bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

From "Our Northern Brothers" by John North Catlin. Part I

Ниже приведены отрывки из книги Джона Норта Кэтлина «Наши северные братья». Сейчас уже нельзя точно сказать, почему именно мистер Кэтлин начал интересоваться индейцами. Сам он писал, что в исследованиях его вели любознательность и желание узнать получше таинственных инджунов Айдахо, даже через полтора века после Великой Войны остававшихся загадкой для жителей Бойсе. Разумеется, мы не имеем оснований ставить под сомнение слова уважаемого ученого, в конце концов, это объяснение ничуть не хуже любого другого. Но, возможно, не последнюю роль в интересе мистера Кэтлина к Новым Шошонам, Не-Персе и Серым Кроу играло его происхождение. Джон Норт Кэтлин был третьим сыном одного из самых богатых лесных баронов Айдахо. А, как всем известно, эти могущественные капиталисты, чей бизнес строится на торговле деревом – основным строительным материалом Штата – всегда враждовали с индейцами, яростно защищающими свои лесные угодья.

Мистеру Кэтлину было девятнадцать лет, когда он в конце лета 2263 года отправился на север с одним из торговых караванов из Нью-Бойсе. У древнего поселения Дикси, пограничной крепости Новых Шошонов на юго-западе, вот уже более века действовал торговый пост, где инджуны и Белые обменивались товарами.

traders2

По словам Кэтлина, по прибытии он просто подошел к вождю, командовавшему военным отрядом крепости Дикси, и сказал, что хочет узнать народ Новых Шошонов получше, поэтому просит разрешения остаться в их стране. Вождь пожал плечами и на неплохом английском объяснил молодому человеку, почему это невозможно. В компетенцию вождя не входит выдача вида на жительство на территории народа Новых Шошонов. Единственное, что он может предложить мистеру Кэтлину – это отправиться на север в поселок Сайков. Там совет поселка решит судьбу любознательного Белого. Возможно, ему разрешат пожить в поселке, хотя это не означает, что его примут другие ветви народа. В любом случае, вероятность этого тем выше, чем полезнее навыки и умения, которыми обладает мистер Кэтлин. Не исключено, правда, что мистера Кэтлина сочтут лазутчиком. В этом случае его, скорее всего, убьют. К счастью, Новые Шошоны цивилизованное племя и не пытают людей по пустякам, как Не-Персе или эти дикари, Серые Кроу. Поэтому, смерть мистера Кэтлина, скорее всего, будет быстрой и не унизительной. В общем, решайте сами, молодой человек, это ваша голова и рисковать ею - вам. Молодой человек немедленно согласился рисковать своей головой, и вождь, пожав плечами, пошел договариваться со своими соплеменниками, которые как раз собирались возвращаться в деревню Сайков.

Значительную часть пути до поселка, где должна была решиться его судьба, мистер Кэтлин проделал на спине вьючного брамина с завязанными глазами. Поначалу это не добавило ему любви среди инджунов, которым из-за этого пришлось тащить часть груза на себе. Тем не менее, к концу путешествия молодой человек подружился со своими проводниками-тюремщиками. Инджунам пришелся по сердцу его открытый нрав, вежливость и достоинство, с которым Джон держался на спине двухголовой коровы даже несмотря на то, что он был связан, а его глаза закрывала повязка. К тому же, мистер Кэтлин имел хороший голос и знал множество песен, главным образом довоенных. К его удивлению, инджуны узнавали многие мелодии и подпевали своему пленнику. Словом, когда по прибытии в Сайк Джон предстал перед советом поселка, его спутники горячо вступились за Белого, сказав вождям и старейшинам, что этот Белый, конечно, идиот, но у него хорошее сердце, поэтому убивать его не нужно. К счастью для Кэтлина, поселок Сайков принадлежал к так называемым «военным» деревням, выставлявшим большее, чем другие поселения Новых Шошонов, количество воинов для охраны рубежей территорий, которые народ считал своими. По этой причине молодые воины Сайков почти постоянно отправлялись в походы на север, для отражения набегов каннибалов и рейдеров, на восток, где в то время супермутанты еще не знали над собой железной власти Генерала Джека, на запад, где лесные бароны снова и снова пытались оттяпать кусок лесов поближе к удобным для сплава речкам, и на юг, для сдерживания ползучей миграции Белых колонистов. Рассудив, что отправлять Белого воина воевать против соплеменников будет неразумно, Военный Вождь Сайков, недолго думая, отправил будущего ученого с военным отрядом на север.

Так Джон Норт Кэтлин попал на относительно малоизвестную среди неиндейского населения Айдахо Большую Войну 2263-2265 гг. В Бойсе о том, что на севере творится что-то неладное, знали лишь потому, что весной 2264 года торговцы Новых Шошонов не привезли в Дикси на продажу ни мушкетов, ни высококачественного черного пороха, но зато скупили все имевшееся у торговцев оружие. Охране караванов даже пришлось под нажимом недвусмысленно настроенных воинов из крепости расстаться с частью своего арсенала (впрочем, за вполне честную цену). Первая после Великой Войны крупная миграция каннибалов разбилась о мужество воинов трех племен, для такого случая позабывших о культурных различиях и территориальных спорах. Огромную помощь в войне, как оружием, так и непосредственным участием, оказали рыцари Братства Стали Ордена Айдахо. Как всегда, Рейнджеры Айдахо выступили на стороне своих давних союзников, взяв на себя разведку и связь между племенами.

Войны с каннибалами всегда отличались особенными жестокостью и беспощадностью, проявляемыми обеими сторонами конфликта. Для молодого человека из хорошей семьи, ни разу не бывавшего в бою, изматывающие зимние походы на снегоступах, весенние ночевки в мокром снегу, переправы через вздувшиеся реки и, разумеется, кровавые схватки, после которых его товарищи истребляли раненых, а также тех, кого цивилизованные жители штата, уже начавшие забывать события Великой Войны, привыкли считать некомбатантами, стали тяжелым испытанием. Тем не менее, Джон Норт Кэтлин не сломался. Храбрость, проявленная молодым Белым воином, его решительность и умение оставаться хладнокровным в самых опасных ситуациях, подняли мистера Кэтлина в иерархии поселка до одного из вождей молодых воинов. После окончания войны, когда поселок Сайков приветствовал возвращение своих солдат к родным домам, Джон Норт Кэтлин был торжественно принят в племя на правах воина и младшего вождя.

Джон Норт Кэтлин прожил среди Новых Шошонов двадцать три года, заслужив их доверие и уважение. Он участвовал во многих сражениях с каннибалами, совершил ряд военных подвигов и был удостоен чести носить в волосах перо черной скопы – знак высшего мужества среди индейцев. Смелость, благородство и искренняя любознательность воина и ученого так понравились Новым Шошонам, что в 2269, через четыре года после окончания войны с людоедами, индейцы предложили молодому человеку породниться с ними. Кэтлин принял предложение, женился на красивой девушке из древнего воинского рода. Как полноправный член племени Кэтлин получил доступ к родовым записям нескольких поселков, часть из которых он тщательно скопировал.

С торговыми караванами и посольскими миссиями Новых Шошонов Джон Кэтлин навещал также укрепленные деревни Не-Персе и палаточные городки Серых Кроу. Его открытая натура, отвага и честность завоевали сердца недоверчивых жителей северо-западных прерий. Кэтлина приглашали на советы и праздники Не-Персе. Мистер Кэтлин стал вторым этнографом территории Айдахо, но, в отличие от злосчастного Майкла Мак-Лая Стэнли, не только дожил до признания своих заслуг, но и увидел, как результаты его исследований воплощаются в жизнь. Во всяком случае, мистера Кэтлина не сожгли в собственном доме, а при Легислатуре Айдахо был создан Комитет по Делам Индейцев. Комитет, правда, состоит всего из одного человека – сына мистера Кэтлина. Кое-кто говорил, что это не совсем правильно – во-первых, отдает коррупцией, а во-вторых, мистер Фрэнк Норт Кэтлин сам наполовину индеец. Ведь его матерью была леди Элизабет Сайк, дочь вождя самого большого поселка Новых Шошонов. При таком происхождении доверять человеку, которому не исполнилось и тридцати, консультирование правительства по жизненно важным для Айдахо вопросам казалось опасным. Но Губернатор, продавивший назначение, ответил на эти выпады решительно и твердо. Мистер Фрэнк Норт Кэтлин, без сомнения, предан расе своего отца не меньше, чем народу матери. И поскольку ввиду сложной военной обстановки, как внутренней, так и внешней, воевать с индейцами никто не собирается, ни сейчас, ни впредь, мистер Кэтлин является наиболее подходящей кандидатурой, поскольку являет собой живой пример мирного сосуществования двух народов.

Сам ученый, в знак признания его заслуг, решением Губернатора Штата получил почетное звание «Доктор» с правом добавлять его к своей подписи. В Легислатуре, правда, некоторое время шли дебаты, можно ли человека, который даже ни разу не вырезал аппендицит, называть таким почетным словом, но Губернатор объяснил, что в старой Америке так называли не только врачей, но и выдающихся ученых и даже очень хороших адвокатов. И вообще, не спорьте, господа, я знаю, как лучше.

Именно Губернатор организовал переиздание труда мистера Кэтлина. В первый раз ученый издал труд всей своей жизни на собственные деньги, тиражом всего десять экземпляров. При этом богатый иллюстративный материал, собранный ученым, в книгу не вошел, равно как и словарь языка Новых Шошонов. Здесь мы приводим выдержки из второго, исправленного и дополненного издания книги, с собственноручными рисунками мистера Кэтлина. Изначально молодой ученый планировал сопровождать свои этнографические изыскания фотоснимками, но его камера была разбита в первом же бою на северной границе. К счастью, мистер Кэтлин оказался неплохим рисовальщиком. Разжившись бумагой и карандашом, он начал зарисовывать с натуры и по памяти то, что казалось интересным. Полное собрание его рисунков, эскизов и набросков составляет более трех сотен листов и, по понятным причинам, не может быть приведено здесь полностью. Мы взяли на себя смелость привести шесть рисунков, руководствуясь как их интересностью для читателя, так и типографскими ограничениями.

Отрывки из труда мистера Кэтлина приводятся в том порядке, в котором они появляются в его книге.


Глава 2. О том, как народ Новых Шошонов покинул Убежище 31 и о первых годах на поверхности.

К сожалению, большая часть голодисков с описанием жизни Новых Шошонов между выходом на поверхность и Великой Войной с каннибалами погибла в 2203 году. Краткие машинописные записи, сделанные по памяти в некоторых деревнях, рукописные копии этих записей, а также передающиеся из поколения в поколение рассказы стариков позволили мне восстановить последовательность событий, которые привели к появлению на карте Айдахо страны Новых Шошонов, но следует понимать, что эта работа еще далека от завершения.

Из хроник племени, с которыми мне удалось ознакомиться, следует, что жизнь людей в Убежище 31 протекала без серьезных внутренних конфликтов. В начале 2078 года окончилась Великая Церемония Священной Трубки. В это трудно поверить, но, согласно записям и устным рассказам, за три с лишним месяца все взрослые жители Убежища 31 выкурили Трубку Мира, закрепив тем самым свое желание жить в мире друг с другом. По словам вождей Новых Шошонов, Великая Священная Трубка, хранящаяся сейчас в городе Холлов, который можно считать столицей народа – это не та трубка, которую использовали в первой церемонии, но первая, сделанная Томом Пайятом Холлом – личностью совершенно легендарной и, скорее всего, объединяющей в своем образе нескольких реальных вождей и шаманов.

Из записей, сделанных Миной Элеонорой Холл, следует, что вожди Новых Шошонов изначально не собирались оставаться в Убежище 31 дольше, чем было необходимо, чтобы воздух на поверхности очистился. Второй выход воинов и инженеров нового народа состоялся в апреле 2086 года. К этому времени уровень радиации вокруг Убежища 31 снизился настолько, что практически на всей прилегающей территории можно было находиться без противогаза. После того, как воины уничтожили популяцию диких гулей, сделавшую своим логовом пещеру перед входом в подземный город, они провели разведку окрестностей. После того, как у подножия скального сброса было найдено три относительно слабо поврежденных грузовых автомобиля, инженеры разобрали машины и перенесли их внутрь Убежища 31 для ремонта.

Записи миссис Холл заканчиваются 2099 годом, когда эта почтенная и мудрая женщина скоропостижно скончалась от сердечного приступа. В дальнейшем хроники вела ее дочь, Элизабет Холл. Согласно заметкам мисс Холл, дошедшим до нас в пересказе потомков, решение оставить Убежище 31 было принято на Общем Совете весной 2101 года. Сложно сказать, почему Новые Шошоны решили покинуть свой подземный город именно в это время. Мисс Холл называет две причины. Во-первых, нужно было выйти до того, как люди, которые помнили, что такое жизнь под небом, станут совершенно нетрудоспособны. Старшее поколение не хотело оставлять детей, рожденных под стальным потолком, один на один с опасностями нового мира. Вторую причину мисс Холл считает более важной, хотя на взгляд цивилизованного человека это не более, чем суеверие. Весной 2101 года Великий Шаман Новых Шошонов, проводивший Церемонию Священной Трубки, впервые за двадцать четыре года почувствовал присутствие духов. Среди Новых Шошонов существовало пророчество, согласно которому духи – высшие существа, наделенные божественной силой - с началом атомной войны покинули Землю, пообещав вернуться, когда планета начнет возрождаться. Таким образом, видения Тома Холла свидетельствовали о том, что и для людей пришло время снова выйти под свет солнца.

На подготовку к выходу ушел год. Сложно сказать, в чем конкретно заключались приготовления, но можно предположить, что жители Убежища 31 запасались оружием, готовили продовольствие, семена, одежду и разного рода хозяйственные орудия. Кроме того, были демонтированы, разобраны и приготовлены к транспортировке некоторые станки, инструменты и даже довольно сложное оборудование. Оснащение целого медицинского кабинета с маркировкой «Волт-Тек» автор этих строк лично видел в городе Холлов.

Согласно записям Элизабет Холл весна 2102 года была ранняя, и уже в середине марта земля полностью очистилась от снега. В последние дни перед выходом люди решали, куда они отправятся. Том Холл к этому времени уже неделю находился на поверхности, беседуя с духами. На общем собрании людям передали его слова: если Новые Шошоны останутся в Форт Холл – их жизнь будет похожа ну ту, что была до войны. Белые будут теснить их, заставляя забыть свои обычаи, отбирая лучшие земли, пока народ не растворится среди них без остатка. Однако, в этом случае жизнь людей племени будет подвергаться меньшей опасности. Если же Новые Шошоны уйдут на северо-запад, в леса и горы, им придется отвоевывать землю у чудовищ, в которых превратились звери, и зверей, в которых превратились люди, и эта борьба будет продолжаться вечно. Однако в этом случае Новые Шошоны станут могучим народом, и сохранят за собой свою страну навсегда. Абсолютным большинством голосов было решено идти на северо-запад. Это само по себе звучит довольно забавно, если учесть, что примерно четверть Новых Шошонов по рождению были Белыми.

После выхода людей на поверхность, инженеры отключили большую часть систем подземного города, перевели реактор на минимальный уровень нагрузки, на котором он теоретически мог продолжать работать еще примерно четыре века, и запечатали Убежище 31. Насколько мне известно, подземный город до сих пор сохраняется в нетронутом состоянии – его могучая стальная дверь уверенно противостоит всем попыткам проникнуть внутрь. Говорят, коды доступа в настоящее время хранятся в поселках Холлов, Браунов и Расселов, но являются ли они полными, и ответит ли древний механизм на вызов потомков тех, кто погрузил его в сон, не знает никто.

Примерно две недели Новые Шошоны оставались в окрестностях убежища под защитой воинов племени. Людям требовалось время, чтобы привыкнуть к отсутствию потолка над головой и научиться ходить по неровному полу – земле. За это время их лагерь трижды подвергся нападениям рейдеров. Воины отбили все атаки, но в последнем бою был смертельно ранен Оливер Сайк, несмотря на преклонный возраст, возглавлявший молодых солдат. Согласно преданию, старый воин перед смертью шутил, улыбался и говорил, что это хорошая смерть, и Билл Холл наверняка ему завидует. До сих пор среди Новых Шошонов существует выражение: «Умер (или умерла), как Оливер Сайк», показывающее высшую степень уважения к мужеству, с которым человек держался перед смертью.

Через две недели племя двинулось на запад. На трех грузовиках, которые удалось восстановить до рабочего состояния, на прицепах, и тележках, собранных из мостов наименее пострадавших автомобилей, во множестве стоявших вокруг Убежища 31, люди везли самое необходимое: снаряжение, продовольствие, разобранные станки и медицинское оборудование, сделанные в мастерских подземного города ветровые и водяные электрогенераторы, а также стариков и маленьких детей. В самом центре каравана, на укрытой броней закрытой тачке ехало главное достояние народа – два прибора ГЕКК.

small_1477509736-artwork

Geck

Принцип работы этого уникального устройства в наше время неизвестен никому. В святилище города Холлов я видел лишь корпус отработавшего свое прибора – металлический прямоугольник размером четыре на два с половиной фута и толщиной в полтора фута с ручками для переноски. Однако, если судить по преданиям и хроникам народа, ГЕКК обладал совершенно волшебными возможностями и был способен преобразовывать зараженную почву в чистую, пригодную для возделывания, землю.

Несмотря на атомные удары, последовавшую ядерную зиму и общее состояние разрухи, когда за гидротехническими сооружениями на Змеиной реке никто не следил, плотина в Америкэн Фоллс оказалась цела. Немногочисленные выжившие жители с трепетом и благоговением смотрели, как через главную улицу их разрушенного городка шествует целое племя – свыше пяти тысяч человек. Согласно записям Элизабет Холл, несколько жителей Америкэн Фоллс попросили разрешения присоединиться к народу Новых Шошонов, и, после недолгого совещания, им была дарована такая привилегия.

Форсировав реку, племя вышло на 39-ю дорогу и устремилось на северо-восток. Пройдя руины Абердина, Спрингфилда и Рокфорда, Новые Шошоны дошли до 26-го хайвэя и повернули на северо-запад. Повсюду, куда ни бросишь взгляд, они видели картины смерти и разрушения. Мертвые поселки, где среди руин валялись обглоданные костяки несчастных жителей, наводили на самые мрачные мысли. К счастью для народа, наиболее хищные мутанты в это время еще не проникли так далеко на север. Самыми опасными противниками, которых встретили путешественники, были гули, немногочисленные пока банды рейдеров и каннибалов, а также стаи одичавших псов. Сильное ополчение Убежища 31 давало жестокий отпор всем хищникам, как двуногим, так и четвероногим, поэтому до гор Бора-Пик колонна дошла практически без потерь. Здесь, у подножия невысокого хребта, Новые Шошоны увидели первые за время своего путешествия признаки возрождения природы. До войны склоны гор покрывали хвойные леса. Сейчас на их месте, словно щетина титанического дикобраза, высились обугленные стволы. Но у их подножия землю покрывала трава – непривычного желто-зеленого и буро-зеленого цветов, а рядом с мертвыми родителями к неяркому весеннему солнцу тянулась свежая лесная поросль. Эти деревца были еще совсем маленькими – не выше четырех футов. Их хвоя – зеленая у основания и желтая на концах, выглядела странно. Но это, несомненно, был живой лес. Когда Сумбарукант Неменаи (Люди Знания, люди Созидания – уважительное именование ученых и инженеров в обществе Новых Шошонов) осторожно срезали одно из деревьев, по годовым кольцам они определили, что побегу всего четыре года – дерево росло с нормальной скоростью. Осознание того, что земля действительно возрождается, подняло дух народа и придало ему сил.

CIMG1477 correct

Караван двигался по разбитому шоссе со средней скоростью пятнадцать миль в день. Каждое утро вперед выдвигался дозор, разведывавший состояние дороги, искавший источники чистой или хотя бы не слишком радиоактивной воды. (средств для обеззараживания в Убежище 31 наготовили с избытком). Затем начинала движение основная масса людей, тележек и три грузовика с прицепами. Лагерь всегда ставили в удобном для обороны месте, после чего устанавливали палатки с прочным каркасом. На исходе третьей недели путешествия Новые Шошоны подверглись первому серьезному испытанию – на колонну обрушился радиоактивный шторм. Мужчины успели установить палатки, прижав их края камнями, женщин с грудными младенцами и маленьких детей накрывали перевернутыми тележками. Благодаря хладнокровию вождей и старейшин, многим из которых было уже крепко за шестьдесят, жертвы были сравнительно небольшими. Элизабет Холл отмечает, что во время бури ее брат Том Холл ходил между палаток, не обращая внимания на ядовитый дождь и зеленые молнии, и пел священные песни так громко, что его голос перекрывал вой ветра и раскаты грома. Если верить мисс Холл, после того, как Том спел десятую песню, буря утихла. Многие после этого стали считать, что великий шаман спас народ от гнева стихии, хотя сам Том это яростно отрицал. Со своей стороны, могу отметить, что многие священные песни Новых Шошонов состоят из десятков строф, поэтому для того, чтобы спеть десять потребовалось бы не меньше двух часов. Не отрицая могущества Тома Холла, который, судя по всему, был по-настоящему великим человеком и выдающимся лидером, можно смело предположить вполне естественную природу прекращения радиоактивного шторма, которые, к счастью, редко длятся больше двух часов.

Вскоре после этого трагического приключения, у руин поселка Чаллис, колонну остановили Рейнджеры Айдахо. История этих лесных воинов еще ждет своего исследователя, но из общедоступных источников известно, что примерно в это время солдаты 101 группы Национальной Гвардии ССА и Рейнджеры Лесной Службы, переждавшие ядерную зиму на горных базах, окончательно решили объединиться и заняться защитой возрождающейся природы Айдахо от ее злейшего врага – человека. Ну и попутно истреблять всяких мутантов и людоедов, что, конечно, можно только приветствовать. Присутствие пятитысячного каравана, направляющегося в самое сердце территории, которую рейнджеры считали заповедной (собственно, она была таковой и до войны), естественно, не обрадовало лесных воинов. Батальоны Рейнджеров на этот момент насчитывали почти шесть сотен бойцов. Конечно, часть из них оставалась в горных крепостях – следить за подрастающим поколением, которое само собой образовалось во время долгой зимы, налаживать системы связи и энергоснабжения, словом, вести хозяйство. Но даже с учетом этого Рейнджеры могли за неделю собрать у 93-го шоссе почти четыре сотни закаленных в боях солдат. Этого за глаза хватило бы, чтобы разгромить Новых Шошонов наголову. Но, прежде чем начинать войну, Рейнджеры решили узнать, что за народ направляется на территорию бывших национальных заповедников.

До войны люди говорили, что мир, на самом деле, тесен. В стране с населением двести пятьдесят миллионов человек можно вдруг наткнуться в аэропорту или на вокзале на друга детства и, заболтавшись, пропустить свой рейс или поезд. После войны людей на территории Америки стало в сотни раз меньше, поэтому, казалось бы, о тесноте речи не шло… Тем не менее, стоило командиру Лесных Воинов увидеть старого вождя Новых Шошонов, великого Уильяма Холла, как два совершенно седых мужчины вдруг захохотали, как мальчишки, схватили друг друга за плечи и с громовым треском ударились лбами. Командир Рейнджеров оказался бывшим морским пехотинцем, начинавшим свою службу под началом лейтенанта Холла. Старики беседовали до поздней ночи, после чего капитан Закария Арнульф, командир батальона С, отправил трех своих бойцов в горы, чтобы созвать на совет прочих вождей Рейнджеров Айдахо. Новые Шошоны встали лагерем и в течении недели ждали, пока к Чаллису соберутся остальные батальоны. Пока подходили новые и новые отряды, рейнджеры и люди народа начали знакомиться и даже ходить друг к другу в гости.

Сложно сказать, почему ожесточившиеся, преданные теми, кого они пытались спасти, лесные воины, отнеслись к Новым Шошонам с искренним дружелюбием. Возможно дело было в том, что люди из Убежища 31, независимо от расы, называли себя именем одного из древних племен Северной Америки. Не исключено, что свою роль сыграла твердая вера вождей и многих людей народа в благословение духов, в крылья Великой Птицы Грома, простертые над миром и над всеми людьми. После четырехдневного совета, полковник Авербах и капитаны рейнджеров согласились проводить Новых Шошонов на территорию бывших заповедников Битеррут, Салмон-Чаллис и Пайютт. По словам Рейнджеров, там было достаточно долин, сравнительно мало пострадавших от радиоактивных дождей, хватало также источников чистой воды, а на склонах гор начали расти леса. В обмен Новые Шошоны обязывались принимать советы своих соседей в отношении ведения хозяйства, охотиться лишь там, где им разрешат и по правилам, которые установят рейнджеры, не применять самим и не раскапывать источники радиоактивного и химического заражения, и при необходимости помогать рейнджерам в их лесоохранной деятельности. Уильям Холл и прочие вожди согласились с этими разумными требованиями.

Сопровождаемые рейнджерами, Новые Шошоны углубились в горы, и к началу июня, перейдя Лососью реку, вышли к месту, где до войны находился поселок Дикси. После двухдневного совещания, племя разделилось на пять частей. Если я правильно понял, еще в Убежище 31 среди Новых Шошонов начала складываться система внутренних кланов, или племен. Воины, члены их семей и те, кто планировал в будущем посвятить себя защите племени образовали клан Холлов-Сайков (Эти два выдающихся человека породнились через своих детей и внуков). Механики и инженеры собрались вокруг вождя Эзекииля Брауна. Элайджа Олосун и Майк Фицжеральд объединили фермеров. Алекс Чуа и его небольшой клан Вашакайев, под землей занимавшиеся птицеводством, надеялись поймать двухголовых коров и мутировавших оленей, о которых говорили рейнджеры, и начать разводить скот, как делали их отцы и деды в Вайоминге. Наконец, Донован Рассел, Маргарет Рассел и Джозеф Уайт планировали продолжить свою, если так можно выразиться, юридическую и экономическую работу. Когда в твоем народе уже более пяти тысяч человек, очень важно, чтобы у людей были простые и справедливые законы, а при обмене все знали честную цену своему товару. Кроме того, Расселы-Уайты планировали установить торговые связи с соседними народами. Разумеется, то, что в клане Холлов-Сайков было больше воинов, не означало отсутствие в нем землепашцев или механика. Равным образом, Брауны имели свои поля, которые защищали несколько отважных и хорошо вооруженных бойцов. Деревня Расселов, помимо Дома Знаний, славилась своими птичниками, где внуки Донована Рассела экспериментировали с разными породами и мутациями птиц, чтобы в конце концов вывести знаменитых псевдоиндеек. Но все же, каждый клан имел свою специализацию.

Лето 2102 года прошло в очистке пахотных земель с помощью ГЕКК, которые переносили из одного поселка в другой, и строительства жилищ. По настоянию Уильяма и Тома Холлов, каждый поселок изначально строился, как крепость. В качестве строительного материала использовались мертвые деревья (те, которые были не слишком радиоактивны), а также бетонные и стальные конструкции и пластик из разрушенных поселков, кемпингов и мотелей, в изобилии разбросанных по границам заповедников.

town (1)

Небольшой урожай бобовых, собранный до наступления холодов, привезенные из Убежища 31 консервы, некоторое количество дичи и рыбы добытой и законсервированной под руководством Рейнджеров, а также охота на внезапно появившихся как раз в 2102 году гигантских муравьев, обеспечивали Новых Шошонов едой на зиму (на самый крайний случай имелось некоторое количество припасов, оставленных в Убежище 31, хотя за ними нужно было ехать почти три сотни миль). В конце ноября 2102 года выпал снег. Началась первая зима Новых Шошонов на поверхности.
Tags: fallout, idaho, postapocalypse, США, белые, добрые милиционеры, дружба - это магия, индейцы, мифология, мужское, рейнджеры, творческое, флора, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 67 comments