bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Helicopter Girls. Angels of Punishment.

Старинный штат Южная Дакота раскинулся между девяносто восьмым и сто четвертым градусами западной долготы. Разделенный на западную и восточную части великой рекой Миссури, он представляет собой ворота, ведущие к северной части Великих Равнин. Зима 2284 года была сравнительно мягкой, температура не опускалась ниже сорока шести градусов. Но Дженни вела «Лакоту» на высоте тысячи футов, на случай, если какой-нибудь любопытный подонок с ружьем попытается пальнуть по непонятному жужжащему аппарату. Здесь, под низкими облаками, было, мягко говоря, холодновато. Не помогала даже теплая стеганая одежда с набивкой из бигхорнеровой шерсти. Девушкам приходилось садиться четыре раза только потому, что ладони мисс Кастер уже не могли держать рукоятку управления. Каждая посадка требовала времени на то, чтобы найти ровное и безопасное место, прогрев двигателя и взлет пожирали горючее, которого оставалось все меньше, и Венди начала беспокоиться, что нехватка топлива застанет их в месте, где не будет ни воды, ни сырья для реактора.

Мисс Килпатрик проложила курс так, чтобы обойти Черные Холмы с севера. Полет среди низких гор был сам по себе довольно труден, к тому же, девушка не знала, как изменился рельеф древней индейской святыни в результате атомной бомбардировки и последовавшей за ней подвижки материковых плит. Перелет через равнины, составлявшие северную часть штата, казался менее опасным. Проблема заключалась в том, что северная часть штата была сравнительно плохо исследована. Во время атомной бомбардировки несколько боеголовок поразили крупнейшие дамбы на реках Миссури и Миссисипи, добавив наводнения и приливные волны к бедствиям атомной войны. В результате русла рек сместились, и рельеф Южной Дакоты в долине главной водной артерии сильно изменился. Венди планировала пересечь Миссури в районе озера Оахе, но когда «Лакота» подлетела к развалинам города Пьерр, подруги увидели, что древнего озера больше нет. На месте гигантской земляной плотины зияла огромная воронка, заполненная водой. Миссури разделялась на несколько рукавов, которые, судя по всему, часто меняли русло, то и дело сливаясь и разделяясь вновь. Как и три сотни лет назад, чередующиеся наводнения и засухи стали постоянным бедствием прибрежных районов.

Но даже теперь, через два века после атомной войны, изменившей облик земли, великая река по-прежнему казалась прекрасной и грозной. На равнине многочисленные озера, болота и протоки, указывавшие, где Миссури несла свои радиоактивные воды несколько десятков лет назад, тянулись до самого горизонта. В результате ядерных ударов гидрологический баланс Северной Америки сильно изменился, и многие реки стали значительно полноводней, чем были до войны. За два века уровень заражения заметно снизился, и теперь Миссури уже не была смертельно опасной. Разумеется, ее воду желательно было чистить, но для многих животных, переживших атомную катастрофу, долина реки стала если не раем, то местом, где можно было плодиться и размножаться. Стада бигхорнеров, диких браминов и лорибу на восточном берегу насчитывали уже тысячи, если не десятки тысяч голов. Многочисленные травоядные давали пищу волкам, одичавшим собакам и Яо-гаям. Гигантские насекомые также вносили некоторое разнообразие в команду хищников, отщипывавшей изрядные куски от огромных масс копытных, пасущихся на жесткой, желто-зеленой траве новых прерий.

Среди этих стад и стай робко прокладывали свои дороги новые кочевники древнего штата. В Южной Дакоте не было подземных убежищ, построенных Волт-Тек, поэтому послевоенное население штата составили немногочисленные потомки тех, кто пережил ядерную бомбардировку, пожары и наводнения, и смог выжить во время ядерной зимы. Небольшие племена охотников и собирателей быстро скатились к варварству, забыв, что некогда их предки составляли одну из величайших наций мира. Как и везде, наиболее многочисленные, воинственные и не скованные нормами устаревшей морали группы захватывали наиболее удобные места для зимовок и лучшие охотничьи угодья, оттесняя слабых и тех, кто не нашел в себе силы вернуться к первобытным правилам общежития. Как и четыре века назад, на равнинах бушевали племенные войны. Вооруженные примитивным оружием племена оспаривали друг у друга место на вершине пищевой цепочки. Участь побежденных была незавидна. В лучшем случае их изгоняли в бесплодные земли. Чаще слабых просто истребляли, угоняя в плен детей и молодых женщин и оставляя на месте сгоревших стойбищ изуродованные тела тех, кого принимать в племя казалось нецелесообразным. Впрочем, некоторые банды, полагавшие, что бросать хорошее мясо – неэтично, собирали с убитых лучшие куски, чтобы сэкономить запасы сушеного мяса бигхорнеров и лорибу до голодной весны.

Несмотря на то, что бомба, поразившая плотину Оахе, была очень мощной, уровень радиации вокруг кратера лишь немногим превышал общий фон. Два века – это большой срок, и многие зараженные участки уже очистились сами собой. Девушки перелетели реку, и Дженни показала подруге два пальца – горючего у них оставалось на два часа полета. Нужно было искать место для посадки. Стоянка должна была давать хорошее укрытие как людям, так и машине. С этим уже возникали определенные затруднения. Даже до войны этот уголок штата считался страшным захолустьем. Однообразие холмистых равнин нарушали лишь немногочисленные ранчо, располагавшиеся в десятках миль друг от друга. Сейчас, через двести лет после атомной войны, от этих маленьких поселений остались в лучшем случае развалины, в худшем – поросшие карликовой сосной курганы. Но убежище – это полдела. Оно должно быть рядом с источником органики, способным обеспечить сырьем реактор «Лакоты». На твердом сырье реактор способен давать в лучшем случае шесть литров топлива в день. На то, чтобы заполнить баки и бочки уйдет половина весны. Но сперва это сырье нужно найти.

По приказу Венди Дженни направила машину вдоль 34 шоссе. Мисс Киллпатрик рассчитывала дотянуть либо до развали крупного поселка, либо до настоящего леса с большими деревьями, которые можно пилить на чурбаки и заправлять ими реактор. О том, сколько времени уйдет на то, чтобы распилить один ствол, девушка старалась не думать.

Под лыжами вертолета тянулись холмистые равнины. Однообразный характер прерий нарушали небольшие рощи невысоких мутировавших деревьев. То тут, то там через белые холмы брели стада бигхорнеров, лорибу и странных, поросших густой, короткой шерстью, браминов. Девушки несколько раз снижались на несколько десятков футов, чтобы получше рассмотреть зверей – Венди рассудила, что в присутствии таких огромных стад можно не опасаться рейдеров.

Топлива оставалось на сорок минут, а мисс Киллпатрик еще не нашла место для посадки. Судя по карте, впереди в десяти милях находилось пересечение тридцать четвертого и семьдесят третьего хайвэев. Там, на перекресте, до войны находился небольшой поселок с большим торговым центром, обслуживающим все окрестные городки, ранчо и фермы. Принимая во внимание низкую плотность населения штата и малое количество выживших, можно было надеяться, что в руинах этого поселения можно будет устроить зимовье. Кроме того, там вполне могло найтись достаточно пластика, чтобы синтезировать пару бочек топлива.

До вожделенного поселка оставалось каких-то пять миль, когда Венди обратила внимание на странное поведение большого стада бигхорнеров возле тридцать четвертого шоссе. Обычно эти могучие, покрытые шерстью мутанты, либо паслись на одном месте, выбивая копытами мерзлую траву из-под снега, либо спали стоя, сбившись в кучу, либо целеустремленно мигрировали на новое заснеженное пастбище. Но сейчас прямо под вертолетом огромное, на несколько сотен голов, стадо кружилось на месте. Время от времени огромные быки выскакивали из общей кучи, делая скачки в несколько ярдов, но сразу возвращались обратно в стадо. Венди была любознательной девушкой, и помимо физики и механики немного увлекалась послевоенной зоологией. Она знала, что большое стадо копытных ведет себя как своеобразный организм, в котором самцы оберегают самок и детенышей, отбиваются от врагов и протаптывают дорогу в глубоком снегу. Но все это ровно до того момента, пока стадо не поддастся панике. После этого всякий намек на упорядоченность теряется, и гурт обезумевших от страха быков мчится вперед, не разбирая дороги, затаптывая собственных телят. Это явление называется стампид (stampede), и скотоводы боятся его больше урагана или нападения волков. Бигхорнеры, надо сказать, были храбрыми зверями и панике поддавались с трудом. «Лакоту», пролетавшую в нескольких сотнях футов над землей, они просто игнорировали. Но сейчас стадо внизу явно находилось на грани паники. Присмотревшись, Венди увидела, что с одной стороны гурта бигхорнеры мечутся не просто так. С северного края стада на них нападали полтора десятка людей в грубых одеждах из шкур и довоенных синтетиков. Люди были вооружены копьями, топорами и дубинами. У нескольких за спинами висели ружья, но, судя по тому, что никто не пытался стрелять, патронов к ним уже не было. Венди покачала головой. Охотники явно были в отчаянном положении, если решились таким малым числом и с таким примитивным оружием напасть на целое стадо. Внезапно Дженни хлопнула подругу по плечу и указала вперед. Венди подняла бинокль. В трехстах ярдах от стада за спинами мужчин прямо в снегу сидели женщины и дети. Видимо, у людей кончились припасы, и от того, добудут ли мужчины мясо зависело выживание племени.

tlphyW4

В этот момент гурт, наконец, перешел границу, за которой у стадных животных начисто отбивает голову. Огромная масса бигхорнеров качнулась в одну сторону, затем в другую, и вдруг медленно, но неотвратимо двинулась в сторону охотников. Венди видела, как мужчины размахивали оружием, видимо, кричали, но все было напрасно. Они уже не могли напугать стадо. Еще минута, и набравшие разгон бигхорнеры втопчут в землю женщин и детей. Медлить было нельзя. Мисс Килпатрик повернулась к мисс Кастер и резко указала рукой вниз. Дженни поняла подругу без слов и направила машину вниз, а Венди, чертыхаясь, полезла за сиденья.

Она упала на место как раз вовремя, чтобы одной рукой наспех застегнуть ремень. Дженни заложила вираж на грани возможностей машины и теперь «Лакота» неслась в сотне футов над землей. Мисс Кастер вела вертолет над сокращающимся с каждой секундой клочком прерий между стадом и охотниками. На такой высоте рев мотора и шум винтов был оглушающим. Передние быки начали биться на месте, упираться копытами. Сзади на них напирало стадо, звери бесились, бросались из стороны в сторону, падали и катились по склону. Гурт замедлился. Теперь следовало довершить начатое. Венди приоткрыла дверцу и, придерживая ее плечом, достала из кармана на поясе плоскогубцы. В левой руке девушка держала две самодельные бомбы из водопроводных труб. Раздавив плоскогубцами два химических взрывателя, Венди бросила гранаты вниз и ударила Дженни по плечу. Мисс Кастер немедленно потянула ручку на себя, и «Лакота», завывая мотором, пошла вверх. Через пять секунд внизу и сзади ударило два взрыва. Химическая бомба, конечно, не идет ни в какое сравнение с атомной гранатой, но, тем не менее, взрывается довольно громко. Обе трубы разорвались перед стадом, убив и ранив нескольких животных и еще сильнее напугав остальных. Гурт повернул в сторону от охотников и понесся на запад вдоль тридцать четвертого шоссе. Глядя на бурые туши, валяющиеся на грязном снегу, Венди вдруг ударила себя рукой по лбу. Она нашла свою органику, которую гораздо легче разделять на порции, чем твердое дерево, и которой им самим хватит до весны! Венди знаками показала Дженни, чтобы та снизилась и шла за стадом, а сама принялась лихорадочно собирать вертлюг.

«Лакота» гнала стадо несколько миль. Когда за очередным холмом перед вертолетом открылся перекресток, а рядом с ним – руины поселка и гигантская, выглядящая вполне себе целой, коробка Молла, Венди сняла пулемет с предохранителя и, примериваясь, повела стволом.

Охоту на бигхорнеров с вертолета нельзя назвать ни честной, ни благородной. Когда первые быки упали под пулями, впившимися им в мохнатые загривки, Венди на несколько мгновений прекратила стрельбу. Стрелять по убегающим зверям, которые даже не могли обернуться и броситься на своих мучителей, казалось подлым. Вдвойне подлым из-за того, что для этого убийства использовалась их чудесная «Лакота». Полгода назад мисс Килпатрник, скорее всего, не смогла бы завершить начатое. Но за последние полгода Венди сильно изменилась. Она научилась убивать. Люди, как правило, до конца жизни помнят первого убитого ими человека. Мисс Килпатрик была от этого избавлена потому, что в первый раз убила не одного, а два с лишним десятка людей. Венди глубоко вздохнула и сказала себе, что это не быки, коровы и телята, а просто галлоны синтетического лигроина для мотора «Лакоты». Не дожидаясь, пока подсознание подскажет ей, что то же самое можно сказать и о людях, Венди прижала приклад к плечу и открыла огонь.

Когда в баках топлива осталось едва на двадцать минут, Дженни, повинуясь сигналу подруги, повернула вертолет обратно. Маленькое племя охотников находилось на том же месте, где они их оставили. Мужчины разводили огонь, женщины торопливо разделывали еще теплые туши. Судя по всему, люди были очень голодны. Большинство даже не обратили внимания на вернувшуюся стрекочущую машину. Лишь когда «Лакота», вздымая клубы снежной пыли, приземлилась на вершине холма, с которого бежало стадо, несколько мужчин бросили возиться с дровами и двинулись к машине. Венди обратила внимание, что люди оставили оружие у огня. Они даже сняли бесполезные ружья и пояса с ножами. Сказав Дженни, чтобы страховала ее с пулеметом, Венди вылезла из кабины и сделала несколько шагов вниз по склону. Идущий впереди высокий широкоплечий мужчина с лицом, замотанным шарфом из ярко-синей синтетической шерсти, остановился и широко развел руки в традиционном приветственном жесте. Венди помахала рукой в ответ и пошла навстречу охотникам. Идти было легко – бигхорнеры плотно утоптали снег, и ноги не проваливались.

Венди и охотники встретились на середине склона. Высокий мужчина опустил шарф, и оказался молодым человеком, возрастом не старше мисс Килпатрик. Лицо мужчины было худое и обветренное, щеки и подбородок покрывала клочковатая, явно не знавшая ножниц, борода. Умные голубые глаза смотрели строго и печально. Лицо мужчины пересекал свежий шрам. Откинув меховой капюшон, человек снял с головы маленькую круглую шапочку и, прижав ее к груди, склонил голову в вежливом поклоне. Это было так необычно, что Венди растерянно поклонилась в ответ. Хриплым, но приятным голосом человек сказал, что его зовут Мозес Аарон Навин, и он является главой общины Свидетелей Господа Иеговы Последних Дней. Венди сняла со вспотевшей головы летный шлем и почесала в затылке. Она понятия не имела об американских религиях и не знала, как себя вести с людьми, которые верят в какие-то неосязаемые надмировые сущности. Решив хотя бы первое время не касаться этого вопроса, она кивнула и сказала, что еей зовут Венди Килпатрик и она является писцом Братства Стали Ордена Среднего Востока. Отважная вертолетчица решила пока не касаться вопроса ее отношений с Орденом. В этот раз удивленным выглядел Мозес. Он явно никогда ничего не слышал о Братстве Стали. Тем не менее, начало разговору было положено, и после непродолжительной беседы мисс Килпатрик выяснила следующее. Община Свидетелей Господа Иеговы Последних Дней представляла собой коммуну скотоводов и земледельцев, построенную на достаточно прогрессивных и гуманистических (если не считать странных обычаев, касающегося крайней плоти мужчин и месячных у женщин) принципах. Полвека назад общинники оставили свое прежнее место обитания на границе Айдахо и Вайоминга из-за того, что туда добралась так называемая цивилизация, и отправились в путешествие на восток, надеясь найти нетронутые земли, где можно спокойно растить детей, занимаясь полезным трудом. Они осели на северной границе Черных Холмов, где в течении двух поколений жили мирно и безмятежно. Они выращивали кукурузу, приручили бигхорнеров и браминов и надеялись дождаться прихода Господа Последних Дней с чистой душой и открытым сердцем. Они никогда не покупали у торговцев ничего, кроме самого необходимого, не брали у матери земли больше, чем было нужно, и вообще старались не грешить. Увы, постъядерная Америка – жестокое место (сколько раз мы это уже говорили?).

Год назад у Свидетелей появились соседи. Сперва это была небольшая группа охотников, пришедшая к Черным Холмам с запада. Община оказала незнакомцам гостеприимство, поделилась пищей и одеждой, указала источники чистой воды. Гости вели себя вежливо, и через неделю отправились в обратный путь. Летом они вернулись, но не одни. С ними шло целое племя, и теперь люди с запада вели себя не как гости, а как завоеватели. Свидетелям Господа Иеговы Последних Дней было приказано убираться с обжитой земли, оставив свой поселок и обработанную землю новым хозяевам. Вожди общины попытались образумить пришельцев и были убиты во время переговоров. В завязавшемся сражении погибли почти все мужчины и большая часть женщин и детей. Оставшиеся бежали, едва успев взять самое необходимое. Они отправились на север и нашли небольшую укромную долину, где устроили временный лагерь и начали заготавливать мясо на зиму, благо, прерии были полны дичи. Увы, захватчики не оставили Свидетелей в покое. В начале ноября военный отряд пришельцев настиг беглецов. В короткой, жестокой схватке погибло много людей. Затем ранняя в этом году метель разделила общинников и их врагов. Люди снова бежали в чем были. Они скитались по пустошам Южной Дакоты три недели. Кончились запасы еды, подошли к концу патроны. Сегодня стало ясно, что женщины и дети дальше идти не могут (стариков в отряде уже не осталось). Мужчины решили напасть на большое стадо бигхорнеров и добыть мясо любой ценой. Но стадо всполошилось раньше времени, и, наверное, тут общине пришел бы конец. К счастью, Господь Иегова не оставил своих верных и послал на помощь небесную колесницу и двух ангелов…

При этих словах Мозеса Венди подняла обе руки и попросила Свидетеля Последних Иегов, или как там вас точно зовут, остановиться. Ее зовут Венди Килпатрик, и ни она, ни Дженни Кастер – не ангелы. Дело обстоит так: в десяти милях к северу отсюда находятся развалины поселка, рядом с ними холм, поросший карликовой сосной, огромный довоенный торговый центр, на вид не слишком пострадавший за эти два века, ну и еще всякое по мелочи. Близится январь, скоро начнутся настоящие морозы. И вам, и нам нужно место, чтобы их переждать, так вот, лучше этого – не найти. К тому же, там можно укрепиться на случай, если ваши преследователи решат вас догнать и добить. Наша небесная колесница, увы, может только взлететь и сесть, десять минут, не больше. У нее кончается, скажем так, пища. Поэтому сделаем так: сейчас вы быстро поедите, соберете все мясо, которое можете унести и пойдете туда. Мы поднимемся и подлетим к поселку одновременно с тем, как вы туда подойдете. Там могут быть дикие гули – их нужно будет истребить прежде, чем устраиваться на зимовку. Перед поселком валяется много убитых бигхорнеров – голов сорок, не меньше. Их нужно будет собрать и перетащить в молл. Часть пойдет на прокорм нам, в смысле – людям. Из остального мы сделаем волшебную пищу для нашей колесницы. Все ясно? Тогда за работу. Шевелись, Мозес Аарон Навин. Сейчас полдень, но стемнеет рано. До наступление сумерек вам лучше быть под крышей.

К этому времени Дженни уже было понятно, что у ее подруги талант брать в оборот совершенно незнакомых людей. Здоровенные мужики, в первый раз увидевшие мисс Килпатрик, послушав ее пять минут, начинали шевелиться и браться за работу. В какой-то мере это объяснялось безаппеляционностью Венди и разумностью ее распоряжений. Но, надо признать, немалую роль играли обстоятельства ее появления в жизни здоровенных мужиков. Слушаться человека, который прилетел на непонятной железной машине и спас тебе жизнь вполне естественно.

На то, чтобы приготовить мясо и накормить всех голодных ушел почти час (законы общины Свидетелй Господа Иеговы Последних Дней запрещали есть мясо с кровью, поэтому каждый кусок тщательно прожаривался над костром). Венди и Дженни были приглашены к огню, и тихие, скромные женщины поднесли подругам по пластиковой тарелке с куском обуглившегося жирного мяса (есть просто рукой в общине тоже было не принято). Покончив с едой и подождав, пока общинники соберут лучшие куски, завернут их в свежесодранные шкуры и отправятся вдоль шоссе к поселку, девушки пошли готовиться к последнему на долгие месяцы полету.

Перелет до поселка больше напоминал прыжок. Дженни, стиснув зубы, прогрела двигатель, подняла машину в воздух, и едва не цепляя гребни холмов повела «Лакоту» к поселку. Девушки сели на стоянке перед моллом. На вид поселок был пуст. Вытащив пулемет и автоматическую винтовку, подруги заняли позицию рядом с вертолетом и принялись ждать Свидетелей Господа Иеговы Последних Дней. Общинники подошли через час. Они выглядели донельзя вымотавшимися, но, увидев гигантское, приземистое здание, упали на колени и хором возблагодарили своего Иегову. Венди пожала плечами и сказала, что благодарить рано – надо сперва проверить здание.

К счастью, гулей в молле и развалинах домов не оказалось. Разобравшись с крупной колонией радтараканов, и истребив несколько десятков гигантских крыс, люди расчистили пять комнат в административном секторе универмага и принялись устраиваться на ночлег. Венди и Дженни переделали трубы вытяжной вентиляции под дымоходы и притащили из отдела домашних товаров огромные проржавевшие жаровни для барбекю. Мужчины пошли в лес рубить дрова, но прежде закатили «Лакоту» внутрь здания через разбитые стеклянные двери. Дженни увела самых молодых и сильных женщин разделывать убитых бигхорнеров, что валялись в какой-то сотне футов от молла на шоссе. Сбежавшихся на запах крови волков, вертолетчица отогнала выстрелами из винтовки.

К ночи у Свидетелей Господа Иеговы Последних Дней и вертолетчиц был ночлег: пока не слишком уютный, но надежный и теплый. Венди проверила винтовки общинников и, выяснив, что они все калибра 0,308, вытащила из вертолета и отдала мужчинам две коробки с патронами. Расставив часовых, люди легли спать.

Утром Венди поговорила с Мозесом, и старейшина объявил программу действий на ближайшие дни. Убитых зверей нужно разделать перенести в молл, причем брать не только мясо, но и шкуры, и кости, словом – вообще все. Так нужно почтенной госпоже Килпатрик, а мы все обязаны ей жизнью. Мужчины и юноши продолжат заготавливать дрова и займутся укреплением первого этажа – все эти витрины нужно превратить в надежные стены. Женщины, помимо заготовки мяса, должны также разобраться с тем, что находится на полках – возможно, найдется что-то полезное. Господь Иегова Последних Дней не захотел нашей погибели и послал нам спасение и помощь. Возблагодарим его молитвой праведного труда. За работу, братья и сестры!

Следующие дни прошли в тяжелых и праведных трудах. Женщины рубили и перетаскивали туши бигхорнеров в холодный первый этаж молла, а также разбирали витрины отделов магазина. Судя по всему, во время атомного удара бомбы упали сравнительно далеко от поселка. Посетители и сотрудники не пострадали от пламени и ударной волны и, сев в машины, разъехались по домам. В пользу этой версии говорила и почти пустая стоянка. Немногочисленные жители поселка забрали из молла съестные припасы, но многие товары остались на полках. Судя по всему, люди пережили ядерную зиму, но их было слишком мало, и, чтобы организовать крепкую, способную выжить, коммуну, и, мало-помалу, население городка сошло на нет. Теперь поселок стал домом Общине Свидетелей Иеговы Последних Дней. Восемь десятков мужчин, женщин и детей, не покладая рук, трудились, чтобы превратить это место в свой новый дом. Мисс Кастер и мисс Килпатрик, изначально смотревшие на религиозных варваров свысока, постепенно прониклись глубоким уважением к смиренной стойкости и спокойному трудолюбию общинников. Пока Свидетели обустраивали Молл, девушки развернули в гараже реактор и начали перегонять кости, шкуры, жир и требуху бигхорнеров в искусственный бензин. Общинники с некоторой опаской наблюдали за этими действиями, но по первому требованию Венди рубили кости и шкуры на мелкие куски, чтобы их можно было закинуть в приемник реактора. Лишь однажды Мозес осторожно спросил подруг: не занимаются ли они колдовством? Но, выслушав энергичный и не вполне цензурный ответ Дженни, успокоился и больше к этому вопросу не возвращался.

На Рождество подруги обследовали заправочную станцию и обнаружили, что один из баков с газолином до сих пор герметично закрыт. Разумеется, за два века бензин давно разложился, но часть тяжелых углеводородов должна была сохраниться на дне. Осторожно спилив ножовкой клапан, девушки стравили горючие газы, после чего расширили отверстие и поставили двух подростков черпать из подземной бочки резко пахнущую жидкость. Так удалось наполнить почти две бочки, прежде, чем ведро начало скрести дно. То, что осталось на дне, Дженни на всякий случай сожгла, бросив в резервуар фальшфейер. Из-за холодов горючих паров в подземной бочке не было, и все сгорело достаточно быстро, но Венди все равно чуть не подралась с подругой из-за такого глупого лихачества (в конце концов мисс Килпатрик согласилась, что лучше сжечь остатки зимой, чем ждать, когда они взорвутся летом).

С жидким сырьем дело пошло веселее, и к февралю у девушек было две бочки горючего. И, как оказалось, вовремя – десятого февраля упорные преследователи снова настигли Свидетелей Господа Иеговы Последних Дней. К счастью, организованные Дженни Кастер посты заметили карателей вовремя. Вражеский отряд, состоявший из нескольких десятков воинов, был еще в четырех милях от поселка, когда общинники выкатили из гаража вертолет, и Дженни начала прогревать мотор. Топливо, полученное из бигхорнеров и продуктов разложения древнего бензина, оказалось на удивление неплохим. Дженни и Венди заняли свои места в машине и приготовились ждать. От общинников они знали, что лишь часть вражеских воинов вооружена огнестрельным оружием. Свидетели со своими дальнобойными винтовками заняли позиции на крыше молла. Подруги понимали, что если они хотят обеспечить своим новым друзьям спокойную жизнь, захватчиков нужно будет уничтожить до последнего человека. Несмотря на опыт последних месяцев, эта перспектива пугала подруг. Умом они понимали, что люди, пришедшие на чужую землю и хладнокровно истребляющие хозяев, которые приняли чужеземцев с искренним дружелюбием, не заслуживают снисхождения. Джени и Венди успели подружиться со многими общинниками, ну, насколько могут подружиться глубоко религиозные люди, чья жизнь обставлена множеством правил и запретов, и девушки-воины на небесной колеснице, которых эти люди воспринимают, как посланцев Бога. Сама мысль о том, что таких мирных и, в сущности, хороших людей кто-то собирается истребить, словно бешеных собак, была ненавистна подругам. И все же девушки понимали: через полчаса им нужно будет взлететь и убить несколько десятков человек, которые даже не смогут оказать достойное сопротивление.

Общинники открыли огонь с крыши молла, когда до врагов оставалось триста ярдов. Их пули поразили двух воинов, но остальные лишь ускорили бег. Захватчики атаковали молча, без воинственных криков. Они были опытными воинами, и, без сомнения, легко расправились бы со Свидетелями, но тут частый треск, все это время звучавший где-то за моллом, превратился в басовитое жужжание, и над бетонной коробкой торгового центра вдруг показалось металлическое чудовище. Оно было похоже на стрекозу или ее гигантского хищного родича – стингвинга. Несколько секунд страшная тварь висела над моллом, словно разглядывая своих противников. Воины остановились, не зная, как поступить. И тут стрекоза развернулась боком, и по застывшим людям хлестнула пулеметная очередь.

Венди успела срезать треть врагов прежде, чем остальные начали разбегаться. Дальше началась тяжелая, мрачная и жестокая работа. Вертолет догонял беглецов, и Венди расстреливала их одного за другим. Воины даже не пытались защищаться, они бежали в панике, словно бигхорнеры полтора месяца назад, и падали, сраженные пулями. Последнего из врагов вертолет настиг в двух милях от поселка.

Когда «Лакота» вернулась к моллу, общинники уже успели собрать оружие убитых. Некоторое время девушки сидели в машине, не говоря ни слова. Дженни молча достала пачку древних сигарет и закурила. Венди механически сняла пулемет и начала разбирать вертлюг. Она как раз убрала стальную раму за сиденья, когда к машине подошел Мозес. Руки вождя общинников были в крови, лоб стягивала окровавленная повязка. Посмотрев на девушек, Навин некоторое время молчал, а потом заговорил, ни к кому конкретно не обращаясь. Он рассказал, что у него был отец – старейшина Свидетелей. Захватчики убили его на переговорах. У него была мать. Она погибла во время нападения на деревню у подножия Черных Холмов. Его брат и невестка сражались и были убиты во время бегства в прерии. Теперь он воспитывает их маленького сына. Один, потому что его беременную жену убили осенью во время нападения на лагерь. Десять минут назад они допросили одного из раненых захватчиков. Ему задали всего один вопрос: зачем вы преследуете нас? Вы уже забрали нашу землю и нашу деревню, почему не оставите нас в покое? Воин ответил, что их старейшины велели догнать и убить всех. Земля у Черных Холмов – очень хорошая. Если оставить прежних хозяев в живых, они рано или поздно вернутся, чтобы забрать свою землю назад. Я убил этого человека своими руками, мисс Кастер, мисс Килпатрик. Я нарушил одну из заповедей Господа Иеговы Последних Дней, но я не мог поступить иначе. Мы не причиняли зла нашим гонителям, это они желают нашей смерти. Господь Иегова Последних Дней говорит: «Поднявший меч от меча и погибнет». Он избрал вас для свершения своей кары. Ваша небесная колесница спасла нас всех. Больше я ничего не могу вам сказать, но если вас тяготит пролитая кровь, подумайте о детях, которые сегодня будут спокойно спать рядом со своими матерями – родными и приемными.

Закончив речь, Навин поклонился и ушел к своим людям. Дженни докурила и, выбросив окурок из вертолета, негромко сказала словно сама себе, что, конечно, если так, то да. Венди молчала. Она никогда не призналась бы ни подруге, ни Мозесу, что сильнее всего ее тяготило не убийство, а тот жестокий азарт, который она начала испытывать, пока вертолет гонялся за убегающими. Венди дала себе слово, что, насколько это зависит от нее, «Лакота» больше не будет использоваться, как боевая машина.

Остаток зимы и половина весны прошли спокойно. Общинники постепенно расчистили молл и превратили его в опрятный маленький городок-крепость. Обследовав отдел бытовой химии, Венди собрала все необходимое и вскоре организовала в одном из дальних сараев производство черного пороха. Несколько заржавевших дробовиков, найденных в отделе скобяных товаров, были отчищены, отремонтированы и приготовлены к стрельбе. В сельскохозяйственном отделе в закупоренных пластиковых банках нашлись семена – мисс Килпатрик готова была поклясться, что они взойдут. Приближался май, и Венди все чаще задумывалась о том, что они будут делать дальше. Вертолет стоял готовый к вылету, бочки залиты горючим, у них были запасы копченого мяса, карты, и информация о том, что в Айдахо есть какая-то «цивилизация». Но мисс Килпатрик больше не была уверена в своем желании эту цивилизацию найти. Здесь, в общине Свидетелей Господа Иеговы Последних Дней, она увидела другой путь. Эти люди трудились, растили детей, поддерживали друг друга во всем, жертвовали друг ради друга всем, даже жизнью. Пусть у них были странные обычаи и суеверия. Чем эти обычаи хуже Цепи, Которая Связывает и прочих уставов Братства Стали? Чем цивилизация лучше такой жизни? И потом… Венди замечала взгляды, которые бросал на нее Мозес Аарон Навин, и иногда ей начинало казаться, что если ему ответить – это будет хорошо и правильно…

Неизвестно, чем бы все закончилось, но вечером двадцать восьмого апреля Дженни поймала Венди возле вертолета и, прижав к кабине, шепотом закричала, что они должны лететь. Я знаю, о чем ты думаешь, Венди. Я тоже об этом думаю. Джеремайа Ирод – отличный парень, не хуже твоего Мозеса. И он мне нравится. Но это не наша жизнь, Венди. Они – не такие как мы. Они верят в своего Иегову, не притворяются, а верят по-настоящему. Они соблюдают свои обычаи не из страха, а потому что не могут иначе. Но ни ты, ни я так не сможем. Мы – другие. Мы – цивилизованные, плохо это или хорошо. Если мы останемся здесь – наступит день, когда мы проклянем и себя, и, что гораздо хуже, этих хороших людей. Мы должны лететь, Венди, сестричка, потому что иначе нельзя.

Венди отцепила руки Дженни от своего рабочего жилета, затем обняла подругу и разрыдалась. Утром следующего дня девушки объявили общинникам, что им нужно лететь дальше на запад. Помрачневший Мозес не стал отговаривать подруг (этим хором занимались женщины, дети и часть мужчин), но лишь сказал, что если они захотят вернуться – им всегда будут рады. Венди, стараясь, чтобы ее голос не дрожал, ответила, что если враги опять нападут на общину, Свидетелям лучше идти на восток, в Иллинойс. Братство Стали – жесткие и жестокие покровители, но если отдать им треть урожая и жить недалеко от бункера – паладины обеспечат надежную защиту.

В последний день апреля Свидетели Господа Иеговы Последних Дней собрались перед моллом. На стоянку выкатили вертолет: отчищенный и отмытый, сияющий чистым металлом и пластиком. Венди и Дженни заняли своим места в кабине. Застучал двигатель, лопасти винтов начали раскручиваться, сперва медленно, затем все быстрее. И внезапно, перекрывая шум мотора и шелест пропеллеров, над площадью зазвучал древний псалом. Общинники дружно славили своего Господа, и Венди подумала, что это самая красивая песня, которую она когда-либо слышала. Дженни вытерла глаза и двинула рукоятку управления вперед. «Лакота» медленно поднялась в воздух, повернулась на месте и, набирая высоту, двинулась на запад. Венди не оглядывалась. Ей почему-то казалась, что она больше никогда не увидит этих людей.
Tags: fallout new vegas, idaho, old west, postapocalypse, США, азаза, доброта, дружба - это магия, жизнь - это боль, летающие корабли, много скальпов, мужское, самолетики, творческое, тыщ-пыщ, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments