November 10th, 2019

толстый кот

Коти, коти, котики, мягкие животики. Первый гандам.

Болезнь - хорошее время для того, чтобы предаться разврату и начать собирать купленных еще год назад гандамов. В дело пошли наборы из первой (больше не выпускается) и третьей серий. Строго говора, это отдельные машинки, но я решил их объединить, потому что набор из третьей серии собирался либо в шагающего динозавра, либо в несуразное летадло, либо в стационарный радар. Пущку у первого перенес на бок. Заодно перевернул гусеницы - в родном положении переноска буквально скребла дном землю - ни один кот не будет лежать на пузе, если снизу, пусть и через броневую сталь, по этому пузу стучат.

Получился мобильный комплекс радиолокационного обеспечения ПРНСК-1/3 (полевой разведывательно-научный самоходный комплекс серия 1-3):

01
Collapse )
толстый кот

Сон во сне.

Молодые люди - на последних курсах институтов и университетов, а двое - и вовсе курсанты военных училищ в увольнении, сидят вечером в кафе. Один - будущий инженер-строитель - рассказывает про странный сон, который он видел накануне. Сон был смутный и тревожный, кажется он сулил ему смерть, но в нем фигурировала девушка - самая красивая и строгая, из всех, что он когда-либо видел, и книга об истории их страны, о самых мрачных и тяжелых ее периодах.

Товарищи подсмеиваются над будущим строителем, но тут приходит девушка одного из них с подругой, и инженер теряет дар речи, потому что подруга - это как раз та, кого он видел во сне. И инженер, обычно неуклюжий и стеснительный, начинает яростно ухаживать за незнакомкой, чем веселит друзей еще больше, но ему до этого дела нет, потому что девушка, кажется, ничего против его ухаживаний не имеет. И ближе к концу вечера будущий строитель спрашивает у студента-историка: а может тогда есть и книга - написанная строгим научным языком, но при том полная горечи, вызывающая гордость за страну и народ, и при том не скрывающая самой неприглядной правды. И тут глаза историка наполняются слезами, потому что он чувствительный человек, и все уже хорошо выпили, и он говорит, что да, есть. Но пока только тут и тут - и прикладывает руку к голове и сердцу. И поскольку все, как я уже сказал, выпили, никто не смеется, но, наоборот, горячо поддерживают студента и говорят, что с него - слово.

А потом все договариваются встречаться так же - может быть раз в год, может быть раз в два, как повезет.

И они встречаются несколько раз, потому что каждый год, конечно, не получается - командировки, болезни, дети, у военных - всякие служебные дела и вооруженные конфликты. А встреча через пятнадцать лет получается горькой - инженер-строитель погиб, предотвращая прорыв плотины во время чудовищного наводнения.

Проходит еще десять лет, и они собираются снова, уже очень большой компанией. И перед самым началом застолья ученый-историк достает из портфеля толстый том - свежую, только что из печати, книгу, над которой он работал последние десять лет. Это та самая книга о самых тяжелых и мрачных временах в истории их страны, написанная строгим, академическим языком, но, тем не менее, вызывающая и горечь, и гордость. Он молча протягивает книгу вдове инженера. Женщина, рядом с которой сидят ее взросыле дети, плачет. Историк молча разворачивается и собирается выйти, потому что не хочет, чтобы остальные видели его слезы, но его останавливает генерал - с орденскими планками, шрамом и тоже со слезами на глазах. Хриплым голосом генерал произносит тост - за их товарища и за исполнение старого обещания.