bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Categories:

История Людей, написанная для Russian Alternative.

Что есть жизнь? Дорога к смерти.
Что есть смерть? Конец дороги, начало пути.
Если дорога закончится – зачем по ней идти? Чтобы
смотреть по сторонам и радоваться красоте мира
Что, если я не хочу, чтобы дорога кончалась? Дорога
всегда заканчивается, только путь бесконечен.
Что, если я пойду чужими дорогами так, чтобы
они не кончились никогда?
Это грех.

«Беседа Иртана-отшельника с благородным Утаром»



Наш мир – мир людей, и в давние времена он назывался Тара Вирида. Так назвали его наши прадеды, когда впервые ступили на эту землю, ибо воистину она была зеленой. Прекрасные луга и леса, широкие степи и гордые горы – все расцветало весной, полнилось жизнью летом и приносило обильные плоды осенью. Увы нам! Те времена прошли и никогда не вернутся. Вот уже три столетия наша страна умирает в муках. Ныне имя ей: Тара Морта – Земля Смерти, Парта Лакрима – Страна Слез. Даже став частью единого мира, бедная родина наша не излечилась от страшной болезни. Лишь помощь новых союзников помогает нам сдерживать натиск Ужаса на рубежи наших королевств, но отбросить врага мы не в силах. О том, что происходит в Павших Землях, не известно почти ничего. Быть может, объединив усилия, мы смогли бы остановить врага и отвоевать часть того, что когда-то принадлежало людям. Увы, даже в этот час князья и короли не перестают ссориться между собой, словно их мелкие распри важнее спасения человечества. Воистину, настали последние времена. Возможно, уже наши дети не увидят рассвета, и эти земли навсегда скроет Ужас, что накатывается с юга и запада. Или другие народы – эльфы, дварфы и орки – сумеют уничтожить зло, выпущенное на свободу сынами человеческими. Но тогда, встав на костях миллионов Проклятых, вспомнят ли они о том, что когда-то здесь жили люди? Или, равнодушной рукой сломав развалины оскверненных городов и храмов, эти племена построят здесь свой мир, и никто никогда больше не вспомнит о нас? Что же, своими преступлениями мы заслужили забвение. И все же, в эти черные дни надежда не оставляет меня. Даже до этой бедной уединенной кельи доходят известия о славных победах, о мужестве и доблести, о братстве, рожденном в огне самой страшной войны, что знало человечество. Быть может, боги вразумят наших князей, и они забудут свои распри. Быть может, новые соседи поделятся с нами своей мудростью, стойкостью и яростью. Когда-то благородный Утар спросил отшельника Иртана: «Что есть надежда?» И мудрец ответил: «Лампада в ночи, опора обессилевших, меч отчаявшихся». Наступает Ночь, но в свете лампад я вижу отблеск мечей тех, кто поддерживает друг друга. Надежда жива.

Век человека короток, и смерть венчает нашу земную жизнь. Смерть неотделима от жизни, как тьма – от света. От рождения путь каждого существа предопределен, и никто не живет вечно. Таков установленный богами закон земного существования, ибо в этом мире мы всего лишь гости. Наш жизненный путь подобен дороге путника в горах, он полон невзгод и опасностей. Но в конце его, за последним перевалом, перед нами откроется бесконечная, залитая светом равнина жизни вечной. Пройдя сквозь тяготы земного существования, мы обретаем награду, равных которой нет в этом мире. Так учат нас отцы Церкви, и я верю в это всей душой. Разумеется, всякого человека на пути веры стерегут сомнения и соблазны, ибо люди слабы. Каждый по-своему укрепляет веру: одни – постом и молитвой, другие – ежедневным трудом на благо семьи и господина, третьи – закаляют душу, изнуряя тело воинскими упражнениями. Большинству этого достаточно для того, чтобы честно пройти свой жизненный путь. Однако есть те, кто не хочет мириться с установленным порядком вещей. Так было всегда, предания древности доносят до нас рассказы о владыках, желавших жить вечно, призывавших лекарей и колдунов в надежде, что те найдут лекарство от смерти. Усилия их были напрасны, ибо смерть определена всем.

И все же в каждом поколении находился кто-нибудь, кто отказывался принять установленный богами порядок Вселенной. Никто так и не узнал, как звали того, кто впустил проклятие Нежизни в Тара Вирида. Церковь учит, что это был ученый – лекарь и чернокнижник. Среди простолюдинов живо поверье, будто первым Проклятым стал князь, узнавший, о смертельной болезни своей жены, и желавший спасти любимую супругу. Один рыцарь поведал мне, что якобы некий епископ, не твердый в вере и много грешивший в жизни, опасаясь загробного воздаяния, пожелал никогда не умирать. Впрочем, сейчас это уже не важно. Кем бы ни был этот человек – он обрек своих собратьев на участь страшнее смерти, он обратил Зеленую Землю в страну кошмаров, и нет ему прощения ни в этой жизни, ни в будущей!

Желая обрести свободу от смерти, первый Проклятый каким-то образом сумел открыть дорогу в Ифферн – измерение, населенное демонами. К ним он обратился с просьбой даровать секрет вечной жизни, и чудовища снизошли к его мольбе. Демоны наградили Проклятого возможностью продлить свое существование за счет жизни других людей, пройти вместо одной дороги жизни бесконечное множество чужих. Воистину, страшный грех! Уйсе Вита Вермика – Алая Вода Жизни – вот что должно было продлить земное существование Проклятого. Демоны пообещали ему, что испив живой крови своих собратьев, он не только станет бессмертным, но и обретет небывалую силу и могущество. Луана назывался город, в котором жил тот, кто стал первым Бибенти Сангвино – пьющим кровь, вампиром. От тех страшных дней до нас дошло мало достоверных известий. Глухие предания говорят, что первый Проклятый не боялся света солнца и охотился на людей даже при свете дня. Но ночью его могущество возрастало десятикратно, он способен был проламывать каменные стены и разрывать руками железные решетки.

Vampire

Люди бежали из города, но Проклятый охотился на них на дорогах. Когда известия о творящихся черных делах дошли до князя Эстерома, на земле которого стояла Луана, он собрал войско и отправился на бой с чудовищем. К его удивлению, когда армия приблизился к городу, Проклятый вышел ей навстречу, и в руках вампира не было оружия. Кровопийца спокойно выслушал предъявленные ему обвинения и передал себя в руки государя. Он позволил наложить на себя оковы и без сопротивления отправился на суд.

Кто мог знать, что это было началом падения Тара Вирида! Говорят, что в замке вампир во время допроса открыл князю секрет вечной жизни. Человеческая кровь способна продлить существование, подарить невероятную силу и быстроту и даже колдовские способности! Больше не нужно идти по дороге жизни до самого конца, не зная наверняка, существует ли Путь после смерти! Здесь, в этом мире можно обрести могущество и бессмертие! Вампир предложил князю разделить с ним бессмертие, выпив проклятой крови Бибенти Сангвино, и государь, не задумавшись ни на мгновение, согласился. Так на земле появился второй вампир, а затем в Проклятых были обращены семья и ближайшие советники князя.

Глуп тот, кто доверяет созданиям Ифферна. Демоны понимали, что если каждый вновь обращенный вампир будет таким же сильным, как первый Проклятый, то вскоре они легко сбросят власть своих создателей. Вскоре выяснилось, что, раздавая свою кровь, изначальный Бибенти Сангвино лишился большей части своей силы. Теперь он уже не мог разгуливать при свете дня, солнце жгло его, вызывая невыносимую боль. Вымещая свою ярость на простолюдинах, он начал убивать десятками и сотнями. Когда люди пришли с жалобой к князю, они, к ужасу своему, увидели, что на троне сидит вампир, и убийца стоит по правую руку от него. Несчастные бросились бежать, но спасения не было. Слуги князя, в страхе перед своим мертвым господином, перекрыли границы Эстерома, и подданные стали пищей для своих господ.

Наконец, чаша терпение пяти королей Тара Вирида переполнилась, и они решили покончить с княжеством кровопийц. Огромная армия двинулась на Эстером, и вампиры поняли, что даже их сил не хватит, чтобы одолеть тысячи и тысячи воинов. В отчаянии, они вновь обратились к демонам, и создания Ифферна ответили на зов Проклятых. «К чему бояться смертных воинов?» - сказали твари преисподней, - «Ведь неисчислимые армии сокрыты в земле у вас под ногами!» Так было сотворено второе величайшее зло нашего несчастного мира, ибо демоны научили Проклятых поднимать мертвых и управлять усопшими, как марионетками, и Тара Вирда навсегда была отравлена чумой Некромантии.

Когда воины пяти королевств подошли к столице Эстерома, они, к ужасу своему, увидели, что равнину, на которой стоял город, перегораживают бесчисленные полчища мертвых. Небо затянули грозовые тучи, скрыв землю от дневного света, и армия Проклятых обрушилась на воинство живых.

02

Трое суток продолжалась кошмарная битва. Солдаты пяти королевств сражались мужественно, но силы их таяли, а войска мертвецов были неисчислимы. Наконец, последний из королей, Альдего Четверый, владетель прибрежной Нистрии, приказал отступать. Прикрывать отход армии остался благородный граф Утар, любимый народом и воинами. Люди простились с героем, полагая, что никогда больше не увидят его, но они ошибались. Утар со своей дружиной сдерживал мертвецов полдня, но, наконец, все рыцари графа пали, и сам он, израненный, был схвачен упырями и приведен к первому Проклятому. Смеясь над благочестием рыцаря, Бибенти Сангвино прокусил себе запястье и силой влил в рот Утара черную кровь, обратив того в вампира. После этого Проклятые отпустили графа, полагая, что тот сам вернется к ним.

Человек, обращенный в вампира, испытывает звериную потребность в живой людской крови. Алая Вода Жизни заменяет ему и еду и питье, и без нее несчастный рано или поздно сходит с ума и умирает. Долгие дни граф скитался по лесам, прячась от солнечного света и мучаясь страшной жаждой. Но воля человека, твердого в вере, сильнее заразы Ифферна. Утар много раз встречал в лесах людей, целыми семьями и общинами бежавших из Эстерома, но ни разу не напал на несчастных. Наоборот, скрыв лицо глухим шлемом, он начал помогать беженцам, выводя их к реке, что отделяла Эстером от пяти королевств, ибо вампиры не смели войти в текущую воду. И по сей день среди простолюдинов ходит легенда о черном воине, чьи глаза в прорезях шлема горели красным огнем, чей голос напоминал рык тигра, но чье сердце было сердцем святого.

Утар

Одним из тех, кого спас Утар, был Иртан-отшельник. Келью святого окружили ожившие мертвецы, и старик склонил голову, готовясь смиренно принять свою участь.

04

В миг, когда, казалось, земному существованию монаха пришел конец, появился Утар. Говорят, что телом он уже был похож не на человека, а, скорее, на демона, но душа графа осталась прежней. Рыцарь-вампир истребил мертвецов, а затем опустился перед Иртаном на колени. Утар рассказал отшельнику, что тело вампира, не вкушающего человеческой крови, претерпевает изменения. Проклятие Ифферна превращает несчастного в монстра и сводит с ума. Граф сказал, что его час близок, и просил монаха дать ему последнее утешение. Утар привел старика в лагерь спасенных им людей, и там, на берегу реки, Иртан беседовал с рыцарем. Среди беженцев нашелся грамотный человек, записавший разговор и сохранивший его для нас. Отпустив Утару грехи, отшельник простился с ним и вместе со всеми переправился на безопасный берег. Говорят, что Утар долго стоял у воды, провожая взглядом лодку с монахом, а затем повернулся и ушел в лес. Больше его никто не видел. Храбрецы, что до сих пор иногда пересекают Предел и отваживаются углубляться в земли Проклятых, рассказывают, что высоко над Пограничной Рекой есть скала, на которой, обернувшись лицом на восток, навстречу восходящему солнцу, сидит гигантский скелет в доспехах и шлеме. И хотя земли Проклятых давно мертвы, сквозь ребра покойного проросла береза – единственное живое дерево на многие мили вокруг. Правда это или нет – я не знаю.

Отцы Церкви долго спорили о том, считать ли Беседу Иртана и Утара частью нашего священного предания. Многие полагали, что правильней было бы не упоминать о встрече нечистого рыцаря и святого отшельника. Иртан сам положил конец спорам. На исходе жизни старик препоясался мечом и начал проповедовать о священной войне против Нежити. «Время смирения прошло», - говорил монах, - «Пришел час борьбы».

05

Бывший отшельник основал Орден Пылающего Сердца, собрав под свои знамена отчаявшихся. Воины-монахи ордена клянутся сражаться с нежитью, оберегая людей, так, как это делал Утар. Пример Иртана вернул людям храбрость. Объединив усилия, Альдего Четвертый и наследники погибших королей и князей удержали Пограничную реку, ныне называемую Предел. Увы, когда нежить была отброшена от реки и наводимые мертвецами мосты обрушены в воду, правители вернулись к своим распрям, а люди принялись обустраивать жизнь заново, словно стараясь забыть о том, что в сотне миль к югу от них копит силы неописуемая мерзость.

Но Проклятые не отказались от своих планов по завоеванию Тара Вирида. Семьдесят лет назад, когда многим уже стало казаться, что зло погибло, пожрав самое себя, нежить нанесла новый удар. Дальний берег Пограничной реки затянуло туманом, и под прикрытием мглы мертвецы навели мосты через Предел. Армия Проклятых обрушилась на земли живых, неся смерть и разрушение. Убитых некроманты и вампиры немедленно поднимали черными заклятьями, и те начинали сражаться за новых хозяев, внося в сердца людей ужас и отчаяние.

03

Казалось, что настал конец человечества, но в этот черный час небеса вдруг разверзлись, пролив на землю огненный дождь, земля сотряслась, и реки вышли из берегов. Произошло Соединение Измерений, и Тара Вирида стала частью нового мира. В этом мире мы, по счастью, нашли союзников, что помогли нам сдержать натиск нежити. Но война продолжается, а среди людей нет единства, и часто мы обращаем мечи не на общего врага, а друг против друга. Я молю богов о том, чтобы они вложили в души наших вождей мудрость Иртана и мужество Утара, но будут ли мои молитвы услышаны? Я не знаю. Мне остается лишь надеяться, ибо надежда – это меч отчаявшихся.





На коробку:

26_105x70_preview

Вампиры были созданы порождениями Ифферна. Воспользовавшись вечным человеческим страхом перед смертью, демоны предложили первому Проклятому способ обрести бессмертие. Отнимая жизнь у людей, высасывая их кровь, вампир получает огромную силу, способность творить черное колдовство, а его земное существование может длиться бесконечно. Расплатой за это становится вечное проклятие, ибо с каждой погубленной душой Проклятый убивает часть собственной души. Сперва это кажется ничтожной платой за обретенное бессмертие, но, постепенно, на месте сгнившей души поселяется мучительный, неутолимый голод. Лишь огонь Ифферна способен на время утолить эту муку, но демоны не склонны отдавать его даром. Каждый вампир рано или поздно становится их рабом.

Не все Проклятые смиряются с такой участью. Многие пытаются усмирить жажду, не убивают своих жертв, выпивая лишь столько крови, сколько необходимо для поддержания существования. Но здесь их подстерегает другая ловушка демонов, ибо вампир, отказывающийся от крови, постепенно теряет человеческий облик. Его руки и ноги превращаются в когтистые лапы, лицо – в морду хищника, и, в конце концов, Проклятый обращается в зверя.
Tags: miniatures, russian alternative, доброта, жизнь - это боль, мифология, мужское, мы все умрем, не зассали, не фоллаут, нет фоллаута, творческое, умняк, человечность, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →