bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Первый раз в жизни я побывал в Киеве зимой 2003-2004 гг.

Тогда мы с Михаилом Денисовым взяли небольшой отпуск и поехали в Мать Городов Русских, потому что нужно же посмотреть, откуда есть пошла русская земля. Денисов-то в Киеве бывал, а я - нет. Надо сказать, тогда столица Украины зашла очень сильно. У меня еще свежи были воспоминания о Швеции, и, в общем, город действительно сильно напоминал что-то европейское. Там не было ларьков, но зато было чисто, имелся отличный современный вокзал и годный общепит. Москва в то время еще не начала выбираться из шика девяностых, так что на контрасте Киев действительно выигрывал. У меня тогда был обычный пленочный фотоаппаратик, так что фоточки остались только на бумаге. Позабавили постоянные, настойчивые попытки многих местных жителей говорить на языке титульной нации, особенно в присутствии очевидных москалей, которыми были мы с Михаилом. Несколько раз нас обслуживали на суржике, впрочем, беззлобно. С той поездки у меня где-то завалялся забавный комикс про Буйвитра:

bb5bfba2e0b2

Очень неполиткорректный и непатриотичный по нынешним временам комикс, потому что главными пидарасами там были крымские тотары, которые набигали на хохлов, палили, насиловали и угоняли в плен бесплатно. Сейчас-то за такой комикс сразу на кукан сайта "Миротворец" попадешь. Собственно, пожалуй, авторам там самое место за попытку вбить клин между братскими украинским и крымскотатарским народами. Надеюсь, те, кто нужно, отеагируют.

Второй раз я выбрался в Киев в командировку летом 2006. От этой поездки остались уже цифровые снимки. Город все еще впечатлял:

01

02

...но уже стали заметны следы увядания. Появились ларьки и торговля в переходах, заборы и метро начали пачкать рекламой. Тем не менее, город развивался, центр активно застраивали, словом, ничего не предвещало. Мне, в общем, Киев нравился. Даже их архитектурный стиль, который они именуют: "Украинское Барокко", а уважаемый Роман Храпачевский ехидно обозвал: "Сало в золоте", казался довольно милым:

04

Интересно, что параллельно я побывал на НПЗ в Кременчуге и Лисичанске на обследованиях печей. В Кременчуге на П-601, кажется, гидроочистки, которая за сорок лет службы и горела и взрывалась не раз, я даже совершил небольшой подвиг, подобравшись с газоанализатором и фотоаппаратом туда, куда местные лазать не рисковали, ибо площадка реально висела на соплях. А потом на совещании выслушивал ехидные их же замечания, когда на выложенный мной список несоответствий нормам мне заметили, что теперь-то печь точно доломана. Да, я уже тогда был полон доброты. Кременчуг и Лисичанск показались мне практически русскими городами, причем первый отнюдь не менее, чем второй, хотя казалось бы... Во всяком случае мовы и прочих суржиков я ни на улицах, ни на заводе, не слышал, хотя, конечно, акцент был заметный. Ну так с их точки зрения это я говорил с акцентом.

Потом было еще несколько поездок в Киев, и с каждым разом мерзость запустения ощущалась все сильнее, причем даже в центре. Последний раз я туда приезжал в 2012, а вообще на Украину - в 2013, когда я в первый и, как вскоре стало понятно, последний раз выбрался тоже по делам во Львов. Город понравился старинной архитектурой и не понравился запахом говна, висевшим над главной площадью. Как мне объяснили, канализацию не ремонтировали чуть ли не с шестидесятых, если не больше, поэтому вот так. Теперь-то, наверное, вряд ли когда-нибудь там побываю. Столица же СР, наоборот, в теплых руках оленевода несколько выправлялась после многолетнего царствования пчеловода, так что контраст стал работать в обратную сторону по сравнению с первыми путешествиями.

Так ради чего я все это написал? Просто опять копался в старых папках и нашел фигню, которую я написал сразу после их первого Майдана. Помните, такой был, когда они Кучму свергали? Еще потом гордились его абсолютной бескровностью... Так-то подумать - грустно становится, да. А тогда было смешно:


Майдан Непреложности

Место действия - город Гхиев, столица независимого государства Огроина на границе РФ.

Толпа на Майдане Непреложности. Радостные лица, оранжевые ленточки. Все держатся за руки, поют, кто-то даже занимается любовью прямо в снегу. Внезапно на трибуну, где охрипший Богдан Тупко в двести какой-то раз наяривает "Весну", взбегает Юлия Типашенко. Для того, чтобы больше соответствовать образу, она надела длинное белое платье. Ее сопровождает Виктор Хрющенко в костюме джедая.

- Громадяне, - голос Юлии взлетает до ультразвука, - Черная туча нависла над городом!

Громадяне дружно поднимают головы к ярко-синему морозному небу.

- Не в этом смысле! Как сообщили нам неизвестные патриоты, сообщения о русском спецназе подтвердились!

Громадяне озадаченно смотрят на Юлию.

- Ну, русский спецназ, - ободряюще подмигивает народу Виктор, почесывая спину лазерным мечом.
- Так это кино, вроде, такое, - неуверенно говорит кто-то из толпы, - Там Балуев играет.
- Нет! - держит ноту Юлия

В окрестных зданиях начинают дребезжать стекла.

- Русский спецназ в городе, - Юлия экзальтированно указывает куда-то пальцем.

Громадяне оборачиваются в том же направлении, но видят лишь Тупко, который сидит в полуобморочном состоянии прямо на снегу, прислонившись спиной к колонке. Тупко отпаивают горилкой известные украинские певицы Петя и Рустама. Поймав взгляд народа, Тупко открывает глаза и глупо улыбается, помахивая в воздухе рукой. Толпа недоумевающе смотрят на Юлию.

- В Гхиев прибыли солдаты русского спецназа "Витя"! Сейчас они переодеваются в форму огроинских милиционеров и дорожных рабочих! Они пришли, чтобы топтать нашу Свободу, рушить наши города, убивать наших независимых кандидатов, насиловать наших жен, детей, дочерей, сестер, матерей...
- Юля, Юля... - озабочен трогает за плечо боевую подругу Хрющенко, но Юля продолжает:
- ...вдов, разведенных...
- Юленька, ты это... - Хрющенко осторожно прихватывает Типашенко в замок, одновременно виновато улыбаясь народу.
- ...и просто одиноких, но симпатичных светловолосых женщин...
- Да уймись ты, вот же озабоченная, - Хрющенко оттаскивает Юлию от микрофона, передает кому-то сзади и встает к микрофону сам
- Юлия немного перевозбудилась в борьбе и нуждается в отдыхе (с задней части трибуны доносится энергичное барахтанье, боевые визги и чей-то крик: "она меня в яйца пнула!"). Но она права - в Гхиеве действует русский спецназ! Как нам стало известно, в настоящее время в аэропорту садятся самолеты с Каспийской дивизией морской пехоты!

Толпа ахает и бледнеет, люди начинают переглядываться, из середины кто-то энергично проталкивается к краю.

- Но не беспокойтесь, огроинцы, - повышает голос Виктор. - Эти палачи свободы ничего нам не сделают!

Шевеление в толпе прекращается, на Хрющенко устремляется сотня тысяч ошарашенных взглядов, в которых читается вопрос: "А какого хрена они тогда приехали, и почему они нам ничего после этого не сделают?"

- А потому! - отвечает Виктор. - Мы им не дадим!

Барахтанье сзади достигает крещендо и к микрофону подлетает растрепанная Юлия. Она отталкивает Хрющенко и выхватывает у него микрофон:

- Нет, мы им дадим! Всем! Мы все, как один дадим им, - она захлебывается волнением и некоторое время стоит с открытым ртом.

В толпе начинается озабоченное бормотание, перспектива давать российскому спецназу, по-видимому, не радует огроинцев. Юлия, наконец, справляется с волнением:

- Мы дадим им бой!

Толпа издает дружный вздох облегчения, который резко обрывается молчанием. Молчание длится минуту, Хрющенко хватается за голову, Юлия пламенно сверкает глазами. Внезапно площадь взрывается дружным воплем:

- ДА ВЫ ЧТО ТАМ, ОХРЕНЕЛИ СОВСЕМ???

Дергающуюся и брыкающуюся Типашенко за руки и за ноги утаскивают с Майдана, к микрофону подскакивает Хрющенко:

- Громадяне, вы нас неправильно поняли! ДРАТЬСЯ НИ С КЕМ НЕ НАДО! Мы дадим им моральную битву!

Толпа утихает и глазами вопрошает Виктора: "Вот, блин, а это что еще такое?"

- Да, моральную! Мы будем брать с русских двойную плату за пиво!

толпа ахает.

- Мы будем говорить им в кафе, что все столики заняты.

толпа ухает.

- МЫ НЕ БУДЕМ ПУСКАТЬ ИХ В ТУАЛЕТ В МАК-ДОНАЛЬДСЕ!!!

Огроинцы разражаются дружным радостным кличем, откоторого вылетают стекла в окрестных зданиях. Внезапно на трибуну выбегает толстый сотрудник Дорожной Инспекции и хватает микрофон:

- Громадяне, новая победа сил свободы! На Гхиев двигалась колонна танков с Вторецкими номерами, а я ее не пустил!
- КАК? - в полном восторге орет толпа.
- Я сказал, что с танками в город нельзя!
- УРРААААА! - на площади начинаются танцы, еще больше людей начинает заниматься любовью в снегу, на трибуну Петя и Рустама тащат упирающегося Тупко.

Тут на трибуну вскакивает бритая фигура в оранжевом балахоне:

- Харе Кришна, братья и сестры! Измена! Удар в спину! Областные Рады Вторецка, Полянска и Плюева начали проведение референдума об отделении от Огроины!

ТОлпа замирает, танцы прекращаются, Тупко с облегчением отползает за колонки, и только одна пара в снегу ускоряет темп, чтобы быстрее закончить. Хрющенко, понимая, что инициатива ускользает, выхватывает микрофон и бритого и громко кричит:

- А и пусть отделяются! Без них лучше!

Толпа разражается радостными криками, которые перекрывает чей-то мощный вопрос:

- А что мы тогда кушать будем?

Толпа снова умолкает, но Хрющенко уже перехватил внимание:

- А кушать мы будем галушки!

Толпа ободряется

- Сметану!

Дружный радостный ропот.

- САЛО!!!

Восторженный рев, танцы продолжаются, воющего Тупко за ноги вытаскивают из-за колонок, в снегу опять начинается возня...


Если чо - старинные предупреждения в силе:

av-682140
Tags: postapocalypse, Крым наш, Пше!, Русь-матушка, азаза, вкусная и здоровая пища, доброта, жизнь - это боль, какое-то говно, мы все умрем, не фоллаут, нет фоллаута, патриотизм, политически верно, творческое, хохлы, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments