bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Из старого, тоже с флешек. Не помню, выкладывал ли где. Стилизация под эпосы...

...народов Урала, Сибири и Алтая. Кажется, для какого-то конкурса, или еще что-то в таком же роде. Во всяком случае, там у меня что-то вроде ТЗ было. Типа, уложиться в два листа.

8583

Давным-давно, так, что уж и старики не помнят, когда это было, жил в наших краях богатырь Меша. Жил – землю не пахал, но край родной стерег, все на коне по границе ездил, в степь глядел: не идет ли враг. А степь тогда прямо за рекой начиналась, на нашем берегу – лес, а на том уже место голо. Часто оттуда в старые времена набегали злые враги – жгли села, убивали людей, а кого в неволю навсегда уводили. Потому, как наступала весна, собирался богатырь Меша, надевал железную броню, железный шлем, брал булатный меч белой стали, копье и лук свой, и отправлялся к реке. С берега зорко смотрел – кто там в степи ходит, а пуще всего следил, чтобы никто к бродам не подступил, тогда-то река мельче была.

Вот пришла весна, стал богатырь собираться в поход. Надел железную броню, чтобы от стрел крепкие плечи беречь, надел железный шлем, на пояс меч повесил, в руку копье взял. Сел на желтого коня с черной гривой, выехал со двора, да на дорогу вышли его родные проводить: седой отец и дорогая мать, милая жена и любимый сынок. Тут богатырь сказал так:

- Уезжаю от вас надолго родные мои. До зимы мы не увидимся. Если случится дома беда – пошлите мне весточку.
- Как же пошлем мы тебе весть, дорогой сынок? - говорят отец и мать, - Далеко до реки, а люди сейчас все в поле работают.
- Пошлите весть с птицами, - ответил богатырь Меша, - Никогда я их не обижал, не стрелял, они мне ваше слово донесут.

Сказал – и уехал.

А в те годы ходил по степи великий хан-богатырь. Собрал он большое войско и с ним нападал на соседние земли и народы. Много он сжег городов и сел, много людей убил, еще больше увел в вечную неволю, и вот, решил напасть и на нашу землю. Проведал про то Меша-богатырь, как – уж и не помнит никто, может птицы ему с неба прокричали, может ветер пропел, может река сказала. Стал богатырь у бродов, он одним глазом спит, другим врага высматривает, одной рукой ест, в другой меч держит.

Так идут дни за днями, вот уж лето наступило. Видит однажды Меша – летит к нему черный ворон. Покружил, покружил в небе, да и пал богатырю на плечо. Сложил ворон крылья и такую речь ведет:

- Неладно у тебя дома, Меша, пришла неведомо откуда злая болезнь, слег от нее твой седой отец. Совсем ему худо, умирает старик и просит тебя, богатырь, вернуться домой, в последний раз увидеться.

Пошатнулся богатырь в седле, застонал, и отвечает ворону:

- Милый мой черный ворон, не могу я с бродов уйти. Ходит в степи с войском злой хан-богатырь. Уйду я с бродов – и проедет он по нашей земле огнем и мечом. Друг мой, ворон, отнеси моему батюшке мой поклон, скажи: просит его сынок прощения, нельзя мне домой вернуться.

Расправил крылья ворон, улетел в родную сторонку, а Меша слезы вытер, и дальше вдоль реки поехал. Вот уж лето к середине идет, из степи стали к реке вражьи дозоры подкрадываться. Посылал их хан-богатырь глядеть: не ушел ли с бродов Меша. Да только богатырь еще зорче глядит, сунутся враги к реке - он в них стреляет, одной стрелой троих с коней сшибает. Как-то под вечер смотрит Меша – кружит над ним белый сокол. Поднял богатырь руку в тяжелой рукавице – пал на нее сокол прямо с неба, покрутил головой и говорит:

- Плохо у тебя дома Меша – за старым отцом слегла от черной болезни дорогая мать. Просит она тебя вернуться, в последний раз поглядеть на сына хочет.

Закачался богатырь, от горя бороду с лица вырвал, и так соколу сказал:

- Совсем близко к бродам подползли враги, хочет хан-богатырь на нашу землю войной идти. Передай дорогой матери моей: не могу я домой вернуться.

Крикнул сокол, взвился в небо и прочь улетел. А уж враги все ближе к реке подходят, что ни день – перестреливаются с Мешей, что ни ночь – через реку ползут. Вот уже и лету скоро конец, люди в нашей стороне жать идут, а Меша все по берегу без устали ездит, одним глазом спит, одной рукой ест, от солнца почернел весь. Раз ясным днем слышит богатырь крик, глядит – летит серый кречет. Поднял Меша щит, сел на него кречет, отряхнулся, и прокричал:

- Совсем дурные дела дома у тебя творятся, Меша-богатырь. Отец и мать твои умерли, а теперь и милая жена твоя заболела. Уж и ходить ей сил нет, послала она меня, сказала: «Лети к милому моему мужу, скажи: хочу в последний раз лицо его увидеть, пусть приедет».

Диким зверем Меша зарычал, кровавыми слезами заплакал, ударил себя по щекам, и говорит:

- Брат мой, кречет, враги уж у самой реки залегли, к самым бродам подступили! Передай милой моей жене – нельзя мне вернуться домой!

Улетел кречет, а Меша с коня пал на землю, плачет, камни от горя грызет.

Вот и осень наступила, и по осенней траве подступил, наконец, к бродам, сам хан-богатырь со всем своим великим войском. От костров ночью вся степь светла стала, много силы привел с собой хан-богатырь. Стал Меша к битве готовиться, доспех железный надел, шлем надел, и только за меч взялся, слышит: шум в небе от крыльев. Заклекотало, захлопало, и сел перед Мешей на скале бурый орел, расправил крылья и сказал:

- Черная весть у меня для тебя, брат мой. Умерли и отец, и мать, и жена твоя, а сейчас болезнь любимого твоего сына одолела. Больше не бегает он, встать уж сил нет, зовет только родного отца – попрощаться.

А Меша стоит, как каменный, и ни слезинки по щеке не течет, и лицо его словно из камня. Долго молчал богатырь наш, а потом сказал тихо:

- Милый мой орел, ты царь над всеми птицами, ты с небом говоришь. Отнеси моему сынку дорогому поклон, скажи: просит отец прощения. Злые наши враги стоят у брода, сейчас через реку пойдут. За нашу землю я буду здесь биться, и нельзя мне ни на шаг отступить. Если злая болезнь одолела его, пусть будет он тверд, как горы нашей родной земли, я же даю слово – не уйду отсюда и богатыря-хана за реку не пущу. Не навсегда мы расстаемся!

Заклекотал орел, взмахнул крыльями и полетел в родную нашу сторонку. А Меша богатырь посмотрел на четыре стороны и закричал:

- Сильная мать моя, Родная Земля! Светлый отец – Высокое Небо! За что так гневаетесь, дорогие?! Не стало у меня ни отца, ни матери, ни жены, скоро и сынок мой любимый умрет! Нет сил эту муку терпеть! Родная Земля, Высокое Небо, смилуйтесь надо мной, заберите мое человеческое сердце, дайте мне сердце из камня! Каменное сердце боли не чувствует, муки не знает. С каменным сердцем на врага пойду.

Сжалились над ним Родная Земля и Высокое небо, почувствовал вдруг Меша, как тяжкий камень лег ему в грудь. Тот камень не плачет, не болит – неживой он. Молча взял Меша тяжелое копье, сел на желтого, с черной гривой, коня, и поехал к реке. А уж злой враг через брод всей силой идет, хан-богатырь впереди всех скачет. Налетел на них Меша богатырь, напустился, стал копьем колоть да мечом рубить, конем топтать. Бились-бились, уж солнце к закату катится, река вся кровью течет, о травы кровавый пар поднимается. Воют в степи волки, кричат орлы: Меша всем добрый ужин готовит.

Так рубились они, и трижды съехались Меша и хан-богатырь. Толстые копья оба сломали, то стрелы друг в друга пускают, то мечами рубятся. У обоих тяжелые доспехи прорублены, шлемы рассечены, но ни тот, ни другой не уступает. Вот отъехал назад хан-богатырь, направил на Мешу белый стальной меч и крикнул:

- Эй, Меша-богатырь! Трижды стрелял я в тебя из своего железного лука! Ни разу не промахнулся, все три стрелы тебе в грудь попали! Почему же сидишь ты на коне, почему не падаешь? Или сердце свое перед боем ты спрятал где-то? Стыд тому, кто черную ворожбу приносит в открытый бой! Нет места колдунам там, где богатыри мечами меряются!

Опустил тут Меша свой булатный белый меч и ответил так:

- Не прятал я свое сердце, хан-богатырь, из камня оно. Твоим стрелам его не пробить.
- Ты смеешься, что ли, надо мной? – рассердился хан, - Из мяса красного сердце у человека, как может вместо него быть камень?

Молча выдернул тут из груди Меша обломки стрел и бросил хану. Смотрит тот: а острия разбиты, словно в скалу ударили. Тут Меша убрал белый булатный меч в ножны и крикнул:

- Слушай меня, хан-богатырь, слушайте, злые враги, расскажу я, откуда у меня камень вместо сердца!

Все рассказал злым врагам богатырь, ничего не утаил. Рассказал, как умерли у него отец, мать, жена и сын, как болело его человеческое сердце, и как Земля и Небо сжались и заменили живое сердце каменным.

Дослушал хан-богатырь, сложил в ножны белый стальной меч и так говорил:

- Слышал я твой рассказ, Меша, теперь ты послушай мой. С детства я был самым сильным среди сверстников. В юности ничего и никого не боялся. Сражался я с людьми степными, людьми горными, людьми из лесов, и не было во мне страха. Как-то прослышал я, что высоко в горах живет мудрец, которому известно все на свете. Долго искал я его, когда же нашел, спросил: «Чего на этом свете мне бояться? Кто покажет мне, что такое страх? Есть ли где человек, зверь или дэв, которого я испугаюсь?». И ответил мне старый мудрец: «Ни зверь, ни дэв, не страшны тебе, богатырь. Но нет ничего страшнее человеческого сердца – его тебе суждено испугаться». Рассердился я, подумал, что смеется надо мной мудрец. Взял я острый нож и вырвал у него из груди живое сердце, бросил его на труп старика и сказал: «Из красного мяса человеческое сердце, мне ли его бояться!» Спустился я с гор, и снова стал воевать. Мы покорили много народов – и ни в одной битве я не испугался. Думал, что так и умру, не узнав страха, да вот, пошел войной на твою землю и встретил тебя, Меша! К родной матери не поспешил, к старому отцу не поскакал – человек ли ты, Меша?! К единственному сыну не примчался – под силу ли такое живому?! Говоришь, Земля и Небо вложили тебе в грудь каменное сердце? Нет, Меша, всегда оно было каменным! До этого дня я не ведал страха, но тебя испугался, богатырь. Уйдем мы в степь, нельзя воевать с теми, у кого в груди камень вместо сердца!

Тут хан-богатырь повернул коня и поехал прочь, а за ним злые враги ушли. Никогда больше не воевали они нашу землю. А Меша богатырь поехал к своему дому. Ехал он ехал, а уж осень наступила, все листья облетели, трава пожухла, холодно по ночам, а Меша холода не чует. Льет с неба дождь, а богатырю до того дела нет – навсегда выстудило его каменное сердце.

Морозы первые ударили, когда Меша вернулся в свою долину. Смотрит – стоит старый его дома заколоченный. Глядит – рожь на отцовом поле несжатая, вся в землю вытекла. Окна в доме досками забиты, пусто, а во дворе – четыре могилы. Видно добрые соседи похоронили его седого отца, дорогую мать, милую жену и любимого сына. Посмотрел на могилы богатырь, и вдруг почувствовал – болит его каменное сердце! Словно живое болит!

Посмотрел тут Меша на четыре стороны и закричал:

- Сильная мать моя, Родная Земля! Светлый отец – Высокое Небо! Спасибо вам за каменное сердце – его испугался хан-богатырь и злое его войско! Да только хоть и каменное, а все равно болит оно, и нет у меня сил терпеть эти муки! Помогите мне, дорогие мои в последний раз! Пусть весь я стану камень – камень не мучается!

Пожалели Земля и Небо богатыря и превратили его в гранитный утес. Тот утес и сейчас стоит посередине долины, да видно, все же, камню тоже бывает больно, и бьет на вершине утеса ключ, и бежит вниз, словно слезы по лицу…
Tags: Поскольку, доброта, дружба - это магия, жизнь - это боль, конница вообще, мужское, мы все умрем, не Fallout, не зассали, не фоллаут, политически верно, творческое, умняк, фауна, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →