bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Categories:

Просто немного околоворхамирского бреда после напряженного рабочего дня.

Сорок Второе Тысячелетие нашей эры. Прошло уже два века с тех пор, как пала Кадия, а Галактику порвало пополам, как пять огринов пленную культистку (удалено Инквизицией). В Сегменте Обскурум по-прежнему отсвечивает синеньким планета Фенрис - обитель доблестных и логово лохматых:

Fenris

К сожалению, когда две сотни лет рвали Галактику, родному миру Собак Русса прилетело как от врагов Человечества, так и от своих, от врагов - страшнее, от своих - обиднее:

FenrisBombing

Натурально, старые "друзьяшки" Космических Волков, Темные Ангелы, решили под шумок напихать блохастым полный гермошлем. Собрав ораву праведных коллег, с благословения Инквизиции прямо прилетели - и давай бомбить. Не любят спейсмарины фуррей, даже если это фурри-викинги. Ну, потом-то конечно разобрались и сразу недобомбили (хотя извиняьтся - так и не извинились, мол, "время такое было"). Однако дело было уже сделано. Фенрис и так считался тем еще адом: весь ледяной, на суше постоянно вулканирует, так что народу приходится с места на место плавать на своих драккарах и друг друга выпиливать, в море кракены из дисторического тиранидского флота, на ледниках - мамонты и волки (хотя они, на самом деле, не волки, потому что волков на Фенрисе нет - это такой остроумный парадокс, который придумал великий скальд Дэн Абнетт, которого Волки ищут уже десяток лет, чтобы засунуть ему его арфу в интересное место за многие смишные шутки iphone360_3098539). В общем, когда в этот bortshchzh накинули еще орбитальных бомбардировок, на Фенрисе стало совсем хорошо.

Хуже того, пока Волки отпихивались от лоялистов, на планете нехило так покуролесил их старый друг-лучше-новых-двух - сам Магнус Красный в своем офигенном демоническом обличье: magnus-feature-2 Едва его выпнули - явились другие друзяшки Волков warhammer-40k-chaplain-grey и начали выпиливать местных, которые видели Магнуса. Но, разумеется, вовсе не из-за того, что когда-то старина Гримнар им на Армагеддоне и после него засунул в жопу их патосные алебарды за бесчеловечное отношение к героическим защитникам планеты (которые тоже видели демонов, а демонов в Империуме видеть никому нельзя), а просто потому, что работа такая, ничего личного.

В общем, когда Волки, наконец, отдышались, откопали своего любимого дедушку Логана Гримнара, который, к счастью, не погиб, и выпнули с планеты всех друзяшек, оказалось, что мирное население понесло большие потери, самих Волков тоже осталось ниочинь, да еще Клык немного накренился: The_Fang_schematics.

И, конечно, через несколько десятков лет на Фенрисе появилась Экклезиархия. В раннишние времена Волки попов попросту выпнули бы с Фенриса ссаными тряпками. Собственно, они один раз это уже сделали. Но теперь блохастые были уже не те, что раньше. Впрочем, Экклезиархия тоже стала поскромнее, потому что папа Робут не любит, когда попы борзеют, а рыпаться на папу у попов нет ни сил, ни желания. Да и, честно говоря, большинство из них действительно считают его старшим сыном самого Императора, то есть богом, пусть и поменьше. В общем, попы зацепились на Фенрисе и начали немного прозелитировать:

pop2

Кабы они просто летали и трясли кадилами, местные рагнары их бы, конечно, послали на то место, которое у Русса было вместо хвоста. Но попы для защиты и вящего подъема авторитета приволокли с собой целый конвент Сестер, и это было уже серьезно. Несколько сотен психопаток в силовой броне произвели на местных колоссальное впечатление:

Box_art_for_scifi_Sisters_of_Faith

Особенно сильно они произвели его на местных женщин. До сих пор-то у них было положение - ну чисто героев рожать, край - может племенем порулить, если сильно боевитая. Для плаваний по звездному морю и легендарных сражений Железные Люди с Неба отбирали только мужиков. А тут оказалось, что девки тоже могут, да еще как! И тоже железные. Правда постоянно трещат про какого-то Бога-Императора и говорят, что луна - это не глаз Великого Волка Моркая, ну так можно и потерпеть, чо там.

В общем, Волки почувствовали, что Церковь их авторитет Фанг шатал, и обиделись. И поскольку, как я уже сказал, все было уже немного не то и не так: Фенрис разбомблен, одну из планет системы сам Гримнар взорвал, потому что заражение, Галактику порвали, на Терре сам папа вернулся, да еще Примарисов подбросили, которые, сука, здоровые, устраивать гражданскую войну Великий Волк не стал. Вместо этого он велел разбудить дедушку Бьорна, потому что дедушке Бьорну десять тысяч лет и он пздц, какой мудрый, хоть и немного сенильный (но не говорите ему, что я про него такое сказал!). А еще Гримнар наступил себе на горло, накатал огромную кляузу Робуту Гуллиману и отправил ее с Астропатом на Терру.

Grimnar

Время шло, рунные жрецы пытались разбудить дедушку Бьорна, попы вели агитацию, Сестры летали туда-сюда на своих катерах и сверкали стальными сиськами, а у Логана Гримнара понемногу из ушей начинал свистеть пар. И тут как-то вдруг объявилось, что с Терры явился посол, да не кто-нибудь, а Кустодиан, один из телохранителей самого Императора! И одновременно жрецы объявили, что дедушка Бьорн, наконец, проснулся. В курс дела он до конца не въехал, потому что, сука, сенильный (но не говорите ему, что мы про него такое сказали!), но про посла уяснил и сейчас поднимается на лифте его встречать.

Выслушав это, Логан Гримнар вздохнул и тоже пошел к лифту.

Поскольку вершина Клыка выходит за пределы атмосферы, посол прибыл на среднюю площадку. Когда рампа золотого катера опустилась, на площадку вышел мускулистый человек огромного роста (серьезно, метра три - выше даже Волков Примарисов). Из одежды на воине была только набедренная повязка, сандалии и высокий золотой шлем, закрывающий лицо (вот как на этой священной фреске - абсолютно каноничной, кстати):

custodians

Оглядев собравшихся Волков, воин немедленно принял пафосную позу:

custodian

Из динамиков катера полилась древняя музыка Терры:



У Логана Гримнара отвисла челюсть. Собственно, челюсти отвисли у всех собравшихся, однако перечислять по именам каждого Волчьего Лорда, жреца и воина почетной стражи - это очень долго, поэтому для осознания глубины впечатления, произведенного на Волков посланцем Терры, мы просто скажем, что челюсть отвисла у Логана Гримнара.

Но тут скрипы и трески древних лебедок возвестили, что грузовой лифт, наконец, поднялся. Двери кабины с шипением распахнулись, и на площадку, лязгая, шипя и урча, шагнул сам Великий, Древний, Богоподобный Дедушка Бьорн Адская Рука:

BjornBjorn_the_Fell-Handed_battle_ready

При появлении дредноута Кустодиан стащил с головы шлем, оказавшись мужчиной привлекательной внешности с аккуратной курчавой бородкой и стильной короткой стрижкой. Раскинув руки, посланец Терры пошел прямо на Бьорна. Уважаемый Дредноут развел свои клешни и, переваливаясь, двинулся навстречу. На середине площадки они сошлись и обнялись. Керамитово-адамантиновый корпус Бьорна ощутимо заскрипел, огромная лапа с когтями гулко ударила мускулистого мужчину по спине. Из динамиков донеслось:

"А-за-за, старый пидор, все так же сверкаешь голой задницей перед настоящими мужиками?"

Могучий, хоть и слегка задушенный бас, ответил:

"О-ло-ло, лохматый дрочила, я предупреждал, что за мастурбацию Русс тебе отрубит не только руку, но и все остальное!"

Наоравшись, нахлопавшись, наобмниавшись и даже набодавшись, Бьорн повернулся к ошалевшим братьям и пояснил, что этот воин - не кто иной, как великий Диомед Павсаний Рогенблад-сука-у-тебя-же-сейчас-имя-вообще-в-сто-раз-длиннее-стало! Мы с ним воевали на Просперо, правда тогда он совсем-совсем мелкий был. Он был там, где Константин Валдор отсек мне пораженную колдовством Хаоса руку.

Волки, включая Логана Гримнара, опустились на одно колено, приветствуя воина, который десять тысяч лет назад сражался плечом к плечу с Бьорном и самим Руссом. Кустодиан помахал рукой и сказал, что, во-первых, его можно звать просто "Диомед", во-вторых: ну что вы, что вы. Регент Робут прислал меня, чтобы я выступил посредником между Церковью и Клыком. Вот, кстати, его письмо.

С этими словами воин протянул Гримнару огромный конверт из плотной бумаги. Логан Гримнар с почтением принял письмо, стараясь не думать, где Диомед его прятал. На конверте фиолетовой помадой отпечатались чьи-то маленькие, но сочные, безупречной формы, губы. К печати прилипло несколько длинных волосков синего цвета. Один угол конверта был слегка пожеван чьими-то маленькими, но острыми зубами. Логан Гримнар вздохнул и распечатал конверт. Внутри, на листе драгоценной бумаги с тысячей признаков подлинности, было размашисто написано: "Ну Логан, ну вы там совсем ёбу дались? У меня Крусейд, реформы, Левиафан прется, через разлом корабли с пятого на десятое ходят. Ну придумай ты что-нибудь с этими попами, ну ё-моё. Если чо - Диомед поможет, да и заманал он по дворцу шататься и ныть, что хочет размяться, ветеран херов". Великий Волк тихо выругался и убрал письмо в конверт. На Терру можно было не рассчитывать.

Тем временем Бьорн Адская Рука собрал вокруг себя восхищенных Волков и гудел через динамики, что ну что же такое, ну стыдно, к вам девки прилетели, а вы козью морду делаете и на Терру жалуетесь. Развели тут, понимаешь, без меня гомосятину! Вот я в ваши годы... И тут Бьорн пустился в описание своих и Лемана Русса приключений на Терре и освобожденных во время Великого Крестового Похода планетах. У молодых Волков от рассказов округлились глаза, поднялись уши, языки вывалились на грудную пластину, а отсутствующие хвосты крутились, словно призрачные пропеллеры. Диомед усмехнулся и, обхватив рукой Великого Волка за плечи (и это при том, что Логан Гримнар был в терминаторском доспехе!), сказал, что сейчас самое время обсудить программу культурного сближения Волков и Церкви.

В течении недели Диомед постоянно метался между Клыком и базой Экклезиархии. За это время Кустодиан буквально очаровал Волков своими рассказами о Руссе и Всеотце, умением флексить, а также привычкой ходить по морозу практически голяком, обтираться снегом и кататься по ледникам на отполированной керамитовой доске, которую воин привез с Терры.

Сестер Диомед тоже очаровал привычкой ходить везде, включая мороз, практически голяком, умением принимать интересные позы под церковную музыку, играя при этом мускулами, а также рассказами об Императоре, Алисии Доминике и Святых Империума, которых Кустодианы за долгие десять тысяч лет ставили перед Золотым Троном.

Очаровал ли Диомед попов, мы не знаем, но в данном случае это и не важно.

Наконец, Кустодиан организовал встречу между представителями Экклезиархии и Волков. Пока Епископ: pop Канонесса: canoness, Великий Волк и сам Диомед сидели за столом, Бьорн собрал вокруг себя вперемешку Сестер, Волков и служителей Экклезиархии и рассказывал им, как однажды Император потрепал его по загривку и сказал Леману Руссу, что из этого мелкого паршивца вырастет великий герой. Невидимыми хвостами при прослушивании рассказа виляли буквально все присутствующие.

Тем временем, Диомед начал совещание и сказал, что поскольку Империум меняется, нам всем тоже следует подумать о том, чтобы двигаться вперед. А двигаться вперед в данном случае - значит достигнуть компромисса. Потому что ни Терра, ни Регент ни Император не потерпят на Фенрисе второй гражданской войны, вы ведь все это понимаете, господа?

Несмотря на то, что Кустодиан улыбался, канонесса и священник поежились и сказали, что они чего, они - ничего. Диомед удовлетворенно кивнул и сказал, что начать следует с малого. В конце концов, Волки признают Императора Всеотцом, не так ли? Гримнар кивнул. Прежде, чем Великий Волк успел пояснить, что ведь Всеотец - это же не Бог, как его придумала церковь, Кустодиан повернулся к канонессе и спросил: Сестры ведь считают Алисию Доминику любимой дочерью Императора? Канонесса кивнула, а священник пустился было в объяснения, что это следует понимать не в фигуральном смысле, а в духовном, но под взглядом Диомеда запнулся и развел руками. Кустодиант провел рукой по бороде и, обратившись к Гримнару спросил: ведь Леман Русс - сын Императора, как и наш великий Регент, Робут Гуллиман? Великий Волк горячо закивал и сказал, что не просто сын, а любимый сын! Кто еще из сыновей получил в подарок от отца копье? Кто разбил отцу нос и удостоился получить в ухо отцовской дланью так, что потом пролежал месяц в беспамятстве? Прежде, чем возмущенные канонесса и епископ успели вспылить, Диомед поднял палец и сказал, что если Леман Русс - любимый сын Всеотца, а Алисия Доминика - любимая дочь Императора, то они - единокровные брат и сестра.

Над столом воцарилась тишина. Пытаясь осмыслить услышанное, Великий Волк вытащил из-под стола бочку с мьодом, налил полный рог и залпом выпил. Едва он поставил рог на стол, как канонесса схватила его, наполнила наполовину и, не отрываясь, выпила весь. Епископ удовлетворился четвертью рога. Логан Гримнар хотел было сказать, что фенрисианский мьод варят специально для Астартес, причем Астартес только его ордена, и на обычного человека четыре пинты, выпитые зараз, могут оказать непредсказуемое воздействие, но сперва замешкался, а потом забыл. В тезисе Диомеда не было изъяна. Логан Гримнар не разбирался в истории Церкви, но за многие века он научился читать людей. К тому же, его чувства Астартес, включая обоняние, говорили ему, что ни епископ, ни канонесса не сомневались в том, что прародительница Сестер приходилась императору дочерью. Может быть, это действительно следовало понимать фигурально, но, в конце концов, Русс тоже не был плодом чресел Всеотца. Однако это не делало его сыном в меньшей степени.

Выдержав паузу, Диомед сказал, что раз у обеих сторон нашлось родство, продолжать конфликт будет глупо. Сейчас, в эти тяжелые времена, все родственники должны крепко стоять друг за друга. Канонесса покачнулась, откинулась на спинку стула и сказала, что можно ведь начать с малого. Почему бы Волкам не изменить немного свой боевой клич? Например, сделать его таким: "За Императора и его возлюбленного сына Русса"? Логан Гримнар мрачно сказал, что за такие намеки его отмудохает собственная рота. А когда тебя бьет целая рота Волков, в которой, между прочим, половина - Терминаторы, то плохо придется даже такому великому герою, как он.

В конце концов еписко предложил вариант, который устроил всех: "За Всеотца-Императора и его самого лучшего сына Русса, а Лайон Эль Джонсон - дешевый позер!" Экклезиархия не любила Темных Ангелов едва ли не больше, чем Космических Волков. И, между прочим, уважаемый Великий Волк, многие боевые гимны Святой Матери нашей, Церкви Господа-Императора, звучат не хуже ваших боевых песен:







Договорились, что в святилищах в поселениях на статуе Всеотца будет установлено божественное Гало. Кроме того, на новых статуях его будут изображать без бороды: Imperator. В тексты песнопений для жрецов можно будет внести изменения. Священникам Экклезиархии разрешается жить с племенами при условии, что они будут вести себя, как обычные жрецы, а их служение ограничится перечисленными выше изменениями в песнопениях. И участвовать в морских походах они будут наравне с остальными общинниками. Включая охоту на кракенов. Сестрам разрешается набирать в свои ряды молодых общинниц но так, чтобы в племени не оставалось неженатых молодых мужчин. И да, при этом родне девушек следует говорить, что те идут в ряды дев-щитносиц Алисии Доминики - младшей сестры Лемана Русса. И если Волки согласятся поставить на свои доспехи Печати Чистоты наравне с талисманами и рунами, то и Сестры должны нести на своей броне призраки принадлежности к Фенрису.

День клонился к закату. Канонессу и Епископа отнесли в шатер отсыпаться, вокруг Бьорна развели костры, и старый дредноут продолжал рассказывать, как Император шел среди своих воинов во время триумфа на Уланоре. Логан Гримнар и Диомед медленно тянули мьод и неторопливо разговаривали о том, куда движется Империум. Старому Кустодиану нравились реформы, которые проводил Регент. Они возвращали на Терру древний, сейчас почти забытый, дух прежнего Империума Человека, построенного на знании, уважении к личности и четко очерченных обязанностях гражданина. И пусть Хаос, Тираниды, Некроны и прочие ксеносы грозили затушить факел человечества - чем гуще тьма, тем ярче в ней сияет свет.

Гримнар размышлял о том, что Волки уже никогда не будут прежними. Даже сыновьям Фенриса нужно меняться. Всеотец, у колена которого они бежали, когда тот еще вел своих сыновей в битвы среди звезд, возложил на них великую обязанность: защищать человечество. Многие великие вожди Волков, командиры Великих Рот видели смысл своего и своих воинов существования в постоянных битвах во имя славы и веселья. Но Гримнар помнил, как давным-давно, много веков назад, когда он только вступил в командование своей ротой, Бьорн положил ему на загривок свою гигантскую стальную клешню и негромко прогудел: "Он создал нас для того, чтобы мы защищали его людей, его Империум. Не забывай об этом, маленький Логан. Честь, слава - все это ничего не стоит, если добыто ценой жизни слабых людей, которых легионы когда-то давно, еще на Терре, поклялись защищать от ужасов космоса". Логан не забывал об этом никогда. Ни на Армагеддоне, когда Волки в одиночку встали против Инквизиции, Серых Рыцарей и всей военной махины Империума. Ни в десятках других мест и времен, когда Администратум и Муниторум в рациональной жестокости обрекали на уничтожение тысячи, сотни тысяч, миллионы невиннных душ. Гримнар знал, что не все вожди разделяют его понятия о чести. Он понимал, что своими действиями наживает Фенрису еще больше врагов. Но иначе Великий Волк просто не мог.

Диомед, словно угадав, о чем думает Владыка Волков, усмехнулся и вдруг сказал, что ему нравится на Фенрисе. Здесь чистый воздух, красивые ледники и хорошая рыбалка. К тому же, если ваши пророки правы, и Русс скоро вернется, он хотел бы быть тут, когда это произойдет. Ему всегда нравился этот могучий гигант - то веселый, то печальный, но всегда бесшабашный. Гуллиман рассылает наших братьев в качестве своих представителей. Фенрис - важное место в сегментуме. Разумеется, у Регента тут должен быть представитель.

Гримнар сказал, что это было бы очень хорошо.

Изменения в облике Космических Волков заметили немногие. В самом деле, когда рядом с обычными Астартес шагают гиганты-примарис, кто заметит, что на доспехах некоторых Волков среди рун появились Печати Чистоты, аквилы, кресты и другие символы Империума.

А вот изменения в облике воительниц Конвента Фенрис ордена Сияющего Меча увидели многие. После многочисленных скандалов на Офелии VII и на самой Терре, Милитант-Апостолик Мэтью выделил конвент Фенрис в отдельный орден Кающейся Волчицы. Несмотря на то, что внешний вид воительниц ордена приводит ортодоксальных Сестер в ужас:

fenrisian sisterfenrisian sister2fenrisian_shieldmaiden_in_full_armor_by_techmaguskhobotov_dam9ygy-fullview
sisters3

...никто не может отрицать, что и в бою, и в службе, и в молитве девы Фенриса не уступят старшим орденам. Старый Бьорн опять погрузился в сон ждать возвращения своего обожаемого Примарха. Диомед вернулся на Фенрис в качестве официального наблюдателя Регента. Гигант в золотой броне сопровождает Великие Роты и Орден Кающейся Волчицы в самые жестокие битвы. На доспехах Кустодиана уже не осталось места для имени, и Железные Жрецы осторожно заглаживают самые древние слова, чтобы переписать их маленькими буквами и освободить место для новых слов - по одному на каждый подвиг Диомеда.

Над Галактикой могут сгущаться тучи, но обновленный Фенрис стоит, как прежде. Волки, что когда-то бежали у колена Всеотца-Императора, по-прежнему хранят человечество и ждут возвращения Русса.

Знатокам бэка: если будете кричать, как пуштунские мальчики, делайте это громче. Я люблю, когда людям плохо.)))

PS: На всякий случай: про волко-сестер, попов на Фенрисе и шикарного кустодиана - это, конечно, мной выдумано.
Tags: postapocalypse, sisters of battle, wh 40000, Волшебные слова, азаза, вертикаль власти, викинги, вкусная и здоровая пища, доброта, дружба - это магия, летающие корабли, мужское, не Fallout, не фоллаут, политически верно, творческое, тоталитаризм, тыщ-пыщ, человечность, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →