bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Небольшая зарисовка из жизни одной ушедшей в небытие вселенной.

Лоферн

Лоферн, столица Ултуана, величайший мегаполис мира. Несмотря на то, что формально город клонится к упадку, и некоторые кварталы в нем опустели, а другие (за Внешними Воротами) вообще заселены младшими расами (с разрешения Короля-Феникса), население столицы все равно лишь чуть-чуть не достает до трехсот тысяч - и это несмотря на ужасы вторжения Друччи и Хаоса. Энергичное правление Финубара вдохнуло новую жизнь в древний город, население понемногу восстанавливается после войны.

Lothern 2

К сожалению, древний враг не оставляет Ултуан. Культ Удовольствий снова и снова поднимает свою мерзкую голову, развращая Азур, сея семена разврата, пресыщения и безумия.

cult

Разумеется, Король-Феникс не сидит сложа руки, пока агенты Слаанеша творят свои злодейства. Помимо Стражи Белой Башни, много веков сражающейся с отродьями Повелителя Удовольствий, он подключает к борьбе с Культом Удовольствий городских стражей порядка. Строго говоря, Хранители Покоя занимаются обычными преступлениями: воровством, контрабандой, преступлениями против личности. Но особые времена требуют особых мер, и мало кто знает город лучше, чем его полиция. К сожалению, у Хранителей Покоя руки и так заняты борьбой с обычной уголовщиной, в частности организованными бандами воров, которые грабят дома в малонаселенных кварталах, чтобы сбыть "эльфийские редкости" человеческим торговцам (то, что в доме лофернского простоэльфина служит обычной занавеской, в Мариенбурге пойдет по бешеной цене, как "древний эльфийский гобелен"). В службе охраны порядка не хватает следователей и стражников, и Финубар решает отправить туда своих самых надежных эльфов.

В отдел, располагающийся в одном из аристократических кварталов за Сапфировыми Вратами, прибывает новый сотрудник. Старший следователь - потомственный сотрудник службы, чьи предки хранили покой Лоферна еще во времена Каледора Второго, назначен шефствовать над новичком.

тщиду

К своему ужасу и негодованию, следователь видит, что под его начало поступил не кто иной, как воин Белых Львов - личной стражи Короля-Феникса. Новый "следователь" явился на службу при всем параде: в доспехах, шлеме с плюмажем, шкуре льва и с огромным топором.

Лев

Хуже того, вместе с собой он притащил детеныша собственно белого льва, потому что "его не с кем оставить в казарме". Звереныш, несмотря на то, что еще не обзавелся полноценной гривой, сидя достает головой до стола следователя, угол которого он с увлечением грызет.

white-lion-cub-m-watson

Взяв себя в руки, интеллигентный лофернец начинает вводить воина-льва в курс дела. После долгих уговоров и объяснений ему удается убедить нового сотрудника, что на улицы лучше выходить в обычной одежде, без топора, по крайней мере большого, с надписью: "За мужество и доблесть от короля Финубара":

regalia

...а котик может пока поиграть в вольере, все равно мы давно не держим служебных собак, пожалуйста-забери-у-него-этот-свиток.

Белый Лев начинает работу, шокируя всех своим поведением. Он обустроил отведенный ему кабинет по своему усмотрению, устроив в углу мастерскую с горном, наковальней и инструментами, а стены обвешав оружием, шкурами и доспехами. Он обращается ко всем по имени вместо принятого среди эльфов хорошего воспитания полного титулования по должности, заслугам и роду. Он полностью игнорирует протокол работы, сдавая недельный отчет на одном листке с надписями вроде: "Ничего не было... Поймали контрабандиста, не признался, побили, признался... Ничего не было опять... Поймали торговца Синим Корнем - отравился прежде, чем начали бить...". Кроме того, Белый Лев постоянно ругается, причем использует в ругани именование экскрементов, что совершенно отвратительно для воспитанного Азур, а также простоэльфийские именования половых органов, как мужских, так и женских, чем шокирует даже видавших виды ветеранов, в свое время работавших на границе с человеческим кварталом. На совещаниях все его предложения сводятся к: "Пойдем, поймаем и будем бить, пока не признается", неважно, обсуждаются ли ремесленники, купившие где-то наркотики из далекого Катая, или представители знатных домов, подозрительно часто направляющиеся по ночам в кварталы, населенные людьми.

Тем не менее, лофернский следователь не может не отдать должное энергии своего подопечного, его искреннему стремлению сделать Лоферн лучше и чище, а также боевым навыкам и умению подмечать мелочи, видимо, выработавшемуся в результате того, что детство и юность воина прошли в лесной глуши в варварском Чрэйсе. К тому же полицейский-интеллектуал видит, что несмотря на свою неотесанность, Белый Лев относится к нему с уважением и хотя обращается без должного титулования по прямому имени, все же использует форму, характерную для обращения младшего к старшему, а иногда и вовсе, видимо забывшись, называет: "Командир". Более того, следователь отмечает, что появление новичка в некотором роде встряхнуло службу. Эльфы стали энергичней исполнять свой долг и серьезней относиться к своим обязанностям.

Впрочем, новичок тоже учится у своего наставника. С трудом, следователю-лофернцу удалось донести до ученика важность формальной стороны дела при проведении расследования, а также ценность магических и научных методов следствия. Когда же напарники сумели раскрыть серию убийств, опираясь на архивные данные трехсотлетнй давности, Белый Лев начал очень старательно заполнять свои отчеты. Вместе лоферец и чрэсианец раскрывают сеть торговцев зловещим Синим Корнем, а также ловят банду воров, в решительный момент спустив на них львенка (все равно зверьку нужно где-то тренироваться).

Постепенно сослуживцы становятся друзьями. После работы они иногда выпивают вина (но чаще катайского чая) в небольшой галерее рядом с их крепостью, которую держит бывший страж из рядов Хранителей Покоя. Чрэсианец горестно рассказывает старшему товарищу о своих неудачах на любовном фронте - все столичные девушки, в том числе здесь, в нашей крепости Хранителей Покоя, смотрят на него, как на дикаря. Лофернец невозмутимо замечает, что Белый Лев и есть дикарь, но если приложит немного усилий - вполне сойдет за приличного эльфа. Поскольку разговор не на службе и неформальный, чрэсианец обижается, берет за шкирку своего льва и бросает в лофернца, который, впрочем, ловко уворачивается от летящего и размахивающего лапами в воздухе зверя. Однажды лофернец приглашает напарника к себе домой и знакомит с женой:

wife

...и двумя дочерями, старшей:

big sister

...и младшей:

depositphotos_230755142-stock-photo-fairy-tale-girl-portrait-mystic

...пока девочки играют с львенком, взрослые ведут за столом светскую беседу. Чрэсианец изо всех сил старается сдерживаться, чтобы не ляпнуть какую-нибудь грубость. Его рассказы о жизни на севере, о боях и охотах, и о том, как трудно было привыкать к жизни в Лоферне, все равно звучат иногда чересчур резко и местами даже почти неотесанно, но при этом полны искренности, простого юмора и по-настоящему интересны. Супруга лофернского следователя часто смеется, искусно обходит возникающие в разговоре неловкости и вообще очень рада гостю. Когда чрэсианец, сердечно попрощавшись с гостеприимными хозяевами, уходит в ночь вместе со львенком, чья грива украшена ленточками, бусинами и колокольчиками, женщина говорит мужу, что по его рассказам представляла этого следователя совсем другим. А он, оказывается, очень хороший молодой человек, смелый, добронравный и вежливый, а его неотесанность только добавляет ему привлекательности. Будет очень хорошо, если этот юноша не женится еще сорок лет, пока наша дочь не достигнет совершеннолетия. Я бы хотела видеть его нашим зятем.

Наконец, напарники нападают на след Культа Удовольствий. Расследование идет очень тяжело, культисты избавляются от свидетелей, оставляя за собой череду расчлененных трупов. Товарищи каждый раз прибывают слишком поздно, обнаружив лишь опустевшее место кровавого и извращенного ритуала. Когда товарищам кажется, что они уже близки к цели, Белого Льва внезапно вызывают во дворец. Поступили сведения, что друччи готовят покушение на государя, и всех телохранителей Финубара собирают для того, чтобы охранять короля.

Лофернец продолжает расследование в одиночку. Одна из зацепок обещает вывести на связного культа. Следователь понимает, что обязан доложить обо всем руководству, но времени нет, свидетель может ускользнуть. Написав короткую записку, он оставляет ее владельцу галереи и бежит туда, где, как указал его информатор, собираются встретиться два культиста. Войдя во двор полузаброшенного особняка, следователь внезапно чувствует, что силы оставляют его. Перед глазами вспыхивают розовые огоньки, ноздри словно забивает какой-то сладковато пахнущей пылью, и лофернец теряет сознание.

Следователь приходит в себя в каком-то подземелье очень зловещего вида. На стенах розовым пламенем горят факелы, под ними стоят эльфы в розовых робах с лицами, раскрашенными, естественно, розовым. Сам лофернец лежит на каменной плите, абсолютно голый, прикованный за руки и за ноги. Зал заполняет монотонное бормотание, в воздухе вспыхивают розовые огоньки. К плите подходит очень высокий эльф. Он тоже абсолютно голый и с ног до головы выкрашен розовой краской. На голове эльфа отмерзительного вида корона со множеством неприличного вида отростков, в руках тошнотворного вида кинжал со множеством крюков и странных отверстий. Над плитой прямо в воздухе вспыхивает розовый огонь. Лофернец понимает что это глава культа, о котором они много слышали, маг огромной силы, практикующий зловещее и извращенное колдовство Слаанеша. Пронзительным голосом маг провозглашает, что эту жертву их возлюбленному богу, великому Князю Удовольствий принесет их неофит, жаждущий доказать, что достоин даров Слаанеша. К алтарю подходит высокий культист, с ног до головы закутанный в розовый плащ. Он сбрасывае свое одеяние, и лофернец к своему ужасу видит, что это его напарник - абсолютно голый, выкрашенный розовой краской, с волосами, умащенными какими-то сладко пахнущими составами. Глава культа протягивает чрэсианцу кинжал, тот с поклоном принимает страшное оружие и медленно начинает поднимать клинок над своим бывшим товарищем. Лофернец смотрит в глаза ученику, но взгляд того абсолютно пуст. Стиснув зубы, следователь готовится с достоинством перенести изуверские пытки, результаты которых он столько раз видел во время своего расследования.

Монотонное бормотание остальных культистов становится громче, факелы вспыхивают ярче, под сводами разается гул, который постепенно нарастает. Бывший Белый Лев обеими руками заносит кинжал над головой и по рукоять всаживает его в макушку мага Слаанеша. На мгновение все замирает. Бормотание прерывается, гул, взлетев до визга, обрывается, пламя факелов опадает. Чрэсианец выдергивает кинжал, ногой сталкивает труп чародея с помоста и оглушительно свистит в два пальца. В зал врываются Белые Львы:

whitelions

...белые львы:

Lion

...и Мастера Меча:

swordmaster

Начинается суматоха. Белые львы грызут культистов, Белые Львы рубят их топорами, Мастера Меча машут своим страшным оружием и орут, чтобы оставили хоть кого-то для допроса. Тем временем чрэсианец руками рвет цепи, которыми его товарищ прикован к алтарю и громовым голосом приказывает, чтобы им принесли штаны.

Поздно вечером, когда все оставшиеся в живых культисты связаны и допрошены Мастерами Меча и магами, наши друзья - отмытые, перевязанные и, разумеется, в штанах, идут по ночным улицам города. Белый Лев объясняет товарищу, что шпионов и убийц во дворце поймали, и он попросил разрешения у командира как можно скорее вернуться на свой новый пост, в крепость Хранителей Покоя. Там ему сказали, что его напарник куда-то быстро направился прямо из галереи, никому ни о чем не сообщил, сами ничего не знаем. Чрэсианец поговорил с хозяином и тот передал ему записку, в которой говорилось, куда идет лофернец. Приказав владельцу галереи сообщить обо всем в крепость, а также во дворец и Стражам Белой Башни, чрэсианец бросился по следам товарища. Ему не составило труда пробраться в особняк и найти вход в подземелье. Понимая, что всех культистов ему не одолеть, но нужно протянуть время, пока подоспеет подмога, он скрутил двух охранников и, держа их на плечах, явился в зал, где упал на колени перед магом Слаанеша и сказал, что желает служить Князю Удовольствий и готов доказать свою преданность делом. Маг долго ходил вокруг него и бормотал какие-то свои омерзительные скороговорки, а потом велел раздеваться. Это, конечно, не входило в планы Белого Льва, но делать было нечего. Потом какие-то голые шлюхи мазали его розовой краской и маслом и отвратительно при этом облизывались. Это продолжалось почти час, и к концу этого срока наш герой услышал слабый крик чрэсианской совы, которая тут, на юге не водится. Из этого он сделал вывод, что помощь близка и осталось продержаться буквально совсем чуть-чуть, но тут ему объявили, что он должен принести в жертву врага их божества. Когда Белого Льва подвели к алтарю, крик совы раздался громче и повторился несколько раз, из чего следовало, что Львы пойдут в атаку прямо сейчас. Поэтому он попросту воткнул кинжал в башку этого омерзительного упыря, а тут и наши подоспели.

Некоторое время друзья шагают в молчании, после чего лофернец снова спрашивает: как же чрэсианцу удалось скрыть свои намерения от культистов и особенно их мага - ведь те способны читать чувства и даже, говорят, мысли эльфов? Чрэсианец честно отвечает, что он все время думал о навозе. Ну, это коровий помет, который у нас крестьяне вывозят на поля, чтобы лучше родился хлеб - магов-то у нас немного, и все большую часть времени на службе. Когда навоз кончился, он стал думать о том, как его львенок, тогда еще совсем слепой, пачкал подстилку, и это приходилось убирать, и отмывать самого зверька. Потом он вспоминал, как после охоты они потрошили оленя, чтобы вынуть из него кишки, чтобы отмыть их от, опять же, навоза, чтобы... Лофернец поспешно прерывает друга и говорит, что суть ему понятна. Они идут дальше, и тут уже чрэсианец начинает подшучивать над старшим товарищем, говоря, что тот, наверное, здорово струсил, когда Белый Лев занес над ним кинжал. Лофернец, не поведя и бровью, невозмутимо отвечает, что он, разумеется, с самого начала понимал, что Белый Лев только притворяется. Чрэсианец возмущенно кричит, что это вранье, его игра была совершенна! Лофернец снисходительно хлопает друга по плечу и говорит, что тот, конечно, варвар, не способный составить простейший букет из шести основных священных растений, не умеющий разбирать сочетания звуков и сплетать цвета, да и вообще понятия не имеющий о вещах, которые прилично знать каждому образованному эльфу. Но даже такой дикарь, не может не понимать, как дико он выглядит в розовом. Розовый совершенно не идет тебе, мой друг.

Некоторое время чрэсианец и лофернец шагают молча, после чего Белый Лев говорит, что розовый не подошел бы и господину лофернцу. Лофернец кивает и говорит, что розовый не подойдет вообще никому. Просто удивительно, что эти культисты постоянно рядятся в розовые тряпки. У них совершенно нет вкуса. Белый Лев кивает и добавляет, что это потому, что они все - обвалянные в экскрементах совокупленные на срамные части тела извращенцы. Лофернец снова кивает, и друзья продолжают путь молча.

Над миром встает полная белая луна - Любимица Маннана, которую люди называют Мэннслиб, и на краткое время кажется, что в Лоферне все спокойно.
Tags: high elves, postapocalypse, warhammer fb, азаза, вкусная и здоровая пища, добрые милиционеры, дружба - это магия, жизнь - это боль, котя, мужское, не Fallout, нет фоллаута, резать по живому, слабоумие и отвага, творческое, хорошие картинки, эльфы, юные школьницы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal