bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Categories:

Полиция Реальностей. Отдел Омск.

Во время Второго Промышленного Рывка Омский Промышленный Узел стал главным производственно-торговым центром Центральной Евразии.

001

Гигантская промзона, протянувшаяся по обоим берегам Иртыша на восемьдесят километров, примыкала к транспортному узлу Центр-2-Сибирь:

002

Город собирал сырье со всей Западной Сибири и Полярных Владений от Ямала до Таймыра. По колоссальным многопутным железнодорожным линиям сверхширокой колеи ввозили руду, конкреции, лес, торф, бурый уголь и прекарбонаты с северных добывающих и перерабатывающих комбинатов и отправляли на все стороны света продукцию Омского Промышленного Узла: пластики, карбоноиды, изделия наноэлектронной промышленности, комплексные удобрения, синтетики и микролинзы для квантовых компьютеров. Огромные биозаводы производили белково-кальциевое сырье для импланто-протезных предприятий всего мира, покрывая до тридцати процентов потребности в искусственных тканях.

Помимо железнодорожного, автомобильного и воздушного транспорта, для доставки товаров и сырья в Центр-2-Сибирь и из него использовался также порт Глубокий Иртыш. Дноуглубительные работы, регулярно проводимые на этой водной артерии, позволяли водить транспортные суда класса "река-полярное море" от Омска до фарватера Большая Обь и дальше в Северный Ледовитый Океан:

0004

Развитие Омского Торгово-Промышленного узла стало возможно благодаря масштабным инвестициям крупнейших финансово-промышленных групп. Поскольку в собственности иностранного капитала находилось 53% акций главных предприятий Омска (за исключением оборонных), значительную часть населения города составляли иностранцы. Иммигранты и нанятые на контракт рабочие, ученые и менеджеры предпочитали селиться компактными группами, образуя диаспоры и национальные районы:

003

В силу этих обстоятельств Омск имел особый статус: Международного Промышленного Города. Россия сохраняла суверенитет над этой территорией, однако Омск пользовался известной самостоятельностью во внутренних делах. На уровне джентльменского соглашения, закрепленного, впрочем, многоуровневыми договорами, было установлено: ОМПГ исправно платит налоги, не занимается запрещенными научными исследованиями и производствами, не устраивает политических демаршей и не лезет во внутреннюю жизнь Большой России. Большая Россия, в свою очередь, обязуется не вводить в город танки и бронепехоту.

Омская модель работала довольно надежно. Разумеется, соглашение неоднократно нарушалось обеими сторонами. Три подряд вспышки некроинфекции повлекли за собой не только ввод войск Большой России, но и расследование, которое Федеральный Комитет Безопасности России, несмотря на международные протесты, провел без привлечения Интерпола, причем часть подозреваемых во время следствия просто исчезла без следа. В то же время корпорации МПГ Омск не только вели промышленный шпионаж в отношении российских оборонных предприятий, но и поддерживали различные оппозиционные движения в стране. Тем не менее, система действовала.

005

Все изменилось, когда во время Войны Реальностей открылся и затем разрушился Портал Омск. Гигантский промышленный центр оказался соединен сразу с четырьмя измерениями, в трех из которых к порталу также примыкали зоны с развитой промышленностью, как естественной, так и магической. С четвертым измерением все вышло несколько сложнее. Во-первых, оно вело вниз, что само по себе было плохо. Во-вторых в первые часы после крушения портала через Нижние Врата в остальные четыре реальности проникла некая нематериальная, но обладающая огромной магической силой, сущность, которая немедленно принялась бушевать. Спонтанные мутации, взрывы и образование зон нефизических аномалий на территории МПГ Омск оказалось лишь началом бедствия. Сила из Нижних Врат имела странное пристрастие к механическим устройствам. Проще говоря, производственные линии бесчисленных заводов Омска оказались под завязку накачаны нефизической энергией. Стоит ли удивляться, что некоторые из них ожили.

Когда совместными усилиями людей, дварфов, темных эльфов, орков и разумных драконов Нижние Врата были, наконец, закрыты, промышленные зоны в четырех мирах превратились в фантасмагорическое переплетение механико-электронных и био-магических технологий. Примерно десять процентов производственных линий стали живыми. По меньшей мере восемнадцать из них оказались разумными.

На месте знакомых людям, оркам, дварфам и темным эльфам заводов теперь высились странные конструкции, назначение которых определить было крайне сложно:

004

...а иногда и просто невозможно:

014

Сражение за территорию, объединяющую промзоны четырех миров, продолжалось полтора месяца. Силам объединенных реальностей противостояли орды мутантов и некроидов, в которых превратилась значительная часть населения соединенных рухнувшими порталами городов, а также промышленные роботы и кошмарные создания, объединяющие в себе живые органы и маханизмы, электронно-оптические системы и магию. Главным противником людей, дварфов, орков и темных эльфов были ожившие заводы. В конце концов, неограниченно применяя танки, бронепехоту, боевые шагатели, военную магию, биоплатформы и тактические атомные заряды вперемешку с заклятиями класса "Армагеддон":

011

...соединенным силам удалось уничтожить одиннадцать из восемнадцати разумных промышленных и магических производственных кварталов, а с остальными заключить какое-то подобие мирного договора.

Машинно-магические цивилизации, осознавшие свое существование буквально за два месяца до окончания конфликта, учились довольно быстро. Когда они поняли, что в результате крушения портала четыре цивилизации лишились значительной части своего промышленного потенциала, заводы предложили людям, оркам, дварфам и темным эльфам взаимовыгодный договор: те снабжают живые предприятия сырьем и энергией, а в ответ получают продукцию.

Разумеется, до Войны Реальностей никто и не подумал бы разговаривать с жестянками (путь у некоторых из них были вполне кремний-оптико-биологические мозги). Но конфликт обошелся расам недешево, цивилизацию нужно было восстанавливать, а большая часть колоссальной промышленной зоны лежала в руинах:

009

В конце концов был заключен пятисторонний пакт с разумными драконами в качестве совещательного наблюдателя. Заводы получали то, что хотели и начинали давать план. Параллельно началось частичное восстановление промышленной зоны Омск. Проблема заключалась в том, что в результате вторжение Снизу и последовавшей затем войны значительная часть территории города была заражена радиацией, биологически активными веществами и просто сырой магией:

008

013

Некоторые из таких аномальных зон были сравнительно безопасны. В них не действовали сложные механизмы и устройства, и они постепенно зарастали лесом и заселялись скваттерами той или иной степени агрессивности:

016

Однако многие глубинные зоны оставались источником постоянной угрозы. В них скрывались уцелевшие мутанты, некроиды, боевые роботы и органико-механические гибриды. А вскоре к этим чудовищам присоединились преступники, ибо подобное тянется к подобному:

012

Как и другие точки разломов реальности, Зона Омск стала дорогой для контрабандистов и торговцев нелегальным товаром. Впрочем, преступников в Зону привлекал не только традиционный криминальный бизнес. Огромные территории, еще недавно представлявшие собой поле инфернальной битвы живого и неживого, сулили колоссальную выгоду. Среди разбитых корпусов, хранилищ, печей, транспортных и производственных линий были разбросаны невероятные богатства. Продукция, которую не успели вывезти с началом сражения. Уникальное сырье и полуфабрикаты. Оружие, снаряжение и военная техника четырех рас (впрочем, мумифицированные трупы разумных драконов тоже стоили безумных денег). И, наконец, продукт слияния живого и неживого, следствие вторжение магической силы снизу - это был трофей, за который корпорации готовы были платить буквально купюрами по весу. Одним словом, преступность в Зоне Омск расцвела буйным цветом. И это, конечно, мало кому нравилось.

Когда Соединенные Нации Земли предложили решить вопрос с контрабандистами и мародерами войсковой операцией, древние расы запротестовали. Протест выразили также и разумные заводы. Манера людей решать вопросы, не считаясь с потерями и разрушениями, пугала даже темных эльфов. Что уж говорить об орках или цивилизациях, которым было всего полгода, и которые до сих продолжали строить и модернизировать самое себя. Работу поручили Полиции Реальностей. Так был созда Отдел Омск.

Штаб-квартиру отдела строили дварфы по совместному проекту людей и темных эльфов. Результат этих совместных усилий до сих пор занимает верхнюю точку в неофициальном табеле готических зданий, который ведут, соответственно, "готы" и темные эльфы (темные эльфы совершенно без ума от этого направления земной архитектуры):

010

Естественно, люди и нелюди, которые работают в таком административно-военном комплексе, практически всегда настроены очень серьезно и шутить не любят (в рабочее время, конечно). Половина личного состава Отдела Омск занята пресечением преступной деятельности на подступах к Зоне Омск в четырех реальностях. Однако нас прежде всего интересуют те, кто действует непосредственно на территории, бывшей когда-то Международным Промышленным Городом Омск.

Значительную часть гигантской разрушенной промзоны охватывает сеть автономных бункеров. Снабженные компактным источником энергии в виде миниатюрного реактора: атомного или био-магического, эти укрепленные пункты служат одновременно базами, крепостями и полицейскими участками для отчаянных гуманоидов, поддерживающих порядок в глубине Зоны Омск. Их функции во многом схожи с функциями Пресинктов Большого Лондона, разница лишь в том, что омские бункеры по большей части находятся под землей. Исключение составляют лишь узловые станции, на которые базируются SWAT, а также части аэромобильной и бронетанковой поддержки.

Поисковые команды, которые регулярно выходят из бункеров, сочетают в себе качества патрульных, следователей, спасателей, а иногда и географов, потому что значительная часть Зоны Омск по понятным причинам не наблюдается из космоса и нуждается в наземном картографировании. В этих командах служат люди и нелюди особого рода. Почти все они являются своеобразными изгоями в своем обществе, поэтому легко находят общий язык друг с другом, а также с лояльными некроидами, мутантами и биомеханическими гибридами и живыми заводами. Среди полицейских Зоны Омск популярна древняя поговорка, относящаяся ко временам хаоса, который последовал за Первым Технологическим Рывком: "Омск невозможно покинуть ". Так это или нет - сказать сложно. Но факт остается фактом - из участков внутренней зоны практически никто не переводится в другие места по собственному желанию.

Представляем команду "Омск-Масло-Карбон Альфа", названную так по ближайшему живому заводу, оберегать который от мародеров входит в обязанности полицейских этого бункера.

Командир - старший лейтенант Мигель Вагитович Серов (в отделе Омск система званий соответствует таковой в Армии Соединенных Наций к большому неудовольствию древних рас). Окончил Рязанское Училище по классу Ударно-Штурмовой Бронепехотный. Отслужил в войсках Соединенных Наций четыре года, после чего уволился по собственному желанию. Поступил на работу в полицию, параллельно учился заочно на курсах криминалистики. Получив диплом, перевелся в Полицию Реальностей и по собственному желанию был направлен в Отдел Омск. Отец старшего лейтенанта, Вагит Серов, и его мать, Бегонья Серова, пропали без вести во время Войны Реальностей, сам маленький Мигель в это время находился у бабушки в Севилье. Старший лейтенант Серов отличается спокойным характером, всегда сдержан и корректен даже с задержанными работорговцами. В Отделе "Омск-Масло-Карбон" до сих пор с содроганием вспоминают ледяную вежливость, с которой старший лейтенант ломал коленные чашечки продавцам живого товара, убеждая тех назвать место, где держат детей, предназначенных для заражения вирусом "Зомби-VI". Мигель Серов пользуется глубоким уважением членов своей команды и товарищей по бункеру. Кроме того он один из немногих, кому удалось создать что-то похожее на дружбу с живым заводом "Омск-Масло-Карбон", с которым они даже иногда беседуют через установленный в бункере терминал. Как и все полицейские, Серов носит длинное пальто из стойкого к высоким температурам, а также воздействию радиации и биологически и магически активных веществ карбоно-синтетика. Голову старшего лейтенанта прикрывает капюшон, лицо - дыхательная маска, глаза модернизированы, как у большинства сотрудников Отдела Омск внутренней зоны:

0101c
0203


Старший патрульный Эггрык Ырргрчак происходит, как легко догадаться, из орков. Асоциальный с детства, Эггрык отличался несвойственной оркам склонностью к сдержанности, самодисциплине и гуманизму. Когда Ырргрчак объявил, что собирается вступить в Полицию Реальностей, старейшины его клана вздохнули с облегчением и поскорей написали юноше пронзительное рекомендательное письмо, с которым Эггрыка приняли в полицейскую школу без экзаменов. Молодой орк, впрочем, вполне оправдал оказанное ему доверие, с отличием окончив учебное заведение (что бы это не значило у представителей его расы) и был направлен в Полицию Реальностей, в Отдел Омск. Оказавшись под началом Мигеля Серова как раз во время следствия по делу о вирусе "Зомби-VI", Ырргрчак сперва пришел в ужас от методов старшего лейтенанта, но после освобождения захваченных детей изменил свое мнение. Глубоко уважающий своего командира, Ырргрчак видит своей главной обязанностью сдерживать часто возникающие у Серова порывы вести следствие простыми, хотя и не совсем законными, методами (но при этом сдержанно и предельно корректно). Серова первоначально безмерно раздражал нравоучительный тон, с которым его подчиненный выговаривал ему из-за нарушения правил ареста, содержания и сопровождения задержанных, а также норм законности при проведении допросов. Но постепенно старший лейтенант привык и даже начал признавать, что в словах подчиненного есть определенный резон:

0404c
0506


Сержан-исследователь Тиолан Эрединель всегда испытывал несвойственный для его народа интерес к механизмам. Пока другие юные эльфы учились при помочи магических песен возводить стены домов из живого дерева, Тиолан брал уроки механики у знакомых дварфов и изучал металлургию по купленным через магическую сеть книгам. Когда Эрединелю исполнилось девяносто пять, его родители сказали ему, что он уже совершеннолетний, поэтому должен перестать позорить семью и клан. В ответ Тиолан ушел из дома и поступил в полицейскую школу. Его навыки, редкие среди высоких эльфов, помогли Эрединелю не только закончить школу с отличием, но и получить назначение, куда ему хотелось. Руководство школы предлагало Тиолану остаться в столице, уверяя, что он сделает отличную карьеру, но молодому эльфу надоело, что на него смотрят косо, и он настоял на том, чтобы его направили в Омск. В первый же день в Отделе Омск Тиолану приказали разобраться в устройстве захваченного биомутанта, вечером на занятиях рукопашным боем поставили в схватку против девушки-орка, а ближе к ночи позвали на интеррасовую вечеринку по поводу повышения, полученного одним из капитанов. Проснувшись утром в постели своего вчерашнего спарринг-партнера, Тиолан решил, что попал в рай. Здесь никто не обращал внимания на то, что он ведет себя несообразно своей расе. Здесь ему сразу доверили работу с уникальными и опасными машинами. Ну и чего греха таить, веселиться тут тоже умели. Через год Тиолана перевели во Внутренню Зону и назначили в команду "Омск-Масло-Карбон Альфа". Возможность контактировать с живым заводом привела Эрединеля в такой восторг, что если бы не обязанности по отношению к жене и сыну, которых он навещает почти каждые выходные, Тиолан сидел бы в Зоне безвылазно. Даже тяжелое ранение, после которого правый глаз Эрединеля заменили биомагическим имплантом, не сбило энтузиазм молодого эльфа. Сержант-исследователь быстро нашел общий язык с коллегами, и хотя он считает Мигеля чересчур холодным и сдержанным, эльф очень уважает своего командира и делает все, что в его силах, чтобы помочь старшему лейтенанту в его работе:

0707c
0809


Медик первого класса Никодим Александрович Кобаякава представляет собой довольно редкий образчик полицейского. Дело в том, что Никодим Александрович Кобаякава - лояльный некроид-цереброфаг, или, попросту, зомби. Как люди, так и представители древних народов, смотрят на некроидов кто с опаской, кто с омерзением, но практически все - с недоверием. Цереброфаги, Сангвифаги, Анимафаги - практически все некроиды для поддержания существования должны поглощать ту или иную часть материальной или нематериальной сущности человека. У диких некроидов: зомби, упырей, ревенантов, это проявляется традиционным способом: они просто нападают на людей, издавая разного рода леденящие душу вопли, и самым недвусмысленным образом этих людей жрут. Лояльные некроиды отличаются от диких тем, что сохраняют рассудок. Большинство из них соглашается на регистрацию и чипирование, позволяющие людям отслеживать их положение, а в качестве средства поддержания жизни удовлетворяются синтетическими мозгами, кровью и анимой. Невосприимчивость некроидов к радиоактивному излучению, биологически и химически активным веществам, многим заклятиям и ядам, делает их ценными сотрудниками, если, конечно, вы сможете преодолеть природные брезгливость и страх. В Отделе Омск людям и нелюдям настолько плевать на расовые, национальные и витальные различия, что здесь работает больше некроидов, чем во всех остальных отделах вместе взятых. До катастрофы Никодим Александрович был врачом широкого профиля в пункте скорой помощи одного из заводов. В результате катаклизма на соседнем предприятии, где, по всей видимости, плевать хотели на запреты ООН, произошел выброс некровируса, и Никодим Александрович стал тем, кто он теперь есть. Прожив полгода на мозгах мутантов, он в конце концов сдался патрулю ПР. Отсидев двадцать лет за людоедство, Кобаякава вышел на свободу и сразу был завербован теми, кто когда-то отправил его за решетку, после чего почтенного зомби направили в Отдел Омск. Никодим отличается несколько суховатым чувством юмора, доброжелательным отношением к своим пациентам и отеческим - к товарищам. Кобаякава не нуждается в респираторе, но чтобы не пугать раньше времени тех, кому полиция помогает, он носит маску древнего символа Омска - зловещей Омской Птицы: 0001:

1010c
1112


SWAT узла "Омск-Масло-Карбон" отличается от остальных, во-первых, тем, что он аэромобильный, а во-вторых - экспериментальный. В порядке исключения и с целью посмотреть, что из этого выйдет, в команду включили синтетических людей, созданных живым заводом "Омск-Масло-Карбон" на базе роботов охраны. Завод, являющийся самым лояльным к людям среди своих собратьев, снабдил своих синтеков примитивным, но действенным искусственным интеллектом на базе собственного мозга. При этом он заложил в них Три Закона Робототехники, в результате робо-полицейские разбираются с преступниками исключительно при помощи палок из очень прочного и гибкого пластика. Роботы не нуждаются в одежде, но из солидарности со своими живыми коллегами носят длинные шинели с капюшоном. Интересно, что завод вложил в своих "детей" понятия о поле. При этом роботы, идентифицированные, как женщины, не ограничиваются одними пальто, но вообще носят полноценную одежду:

161718
192021


SWAT командует капитан Гаррон Джонсон. Гаррон - существо уникального происхождения. Его отцом был человек, а матерью - разумный дракон (не спрашивайте, как это возможно). Капитан Джонсон погиб в одном из сражений в Омске, и мать Гаррона вернулась вынашивать и высиживать своего ребенка домой. Когда Гаррон вылупился, родне стало ясно, что часть генов он все-таки взял у отца. У юного драконенка не было крыльев. Это, впрочем, не помешало ему вырасти, окруженным любовью и заботой. Разумным драконам не свойственна ксенофобия - они либо принимают кого-то, как своего, либо, что называется, не видят в упор. Когда сверстники Гаррона начали становиться на крыло, его вызвал к себе дед. В глубине огромной пещеры гигантский дракон сказал внуку, что он волен остаться здесь, с семьей. Но, к сожалению, он никогда не сможет летать, потому что у него нет крыльев и связанной с ними внутренней магии. Однако народ его отца умеет летать, хотя собственных крыльев у людей нет. Если хочешь - можешь сходить к ним и попытаться научиться летать, как они. Гаррон выбрал людей и поступил в Качинское летное училище. В силу своих размеров, молодой полудракон стал пилотом транспортной авиации, потому что только в грузовой самолет помещалось кресло, в которое помещался он. Гаррон налетал десять тысяч часов и вытворял с шестимоторной машиной такое, что не всякий решился бы повторить на двух моторах. Но это все было немного не то. Однажды молодой пилот узнал о технологии антигравитационных ранцев на Голубых Кристаллах. Ее применяли в армии для кратковременного полета. В принципе, ранец позволял летать неограниченно долго, потому что заряда кристаллов хватало на десять лет, но для человека их излучение (кристаллы выделяли его только при работающем антигравитаторе, в остальное время оставаясь инертными) было смертельно. Но Гаррон не был человеком. Он добился выделения себе одного ранца и больше с ним никогда не расставался. В конце концов самозабвенно летающего все свободное время полудракона заметили в ПР и предложили перейти туда, где его талант найдет применение в суровых местах и суровых делах. Как и все драконы, Гаррон стремился к подвигам и славе, поэтому принял предложение Отдела Омск. Снабженный Силовым доспехом и своим ненаглядным ранцем, Гаррон, как правило, сопровождает вертолет, летя чуть в стороне. Его чудовищная сила и нечеловеческая реакция позволяют капитану стрелять из двух гауссовских ружей с обеих рук. В рукопашной же он применяет традицонное оружие своей расы - огненное дыхание. Гаррон летает, стреляет и палит, как дракон. Его боятся враги и любят и уважают друзья. Капитан регулярно пишет матери и деду, что он совершенно счастлив:

131415

Старший пилот Джерр'яна Деж'жарнга была изгнана из своего клана за то, что попыталась подружиться с дварфами. Темные эльфы не одобряют дружбу с дварфами. Собственно говоря, они не одобряют дружбу ни с кем, даже с представителями собственной расы. Но Джерр'яне было плевать. Она была сыта по горло гордостью клана, интригами, занятиями по прикладным пыткам и вообще не одобряла садизм. Юная темная эльфийка пересекла границу и поступила в летное училище одного из самых космополитических городов дварфов (в нем даже был парк и жила небольшая община орков!) Сложно сказать, как дварфы допустили ее до управления одним из своих драгоценных гиропланов - скорее всего они просто ошалели от улыбки Джерр'яны. Большинство темных эльфов улыбается так, что неподготовленный человек (и даже дварф) может обделаться. У Джерр'яны улыбка была веселой и искренней. После пяти лет работы в транспортной компании темная эльфийка решила попробовать себя на государственной службе и подала документы в полицию. Старый дварф-полицейский, руководивший приемной комиссией, долго кряхтел, а потом сказал, что вот здесь мисс Деж'жарнге ничего не светит, потому что, хоть это не принято признавать, но мы, дварфы, жуткие ксенофобы. Тем не менее, она может попробовать поступить в Полицию Реальностей, потому что туда принимают всех, и там никто не смотрит на расу. Так Джерр'яна Деж'жарнга оказалась сперва в Полиции Реальностей, а когда стало ясно, что она не совсем типичный темный эльф - в Отделе Омск. Джерр'яна очень любит летать. Ее транспортно-боевой Сикорски-Камов-252 для нее не столько машина, сколько живое существо:

018

Если ситуация на земле действительно серьезная, Джерр'яна поднимает в воздух AH-364 Лонгслинг:

017

Веселая, дружелюбная и по общему мнению чертовски сексуальная в своем летном комбинезоне, Джерр'яна Деж'жарнга стала любимицей всего узла. Она дважды участвовала в конкурсе красоты Отдела Омск, и даже заняла второе место. Команда узла уверена, что на следующем состязании ее по праву ждет первое место:

222324
Tags: postapocalypse, Полиция Реальностей, Россия, Русь-матушка, вертикаль власти, добрые милиционеры, дружба - это магия, летающие корабли, мужское, не Fallout, не зассали, не фоллаут, патриотизм, творческое, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 67 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →