормально – парень проспит до завтрашнего вечера и даже не заметит, как ему обработают раны. Билл спросил: не может ли быть каких-то отклонений от нормального? Клепински пожал плечами и ответил: да, может. Если у вашего человека слабое сердце или аллергия на "Фоментал" – может не проснуться. Но он, доктор Клепински, пока не встречал у молодых представителей вашей расы, капитан, ни того, ни другого. Если бы парень был чернокожим – тогда, пожалуй, доктор Клепински поостерегся вводить такую дозу. Но с индейцем, уж извините, но я привык называть вещи своими именами, с индейцем все должно быть нормально. Билл кивнул – он тоже привык называть вещи своими именами и не видел ничего плохого в том, что кто-то называет индейцев индейцами.

Read more...Collapse )