bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Categories:

Полиция Реальностей. Отдел Токио. Участок Акихабара. Часть I.

Сегодняшний рассказ о Полиции Реальностей будет довольно необычным. Вместо целого отдела объектом нашего короткого исследования станет один район. Дело в том, что, в целом, Разлом Токио мало отличается от других точек Прорыва Реальности, случившихся в технологически и научно развитых населенных пунктах. Новый Токио чем-то похож на Новый Омск, Новый Гонконг, Новый Сидней или Новый Дели. Здесь есть Зона Тотальных Разрушений, характеризующаяся многочисленными физическими и нефизическими аномалиями, прилежащие к ней территории, в которых воздействия пересечения подвселенных было не столь разрушительным и, наконец, районы, в которых жизнь разумных рас восстановилась практически в довоенном виде.

Разумеется, везде есть свои особенности. В Омске - это Земля Живых Заводов, так называемая Зона Омск. В Гонконге - это знаменитый Некро-Биотический Анклав, объявленный Двенадцатисторонним Соглашением заповедной территорией. Гонкогский разлом в известной степени напоминает Омский, с той только разницей, что значительная часть Зоны Нефизически-Технологических Аномалий с живыми фабриками по производству квантово-маготринной кварконики находится под водой со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Да, в Полиции Реальностей любят глупые каламбуры.

Зона Токио представляет собой собственно разлом, расположенный на территории Сайтама, прилегающие районы, которые более-менее контролируются вооруженными силами Объединенных Наций при поддержке специалистов Древних Народов, которые полагают, что лучше оказать людям помощь в сдерживании нефизических воздействий, исходящих из эпицентра Зоны Токио, чем потом пытаться заткнуть образовавшуюся в результате этих воздействий Дыру Вниз. Жизнь вокруг Зоны Разлома продолжается. Были проложены новые линии рельсового, магнитного и переменно-гравитационного транспорта:

001

На Токийской Межреальностной Бирже торговали всем – от сотен валют: электронных, физических и нефизических, до разнообразных технологий, ценных бумаг-кристаллов-эфироархивов. Десятки межреальностных корпораций заключали сделки, в которых из рук в руки переходили заводы, города и даже небольшие страны по все стороны Разлома. Сотни фабрик, заводов, научных и магических центров вели напряженную работу, конечной целью которой являлось доминирование их спонсоров и владельцев в том или ином сегменте экономики нескольких подвселенных.

003

Полиция Реальностей выбивалась из сил, пытаясь удержать этот кипящий котел, в котором варилось множество народов и рас, в рамках закона. В общем, полицейский корпус, в котором плечо к плечу служили люди и орки, Высокие и Темные эльфы и дварфы, крысолюди и демоны, живые и некроиды, более-менее справлялся со своими обязанностями. Преступные синдикаты то и дело подвергались разгромы и бывали вынуждены либо снижать активность, либо и вовсе сворачивать свою деятельность. Контрабанда пресекалась самым решительным образом (без какого-то постоянного успеха, но, по крайней мере, без облав и спецопераций через разлом тащили бы в десять раз больше нелегальных товаров). Траффик живого товара по традиции пресекался не просто решительно, а максимально жестоко (в прессе иногда даже проскакивало определение: «зверски»).

В немалой степени успехам сил охраны правопорядка в борьбе с межпространственной преступностью способствовало содействие населения. Люди (а также эльфы, кошколюди, орки, демоны и другие Древние Народы) не любят, когда их детей похищают, чтобы продать извращенцам или в качестве подопытного материала в лаборатории для научных изуверов. А уж торговцев наркотиками ненавидят даже Темные Эльфы. Содействие местного населения помогает даже в борьбе с преступными синдикатами и корпорациями. Именно по этой причине район Акихабара оставался вечной занозой в боку Отдела Токио на протяжении всего времени после образования Разломов Реальности.

Уже в конце двадцатого века Акихабара была, скажем так, необычным местом. Центр производства и потребления своеобразной культуры, ставшей одним из национальных символов Японской Конфедерации, к началу Войны Реальностей этот район Токио представлял собой своеобразное государство в государстве. После Акта 2022 года о запрете проституции в Токио сюда переехал квартал Красных Фонарей. Акихабара стала странным, высокотехнологичным подобием древней Ёсивары. Здесь можно было купить любые развлечения – от удовольствий плоти, до приключений в дополненной реальности. Здесь наблюдалась самая высокая концентрация жителей страны неяпонского происхождения. Странные обычаи, необычные жители, удивительные и извращенные праздники и привычки – все это самым необычным образом выделяло жителей Акихабары среди обычных обитателей Токио. Здесь сформировались свои преступные группировки, настолько странные, что даже всесильная Ямагути-гуми долгое время не знала, как к ним подступиться.

000

А потом случилась Война Реальностей.

Ни во время боевых действий, ни в момент формирования Разломов Акихабара особенно не пострадала. Но в период безвременья, когда люди и Древние Народы объединенными усилиями закрывали Ворота Вниз, обособленность района только усилилась. Акихабара осталась подключенной ко всем основным коммуникациям Токио, просто потому, что после войны их расположение оказалось настолько запутанным, что навести порядок в линиях пока не представляется возможным (нефизические воздействия могут самым удивительным образом менять как электрические сети, так и водопровод). Культурная, если так можно выразиться, продукция квартала по-прежнему пользовалась спросом. Более того, с появлением новых магических технологий она стала более разнообразной и вычурной, а контакт с Древними народами увеличил аудиторию трианимационных фильмов и сериалов, продажа и трансляция которых была основным доходом района, на порядок. Трианимационная продукция и сопутствующие ей товары, а также голокомиксы разнообразного содержания пользовались бешеной популярностью у орков, демонов и темных эльфов. Высокие эльфы, крысолюди в конце концов вынуждены были ввести цензуру на импортируемую из Акихабары продукцию, а во вселенной дварфов она была под строжайшим запретом. К иностранному населению района прибавилось иномировое. Район привлекал к себе представителей иных подвселенных тем, что здесь можно было позволить себе почти все, и никто не смотрел косо на чужие привычки, обычаи и увлечения. Мужчины, позиционирующие себя, как женщин, женщины, позиционирующие себя как женщин, но другого пола, люди, позиционирующие себя, как эльфов, эльфы, настаивающие на том, что они – орки и орки, собирающие цветы и потребляющие 90% светлой стойкой краски для кожи – таков был лишь самый краткий перечень субкультур и собраний по интересам Акихабары на пятнадцатый год после формирования Разломов Реальности.

При этом Акихабара северной границей примыкала к зоне частичных разрушений с многочисленными нефизическими и физическими аномалиями, которая, в свою очередь, выводила напрямую к одной из граней разлома. Таким образом, район представлял собой идеальную дорогу для контрабанды. И, разумеется, он моментально в нее превратился. Полиция Реальностей попыталась пресечь незаконный траффик – и потерпела сокрушительное поражение. Дело в том, что для более-менее успешной деятельности полиция должна в своих операциях хотя бы минимально опираться на поддержку населения, иначе это уже не полиция, а оккупационная армия. Впрочем, оккупационной армии для эффективной борьбы с сопротивлением тоже нужно иметь хоть немного сторонников из местных жителей. Все попытки обрести поддержку фриков, населявших квартал, оказались безуспешными. Это была настолько чужая, не похожая ни на что, культура, что и люди, и эльфы и орки внедриться в нее просто не смогли. Полицейский участок Акихабара напоминал собой глубоководную исследовательскую станцию – его обитатели имели возможность наблюдать проплывающих мимо удивительных обитателей моря, но не могли и надеяться установить с ними контакт.

002

Командование Объединенных Сил Земли в сердцах предложило снести район бронированными бульдозерами, а жителей расселить по реальностям. Гражданские власти, да и сама Полиция Реальностей встали на дыбы. Во-первых, такие меры непременно привели бы к огромным человеческим и нечеловеческим жертвам. Во-вторых, они стали бы свидетельством поражения властей. Ситуация зашла в тупик.

Именно в это время лейтенант Полиции Реальностей Риатан Вирутиэль подал начальству свой знаменитый рапорт. До Войны Реальностей Риатан был профессором межреальностной этологии в одном из лучших учебно-магических заведений Высоких Эльфов. С началом войны он добровольцем ушел на фронт, где проявил себя, как доблестный и умелый офицер. Лишившийся глаза, но заработавший репутацию хладнокровного и удачливого командира, а также высшую награду своего народа – волшебный рубин в лоб – по окончании боевых действий Риатан не вернулся к преподаванию, а поступил во вновь сформированную Полицию Реальностей. Доблестный офицер не без оснований предполагал, что работа в этой организации обеспечит его материалом для исследований на долгие тысячелетия.

Получив назначение в Отдел Токио, Риатан вскоре по собственному желанию перевелся в Участок Акихабара, который, вообще говоря, у местных полицейских считался местом, куда ссылали неудачников. Через полгода пристального наблюдения за ситуацией полицейский-ученый представил командованию доклад, в котором указывал на то, что обстановка в районе со временем будет ухудшаться. Многочисленные группы, созданные в первые недели после Падения Врат и имевшие целью самооборону, постепенно криминализируются. Киберсамураи, Черные Кошки, Красотки и прочие организации пока балансируют между криминальной деятельностью и защитой местных жителей, главным образом потому, что в квартале уже есть подлинный преступный синдикат – Акиба-гуми, постепенно подминающий под себя не только контрабанду, проституцию и тому подобные не вполне законные занятия, но и вполне нормальный бизнес. Однако уже сейчас наблюдается тенденция к ужесточению взаимоотношений между охраняющими и охраняемыми. При смене руководства все группировки, созданные с целью самообороны, превратятся в преступные организации. В Акихабаре начнется война всех против всех, и тогда действительно единственным выходом станет войсковая операция.

004

Тем не менее, Риатан Вирутиэль не считал положение безвыходным. Эльф предложил поэтапный план утверждения законности в Акихабаре. Меры, предложенные офицером-профессором были, мягко говоря, неортодоксальными. После некоторого размышления руководство решило, что поскольку альтернативой все равно является введение войск, пальба и бульдозеры, можно попробовать, и Вирутиэль был назначен лейтенантом участка Акихабара.

Примерно два месяца у эльфа ушло на подбор личного состава участка. Вычислительный центр Отдела Токио выделил на поиск по представленным профессором показателям десять процентов вычислительных физических и нефизических мощностей. Многократная кросс-проверка всей имеющейся информации по десяткам миллионов полицейских со всех сторон разломов позволила отобрать несколько тысяч подходящих кандидатов. Часть из них отказалась менять место службы, другая была незаменима. Оставшиеся полторы тысячи получили тесты, по результатам которых было отобрано пятьсот представителей разных рас. Собеседование с Вирутиэлем прошло две сотни.

К этому времени было готово снаряжение, а сам Участок Акихабара, наконец, завершил ремонт и переоформление. Когда маскировочные экраны отключили, взорам жителей квартала предстало невероятное зрелище. Вместо привычного бетонного куба и высокого забора с биоколючкой поверху взглядам людей и нелюдей предстал самый настоящий средневековый японский замок. Разумеется, стены и основное здание были сделаны из современных материалов, над крышей торчал лес антенн, и высились площадки для воздушного транспорта, а к воротам в каменной стене вели пандусы для патрульных электрокаров. Но в целом здание очень напоминало главную башню знаменитой крепости Химедзи. Раздался гнусавый звук рога-раковины, и из распахнувшихся ворот парами стали выходить патрульные. Каждый был одет в куртку с запахом, широкие штаны, заправленные в обувь, выглядящую как меховой сапог, с поножами поверх него и каску, стилизованную под шлем кабуто. Их резино-пластиковые электродубинки выглядели, как старинное оружие дзюттэ. Пуленепробиваемые жилеты, надетые поверх курток, правда были вполне современными. На поясе у каждого патрульного была пара мечей. Точно так же выглядели патрули, выезжающие из ворот в электрокарах.

Но больше всего жителей Акихабары поразила сцена, разыгравшаяся после расхождения патрульных. Из ворот на гигантской киберлошади выехал высокий эльф с протезом вместо правого глаза и рубиновым ромбом во лбу. Светлые волосы эльфа были выбриты на лбу, а на затылке собраны в косичку, зачесанную на макушку. Всадник был одет в хакама, ослепительно белую рубаху и старинный сюртук. На поясе эльфа в кобуре покоился служебный пистолет, за спиной висел колчан, в руках всадник держал электроглефу. На поясе эльфа находилась та же неизменная пара мечей.

Рядом с конем шел молодой крысочеловек, одетый в куртку и штаны патрульного, но, естественно, без сапог (крысолюди не любят носить обувь без крайней необходимости). На его боку был лишь один короткий меч, зато за спиной висел огромный нодати. В правой лапе крысочеловек нес дубинку-дзюттэ. В левой очень торжественно держал традиционный большой лук эльфов. Крысочеловек шел перед киберлошадью и каждые полминуты громко провозглашал, что начальник участка Акихабара, господин Риатан Вирутиэль отправляется в ежедневный обход территории. Слева и справа от коня шли две девушки. Одна, очень молодая и очень крепкая на вид была одета в короткую юбку, пиджак с какой-то эмблемой поверх белой рубашки и кеды с гетрами. На ее поясе висела все та же пара мечей, на плече покоился нодати – почти такого же размера, как у крысочеловека. Справа шагала молодая женщина, чьи рога и хвост не оставляли сомнений о ее принадлежности к расе демонов. Женщина была одета в кимоно, почти не скрывавшее великолепные длинные ноги, обутые в простые веревочные сандалии. На левом боку женщины был воткнут за пояс короткий меч, на правом висела книга. За спиной крест-накрест располагались магический посох и полицейский дробовик, в правой руке женщина держала дубинку в виде дзюттэ. С каждым шагом у ее ног вспыхивали язычки пламени.

Больше всего жители Акихабары ценили хорошее зрелище. В квартале уже давно ходили тревожные слухи, что Полиция Реальностей готовит какой-то сюрприз. Люди и нелюди ждали чего угодно: солдат в силовых доспехах, бронебульдозеров, тяжелую волкокавалерию или даже боевые сверхгравитационные транспортеры. Реальность превзошла самые смелые ожидания, и при том оказалась не жуткой, а довольно приятной на вид. Эти новые полицейские казались какими-то очень уместными в районе фриков и любителей всего необычного. Работа в квартале встала. Жители во все глаза наблюдали за новыми полицейскими, которые не спеша патрулировали улицы. Все ждали чего-то необычного. И необычное не замедлило произойти. Уличный вор-человекокот выхватил у пожилой орчихи сумку и бросился бежать – обычная картина в Акихабаре. Ближайший патруль кинулся вдогонку, но людям догнать человекокота практически невозможно. Как раз в этот момент из-за угла показался начальник участка с сопровождающими. Эльф быстро наклонился в седле и отдал глефу женщине –демону. Затем крысочеловек подал своему начальнику лук. Необыкновенно плавными движениями, за которыми, тем не менее, было трудно уследить, эльф выхватил из колчана стрелу с очень большим наконечником, похожим на картофелину, наложил ее на тетиву, натянул лук и выстрелил. Стрела угодила воришке точно между лопаток, и тот кубарем покатился по земле. Через несколько мгновений патрульные уже сидели у него на спине и застегивали наручники. Затем один из полицейских поднял стрелу с деревянным наконечником, подошел к всаднику и с коротким поклоном протянул ему стрелу. Эльф кивнул, убрал стрелу в колчан, затем отдал лук обратно крысочеловеку и принял у демоницы свою глефу. Улица взорвалась овациями. Новый начальник участка был определенно не похож на нормального полицейского!

В тот день Риатан Вирутиэль объехал основные улицы своего района. У штаб квартир самых крупных и уважаемых компаний он спешивался, входил внутрь и просил позвать владельца, директора или управляющего. Когда испуганный хозяин или начальник спускался, эльф доброжелательно его приветствовал, представлялся и говорил, что отныне порядок в Акихабаре охраняет он. Поэтому если возникнут какие-то затруднения, если кто-то будет угрожать – почтенные господа могут не стесняться и обращаться к его людям, а в серьезном случае – напрямую к нему. Больше всего жителей Акихабары в этих представлениях поразило то, что Риатан говорил без помощи автопереводчика, причем пользовался «благородной» формой языка кинки, но при этом употреблял интонации, свойственные для воинственного диалекта Хиросимы.

За месяц новые патрульные, многие из которых тоже знали японский, стали настолько привычны, что теперь в случае постоянно случающихся мелких преступлений местные жители начали звать полицию. Трижды на полицейских нападали одурманенные боевыми смесями наркоманы с мачете. Раньше в таком случае начиналась стрельба, причем в тесных улочках среди домов с тонкими пластиковыми стенами часть пуль скорее всего досталась бы ни в чем не повинным прохожим или просто местным жителям в их маленьких квартирах. Но новых патрульных отбирали среди Операторов Меча, и дайсе у них на боку были явно не для красоты. В одном случае пара дварф-крысоженщина обошлась своими дубинками-дзюттэ. В двух других к тихому восторгу местных жителей патрульные повыхватывали мечи и отправили нападавших в госпиталь с поверхностными ранениями разной степени тяжести. Новые патрульные охотно ели в местных забегаловках (а не столовой участка), покупали местные вещи, а некоторые даже не стеснялись показывать явный интерес к основному продукту Акихабары – голокомиксам и трианимации, а также сопутствующим товарам (естественно, приличного содержания).

Через месяц настала очередь местных вооруженных групп. Первой жертвой нового начальника стали Киберсамураи.

006

Риатан явился в их штаб в сопровождении десятка своих лучших людей и прямо и недвусмысленно вызвал их вождя на поединок, обвинив его в том, что он грабит народ. Основания для такого обвинения были – торговцы, которые увидели в новых полицейских своих людей, а не оккупантов, пожаловались эльфу, что в прошлом месяце Киберсамураи подняли плату за охрану на двадцать процентов. Как следует из их названия, Киберсамураи придавали большое значение воинскому кодексу и личной храбрости, поэтому их командир принял вызов. В поединке, продолжавшемся пять минут, Риатан последовательно и методично выбил из молодого киборга все дерьмо. Прежде чем возмущенные киберсамураи успели броситься на выручку, эльф убрал меч в ножны и громовым голосом, без всякого аристократизма, но с максимально жестким хиросимским акцентом, принялся отчитывать поверженного вожака и его подчиненных. Он обвинял их в том, что из защитников они превращаются в притеснителей и, если так пойдет дальше, скоро сделаются обычными бандитами. Киберсамураи остановились и потупились, а их вожак, оправдываясь, сказал, что деньги клану нужны на оружие и боеприпасы, потому что в последнее время Акиба-гуми отбросили все приличия и прямо ведут дело к войне.

007

Риатан топнул ногой и сказал, что войны не будет. Акихабара – это район, за который он отвечает перед своим руководством, Объединенными Нациями и Императором. Упоминание Императора, которому, формально, Полиция Реальностей не подчинялась, растопило сердца киборгов, и те из них, кто не заменил глаза имплантами, разрыдались, а прочие просто демонстративно протерли оптику нанозамшей. В результате Киберсамураи пообещали прекратить поборы и стоять на страже своего района, оказывая помощь полиции в охране порядка. В ответ Риатан попросил организовать встречу с предводительницей Черных Кошек.

Киберсамураи, строго говоря, находились в натянутых отношениях с Черными Кошками. Но натянутые отношения лучше, чем никакие, и после нескольких стычек, вызванных взаимным недоверием, послы киборгов сообщили девушкам, что с ними хочет говорить господин Вирутиэль. К глубоком удивлению эльфа Кошки согласились на встречу сразу же. Сестра их предводительницы была похищена Акиба-гуми. Главный преступный синдикат не шел на переговоры, и хотя Кошки знали, где держат девушку, надежды отбить ее своими силами они не питали.

005

Похищение человека (и любого другого разумного существа) – серьезное преступление. Лейтенант Вирутиэль без труда получил ордер, после чего половина патрульных и оба СВАТа участка устроили налет на базу Акиба-гуми. Операция получилась тяжелой и кровавой. Склады Акиба-гуми содержали не только контрабандный товар. В них находились лаборатории по тестированию новых штаммов некро-вируса. Контратака некроидов и вооруженной до зубов новейшим оружием охраны синдиката превратила рутинную облаву в настоящее побоище. Полиция потеряла семь человек убитыми и десять – ранеными. Тем не менее, Акиба-гуми была разгромлена, часть ее банков данных захвачена неповрежденными. Были освобождены десятки похищенных людей и, что еще важнее, детей. Арестованные главари группировки вскоре начали давать показания. Полиция Реальностей получила данные о деятельности опасной межпространственной преступной группировки, так что в целом, операцию можно было считать успешной. Правда, Вирутиэль так не считал. Все погибшие были отобраны им лично. Он, и только он нес ответственность за их смерть.

Похороны погибших во время налета на Акиба-гуми полицейских превратились в огромную демонстрацию. Впереди в траурных белых одеяниях шли сам начальник участка и его верный помощник-крысочеловек. Стоявшие вдоль улиц жители при виде гробов склонялись в поклоне. С этого момента жители Акихабары признали власть Полиции Реальностей (естественно, со вполне понятными ограничениями).

Сестра предводительницы Черных Кошек также была освобождена. К сожалению, преступники успели ввести девушке некровирус сангвинофагии. Тем не менее, лейтенант Вирутиэль сумел договориться о помещении девушки в экспериментальную клинику Токио для лечения наномашинами и имплантами. Продвижение вируса удалось остановить и частично обратить, в результате чего спасенная стала первым кибердампиром Акихабары.

008

В благодарность за спасение сестры предводительница Черных Кошек организовала для лейтенанта встречу с вождями Красоток – банды трансвеститов – ветеранов Войны Реальностей, чьи психологические травмы нашли странное выражение, которое в конце концов привело их в Акихабару. Под влиянием Кошек и несомненной харизмы Риатана мрачные бородачи в платьях и женских кимоно легко согласились сложить оружие, тем более, что Акиба-гуми была разгромлена, и вернуться к мирному труду флористов, парикмахеров и художников.

Постепенно лейтенант Вирутиэль сумел так или иначе разоружить или хотя бы снизить агрессивность всех группировок в Акихабаре. Теперь его участок считается одним из лучших в отделе Токио. Конечно, руководство отдела испытывает некоторую озабоченность в связи с тем, что Вирутиэль является, по сути, не просто начальником полицейского участка, а, скорее, своеобразным феодальным властителем Акихабары. Однако многочисленные проверки не нашли ничего криминального в действиях Риатана. Многоуровневое расследование показало, что его банковский счет ежемесячно увеличивается ровно на половину его жалованья, а других ни у него, ни у тех, кто с ним так или иначе связан, нет. Когда измучившееся начальство, наконец, предложило Вирутиэлю глубокое сканирование с применением физических и магических средств контроля, эльф легко согласился. Исследование показало, что Риатан воспринимает свою работу, как своеобразное соединение идеи служения обществу, в которой он, как Высокий Эльф благородного происхождения был воспитан с рождения, и интереснейшего этологического, или, вернее, этического, исследования, позволяющего применить на практике результаты его многовековой научной работы. Кроме того, тут можно пострелять, в том числе из лука, помахать мечом и вообще провести время с пользой для людей (и нелюдей) и для себя. Пристыженное руководство повысило Вирутиэля в звании до капитана и преподнесло ему катану, изготовленную из редчайшего сплава адалиона, кристаллина и модифицированного серебра. Более того, командование Отдела Токио пошло еще дальше и обратилось напрямую к Императорскому Двору, в результате чего Вирутиэлю был прислан указ о присвоении ему звания одного из младших командиров Императорской Стражи и хаори с соответствующими гербами.

И хотя в Акихабаре до сих пор хватает проблем, а преступность то и дело поднимает свою уродливую шипящую голову, по крайней мере теперь в квартале есть те, кто может по этой голове как следует ударить.
Tags: high elves, postapocalypse, Полиция Реальностей, вертикаль власти, добрые милиционеры, дружба - это магия, конница вообще, мужское, не Fallout, нет фоллаута, никогда не ешь наркотик, творческое, юные школьницы, японские школьницы, японцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments