bigfatcat19 (bigfatcat19) wrote,
bigfatcat19
bigfatcat19

Categories:

Продолжение, или, скорее, предыстория одного небольшого рассказа про маленькую принцессу...

Примерно год назад я написал коротенький рассказик, про маленькую принцессу, которая, в связи с некоторыми обстоятельствами, вынуждена быстро взрослеть, учиться и разговаривать матом (когда не слышит мама и всегда после этого извиняться перед своими воспитателями и наставниками). Написал и забыл. А тут вдруг послушал песенку про королей и королев, посмотрел официальное видео, потушил горящий стул, и как-то сама собой пришла идея рассказа про маму девочки. Потому что надо же объяснить, что такое Queen, who is fighting alone.

Итак, есть некое королевство: большое, густонаселенное и вполне процветающее. Ну, конечно, в нем существуют некоторые феодально-средневековые перегибы на местах, но в целом, в целом все очень и очень прилично. Право первой ночи отменено практически везде, церковь по мере сил занимается просвещением, борьбой с суевериями (ну и немного гоняет нежить), при этом проводит философские диспуты, после которых безбожников, например, не казнят, а просто отправляют в изгнание на дальний остров. У крестьян есть права, немного, но есть – их нельзя топтать конями ради забавы, морить голодом и даже деревенские девки относительно неприкосновенны (их запрещено похищать и подвергать насилиям). Словом, по средневековым меркам все очень, очень хорошо.

Королевством правит король, и подданные его обожают. Потому что король – он, ну знаете, очень король. Он молод, разумеется – красив и атлетически сложен, отважен, не дурак и не считает зазорными прислушиваться к умным людям. Кроме того, он заботится о своем народе и вообще из тех королей, которые хотят, чтобы у их крестьян по воскресеньям в супе была курица.

король

Государь счастливо женат. Его супруга – тоже молода, очень красива и очень добра. Эта мягкая, чувствительная женщина не интересуется государственными делами. Она любит рукоделие, прекрасно вышивает, рисует и даже пишет музыку. Вместо с тем, молодая государыня все же представляет себе, чем живет ее народ. У нее есть собственный небольшой бюджет, из которого она финансирует несколько сиротских приютов и больницу. При этом королева очень серьезно относится к своим обязанностям на этом поприще, даже несмотря на то, что сама же их на себя и возложила. Каждый день она навещает один из приютов в столице, проверяет, все ли хорошо у ее подопечных, и хотя бы раз в месяц выезжает в два других города, где есть такие же заведения. Если короля народ обожает, то супругу – буквально боготворит. Однажды, когда ее карета застряла в грязи и сломалась, и государыня уже собиралась ехать со своими рыцарями верхом, работавшая неподалеку бригада лесорубов оставила делянку, подняла карету на плечи и шесть миль с песней несла ее до города, отказавшись от любого вознаграждения, потому что, Ваше Величество, это высокая честь и большая радость, дай Господь здоровья Вам, Вашим детям и нашему Государю!

королева

У царственной четы двое прекрасных детей: мальчик десяти лет и девочка четырех. Мальчик весь в отца – постоянно упражняется с оружием и даже в детских доспехах, ездит верхом, неплохо учится и озорничает. Девочка – просто ангелочек. Еще у королевы есть младшая подруга – девушка восемнадцати лет, служительница церкви, которая помогает ей с детьми. Королева любит помечтать, как ее помощница обязательно встретит среди рыцарей ее мужа своего суженого, чем жутко смущает девушку.

Однажды, прекрасным летним днем государыня сидит у окна и вышивает. Она делает новое знамя своего супругу. На знамени будет изображен Святой Воин – в знак того, что Церковь в лице своего конклава полностью поддерживает начинания государя. Сам король сейчас находится с войсками на южной границе. Там какое-то неустроение – из диких земель, про которые мало что известно, вторглись какие-то племена, про которые рассказывают разные невероятные и глупые истории. Разумеется, государь скоро разобьет варваров и вернется в столицу, к семье.

король отправляется в поход

Королева видит, как по дороге, поднимающейся от города к замку, во весь опор несется всадник, но не обращает внимания. Делами государства в отсутствие короля занимается герцог, ее дядя – очень младший брат ее матушки, мужчина спокойный, положительный и сдержанный. Государыня продолжает вышивать. Через некоторое время она обращает внимание на то, что во дворце началась какая-то суматоха: бегают люди, на стены выходят воины. Королева просит свою помощницу пойти и узнать, в чем дело. Девушка уходит. Женщина продолжает работу – ей осталось совсем немного, знамя скоро будет готово.

Внезапно дверь в комнату распахивается. Королева поднимает взгляд. На пороге стоит ее помощница. Лицо девушки мертвенно-бледное, губы дрожат, в глазах стоят слезы. Прежде, чем королева успевает спросить: что случилось, в комнату, отодвинув прислужницу в сторону, входит ее дядя. Его лицо мрачно. Несколько секунд он смотрит на племянницу, а потом хрипло говорит, что с юга пришли дурные вести. Армия, пришедшая из Дурных Земель – это не просто варвары. Это демонопоклонники. С ними идут чудовища и настоящие демоны. Наша армия разбита. Государь пал в битве.

Некоторое время женщина смотрит на герцога, пытаясь осознать его слова, а потом падает в обморок.

Начинаются тяжелые и страшные дни. Собирается государственный совет. Поскольку принц еще мал, правительницей избирается королева, ее регентом – ее дядя. Герцог приводит знать, жителей столицы и отцов Церкви к присяге новому королю. Одновременно начинается сбор войска для похода на юг. Король взял с собой лишь часть столичного гарнизона и несколько кавалерийских и пехотных полков, которые располагались в южных областях. Войск в стране еще много. Но боевой дух армии упал. С юга беженцы приносят жуткие вести. Вторгшиеся демоны уничтожают южные провинции, не щадя никого. За ними остается выжженная пустыня. Рыцари на грифонах, отправленные на юг, доносят, что это правда. Пока орда занята оргией разрушения, но если она пройдет через горы – удар обрушится на центральные области королевства. Герцог лихорадочно собирает армию. Он не уверен, что успеет. Хуже всего то, что воины не верят в победу. Более того, в армии зреет раскол. Пехота традиционно набирается из горожан, горцев и обедневших дворян. При этом пехотинцы – воины на постоянной службе, хорошо обученные и снаряженные: пикинеры, алебардщики, лучники. Кавалерия же, как легкая, так и тяжелая – это рыцари, дети знати. В сражении, в котором пал король, пехота полегла почти вся, но большая часть рыцарей осталась жива. Пехотинцы считают, что рыцари бросили их товарищей. Армия выступает в поход, но в ней нет единства.

Все это герцог говорит своей племяннице прежде, чем отправиться за армией на юг. Он очень устал за эти дни, его нервы на пределе. Он старался оберегать племянницу, сочувствуя ее горю, но больше не может этого делать. Его место – на юге. Герцог просит королеву взять себя в руки и занять его место во главе совета. В такое время людям нужен символ того, что государство, привычный порядок вещей, еще стоит. Принц еще мальчик. Его любят, но никто пока не видит в нем опоры. Люди знают тебя, племянница. Если ты будешь на троне – все будут видеть, что королевство стоит.

Королева, которая последние недели провела, словно в ночном кошмаре, говорит, спрашивает дядю: а где будет он? Герцог терпеливо повторяет, что он должен отправиться на юг. Армия разобщена. Воины не верят друг другу. Если они не остановят орду в горной долине, вторжение обрушится на центральные области королевства. Королева поднимает руку, и герцог умолкает. Несколько минут женщина напряженно размышляет. Впервые после того страшного дня, когда ее жизнь была сломана навсегда, королева задумывается о том, что происходит вокруг. До сих пор она жила как во сне: не глядя, подписывала указы, которые ей подавал дядя, сидела на совете, не слыша, что говорят вокруг мужчины. Женщина смотрит на полотно, над которым работала последний год. Ей оставалось доделать лишь нижний край… Затем она переводит взгляд на герцога и негромко говорит, что если армия не удержит орду, то королевство не выстоит, ведь так? Герцог начинает говорить, что большие города хорошо укреплены, а она сама с детьми может укрыться в горном замке на севере. Женщина снова поднимает руку и говорит, что это и означает: королевство пало. И чтобы такого не произошло, враг не должен пройти через горную долину. Судьба страны будет решаться там. А значит, ее место не на троне в столице, а с войсками.

Герцог взрывается и кричит, что это безумие, она не представляет, что такое война, тем более такая ужасная. Это не выезд в соседние города проверить сирот. Это пятисотмильное путешествие. Каждый день мы будем делать по сорок миль. Ни ты, ни твоя карета этого не выдержат.

Королева встает и говорит, что когда карета сломается – она поедет дальше верхом. Ты сам говорил, что в войсках разброд. Что воины не верят друг другу. Как ты можешь с такой армией защитить страну? Все эти дни ты не мог навести порядок в армии. Люди испуганы и разобщены, ты для них при всех своих заслугах – лишь один из аристократов. Они шли за моим мужем, но он погиб. Наш сын еще слишком мал, чтобы вести людей. Значит, остаюсь я. Я – королева.

Герцог угрюмо замечает, что его племянница, конечно, королева, но прежде всего она – женщина. Как она надеется заставить взрослых мужчин, ветеранов, слушаться?

Королева глубоко вдыхает, молчит, а потом говорит, что если мужчины и воины королевства не постесняются трусить на поле боя перед женщиной, своей королевой, то стране уже ничто не поможет.

Герцог некоторое время молчит, напряженно глядя в пол, а потом говорит, что это может сработать. Но ты понимаешь, что должна появиться перед воинами, как правительница и рыцарь, а не просто, как мать наследника и спасительница сирот? Ты должна предстать перед ними на коне, в доспехах, с мечом. Ты будешь стоять там, где тебя увидит войско, а значит и враг. Не в первых рядах, конечно, но на поле боя. Ты готова к этому?

Королева смотрит на знамя, которое она так и не успела доделать, а потом поворачивается к герцогу и говорит, что у нее нет выбора.

На то, чтобы подобрать в оружейной подходящие доспехи для женщины уходит день. Наконец, вооружение найдено – это доспехи, которые в отрочестве носил покойный король. Они богато украшены и достойны правительницы. Некоторые части, которые не подходят женщине: горжет, набедренники и наплечники приходится оставить, потому что переделывать их нет времени.

королева в доспехах

Герцог, королева с помощницей и отряд рыцарей выступают на рассвете. Принц, который знает о смерти отца, говорит, что хочет поехать с матерью. Королева целует сына и говорит, что рано или поздно ему придется встать на поле боя. Но сейчас не его время. Сын мой, используй каждый день и час, чтобы стать сильнее и умнее. Ты должен будешь защищать сестру, королевство, наших людей, и меня. Мальчик кивает, вытирает глаза, обнимает мать, обнимает свою воспитательницу, которая отправляется вместе со своей госпожой (это не обсуждается, мадам, я все равно убегу, даже если вы меня запрете) и долго смотрит вслед карете и рыцарям.

Начинается тяжелое путешествие. Герцог ведет отряд вперед. У каждого рыцаря помимо боевого и ездового коня один запасной, у кареты – две запасные запряжки. Все идут то рысью, то галопом, изредка переходя на шаг, чтобы дать передохнуть лошадям. Женщины в карете совершенно зеленые и ничего не едят три дня. На четвертый день карета ломается. Королева и ее прислужница пересаживаются на коней. По настоянию герцога женщины надевают доспехи. Сперва ненадолго, на час в день. На третий день – уже на два. У королевы натертости, иногда до крови, по всему телу. Стиснув зубы, она терпит, хотя по ночам плачет от боли. Исцеляющие благословения ее подруги помогают – без них она просто не смогла бы ехать, но каждый день к вечеру появляются новые раны.

Наконец, отряд подъезжает ко входу в долину. Они успели как раз вовремя – едва всадники, среди которых – старающаяся не морщиться королева в золотых доспехах, появляются в лагере, рядом с шатрами садится израненный грифон. С него сползает рыцарь в пробитых и изрубленных доспехах. Он успевает доложить, что орда приближается, и падает замертво. Королева и герцог идут в шатер главнокомандующего – маркиза … Маркиз – это своего рода уменьшенная копия покойного короля. Он тоже красив, хотя и не так высок и могуч, благороден, примерный семьянин. До сих пор никто не ставил под вопрос его доблесть. Однако сейчас, на военном совете, граф … усомнился в этом вслух. Граф командует пехотой. Несмотря на благородное происхождение, он яростно предан своим воинам-простолюдинам. Сейчас граф ядовито спрашивает у маркиза, собирается ли тот и в этот раз бросить пехоту на произвол судьбы, как недавно, когда в битве погибло двенадцать тысяч пеших солдат и всего полсотни рыцарей – тех, кто вместе с Его Величеством остался сражаться, как и подобает людям долга и чести. Побледневший маркиз кричит, что это ведь король приказал ему разделить конницу на две части, чтобы одна половина ударила орде в бок, а вторая, чуть позже, в тыл. Кто же знал, что колдуны опустят на поле туман, из которого кавалерия выбралась, когда битва уже практически закончилась! Граф оскорбительно усмехается. Маркиз и несколько его рыцарей хватаются за мечи, капитаны пехотинцев тоже берутся за оружие. Герцог с ревом врывается между ними с обнаженным мечом и кое-как восстанавливает порядок. Королева пытается вставить слово, но ее словно никто не видит. Внезапно она слышит за стенкой шатра суматоху. Женщина выходит наружу и с ужасом видит в лагере панику. Слова умирающего рыцаря о том, что враг близко, стали известны солдатам. Пока вожди ссорятся, младшие командиры пытаются навести порядок, но у них ничего не получается. Испытанные воины словно обезумели. Кто-то пытается построить свой отряд, кто-то сворачивает шатер. Часть конников выезжает на северную сторону лагеря. Видя это, многие пехотинцы бросают копья и алебарды и бегут туда же, не желая ждать, когда кавалерия снова их бросит.

Королева смотрит по сторонам, видит лишь искаженные страхом, ненавистью и паникой лица. Никто не обращает внимания на ее золотые доспехи, на маленькую корону на тщательно уложенных (так что даже скачка не испортила прическу) волосах. Ее несколько раз толкают и один раз грубо ругают. У королевы на глаза наворачиваются слезы. Она смотрит по сторонам и вдруг видит, что на южной, обращенной к врагу, стороне лагеря, строятся солдаты. Их немного – несколько сотен, они явно из разных отрядов: лучники, пикинеры, алебардщики, несколько десятков конников. Они стоят лицом к горам, откуда должна появиться орда. За их спинами – небольшая, раскрашенная повозка, по бокам которой висят щиты с гербами королевства, а наверху укреплены церковные символы Спасения. Несколько боевых священников идут вдоль строя, благословляя воинов. Один из рыцарей подносит к губам рог и громко трубит.

Внезапно королева словно прозревает. Наклонившись, она поднимает с земли одну из валяющихся там пик. Это пехотное копье – очень длинное и тяжелое, воин учится сражаться им несколько месяцев, и только через годы службы привыкает не замечать его вес и размер. Неловко пристроив копье на плечо, придерживая его левой рукой, королева идет сквозь лагерь на юг. Она не замечает, как вокруг нее утихает паника, прекращаются стычки, как солдаты смотрят ей вслед. Ходить в доспехах непривычному человеку тяжело. Никто не сказал королеве, что для того, чтобы сражаться пешим, рыцарь обычно снимает латные сабатоны. Женщина несколько раз спотыкается, но упрямо идет вперед. Наконец, она доходит до места, где стоят воины, которые не изменили долгу. Королева запыхалась, но, тем не менее, не сбавляя хода отпихивает плечом несколько солдат. Те оборачиваются в ярости и замирают, не веря тому, что увидели. Королева легко проталкивается в первый ряд, благо, рядом всего два или три и, опершись на пику, пытается отдышаться. Отсюда хорошо виден выход из долины. До него мили полторы, не больше. На гребне холма появляется тонкая черная линия. По возгласам солдат женщина понимает, что это – враг. Ее трогают за плечо. Королева оборачивается и видит перед собой сержанта. Его честное лицо, изуродованное шрамами, выражает искреннюю тревогу. Он еще не понял, кто перед ним – все же, видел королевскую чету только издалека, но понимает, что эта женщина явно высокого положения. Сержант говорит благородной даме, что ей лучше уйти. Тут скоро начнется резня. Вот, сэр … отдает вам своего коня. Рядом с сержантом стоит, держа в поводу боевого коня, молодой рыцарь. Он протягивает повод женщине. Королева меряет взглядом обоих, затем, чувствуя, что уже отдышалась, спокойно произносит свое полное титулование. Солдаты вокруг ахают, шепот и крик катится по рядам. Женщина смотрит в глаза сержанту и говорит, что она – королева этой страны, верная жена ее благородного и доблестного мужа, и она не оставит своих воинов, не забывших, что такое долг и честь. Вы, сэр рыцарь, садитесь на своего коня и сражайтесь рядом со мной так, чтобы я видела: вы не зря носите шпоры. А теперь помолчите, господа, мне нужно помолиться.

Сержант несколько раз открывает и закрывает рот, затем падает на колени и целует край сюрко королевы. Вытирая глаза, он идет вдоль строя и отдает команды, чтобы успокоиться. Рыцарь садится на коня и отъезжает к своим товарищам. Между конниками происходит напряженный разговор. Королева ничего этого не видит. Закрыв глаза, она истово и долго молится Господу и всем святым, прося защитить ее детей, ее королевство и смиловаться над ее душой. Вдалеке уже слышны нечеловеческие вопли чудовищ. Королева открывает глаза и вдруг понимает, что вокруг нее стало темнее. Она опускает взгляд и видит, что там, где четверть часа назад на земле были вытянувшиеся вперед тени от пик, теперь сплошная тень, словно от забора или стены. Женщина оборачивается и видит, что если раньше за ней был всего лишь один ряд солдат, то теперь стоит строй из многих рядов, копья и алебарды возвышаются над ним, словно лес. К ней проталкивается граф … Командующий пехотой молча забирает из рук королевы копье, легко преодолев сопротивление женщины, затем хватает королеву за пояс и ворот сюрко и рывком поднимает над головой. Несколько солдат суют свои пики товарищам, и поднимают руки. Граф кладет кричащую и вырывающуюся королеву на руки солдатам. Так, передавая ее от одной группы к другой, солдаты переносят женщину в тыл. Последние трое поднимают ее на повозку со священным символом. Давешний сержант строго кричит Ее Величеству, чтобы она стояла тут и больше вперед не лезла. Повозку окружают мальчики – барабанщики и флейтисты, которые начинают играть боевой гимн. Королева смотрит по сторонам и не может сдержать улыбку радости: сотни, тысячи солдат бегут из лагеря к укреплениям на юге и занимают свое место в строю. Она оборачивается назад и видит, как рыцари выезжают из лагеря и строятся на северной стороне, часть вообще скрывается за холмом. Женщина горько усмехается. Внезапно на повозку поднимается ее помощница. Девушка протягивает королеве сделанное из пехотной пики древко, вокруг которого обернута широкая полоса шелковой ткани. Королева медленно разворачивает полотно и понимает, что это знамя, у которого оставалось только немного доделать нижнюю часть. С востока начинает дуть ровный ветер, он разворачивает знамя. Солдаты оборачиваются и видят, что у Святого Воина на хоругви – лицо их покойного государя. По рядам проносится яростный боевой клич, воины-священники громко поют боевую молитву.

орда

Орда близится. Уже видно, что она действительно состоит не только из людей – пеших и конных, закованных в грубые железные доспехи, но и монстров, представляющих собой противоестественное соединение разных существ, чудовищных тварей, а также рогатых существ, воздух над которыми колеблется, словно от жары. Звучит команда, и лучники начинают стрелять. В воздухе повисает туча стрел, снаряды падают на набегающую орду сплошным потоком. Сотни тварей гибнут, но остальные бегут вперед, затаптывая раненых. Наконец, они достигают рва, который защищает лагерь с юга и бросаются в него, прямо на колья. Начинается резня. Ров и насыпанный за ним вал замедляют напор орды, воины королевства яростно бьют копьями и алебардами, лучники выпускают стрелы над головами товарищей, но враг, словно безумный, рвется вперед. Королева смотрит на этот кошмар и чувствует, что сейчас потеряет сознание, перед глазами у нее все плывет. Внезапно в голове у женщины проясняется, ужас и отвращение уходят, сменяясь хладнокровной решимостью. Королева оборачивается и видит, что ее помощница заканчивает читать молитву-благословение, укрепляющую дух человека – в данном случае ее госпожи и старшей подруги. К сожалению, прочитать такую молитву над самой девушкой, которая тоже в первый раз попала на войну, некому, и та, бросив взгляд на побоище, где твари высотой в полтора человеческих роста зубами и когтями разрывают людей, падает без чувств.

Бой продолжается. Чудовища и демонопоклонники постепенно теснят воинов королевства. Солдаты дерутся отчаянно – мечами, тесаками, топорами, но враг слишком силен. У лучников кончаются стрелы, и они бросаются в драку с маленькими щитами и мечами в руках. Люди умирают страшной смертью, но не отступают, счет убитых идет уже на тысячи. То тут, то там над битвой поднимаются столбы черного дыма, бьют фиолетовые молнии, плещет зеленое пламя – южные колдуны помогают орде своей нечестивой магией.

fight

Королева стоит на месте. Она понимает, что ничего не может сделать, и продолжает держать знамя, глядя прямо вперед. Постепенно музыка вокруг нее стихает – флейтисты и барабанщики напуганы видом чудовищной резни, ревом, грохотом и запахом крови. Некоторые плачут, другие пытаются спрятаться под повозкой. Королева хватает за плечо одного из барабанщиков и кричит ему, чтобы тот продолжал играть. Мальчик несколько секунд смотрит в яростное лицо женщины. Солнце стоит за спиной королевы, и барабанщику кажется, что ее лик окружает нимб. Мальчик берет палочки и начинает бить в барабан. Постепенно к нему присоединяются другие, пусть и не все. Королева запевает боевой гимн-молитву. Она много раз слышала его в храме, когда архиепископ благословлял ее мужа и его рыцарей, но никогда не пела сама – это музыка мужчин, ее не поют женским голосом. Сейчас женщина выкрикивает слова так громко, насколько у нее хватает легких.

Она еще поет, когда мальчик-барабанщик хватает ее за сюрко и возбужденно приплясывая указывает на восток. Королева ощущает, что повозка, на которой она стоит, дрожит, щиты на бортах дребезжат. Женщина смотрит на холм к востоку от лагеря и видит, как на гребне появляется ряд конников. Кавалерия рысью переливается через гребень, спускается с холма и поднимается в медленный галоп. Над рядами рыцарей вьются знамена королевства, впереди, в белых доспехах скачет маркиз … Орда замечает угрозу, часть тварей и их человеческих прислужников из задних рядов бежит наперерез рыцарям, но те уже в сотне ярдов от побоища. Звучит горн, всадники склоняют копья и поднимают коней в карьер. Волна кавалерии с оглушительным грохотом ударяет во фланг орде. Демоны, чудовища, демонопоклонники гибнут тысячами. Длинные кавалерийские копья пробивают даже обросших костяной «броней» огромных великанов с клыкастыми пастями.

маркиз

Но постепенно удар кавалерии теряет свою силу. Врагов слишком много, и рыцарская конница вязнет в их массе. Снова звучит сигнал горна. Рыцари поворачивают коней. Некоторым не удается уйти, их стаскивают на землю. Пехотинцы бросаются на помощь конникам, отбивают сброшенных на землю, помогают встать. Спешенные рыцари встают в первый ряд, своими доспехами и щитами защищая пехотинцев. Снова начинается резня. Маркиз на холме перестраивает свой поредевший полк. Королева напряженно смотрит в его сторону. У маркиза слишком мало рыцарей – меньше половины от того числа, что было в лагере. И она не видит знамени и цветов своего дяди. Неужели брат ее матери, ее наставник и старший друг бросил войско и бежал? Это невозможно. Внезапно женщине кажется, что она видит какое-то шевеление в лесу в полумиле от места сражения. Королева приглядывается и вдруг начинается, как сумасшедшая, кричать и размахивать знаменем. На опушку выезжают рыцари: один ряд, другой, третий… Над строем поднимаются знамена, и теперь становится видно, куда увел вторую половину рыцарей герцог. Конница пускает коней шагом, затем рысью, затем медленным галопом. Одновременно маркиз двигает с холма свой полк. У его рыцарей уже нет копий, и они берутся за мечи, булавы и боевые топоры. Две волны кавалерии накатываются на орду – с фланга и с тыла, так, как задумывал в последней битве покойный король. Снова грохочет оглушительный гром – и в этот раз он знаменует конец. Сжатая с трех сторон, орда тает, истребляется и обращается в бегство. Конница и рыцари на грифонах пускается в погоню, пехотинцы добивают раненых врагов.

Королева обводит взглядом поле битвы, и в этот момент действие благословения, которое наложила ее подруга, заканчивается. Женщина падает в обморок.

Королева приходит в себя от того, что к ее носу подносят пахучие соли. Она поднимает голову и понимает, что все еще лежит на повозке. Ее голову держит на коленях мальчик-барабанщик, рядом лежит ее помощница. Огромный боевой священник, чье лицо, покрытое засохшей кровью, напоминает жуткую маску, но глаза смотрят с искренним участием и беспокойством, увидев, что королева пришла в себя, убирает флакон с солями в мешочек и кричит громовым голосом, что наша госпожа очнулась. Королеву оглушает рев, от которого дрожит земля. Опираясь на руку священника, она поднимается на ноги. Вокруг повозки колышется настоящее людское море – здесь собрались все воины, способные держаться на ногах. Пехотинцы стоят вперемешку с рыцарями, простолюдины – с аристократами. Увидев королеву, все бешено орут и потрясают оружием. Женщина обводит взглядом свое войско. Люди залиты кровью, большинство – ранены, многие – тяжело. Она смотрит на повозку, на которой, рядом с символом Небес, закреплено ее знамя. Королева медленно кланяется на все четыре стороны света. Шум смолкает. Женщина медленно снимает с головы корону и поднимает над головой. Затем она говорит, что благодарна воинам королевства, и живым, и павшим, за то, что они сделали сегодня. Это нельзя выразить словами, но она будет молиться за них – каждый день, прося у Всевышнего покоя и блаженства погибшим, силы и твердости – живым. Сегодня я говорю с вами не как королева со своими подданными, но как сестра со своими дорогими братьями. Наступают тяжелые времена. Чудовища и демоны, пришедшие с юга, угрожают нашей земле, всему, что мы любим. Они отняли у нас дорогих нам людей и отнимут все, если мы не будем тверды в своей вере и в своем мужестве. Я – лишь слабая женщина, мой муж и ваш государь всегда служил щитом мне и королевству. Но он пал, и мой сын еще так юн. И пока он не повзрослеет достаточно, чтобы вести вас в бой, это буду делать я. Пусть я женщина – я научусь сражаться. Пусть я слаба – я стану сильной. Ради моих детей. Ради нашего королевства. Ради всех нас. Как сестра дорогих братьев прошу вас – сражайтесь за меня, за наше королевство так, как вы сражались сегодня, отныне и до конца!

Несколько секунд воины молчат, а потом разражаются таким ревом, что от него, кажется, расколется земля. Люди трясут оружием, размахивают знаменами, а потом начинают хором выкрикивать имя королевы. Женщина обводит взглядом толпу и, положив руку на символ Небес, вынимает из ножен меч. Подняв клинок так, что острие указывает в зенит, королева молится и клянется про себя быть добродетельной и справедливой правительницей, пока ее сын не повзрослеет достаточно, чтобы занять престол, или пока Небеса не призовут ее к дорогому супругу. Женщина чувствует, что впереди ее ждут страшные и тяжелые годы, но в этот миг, впервые после смерти мужа, в ее сердце воцаряется покой.

da2eoau-51bdcc7e-11ed-4be5-ab47-17476d064538
Tags: postapocalypse, Битва Народов, вкусная и здоровая пища, доброта, жизнь - это боль, конница вообще, много скальпов, мужское, мы все умрем, не Fallout, не зассали, не фоллаут, орда, слабоумие и отвага, творческое, человечность, юные школьницы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →